Libmonster ID: UA-12398

Йосип Броз Тито был очень хорошо осведомлен о многом, что происходило в государстве, во главе которого стоял. Хорошо известно, что он получал официальную информацию из различных властных институтов, ОЗНы1, УДБы2, контрольных комиссий, военных, дипломатических органов и пр. Значительно меньше известно о том, что Тито как носитель важнейших функций в государстве имел "прямые" связи с гражданами своей страны. Люди обращались к нему как к маршалу, пожизненному руководителю правительства, генеральному секретарю, "товарищу Тито". Писали по поводу конгрессов, пленумов партии, важных международных конференций, после возвращения Тито из его многочисленных зарубежных турне, по случаю праздников и т.д.

В безбрежной архивной документации эти обращения граждан зарегистрированы как жалобы, просьбы, анонимные донесения. Можно с уверенностью утверждать, что в 1950-е годы большую часть этих документов Й. Броз читал, комментировал, делал пометки и активно участвовал в решении различных проблем. Позднее, когда число обращений переросло его читательские возможности, различные институции готовили бюллетени, составляли краткие сводки, годовые отчеты, которые передавали ему на рассмотрение.

В качестве исторического источника наиболее интересными представляются анонимные письма, посланные Й. Броз Тито как генеральному секретарю Союза коммунистов Югославии (СКЮ). В них наиболее свободно выражены мысли и, следовательно, наиболее адекватно отражается реальность 50 - 60-х годов прошлого века. На это обстоятельство обращено внимание во многих обобщениях, которые составляли чиновники, обрабатывавшие корреспонденцию Тито.

Тот факт, что анонимным письмам уделялось серьезное внимание в те годы, говорит сам за себя. По этим документам можно проследить размах репрессий в отношении критиков югославской реальности, степень демократических свобод, гласности и др. Это все является интересной исследовательской темой, но не менее интересной представляется и выбранная нами - отражение югославской реальности в анонимных донесениях.


Митрович Момчило - директор Института новейшей истории Сербии.

1 Отделение защиты народа.

2 Управление государственной безопасности.

стр. 48

В канцелярии генерального секретариата СКЮ в период с 1 октября 1956 г. по 1 октября 1957 г. было получено 105 жалоб, просьб, предложений и анонимных посланий. Последних было девять, из которых четыре относились к жалобам на неправильное руководство на местах, три - предложения и замечания в связи с политической работой и по одной - о невнимании к ветеранам и об инциденте в селе Преко под Задаром (в Задарской гимназии). Все эти донесения были перенаправлены организационному секретариату ЦК СКЮ для поверки [1. IV-2].

Член партии с довоенных времен писал в июне 1958 г. Й. Броз Тито о том, что он приветствует установку партии "в споре с восточными странами", и считает, что "не приносит пользы, но вредит" то обстоятельство, что печать и радио воспроизводят материалы буржуазной прессы. Для него совершенно неинтересно, что пишет "L'Aurore", "Deily Telegraph", "Avanti!" и даже индийская печать и пр. [1. IV-7].

Одно из посланий, пришедших в ЦК СКЮ "в руки Йосипа Броз Тито", подписано "преданные революционеры". В нем написано, что самым больным в обществе является вопрос руководящих кадров. Авторы письма указывали, что различные враги рабочего класса и народа, "которые ходили в кумовьях у всех режимов и были сервильны, вновь смогли достичь руководящих постов в нашем обществе". Их деятельность противоречит развитию производительных сил общества и представлениям "подписантов". То, что только они определяют политику страны, а все остальные должны подчиняться, приводит в результате к деморализации подлинных строителей социализма и в действительности "отравляет жизнь не только с идейной, но и с материально-вещественной стороны". В высших органах, таким образом, появилась установка на лихорадочное "великое строительство и инвестирование" и бюрократизм, так же, как и в низших местных организациях власти и производства.

Проводимая в это время, по мнению авторов письма, децентрализация способствовала пополнению органов власти и производства вредителями дела социализма. "В высшем руководстве все-таки находятся отличные коммунисты, здесь нет усташских и других негативных элементов, но мы задаемся вопросом, почему тогда они находятся на руководящей работе в местных органах власти и производства?" Эти "пережитки прошлого" не смогли занять руководящие посты в республике и федерации, но зато они успешно инфильтрировались в низшие органы власти и производства. Они сами о себе говорят: "Отлично, эта спущенная сверху децентрализация льет воду на нашу мельницу, ведь, если бы сохранялась централизованная строгая партийная дисциплина, мы никогда не стали бы руководителями". В местных органах власти и производства все сильнее проявляется стремление к личному обогащению за счет "уважаемых граждан", все шире распространяется "мода" на владение машиной, виллой, и все это ведет к взяточничеству и коррупции.

Авторы анонимного послания утверждали, что причиной такого положения вещей является приход к власти представителей усташско-четнических, оппортунистических, корыстолюбивых группировок, часто вовлекающих в свои ряды слабых, "но в душе добрых людей", которые затем постоянно испытывают угрызения совести и готовы "расплакаться" при встрече со своими прежними однополчанами-революционерами.

