ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Attached Files
608 days ago
Так все-таки, каких же нацистов злодеяния можно считать геноцидом украинцев?



Permanent address of the file on Libmonster server:

Permanent document address (direct link to the file):

https://elibrary.com.ua/m/articles//download/11231/3456

Upload date:

29.03.2019

Back link to this page for scientific work (for citations):

Так все-таки, каких же нацистов злодеяния можно считать геноцидом украинцев? // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 29.03.2019 . URL: https://elibrary.com.ua/m/articles//download/11231/3456 (date of access: 26.11.2020 )

No viruses! Tested by Libmonster.
© http://elibrary.com.ua

Libmonster ID: UA-11231

Share with friends in SM


В России снова разгорается антиукраинская истерия. Из Российского Философского Общества мне пришло уведомление о проведении в Санкт-Петербурге VIII международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные проблемы геополитики, геоэкономики, международных отношений, государственной безопасности», в тематику которой входит рассмотрение и обсуждение также и следующих вопросов [1]:

– Оккупационный фашизм, агрессивный антируссизм, нацизм и неравенство национальностей – парадигма современной власти на Украине. Проблемы и перспективы создания войск самообороны для успешной оборонительной борьбы Восточных и Центральных регионов и Крыма против антируссизма, антисемитизма и нацизма Западных регионов Украины и оккупации ими Киева и других городов.

– Нужно ли странам СНГ оказывать какую-либо помощь нацистской и прозападной власти Украины? ...;

– Вмешательство стран НАТО и Евросоюза (натовские снайперы, деньги, штурмовики) во внутренние дела суверенной Украины как грубейшее нарушение международных договоров, международного права, прав граждан Украины и Конституции страны. Привлечение Президента Виктора Януковича, региональных руководителей и депутатов к уголовной ответственности за бездеятельность и потворство западноукраинским нацистам в их погромах и убийствах мирных граждан Украины. Ассоциация с Евросоюзом как механизм уничтожения экономики и финансов, предательства интересов народов Украины;

– Организация и масштабное наведение правопорядка в Киеве и в других городах Украины отрядами самообороны, бойцами, дружинниками и другими гражданами страны (Крым, Центральный, Южный и Восточный регионы), временное перекрытие границ с Западной Украиной как механизм освобождения Киева и других городов Украины от платных западноукраинских агентов США, Евросоюза и НАТО, воюющих за колонизацию и разрушение страны. Арест и привлечение к уголовной и финансовой ответственности погромщиков, бандитов и их потворников из Западной Украины и Евросоюза.

 

Как видим, для лживой российской интеллигенции (точнее «образованщины», как справедливо заметил Солженицын) нацистами и бандитами являются западные украинцы, а вовсе не её соотечественники, насильно навязавшие украинцам и другим народам холопский образ жизни своей нации [2]. И это ведь, несмотря на то, что, именно, российские нацисты и бандиты истребили западноукраинскую интеллигенцию и всё зажиточное крестьянство после введения советских войск на территорию Западной Украины [3]. А также, несмотря и на то, что, именно, русскоязычные фашисты безнаказанно насиловали западных украинок во время войны [4] и отлавливали необученных военному делу западных украинцев [5] (подобно негров в Африке работорговцами), чтобы заградотрядами гнать их, как и восточноукраинских «чернобушлатников», на убой в первых рядах стрелковых цепей наступающих войск.

Очевидно, поэтому-то интеллигенция и правительство России до сих пор не в состоянии простить Украине не только истребление многих миллионов украинцев (во время войны, голодоморами [6] и в концлагерях) преступным сталинским режимом, взращенным на рабском человеческом гумусе нечерноземья России [7], но даже и проявленную к западным украинцам подлость и низость со стороны самих инфантильных россиян [8]. Непризнание Россией всех этих своих нацистких злодеяний, фактически являвшихся геноцидом народа Украины, конечно же, может рассматриваться, и как парадоксальное проявление психопатологического комплекса вины преступника по отношению к своей жертве. К сожалению, Россия в этом не одинока. Франция, ведь, тоже долго не могла простить свои грехи народу Израиля [9].

И как же, всё-таки, прав Максим Горький: «Вспоминая эти свинцовые мерзости дикой русской жизни, я минутами спрашиваю себя: да стоит ли говорить об этом? И с обновленной уверенностью отвечаю – стоит; ибо это – живучая, подлая правда, она не издохла и по сей день. Это та правда, которую необходимо знать до корня, чтобы с корнем же и выдрать ее из памяти, из души человека…» [10]. Поэтому-то никоим образом и нельзя ограничиваться сейчас лишь призывом к бойкотированию этой нацисткой конференции.