"Разве не достаточно, - писали авторы, - что мы были столь гуманны, что простили и в повседневной жизни не припоминаем этим бандитам их сотрудни-

стр. 49

чество с оккупантами и прочими Квислингами, или их неучастие в строительстве нового государства. Разве не достаточно, что мы дали им работу и хлеб. Но мы еще даем им и руководящие должности, что противоречит основным законам пролетарской диктатуры". Другими словами, все, кто в годы войны был уже совершеннолетним, но выступал на стороне оккупантов, или проявлял пассивность, "не должны находиться на руководящей работе", потому что есть достойные кадры революционеров, а также среди молодежи [1. IV-7].

Примерно в это же время в другом анонимном послании были отмечены нарушения в работе предприятия "Строй" в Загребе: разбазаривание общественного имущества и использование его в личных целях, частные поездки, которые выдаются за командировки, пьянки, прогулы, неисполнение решений рабочего совета, вмешательство в технические вопросы директора, который не имеет профессиональных знаний и пр. Донесение подписано "Ж. Дж." с примечанием: "Мое имя не нужно знать раньше времени" [1. IV-7].

С 21 июля по 31 октября 1958 г. в генеральный секретариат поступили 62 жалобы, просьбы и анонимных письма. В 25-ти из них сообщается об ошибках в работе руководства - коммунистов, членов местных - общинных и уездных комитетов, руководителей предприятий, в 12-ти содержатся жалобы на партийные взыскания, в 11-ти - прошения о материальной помощи и др.

В анонимном письме из Шековича приводятся примеры нарушений в работе членов общинного комитета СКЮ: прием на работу родственников, растраты, вмешательство в личную жизнь, несправедливое назначение пенсий и выплат награжденным "Медалями за 1941 год", гонорарная работа пенсионеров и пр. [1. IV-4]. В письме из Дренчи, уезд Крушевац, сообщалось о нарушениях в сельскохозяйственной коммуне, руководитель которой был ранее в четнических отрядах и выступает "против современных порядков", а бухгалтер - осужден за растраты [1. IV-4]. Жалобы из Загреба на работу директора института агроэкономики и его отношение к рабочим и служащим подтвердились во время расследования дела о растрате на этом предприятии в организационно-политическом секретариате ЦК СКЮ Хорватии [1. IV-4].

С 1 ноября 1958 г. по 30 мая 1959 г. на имя Й. Броз Тито поступило 120 обращений, из которых девять - анонимных. Жалоб было - 14, просьб - 37, предложений - 60. На беседах с Тито настаивало 11 человек. Больше всего нареканий было на работу общинных и уездных предприятий, органов власти, а также отдельных членов ЦК [1. IV-5].

Во второй половине того же года через канцелярию генерального секретариата СКЮ Тито было направлено 87 жалоб, просьб и предложений, из них - 13 анонимных. Семь анонимных посланий сообщали о недостатках в работе и деятельности членов общинных и уездных комитетов партии, органов власти и руководства предприятий и организаций, три содержали просьбы приостановить свертывание частной врачебной практики, а в одном - осуждалась "вражеская сущность по линии Информбюро" [1. IV-6].

В анонимном послании из Сплита говорилось о работе Мате Вуевича - секретаря районного комитета Союза коммунистов Хорватии (СКХ). Сообщалось, что он бесплатно получил мебель, которую затем продал, из 30 выделенных наград взял себе и членам своей семьи - семь (для сестры исхлопотал "Медаль за 1941 год" и пенсию); на все важные должности назначил родственников и друзей, хотя многие из них не имели необходимой квалификации, а "некоторые участвовали во вражеских формированиях". Первое, что он сделал - обустроил

стр. 50

свое рабочее место, и намеревается вообще перевести его из Имотрской гимназии в Макарску, чтобы удобнее было учить своих детей. "Народ негодует, но не отваживается выражаться открыто, так как боится возмездия", - читаем в указанном послании. И хотя по поводу этих обвинений в ЦК СКХ рассудили, что они "не продиктованы добрыми намерениями", было решено "рассмотреть" дело Вуевича на партконференции [1. IV-6].

Подтвердились, однако, анонимные сообщения из г. Крижа-Кутина, где в народно-освободительном комитете организовывались банкеты и пьянки. Отдельные служащие избивали мирных граждан, а милиция не реагировала. Там не заботились о "старых борцах", которые, "имея и по четыре награды, были вынуждены разносить и продавать веники" [1. IV-6]. На основании анонимных сообщений с фабрики мостоконструкций в г. Нише из фабричного комитета были исключены секретарь и еще ряд членов, а директор не только исключен из районного комитета СКЮ, но и был осужден на два года заключения.

С 1 января по 30 апреля 1960 г. было получено 99 писем, адресованных Тито, из них пять - анонимных. Восемь человек просило его о личной встрече [1. IV-8]. За весь этот год было зарегистрировано 258 обращений.

В одном анонимном обращении говорилось о проступках секретаря комитета одной из общин Союза коммунистов Загреба; в другом - о поведении председателя народного комитета и секретаря комитета общины Савски венац в Белграде; в третьем - о низком жизненном уровне работников; в четвертом выражалось несогласие с территориальным делением Народной Республики Сербии. Из Винковаца пришло сообщение о положении рабочих, особенно учеников на производстве, которые работали по шесть-восемь часов, а затем еще четыре часа проводили в школе. При этом они не включались в список на оплату сверхурочных часов. Проверка в местных органах подтвердила эти факты.

С 1 января по 30 апреля 1961 г. Тито получил 34 жалобы, просьбы, предложения и анонимных письма. Шесть жалоб было по поводу исключения из СКЮ, шесть - критиковали работу различных руководителей, три - касались различных злоупотреблений, пять - относились к вопросам о ветеранах и три - жалобы на неправильное увольнение [1. IV-9]. Небольшое количество обращений, поступивших в канцелярию за этот период, объясняется долгим пребыванием Тито с визитами в странах Африки.

В анонимном письме из Илияша приводились примеры криминальных действий и нарушений в работе предприятия "Партизан". По результатам проверки ЦК СК Боснии и Герцеговины пять человек были осуждены на сроки от трех месяцев до 10 лет. Из Ниша указывали на несправедливые наказания членов СКЮ на табачной фабрике из-за растрат в рабочей столовой, среди рабочих укрепилось мнение, что "лучше уж промолчать, хотя бы и сама фабрика загорелась" [1. IV-9].

До августа этого же года на имя Тито в числе 51 обращения поступили еще три анонимных послания, в которых описываются злоупотребления в работе одного из членов ЦК, обвиняемого в присвоении средств от прибыли в сфере туризма и общественного питания, а также получении немотивированно высокой зарплаты.

В последние три месяца 1961 г. из 40 корреспонденции, поступивших в канцелярию генерального секретариата на имя И. Броз Тито, было зарегистрировано шесть анонимных писем. На одном из них Тито написал: "Из этого сообщения видно, что существует много слабых сторон в рассмотрении различных жалоб.

стр. 51

Первое, я считаю, что мы не должны удовлетворяться оценками, которые дают местные, уездные, а иногда и республиканские партийные органы, ведь приходят повторные обращения по тому же самому вопросу. Второе, из этого сообщения мы видим, что существует тенденция к скрытию руководством различных уступок и протекций, которые делаются за счет членов партии - СКЮ, которых обходят. Обо всем этом следует позаботиться и предпринять строгие меры"[1. IV-11].

В 1962 г. количество писем на имя И. Броз Тито резко возросло. За первые четыре месяца было получено 462 жалобы, просьбы, донесения, а за последние три месяца канцелярия приняла уже 559 писем, из которых 139 были анонимными. Наряду с обычными обращениями, зарегистрированными в более ранний период, появились просьбы о помощи в решении квартирного вопроса (118 случаев), принятии на работу (104), или по поводу увольнения с работы (101) [1. IV-16]. Объяснение факта увеличения корреспонденции можно найти в той политике партии, которая проводилась в этот период. Прежде всего следует упомянуть известное письмо Исполкому ЦК СКЮ, речь Тито в Сплите, Решения IV Пленума ЦК СКЮ, а также дискуссию об изменении Конституции.

К этому же времени относится еще одно явление. В обобщениях, которые составлялись чиновниками канцелярии, стали указываться только инициалы, а не полные имена руководителей тех предприятий, которые критиковались. Так, по поводу А. М. из Панчево говорится, что он снят с должности директора предприятия "Ремонт", но назначен директором автотранспортного предприятия, снят и с этой должности, но опять назначен - теперь уже директором строящегося молокозавода [1. IV-16].

Проверка анонимного сообщения из Нови-Сада установила, что на автотранспортном предприятии "Воеводина" царили нетерпимость, фамильярность, воровство, групповщина; в результате последовали партийные и дисциплинарные взыскания, снятие с работы и уголовное преследование. Еще в одном из донесений о члене комитета СКЮ общины Бенковац и директоре строительного комбината "Радник" сообщалось следующее: "Купил два виноградника и построил дом, используя услуги предприятия и "спекуляции с частными лицами". В 1961 г. 65% рабочего времени провел в командировках, строил дома шурину и зятю и т.д." [1. IV-16]. Аналогичная картина наблюдалась и с директором предприятия "Ядран" в Загребе, и с Туристическим обществом в Вочине, и с "Меркуром" из Брчко, и на кирпичном заводе в Ульне, и на фабрике "Козара" в Земуне и т.д.

По следам анонимного письма организация Союза коммунистов на предприятии "Томос" из Копара лишила директора всех привилегий, объявила ему и его ближайшим сотрудникам строгие выговоры. Председатель общинного комитета Социалистического союза трудового народа (ССТН) в Боре был снят с работы за манипуляции с квартирами и привлечен к партийной ответственности. Похожая судьба ждала директоров столярного предприятия "Звезда" и "Вперед" (Велике-Планы), предприятия общественного питания "Мостар" (Белград), "Поморавья" (Светозарево) и многих других руководителей, со злоупотреблениями которых был ознакомлен Тито.

В середине 1963 г. генеральный секретариат подготовил анализ предложений и прошений, которые поступали на имя Тито как президента страны. Было констатировано, что всего принято 17898 обращений, а желание личной беседы высказало 7838 человек. Из собственно Сербии было 5815 обращений, Воево-

стр. 52

дины - 2557, Косово и Метохии - 329, Хорватии - 4263, Словении - 1504, Боснии и Герцеговины - 2220, Македонии - 1059, Черногории - 155 [1. IV-15].