Весьма важно это и потому, что к Украине всё еще «невестится» [11] ее бывшая «супруга»: «Россия, действительно, более всего напоминает властную бабу, ненавидящую своего мужа (Украину, – П.Д.), которого когда-то силой или хитростью на себе женила, но которого готова скорее задушить, чем дать ему уйти, потому что ей нестерпима мысль о том, что он может быть где-то счастлив без нее: «Пусть лучше сдохнет, но при мне…» [12]. Россия всё еще пытается загнать Украину, как в экономическую, так и в долговую зависимости от себя, фактически реализуя политику неоколониализма с помощью своей пятой колонны и обрусевших украинцев-янычар.

Именно с этой целью Россия и пытается ассимилировать украинцев своим инфантильным русскоязычным этносом, используя блеф о «русском мире» и свой имперский миф о «многовековом братстве украинского и русского народов». Для того же, чтобы все украинцы стали такими же, как и русскоязычные россияне, холопами, нуждающимися в тотальной опеке авторитарной властью, Россия и содействует всячески консервации в Украине пережиточной имперской русской языковой картины мира (ЯКМ). Ведь бессознательные лингвопсихические установки этой порочной ЯКМ (мировоззрения запечатленного в языке) консервируют детское аффективное восприятие действительности и тормозят развитие критического левополушарного мышления, формируя тем самым психическую инфантильность и соответствующий ей холопский менталитет. Если бы только не эта зомбирующая лживая пропаганда «русского мира», большинство таких, как я, обрусевших украинцев постепенно бы вернулись к украинской ЯКМ своих свободолюбивых предков. И, отдав своих детей и внуков на обучение в украинские школы, они бы избавили своих потомков от порочной русской ЯКМ, а тем самым и от психической инфантильности, и от холопского менталитета. Ведь только лишь зомбированные или же весьма неразумные люди могут добровольно обречь своих детей и внуков на прозябание в нищете на задворках цивилизации.

На самом же деле никакого легендарного «русского мира», как не было никогда, так и нет. И, конечно же, нет и никакого «русского народа», и никаких русских (укр. «росіян») за пределами России, как нет и англичан за пределами Великобритании. В Украине все ее граждане являются сейчас украинцами, а в России – россиянами [13]. К тому же в Московии и в России испокон веков ведь различали русских и иноверцев, а не русских и инородцев [14]. Да и прежние то «русские», которые хоть как-то были близки ментально к украинцам, давно уже ассимилированы холопским русскоязычным этносом или же истреблены большевиками и советской властью [15]. Поэтому-то все, величающие себя сейчас русскими, являются, вовсе, не народом и не нацией, а всего лишь утратившим свое национальное самосознание атомизировавшимся холопским населением [16], не способным не только самоорганизоваться в гражданское общество, но и обустраивать свою жизнь без тотальной опеки авторитарной властью.

И ведь же, попытки разыскать русскую нацию абсолютно неприемлемы не только для Украины, но и для самой России. Мнение об этом большинства здравомыслящих россиян довольно четко выразил Григорий Явлинский: «… для нас принципиально неприемлемы как, например, национал-большевизм, русский фашизм, крен в националистическую такую сторону всего этого движения, попытка разыскать русскую нацию политическую и так далее. Мы к этому относимся с огромным беспокойством и настороженностью, потому что игры такого рода очень опасны…» [17].

Многие здравомыслящие люди хорошо понимают, не только то, что фашистскую Германию выпестовали американцы и европейцы в противовес Советскому Союзу (наследнику Московской Орды [18], Совдепии [19]). Они, конечно же, понимают, что, приняв удар Красной Армии на себя и существенно ослабив ее, Германия тем самым спасла большинство народов Европы от советского холопского образа жизни. Весьма благодарные немецкому народу за это европейцы и американцы после окончания второй мировой войны снова восстановили экономику Германии и помогли ей стать одним из самых высокоразвитых государств в мире.