В 1965 г. служба писем и обращений приняла 41121 обращение, в которых граждане обращались в генеральный секретариат президента республики. Больше всего обращений было по вопросам получения работы, производственных отношений, распределения квартир и жилищных споров, социального страхования и судопроизводства. По республикам принятые обращения распределялись так: из Сербии - 10318 от 7505 человек, Хорватии - 5745 обращений от 1346 человек, Словении - 2160 обращений от 159 человек, Македонии - 1659 обращений от 752 человек, Боснии и Герцеговины - 3117 обращений от 1437 человек, Черногории - 227 обращений от 72 человек [1. IV-19].

По вопросу, связанному с национальными отношениями, поступило анонимное обращение из Мостара, в котором помимо прочего сообщалось: "1. Подтверждаются факты, что происходит оживление шовинизма. Это требует внимания и у нас в Мостаре, и во всей Герцеговине. К этому приводит слабая идейно-политическая работа в массах, с коммунистами, с комсомолом и т.д. К этому прибавляются "соревнование за чины", слабая работа в школе, в науке, в искусстве. Все это ведет к национальной нетерпимости, разрушению братства и единства, различным политическим сплетням. 2. В деятельности священнослужителей также присутствует соревнование друг с другом. Говорят: "Если могут католики, почему не можем и мы". 3. Запад затапливает нас своим идейным и культурным воздействием. В особенности это отражается на телевизионных программах, системе образования, проявляется в литературном творчестве" [1. IV-19].

Анонимное сообщение из Земуна, подписанное цифрой "17", поступило в апреле 1966 г. В нем сообщалось, что создана антикоммунистическая организация "Свобода важнее крови", в которой оскорбляют самого Тито, называя его неудачником, мучителем сербов, украинским жидом, губителем страны и т.д. [1. IV-19].

К этому же времени относится и донесение, подписанное "Революционер", в котором утверждалось, что Тито не оправдал полученное им неограниченное доверие. Приводятся следующие причины, приведшие к этому:

"1. Потому, что не взялся за строительство железной дороги Белград-Бар, имеющей жизненно важное значение.

2. Потому, что не был на похоронах покойного Крчуна, "который олицетворял весь сербский народ", но при этом пошел на похороны покойного Салая".

В донесении также утверждается, что "сербский народ недоволен и молчит, но такое состояние долго продолжаться не может, ... ведь сербы в своей истории сводили счеты с каждым, кто переходил границу их терпения; у нас сейчас погибло много людей, в особенности сербов" [1. IV-19].

Среди сотен писем, жалоб и анонимных донесений, которые И. Броз Тито получил через кабинет генерального секретариата, партийные органы, общественные организации и др., одно представляется нам особенно показательным. Хотя на нем нет даты, анализируя текст, можно понять, что оно написано между III и IV Пленумами ЦК СКЮ 1966 г. (последний состоялся 1 июля). Оно обнаружено в архивных фондах среди документов III Пленума, который упомянут и в тексте сообщения. С другой стороны, это донесение, помимо Тито, адресовано Владимиру Бакаричу, Михе Маринко, Эдварду Карделю, Александру Ранковичу, Мике Шпиляку, Джуре Пучару-Старому. Документ сопровождается приме-

стр. 53

чанием: "Ставим в известность ответственных руководителей, чтобы увеличить вероятность получения Тито этой информации" [2. II/27]. Донесение отправлено и Александру Ранковичу еще в бытность его ответственным руководителем, каковым он являлся до IV Пленума ЦК СКЮ. Это и позволяет датировать сообщение весной 1966 г.

Текст напечатан на одиннадцати страницах и включает в себя ряд оценок и тезисов, которые нашли детальное выражение в документах так называемой "Хорватской весны" конца 1960-х годов. Создается впечатление, что авторы этого письма, подписавшиеся "коммунисты из Боснии и Хорватии", безусловно, принимали активное участие в "маспок"3, и содержание этого письма послужило для них отправной точкой для антисербской кампании, присутствовавшей в этом движении.

Й. Броз Тито в этом письме называют "товарищ Тито", извиняясь, что вообще к нему обращаются. Однако авторы указывают, что "ситуация дошла до кульминационной точки". В первую очередь они имеют в виду ситуацию в межнациональных отношениях, в которую необходимо вмешаться с тем, чтобы "идеи братства и единства, вдохновлявшие народ на освободительную борьбу, получили свое развитие". "Позвольте вам указать на некоторые исторические факты и на некоторые зачатки кризиса в современной ситуации, а в особенности на развитие великосербской политики", - указывают авторы на первой странице и просят Тито уделить им некоторое время, с тем, чтобы и он осознал свою ответственность за нежелательные последствия.

Первая ошибка была совершена, по их мнению, сразу же при создании страны. "В то время был принят тезис о том, что первое антифашистское восстание было поднято на территории Сербии, а не на территории Хорватии". Факты, однако, говорят о том, что коммунисты в Хорватии тотчас после призыва ЦК СКЮ вступили в борьбу, и не спонтанно, а организованно и широким фронтом. Уже 21 июня 1941 г. был сформирован отряд из города Сисака, но государственным праздником было провозглашено 27 июля (день восстания в Сербии) и, "таким образом, Сербия получила возможность стать первой республикой, которая начала вооруженную борьбу с фашистами, хотя исторически это не так". Из-за этого многие хорватские коммунисты унижены и оскорблены.