Однако же мало кто осознаёт, что, упредив нашествие Красной Армии на Европу, немцы фактически спасли украинцев от неизбежного превращения их в пушечное мясо, а тем самым и от физического истребления их российскими нацистами, а саму украинскую нацию от ассимиляции инфантильным (холопским) русскоязычным этносом. Ведь, после того как украинцы были лишены элиты (интеллигенции), истреблённой многочисленными расправами и в концлагерях, их всех без существенного сопротивления можно было мобилизовать и под дулами автоматов заградотрядов НКВД [20] бросить, как баранов на убой, в первых рядах нашествия на Европу. Такое истребление непокорных народов, как известно [21], с большим успехом практиковалось еще предками и наставниками российских туранцев (тюрко-финно-русскоязычных россиян) монголо-татарами.

Российские нацисты, оккупировав Украину, стали насильственно навязывать украинцам холопский образ жизни своей нации [22], а тех украинцев, которые не желали становиться добровольными рабами (советскими холопами-колхозниками), уничтожили многочисленными расправами, в концлагерях и голодоморами вместе с украинским (кубанским) и с российским казачеством [23]. А так как большинство свободолюбивых украинцев, выживших после этого красного террора, так и не стали пригодными для советского холопского образа жизни, то и обрекли себя на то, чтобы стать пушечным мясом российских нацистов.

Поэтому-то нашествием на Европу российские нацисты решали сразу две свои задачи – захват нового жизненного пространства в Европе для своего подлого холопского этноса и полное уничтожение в мясорубке войны украинской нации, не способной вести советский холопский образ жизни. Тем самым, конечно же, высвобождались и благодатные земли Украины под заселение агрессивно послушными советской власти [24] русскоязычными инфантилами. На то, что это непременно было бы так, указывает использование безоружных украинок и украинцев после начала «освобождения» Украины в качестве живого щита и мишеней для расходования противником боеприпасов и, в том числе, и для выявления его огневых точек, и для обезвреживания своей гибелью минных полей [25].

Да и само зверское истребление семей тех, кто согласился (и не всегда добровольно) сотрудничать с немецкими оккупационными властями лишь ради обеспечения возможности выживания своим землякам в это жестокое время [26], красноречиво говорит о том, что российские нацисты предпочитали, чтобы украинцы вымерли, а не выжили на оккупированных немцами территориях. Возможно, поэтому-то подконтрольные СМЕРШ-у партизанские отряды и зверствовали в украинских сёлах, сжигая дома, насилуя женщин и убивая многих селян [27]. При этом в восточных и в южных регионах Украины, конечно же, не делалось предпочтение ни украиноязычным, ни обрусевшим украинцам. Ведь и те, и другие убедились в том, что, несмотря на тяготы военного времени, простому люду под немецкой и румынской оккупациях жилось, по крайней мере, не хуже, чем под российской оккупацией Украины. Как известно, ни немцы, ни румыны не выгребали всё из магазинов, как это делали российские нацисты во время провоцируемых ими голодоморов [28], а, наоборот, снабжали население оккупированных территорий всеми необходимыми промышленными товарами [29]. Поэтому-то сталинскому режиму и крайне необходимо было, как вызвать у российского обывателя недоверие ко всем украинцам, представив их предателями [30], так и «оправдать» советский геноцид украинцев, ознакомившихся с иным – несоветским образом жизни во время немецкой и румынской оккупаций.

Так как немцы даже в условиях войны не устраивали в Украине голодоморов с оцеплением войсками обреченных на вымирание регионов, как это делали российские нацисты в мирное время, то украинцы из этого, конечно же, могли сделать для себя соответствующие выводы. Поэтому-то, предчувствуя возможность провоцирования советским режимом нового голодомора, они всячески и сопротивлялись изъятию у них продовольствия для нужд Красной Армии. На основании этого, а также и для решения всё той же задачи российские нацисты и намеревались депортировать всё население Украины на восток России, чтобы окончательно истребить его голодом в её необжитых регионах [31]. От этого украинцев спасло лишь сопротивление советскому режиму УПА, к которой могли присоединиться не только выселяемые украинцы, но и многие бойцы Красной Армии украинского происхождения. Российские нацисты, конечно же, очень сожалели о том, что, несмотря на всевозможные истребления, всё же осталось украинцев «слишком много».

Подразделения УПА уничтожали преимущественно немецких офицеров, а сдававшихся в плен ни в чем неповинных простых солдат, вынужденных нести службу в армии, лишь разоружали и отпускали на свободу, так как немецкие солдаты, в отличие от советских партизан-насильников, были дисциплинированы и вели себя в Украине, как правило, цивилизованно.

Поэтому-то все украинцы (как украинскоязычные, так и ныне русскоязычные) и должны свято помнить, что их предков не постигла судьба новгородцев [32], российского дворянства и казачества [33] лишь благодаря самопожертвованию простого немецкого народа, не допустившего нашествие Московской Орды (сталинской России [34]) в Европу в 1941-м году. В благодарность за это украинцы вместо уничтоженного недавно монумента кровожадному вампиру [35] непременно должны установить в Киеве памятник простому немецкому солдату Фрицу, спасшему Европу от красной чумы (коммунистической заразы), а украинскую нацию от полного истребления. Очевидно, это посодействует не только восстановлению у немецкого народа уважения к своим предкам, погибшим в героической борьбе со сталинской Россией, но и отрезвлению инфантильного русскоязычного населения. Надеюсь, что сбор средств на сооружение этого памятника организует лидер партии «Удар» Виталий Кличко.

 

Источники информации и комментарии

 

1. VIII международная научно-практическая конференция «Фундаментальные и прикладные проблемы геополитики, геоэкономики, международных отношений, государственной безопасности», 15-16 мая 2014г., Санкт-Петербург, Россия, (Тематика).

назад к основному тексту

 

2. «С другой стороны, прошлое России как будто не дает оснований для оптимизма. В течение многих веков Россия была самой деспотической монархией в Европе. Ее конституционный – и какой хилый! – режим длился всего одиннадцать лет; ее демократия – и то скорее в смысле провозглашения принципов, чем их осуществления – каких-нибудь восемь месяцев. Едва освободившись от царя, народ, пусть недобровольно и не без борьбы, подчинился новой тирании, по сравнению с которой царская Россия кажется раем свободы. При таких условиях можно понять иностранцев или русских евразийцев, которые приходят к выводу, что Россия органически порождает деспотизм – или фашистскую «демотию» – из своего национального духа или своей геополитической судьбы; более того, в деспотизме всего легче осуществляет свое историческое призвание» (Георгий Федотов, «Россия и свобода // Судьба и грехи России», Том 2, – С.-Петербург, 1992, с.276-303, в сб. «Новый град», Нью-Йорк, 1952).

 

«За что вы боретесь? Вам нравится фашизм? Но Россия представляет собой самую последовательную форму фашизма, а Сталин провозгласил лозунг о великой могучей России» (Г.П. Федотов, «Защита России», Нью-Йорк, 1988. С. 205).

 

«В другом месте Федотов замечает, что если вчера о зарождении русского фашизма можно было говорить лишь в предположительном ключе, то ныне это – свершившийся факт. Точное обозначение советской системы – национал-социалистическая. Возможно, что Федотов зашел несколько далеко в своих обобщениях и затушевал определенные различия между двумя тоталитарными системами. Однако он указал на вполне реальную проблему, и для того времени его предсказания были несомненно пророческими… В советский период вышла краткая биография Пуришкевича. В ней говорится, что за десять лет до возникновения фашизма в Европе Пуришкевич уже выработал соответствующий стиль поведения (С.Б. Любош, «Русский фашист Владимир Пуришкевич», Л., 1925, с.29) и что он в интеллектуальном и моральном отношении был на голову выше других вождей правой царского фаворита» (Уолтер Лакер, «Черная сотня. Происхождение русского фашизма»).

назад к основному тексту

 

3. «За 21 месяц правления коммунистов в 1939–1941 гг. с территории Западной Белоруссии и Западной Украины было депортировано в восточные районы СССР около 320 тыс. жителей. Количество арестованных, в том числе приговоренных к расстрелу, составило 120 тыс. человек. Таким образом, за неполных два года было репрессировано 3% населения присоединенных областей: «В Западной Украине большевицкая власть уничтожала в первую очередь активных общественно-политических деятелей, чтобы таким образом обезглавить народную массу и лишить украинское общество элементов организованной национальной жизни». «Когда Советы пришли, – рассказывал спустя много лет в советском лагере украинский националист Владимир Казановский диссиденту Михаилу Хейфецу, – они в нашем Бучаче забрали 150 человек. Всех, у кого образование было» (А. Гогун, «Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941–1944»).