Во время массовых празднеств, которые в 1970 г. организовывались политическим руководством Хорватии, тезис о первенстве Хорватии в сопротивлении фашизму стал одной из излюбленных тем.

Границы между республиками были обозначены после освобождения страны, и это было осуществлено также в ущерб Хорватии. У нее был "отнят весь Срем, который в составе Воеводины присоединен к Сербии" [2. II/27].

В приведенных констатациях легко просматривается идея Великой Хорватии, которая не раз появлялась и в XIX и в XX вв. Среди попыток реализации этой идеи - создание усташского Независимого государства Хорватии (НГХ), а также переговоры между Туджманом и Милошевичем, создание Герцег-Босны во время современного югославского кризиса и пр. Тема "Хорватии до р. Дрины" - излюбленная в хорватском национальном движении, она присутствовала и в движении "Хорватская весна" (подробнее см.: [3]).

Анонимные авторы полагали также, что "Босния и Герцеговина были объединены в республику потому, что не смогли провести границу между сербами и


3 "Маспок" - (массовое движение) - другое название "Хорватской весны".

стр. 54

хорватами, но все вновь было осуществлено за счет хорватской нации. И если уж стали создавать автономные образования и края, то возникает исторический вопрос: почему оба автономных края были присоединены именно к Сербии. Было бы логичнее, если бы Косово и Метохия отошли к Македонии, а Воеводина была поделена между Хорватией и Сербией" [2. II/27].

Одним из действующих в то время политиков, который также отстаивал автономию Косово и Метохии в составе Македонии, был Крсто Црвенковски. Рассуждая на тему "Югославская федерация и развитие национальных государственностей" в Загребе в 1970 г., он сказал: "Я не вижу перспективы для развития сербов в Хорватии и турок, т.е. албанцев, в Македонии, если они будут настаивать на отрицании хорватской и соответственно македонской государственности. Наоборот, мне кажется, что существует достаточно возможностей для полного равноправия сербов в Хорватии и албанцев-турок в Македонии. Но только в том случае, если и те и другие получат не только уважение, но и полное развитие национальной государственности внутри Хорватии и, соответственно, Македонии" (см.: [3]).

Тезис о неравноправном положении хорватов в Югославской народной армии (ЮНА), а именно - о непропорциональном представительстве хорватов в югославском офицерском корпусе, можно было услышать практически на всех общественных мероприятиях в Хорватии в 1970 г. Об этом пишут и цитируемые нами анонимные авторы: "До 1954 г. из Хорватии очень мало людей могло попасть в академии и другие военные школы. Посылали в основном сербов и евреев, в то время как хорватским юношам отвечали, что кто-то из их родственников был в домобране4 или что в настоящий момент нет возможности их принять. Очень мало хорватов-участников войны осталось в качестве действующих офицеров. Большая часть из них должна была по разным мотивам демобилизоваться, поскольку издевательства становились невыносимыми". Офицеров наказывали за незначительные мелочи по дисциплинарной или партийной линии, им трудно было вступить в партию, и они должны были при составлении документации переходить на кириллицу [2. II/27].

Между тем Д. Худелист, биограф Туджмана, недавно пришел к следующему выводу: "В Югославской армии в течение длительного периода времени существовала своеобразная "хорватская лестница", во главе которой стоял Й. Броз Тито (президент государства и Верховный главнокомандующий), за ним - Иван Гошник, министр обороны, далее - Влада Янич-Капо и в конце, как относительно маленький винтик в этом относительно сложном армейском механизме, Франьо Туджман (начальник одного из военкоматов)" [4. S. 158].

М. Шпигель в самой последней своей книге, ссылаясь на опубликованные в обзорах "Управление личным составом ЮНА" данные, пишет, что до 1968 г., "до начала значительной сербизации ЮНА, хорваты составляли 15%, а словенцы и боснийцы - по 10% офицерского кадрового состава, что было более чем идеальное соотношение, учитывая долю этих народов во всем населении страны" [5. S. 53]. В тоже время в октябре 1969 г. Мате Мештрович писал, что в послевоенные годы армия, органы безопасности и милиция в Хорватии были в основном сербскими по национальному составу. Он также приводит данные, что на 15% сербов в Хорватии приходится 70% представителей этой нации в составе


4 Домобран - добровольческие вооруженные формирования в Хорватии во время Второй мировой войны, выполнявшие в том числе и полицейские функции.

стр. 55

республиканского Секретариата внутренних дел. В государственном аппарате федерации было 80% сербов и 5% хорватов [3. S. 249].

Авторы анонимного сообщения писали далее, что после договора, достигнутого в Нови-Саде, во всех хорватских школах был введен предмет, который получил название "Хорватско-сербский язык". В Сербии же очень редко употребляется термин "сербско-хорватский язык", "а говорится только о сербском языке". Такая же ситуация и в Воеводине, и в Боснии и Герцеговине, хотя там живут не только сербы, но и хорваты. Все учебники в Сербии напечатаны на кириллице. Учебников из Хорватии вообще очень мало. Студенты, получившие диплом в вузах в Загребе, с трудом могут найти работу в Боснии, а также в Воеводине - они якобы "обучались в усташском духе". "Все это привело к тому, что из многих сел в Среме хорваты переселились в Хорватию, побросав свои дома". Это обстоятельство, как указывается в послании, может в будущем "иметь далеко идущие последствия, более тяжкие, чем до сих пор" [2. II/27].