назад к основному тексту

 

4. «Зато фактов в изобилии хватает о сексуальном насилии партизан в западных областях УССР. Очевидно, что многие командиры, рассматривая местное украинское население как враждебное, позволяли подчиненным едва ли не любые «проделки». В частности, о поведении коллег с территории Ровенской области своему начальнику 9 августа 1943г. доносил командир отряда им. Котовского: «Группы Бати выступили из Ближнего через Березув. Группа Воронцова пьянствовала, насиловала женщин, поджигали хату, беспрерывно стреляли, боец Семыкин, пытаясь выстрелить в меня, ранил своего – Маркова». Характерное описание бандеровцами ситуации на территории Волынской области: «В с. Мшанци, Головной (сейчас – Любомльский район Волынской области. – А. Г.) и других насиловали женщин и девчат. В Головной был такой случай: один кр[асный] на дворе хотел насиловать 14-летнюю девушку. Ее отец, прятавшийся в подвале, не вытерпел, вышел и начал его укорять. Красный побил его за это до полусмерти. В феврале 1944г. в Гороховском районе Волынской области был зафиксирован показательный случай: «Оперируя по селам, красные насиловали женщин. Напр[имер], насиловали 60-летнюю женщину в Клене. В с. Воромли во время насилования 5 девчат, вошел красный старшина-лейтенант. Когда запретил этот поступок, чуть его не застрелили, и он ушел». После войны Дмитрий Медведев вспоминал о подобном факте: когда чекист беседовал с командиром 12-го батальона соединения А. Сабурова И. Шитовым, будущим командиром Тернопольского соединения, и командиром 7-го батальона Л. Ивановым, будущим командиром Волынского соединения о том, что их бойцы занимаются бандитизмом и грабежами, не говоря о пьянстве, и требовал навести порядок, дисциплину, «бывший комиссар батальона Шитова сказал мне: «Что Вы хотите, чтобы нас в первом же бою убили наши партизаны?» Они боялись своих партизан. Но вернемся к бандеровским отчетам. В Тернопольской области в марте 1944г. красные, по свидетельству националистов, в первую очередь стремились найти и уничтожить членов ОУН, но этим не ограничивались: «Другим их занятием является – «Давай водку, сало». Когда достанут водки, пьют до потери здравого смысла. Кидают оружие, стреляют в хате, валяются по земле. Массово насилуют женщин под угрозой револьвера. К изнасилованным женщинам идут «в очереди». Идет 10–20 человек к одной насилуемой женщине. Есть массовые случаи, что в одном селе насилуют от 20 до 50 женщин». Через две недели во Львовской области наблюдалась точно такая же картина: «Партизаны напиваются до беспамятства, а в таком состоянии насилуют женщин» (А. Гогун, «Сталинские коммандос // Украинские партизанские формирования, 1941–1944»).

назад к основному тексту

 

5. «От 4-го Украинского фронта требовали изыскания людских ресурсов на месте – мобилизации воюющих возрaстов нa Зaпaдной Украине, вербовки добровольцев в Зaкaрпaтье... Нехватка людей была столь ощутима, что мобилизацию превратили, по сути, в ловлю людей, как в свое время работорговцы ловили негров в Африке. Добровольчество было организовано по-советски, примерно так, как организуется стопроцентнaя «добровольнaя» явкa советских грaждaн к избирaтельным урнaм... Из дивизии выделялись войска в распоряжение мобилизаторов и вербовщиков, и, возвращаясь обратно, офицеры и солдаты рaсскaзывaли... Вот один из таких рассказов: «Мы оцепили село на рассвете. Было приказано в любого, кто попытается бежать из села, стрелять после первого предупреждения. Вслед за тем специальная команда входила в село и, обходя дома, выгоняла всех мужчин, независимо от возраста и здоровья, на площадь. Зaтем их конвоировaли в специaльные лaгеря» (Генерал-майор Петр Григоренко, «В подполье можно встретить только крыс…»).

назад к основному тексту

 

6. «Голодомор был задуман русской администрацией, как акция особой важности, в Москве, осуществлён из Москвы, руками Москвы и с помощью московских штыков и местных сатрапов, посланных и поставленных Москвой. В целях ликвидации украинцев и заселения Украины послушными отбросами русского общества – как это сделали с землями немцев Поволжья, крымских татар, чеченцев, калмыков, карачаевцев, балкарцев и др. Что и было осуществлено в Восточной Украине. Живущая там сегодня пятая колонна русских, настроенных на Москву, в буквальном смысле поёт и пляшет на костях миллионов украинских мучеников. Всё это подтверждается фактом беспредельного по своему масштабу уничтожения украинской интеллигенции в период Голодомора. Его размах на порядок, если не больше превосходит общеизвестный Большой Террор против русской культуры. Представьте себе физическую ликвидацию всего русского Серебряного века и всех молодых писателей 1920-х годов. Именно это произошло в Украине. «Были убиты все подряд», – именно так сказал мне когда-то мой покойный отец, начинавший свою карьеру в столице Советской Украины Харькове на киностудии «Кинорабмол», основанной чудом выжившим Леонидом Луковым. Символисты, неоклассики, футуристы, члены объединений «Гроно», «Гарт», «Ланка», «Арена», «Плуг», «Молодняк», «Союз писателей западной Украины» и других были вырезаны почти полностью. Кто не был вырезан – покончили самоубийством, как Хвылевой, Любченко, Борис Тенета, или умерли на улице, как академик Михайло Слабченко. В истории Украина это так и называется – расстрелянное возрождение. Пик террора – 3 ноября 1937 года, когда в Сандормохе (Карелия) был расстрелян Лесь Курбас и с ним 198 писателей, художников и учёных из Украины… Коль скоро вместо покаяния и извинений Москва принимается в очередной раз тащить и не пущать украинцев в Европу, невольно возникает вопрос о психической нормальности московской администрации, которая с холодным садизмом ждёт, пока Украина окончательно задохнётся в её братских объятиях. О нравственности московской администрации вопроса не возникает уже давно. Россия превратилась в грудную жабу постсоветского пространства…» (Андрей Бессмертный-Анзимиров, «Удушение Украины как русская национальная идея»).

назад к основному тексту

 

7. «Я хочу сказать, что большевизм в России – не просто доктрина политической секты Ленина, не дичок, привитый к российскому стволу. Это явление не социальное и не классовое, это явление всей российской жизни, ее плод. Большевизм в России – это психотип, и дай бог, чтобы не генотип. Это национальная черта вот, что страшно вымолвить. Этим двум хамам, описанным Куприным, нужен Сталин. Не Николай II, и даже не Николай I, а именно Сталин. Царь-хам. Они его ждут, они им чреваты. Сталин просто не мог не взрасти на таком человеческом «гумусе». Куприн в 1908-м (!) изобразил двух абсолютно советских людей. Абсолютно. Типические совки. Поневоле согласишься с монархистом Владимиром Карпецом, который любит повторять, что советское – это и есть русское. Надо задуматься: стоит ли российским белым людям европейского склада личности цепляться за понятие «русский», доказывать свое право на него? Не пора ли им начать формировать некие новые, собственные идентичности на основе общих ценностей и регионализма? Надо признать, что понятие «русский» прочно монополизировано «агрессивно-послушным» быдлом. Ведь русская идентичность, как она есть, сформирована Россией – империей и церковью – в качестве одной из своих главных скреп...» (Алексей Широпаев, «Тьма-родина»).

 

«Марксистская опричнина – частный случай российской опричнины». – «Сталинское варварство – прямое продолжение варварства России». – «Царизм и коммунизм – один и тот же противник». – «Всё перешло в руки деспотизма не в 1917, а в 1689» (по другому варианту-в 1564). – «Русский мессианизм под псевдонимом марксизма». – «Разделение русской истории на дооктябрьскую и послеоктябрьскую – под сомнением...» – «Коммунизм – идеологическая рационализация русской империалистической политики, – более универсальная, чем славянофильство или православие». – «Нет изменения в русской политике с 1917 года». – «Преувеличенное отношение к октябрьскому перевороту: ...уничтожение первоначальной модели (революции), возврат русской истории на круги своя». – «Семена социализма погибли в русской почве» (Тут соглашусь: почва оказалась для социализма крепенькая, пришлось киркой добавлять). – «Как до революции господствовало зло и подавлялось добро, так и после революции». – «Между царизмом и советизмом прямая преемственность в угнетении», «качественное сходство» (Александр Солженицын, «Наши Плюралисты»).

 

«Рабство русских предопределено. Это – рок истории. Даже Ленин, героически пытавшийся перенести западное представление о свободе на русскую почву, не смог освободить русских. Ленин, с его фанатичной верой в марксизм, железной волей, нетерпимостью, жестокостью к врагам, был сам носителем рабского менталитета русских. Его хватило только на то, чтобы вновь обратить в рабство крестьян, пролетариат и интеллигенцию. Он не мог справиться с рабством, поскольку рабство было заложено в нем самом. Он, как и Достоевский и другие «русские пророки», был «рожден из нашей несвободы» (Дениэл Ранкур-Лаферьер, «Мазохизм в русской литературе // «Тысячелетняя раба» Василия Гроссмана»).