Тезис о неравноправном использовании хорватской и сербской версии языка в югославском государстве наиболее полно разработан в Декларации о хорватском языке, которая появилась в печати 24 марта 1967 г., через год после цитируемого анонимного послания. Она была подписана представителями ведущих институтов Хорватии, занимающихся языковой политикой, во главе с "Матицей хорватской", а также Союза писателей Хорватии. В Декларации, в частности, говорилось: "В нашей стране оживают тенденции этатизма, унитаризма и пр." Появилась концепция о том, что в реальности роль единого государственного языка отведена литературному сербскому языку. Вопреки принципу равноправия народов и соответственно их языков, такое положение закрепляется путем использования административного ресурса, средств общественной коммуникации (радио, телевидение, печать и прочее), а также путем языковой практики в ЮНА, что находит отражение и в сфере законодательства [3. S. 2]. Декларация требовала законодательно закрепить равноправность всех четырех литературных языков [3. S. 13]. Подписанты вручили декларацию Сабору Хорватии, Союзной Скупщине СФРЮ, а также ее опубликовали. Она вызвала острую полемику как в Хорватии (случай Жанко), так и по всей стране. Многие считали ее началом "маспок", хотя более точен Мико Трипало, который утверждает, что политическая программа для Хорватии была создана и разработана между 1963 и 1971 гг. [6. S. 304].

В анонимном послании Тито указывается, что самая большая несправедливость по отношению к представителям хорватской нации заключалась в том, что "многие выдающиеся военные, деятели культуры и литературы исчезли из поля зрения жителей Боснии и Герцеговины, Воеводины и нынешней Хорватии". В то время как другие личности, деятельность которых разворачивалась в Сербии и "имела исключительно великосербские претензии, получили свои памятники, упоминания в учебниках и другие знаки отличия". В качестве примера приводятся Петар Свачич и царь Душан Сильный. "А еще хорошо известно, - сообщают Тито, - что многие памятники после войны, по какой-то вашей директиве, исчезли в течение ночи; но произошло это только в Хорватии, в Сербии такого не было". К этому можно добавить и те случаи, когда на памятниках бойцам освободительной войны - хорватам, надписи были сделаны на кириллице. Чаще всего это происходит в Боснии, Лике, Кордуне и Бане, в то время как в Сербии и Воеводине вы не найдете надписей на хорватском языке.

стр. 56

В письме не обошли вниманием и кадровую политику - в Боснии, Воеводине и таких городах Хорватии, как Карловац, Сисак, Осиек, Биеловар. Определяли ее якобы также сербы [2. II/27].

Данные о кадровой политике можно взять из другой депеши Тито из Славонска-Пожеги. Там проживало 29% сербов и 71% хорватов, а из 58 руководящих должностей 48 (или 83%) занимали хорваты, а сербы - до 17%. За период с 1967 по 1970 гг. были сменены 13 руководящих работника, и во всех случаях вместо сербов были назначены хорваты. Из 17 членов общинного комитета Союза коммунистов Хорватии в 1970 г. 16 было хорватов и лишь одна - сербка. И никто из них не был участником войны, и не был даже из семьи "освободителей". Следует добавить, что в высшем руководстве Хорватии находились тогда преимущественно хорваты: председатель ЦК СКХ Савка Дабчевич, председатель Сабора Яков Блашевич, председатель правительства Драгутин Харамия, председатель Социалистического союза трудового народа Степан Ивич, и только председатель республиканских профсоюзов Милутин Валтич был сербом. Автор послания на имя Тито пишет: "Приношу свои извинения за анонимное обращение к вам, это мне несвойственно. Однако сейчас другого выбора у меня нет. У нас еще свежи в памяти события, когда многие наши товарищи делились своими взглядами в борьбе за истину, но впали в немилость" [2. II/27].

Но вернемся к предыдущему сообщению. "Достаточно быть сербом и выступить на двух или трех важных собраниях, чтобы считаться перспективным и профессиональным, совершенно невзирая на то, какую политическую и профессиональную подготовку человек имеет". Если кто-то из хорватов был в домобране, "не говоря уж об усташах, с которыми можно сравнивать четников", то у его потомков перспектив нет. "А если ты был в четниках, то будешь продвигаться по службе, как если бы ты был в народно-освободительном движении". По мнению анонимных авторов письма, в органах внутренних дел и милиции также преобладают сербы. Хорваты не имеют права петь старые хорватские песни, потому что их за это провозглашают шовинистами и таскают по судам. При этом старые сербские песни считаются "передовыми и национальными". Похожая ситуация и с религиозными праздниками: если отмечаешь католические, то ты религиозен, "а если крестную славу славишь, то это историческое явление, которое не имеет национальных корней". Кроме того, судебные наказания для хорватов выше, а для сербов ниже [2. II/27].

Здесь имеются в виду хорватские песни "Вставай Бан Елачич - зовет тебя Хорватия", "Райская Дева - королева хорватов", сербская - "Марш на Дрину" [3. S. 101].