 

«... Мы растем, но не зреем; идем вперед, но по какому-то косвенному направлению, не ведущему к цели... В наших головах решительно нет ничего общего. Все в них частно, и к тому же неверно, неполно. Даже в нашем взгляде я нахожу что-то неопределенное, холодное, несколько сходное с физиономией народов, стоящих на низших ступенях общественной лестницы... Во все продолжение нашего общественного существования мы ничего не сделали для общего блага людей; ни одной полезной мысли не возросло на бесплодной нашей почве; ни одной великой истины не возникло из-среди нас». (Петр Чаадаев, «Философические письма»).

назад к основному тексту

 

8. «Чувственное восприятие жизни русских объясняет, почему в них больше восточной иррациональности, чем западной рациональности, откуда идет их особая страстность. Эмоции у них чаще преобладают над разумом, а страсти – над материальными интересами. При решении трудного вопроса русский человек будет руководствоваться чаще «голосом сердца», а не рассудком. От него трудно требовать объективности, «разумности», спокойного подхода к делу и жесткой логики… Они долго, сложно и глубоко думают над серьезными вопросами бытия. Но это совсем не значит, что долгие раздумья приведут их к определенным решениям или решительным переменам в жизни. Способность мобилизовать себя для конкретной деятельности у них не развита, находится «на уровне ребенка». Поэтому любая критическая ситуация, когда нужно собрать волю, проявить самостоятельность, может вызвать у русского «детские реакции» (Алла Сергеева, «Русские: стереотипы поведения, традиции и ментальность»).

 

Преимущественно правополушарное мышление в зрелом возрасте и соответствующая ему необратимая лингвопсихогенная (ментальная) инфантильность – «холопство» (от англ. «infant» – младенец и от укр. «хлоп’я», болг. «хла́пе» – малыш, ребенок; укр. «хлопець», чеш. «chlapec», болг. «хлапа́к», польск. «chłopak», в.-луж. «khɫор» – мальчик) сопровождаются, прежде всего, пониженным уровнем интеллектуального развития взрослого русскоязычного человека:

«Инфантил (холоп с пониженными интеллектуальными способностями, – П.Д.) – взрослый (по паспорту) человек с психическим инфантилизмом. Инфантил – совсем не то же, что человек-ребенок. Инфантил отстает от среднестатистической нормы развития, человек-ребенок (фактически – то же самое, что и холоп в Московии, – П.Д.) – от возможности стать взрослым человеком. Инфантил – выход за границы нормы, вариант некоторой патологии. Человек-ребенок – привычная норма (в России и в русскоязычных регионах Украины, – П.Д.), поскольку душевно взрослых людей вокруг нас не много. Каждый второй вокруг нас – человек-ребенок, – когда непонятно зачем обижается, без цели ругается, прилипает к телевизору и покупает яркое и вкусное, а не нужное и полезное» (Н.И. Козлов, «Энциклопедия практической психологии // Инфантил»).

 

«Черты личности человека-ребенка (холопа, – П.Д.): низкая ответственность, паразитизм, несамостоятельность; неумение контролировать свои чувства и желания; неконструктивное, а иногда и деструктивное поведение и реакции; обиды на критику, мстюльки, раздражение; шаблонное видение ситуации и шаблонное реагирование на происходящее; невротизм вместо душевного здоровья... Нередко черты человека-ребенка и причина, и последствие незрелости – недоразвития интеллектуального, душевного или духовного» (Н.И. Козлов, «Энциклопедия практической психологии // Черты личности человека-ребенка»).

 

На основании русской народной мудрости: – «Мужчину от мальчика отличает лишь стоимость игрушек, которыми они играются» – ментальную инфантильность, конечно же, можно отличать от психической инфантильности и рассматривать ее как лингвопсихогенную инфантильность, не подлежащую клинической медицинской коррекции. Поэтому-то применительно к нынешней ситуации в России вполне приемлемым может быть и следующее заключение: «В экстремальных ситуациях логическое обдумывание ситуации замедляет необходимые действия. Из всего этого понятно, что для благополучного существования популяция должна включать оба варианта эмоционального и когнитивного функционирования: как с утратой, так и сохранением детских особенностей. Поэтому и тот, и другой следует рассматривать как норму» (С.Ю. Циркин, «Психический инфантилизм»).

 

Весьма выразительно эта «норма» отражена Достоевским в романе «Подросток»: «Название романа – метафора. Аркадий Долгорукий – подросток не в прямом, а переносном смысле. Хотя герой и настаивает, что по закону и жениться может, он еще не повзрослел не физически, но в духовном смысле» (В.Н. Захаров, «Творчество как осознание слова»).

 

«Весь наш народ – подросток, а постперестроечные искусы – взрослая жизнь (косвенно, такое подтверждают все те же опросы: иностранной молодежи Россия импонирует на 20% больше, нежели пожилым; рыбак рыбака видит издалека). Так хочется сверкнуть перед окружающими элементами взрослой и роскошной жизни – пафосной иномаркой, домом, яхтой… Крикнуть завистливому плебсу на нашемарках – «А я смог! Я всех вас сделал и имею!» (в виде бесправных наемников и лохонутого электората). Пошлый кич стал элитарной модой. Старый и новый свет переболел этим давно. Он живет разумом, а мы – эмоциями. Там задумываются и спрашивают – «Зачем тебе трактороподобный джип, если ты не фермер? Зачем БМВ, если ты не банкир, сутенер или мафиози? Зачем золотой мобильник, если ты не эпатажный фрик из гламурного журнала? Зачем океанская яхта на Москве-реке? Пять спален на пяти этажах для бездетного тебя и жены?». Все, что не рационально – эмоционально. А крайние эмоции, страсти – удел подростков и бабуинов, что отращивают статусные гривы для устрашения соплеменников. Быть гамадрилом и взрослым подростком в цивильном мире – дурной тон. А в ином мире – хамло на джипе по встречке, усматривается смелым наглецом» (Станислав Михайлюк, «За что Россию не любят иностранцы?»).

 

Аналогично тому, как нет резкой границы между человеком, слегка помешанным на чем-то, и акцентуированной личностью, нет ее и между инфантилом и холопом (человеком-ребенком). К тому же за пределами России, вообще, отсутствует такое понятие как «человек-ребенок», а соответствующее ему понятие «холоп» потеряло былой свой смысл из-за взросления наций и стало употребляться лишь в качестве оскорбления. Так что то, что является нормой в России и в некоторых других нецивилизованных государствах, нормой для Западной Европы, конечно же, может и не быть. И, поэтому-то, ментально инфантильный русскоязычный человек вполне справедливо там может рассматриваться как психически инфантильный человек и научно классифицироваться как инфантил, а не как «человек-ребенок»: «Вообще английский народ считает нас, чужеземцев, какими-то несовершенными, жалкими людьми. «Не тронь его, – говорят здесь на улице, – это иностранец», – что значит: «Это бедный человек или младенец» (Николай Карамзин, «Бедная Лиза»).

 

«Один неглупый человек сказал, что авторитарные государства ведут себя так, словно их жители – подростки. А тоталитарные ведут себя так, словно их жители – дети. Известно и то, что более развитым, более цивилизованным народам первобытные кажутся подростками или детьми. «Большими детьми» называли африканцев и индейцев почти все европейские переселенцы; кто с раздражением, кто с умилением, но называли. Менее известно, что «большими детьми» считали окрестные племена жители Древнего Египта еще во II тысячелетии до Рождества Христова, а Овидий, сосланный на берега Чёрного моря, писал о «взрослых детях» этих краев. Русские часто… слишком часто оказывались в этой же малопочтенной компании. Но позволю себе заметить, что немцы и жители Западной Европы никогда не держали за великовозрастных детишек ни поляков, ни западных русских (украинцев и белорусов, – П.Д.)» (Андрей Буровский, «Оживший кошмар русской истории. Страшная правда о Московии»).

 

«Мне кажется, что, вводя определение народа «взрослого» и «невзрослого» (точнее, «первобытного психически инфантильного», – П.Д.) для характеристики его склонности соответственно к демократии или авторитаризму, мы можем с неожиданной легкостью прояснить картину многих исторических процессов, до сих пор затуманенную сбивающими с толку эмоциями участников дискуссии. В свете всего вышесказанного нелепо обвинять Достоевского и Солженицына в ретроградстве