Обращаясь к вопросам экономики, авторы цитируемого послания утверждают, что во время распределения инвестиций из союзного бюджета в период с 1955 по 1965 гг. "под видом поддержки слаборазвитых регионов больше всего получала Сербия". Так, в туризм на хорватском побережье вкладывалось меньше, чем в туризм в Сербии, в то время как это не было рентабельно. В частности, в туристическую инфраструктуру на горе Копаоник "средства вложены, а туристов нет". Хорватский "Нафтаплин", например, должен был платить "рабочий вклад", а "Нафтагаз" из Воеводины - нет. Нефтеперерабатывающий завод был построен в Панчево, хотя экономически это было не оправдано.

Авторы письма также обращали внимание Тито, что во всех крупных городах Хорватии (в документе прилагается список. - М. М.) после освобождения не был построен ни один серьезный объект, в то время как в каждом городе Сер-

стр. 57

бии (список также приложен. - М. М.) построены новые объекты по выпуску продукции общей стоимостью более чем на 5 млрд. динар. На территории Хорватии нет ни одного производства, которое бы превышало по объему продукции аналогичное производство в Сербии. Инвестиционные и другие югославские банки всегда найдут формальную причину для отказа в инвестициях для объектов в Хорватии. А для Сербии не требуют даже документации. Таков пример с регулированием течения р. Моравы, в то время как Сава и далее затопляет огромные пространства. Были выделены также средства для канала Дунай-Тиса-Дунай, бассейна реки Вардар, и только на регулирование течения Савы до сих пор средств не выделено, "а это пошло бы на пользу всем жителям Югославии" [2. II/27].

Позже, в 1969 г., на заседании хозяйственной палаты Загреба доктор Веселица сказал: "Внешние факторы серьезно вредят развитию загребской экономики, в том смысле, что из нее изымают большую часть доходов и не возвращают ни прямо, ни косвенно... Другие центры развиваются искусственными способами, что приводит к "экономическому гегемонизму"" [3. S. 177].

В конце авторы анонимного послания пишут: "Так как мы не считаем свое письмо злонамеренным, то хотели бы предложить и некоторые решения:

А) На территории Боснии и Воеводины, там, где проживают хорваты, должен быть введен хорватско-сербский язык, и ученики должны снабжаться книгами, напечатанными в Хорватии; часть Воеводины и Срема должна находиться под влиянием хорватской культуры; хозяйственные и другие органы на территориях с хорватским населением должны называться на хорватско-сербском языке.

Б) На территории проживания сербского населения в образовательных структурах в обязательном порядке должно быть введено название "сербскохорватский язык".

В) В органах внутренних дел и милиции на всей территории Хорватии должен употребляться только хорватско-сербский язык; в этих органах представители хорватской национальности должны быть представлены пропорционально своей численности, так же должно быть в Боснии и Герцеговине и Воеводине.

Г) Косовско-метохийская область должна быть отдана в административное управление Македонии, в силу того, что национальная группа в Косово ближе македонской, чем сербской национальности.

Д) В югославской армии допустим экавский диалект ради единообразия учебников и команд, но должна быть введена латиница. Таким образом армейские кадры не развивались и не воспитывались бы в однонациональном духе. Если же сохранить кириллицу как служебное письмо, то тогда надо ввести иекавский диалект вместо нынешнего экавского.

Е) В союзных, республиканских и местных органах власти, а также на дипломатической службе кадры должны подбираться пропорционально численности нации. Недопустимо, чтобы только одна нация - сербская, могла получать преимущества в руководстве, в особенности в партийных, военных органах, а также в милиции и органах внутренних дел.

Ж) Ввести контроль над системой наказаний и унифицировать наказания, получаемые представителями всех национальностей. Одинаковые наказания - за одинаковые преступления.

З) Исторические личности и события должны получить соответствующее место в истории вне зависимости от того, с какой национальностью они связаны.

стр. 58

И) Поскольку республика Словения ввела регулирование верхнего течения Савы, представляется совершенно необходимым регулирование на всем ее протяжении, иначе в ближайшем будущем это превратится в национальную проблему" [2. II/27].

В анонимном письме из Призрена, направленном лично президенту республики, пишется, что со времен освобождения Призрена в городе не было такой ситуации, как в последние два года. Во главе местного комитета Союза коммунистов, местного профсоюзного собрания и других органов встали в основном учителя "без какого бы то ни было авторитета, дешевые демагоги". В ранее спокойном городе "начинает возрастать негодование против выскочек не потому, что кто-то кому-то не нравится, а потому, что они не доросли до руководства и не заслужили быть во главе этого населения". В донесении приводятся имена тех, о ком идет речь, "кто одновременно и волк, и лиса: Круежи Реджеп, Боголюб Динкич, Бора Живгаревич, Иорда Симич, Бесим Коси, Пера Ракич, Якша Шаниевич и Халид Саити". Письмо подписано группой "сельскохозяйственных производителей" [2. IV/7].

Таким образом, нет сомнений в том, что И. Броз Тито был очень хорошо осведомлен о "пульсации масс" не только через различные государственные и военные институты, но и через десятки тысяч писем, которые граждане Югославии направляли ему. Жалобы, просьбы, прошения и анонимные донесения приходили со всех концов тогдашней Югославии, начиная с 1956 г. и до смерти Тито. Количество обращений, приходивших на адрес генерального секретариата и других органов власти, ответственных за связь с народом, становилось год от года все больше и, в конце концов, составляло около 50000 обращений в год.

Мы убедились, что Й. Броз Тито читал многие из этих писем, оставлял свои резолюции на полях и содействовал в решении обозначенных в них проблем. Реакция Тито во многом зависела от того, к какой именно из его должностей апеллировали обращавшиеся. Когда к нему обращались как к генеральному секретарю СКЮ, большая часть писем касалась именно работы партийной организации, но иногда граждане обращались и в связи с личными проблемами - прием на работу, жилищные условия, работа судебных инстанций и т.д. Многие видели в таком способе связи возможность решения сугубо частных проблем. С другой стороны, значительное число граждан добивалось личной встречи с Тито, но лишь немного подобных просьб было удовлетворено.

Для нашего анализа мы брали примеры из анонимных обращений, которые сочли в наибольшей степени заслуживающими внимания из всего массива подобных документов периода 1955 - 1965 гг. Особенно нас заинтересовало анонимное письмо от коммунистов из Хорватии и Боснии и Герцеговины. В нем явственно различимы детали программы, которую хорватское руководство продолжило затем продвигать в рамках так называемого "маспок", во время "Хорватской весны".

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архив Югославии. А. ЦК СКЮ XIX.

2. Архив Югославии (Архив Сербии и Черногории). 507. ЦК СКЮ.

3. Kesar J., Bilbija D., Stefanovic N. Geneza MASPOK-a u Hrvatskoj. Beograd, 1990.

4. Hudelist D. Tudjman: Biografija. Zagreb, 2004.

5. Spegelj M. Sjecanje vojnika. Zagreb, 2001.

6. Tripalo M. Hrvatsko proljece, Zagreb, 2001.


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ЮГОСЛАВСКАЯ-ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ-В-АНОНИМНЫХ-ПОСЛАНИЯХ-ЙОСИПУ-БРОЗ-ТИТО-1956-1966-годы

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. МИТРОВИЧ, ЮГОСЛАВСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ В АНОНИМНЫХ ПОСЛАНИЯХ ЙОСИПУ БРОЗ ТИТО (1956 - 1966 годы) // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 22.06.2022. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ЮГОСЛАВСКАЯ-ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ-В-АНОНИМНЫХ-ПОСЛАНИЯХ-ЙОСИПУ-БРОЗ-ТИТО-1956-1966-годы (date of access: 30.06.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - М. МИТРОВИЧ:

М. МИТРОВИЧ → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
А. С. ЛЕВЧЕНКОВ. Последний бой чешского льва. Политическая борьба в Чехии в первой четверти XVII века
Catalog: История 
21 hours ago · From Україна Онлайн
Из всего происходящего можно сделать вывод о том, что структура явно ожила, но является слишком закостенелой и не успевает за современными скоростями принятия решений и реагирования.
Catalog: Разное 
21 hours ago · From Naina Kravetz
ИСТОРИКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ СЕМИНАР "ПОДКАРПАТСКИЕ РУСИНЫ И РОССИЯ"
2 days ago · From Україна Онлайн
В какой-то момент обсуждения повернули ни в ту сторону и премьер-министр Великобритании Борис Джонсон предложил всем присутствующим раздеться по пояс, чтобы «быть круче Путина», председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен предложила еще и сесть на лошадей при этом. Не знаю, что там у них в головах и как они управляют серьезными структурами имея такие сомнительные предложения по победе над Россией.
Catalog: Разное 
2 days ago · From Naina Kravetz
Е. В. СПЕКТОРСКИЙ В ЭМИГРАЦИИ (1920-1951)
Catalog: История 
2 days ago · From Україна Онлайн
К ВОПРОСУ О РОССИЙСКОЙ БЕЛОЙ ЭМИГРАЦИИ В МЕЖВОЕННОЙ ВЕНГРИИ И ОТНОШЕНИИ К НЕЙ ХОРТИСТСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ
Catalog: История 
2 days ago · From Україна Онлайн
НАЧАЛО И КОНЕЦ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ НА МАТЕРИАЛЕ КАШУБСКОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ
3 days ago · From Україна Онлайн
Страны-члены Альянса могли бы помочь, но для этого необходимо увеличить расходы на оборону. Из 30 стран НАТО, добросовестно платят требуемые 2% ОТ ВВП только восемь стран, этот факт сильно возмущал в свое время президента Трампа, он в свойственной ему манере даже угрожал лишить злостных неплательщиков защиты, но особенно никто не испугался и большинство по-прежнему не платят.
Catalog: Разное 
3 days ago · From Naina Kravetz
СЕМАНТИКА ПОКЛОНОВ И ПОЦЕЛУЕВ В "ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ" И КИЕВО-ПЕЧЕРСКОМ ПАТЕРИКЕ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Україна Онлайн
В. Й. МАНСИККА. Религия восточных славян
4 days ago · From Україна Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЮГОСЛАВСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ В АНОНИМНЫХ ПОСЛАНИЯХ ЙОСИПУ БРОЗ ТИТО (1956 - 1966 годы)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2022, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones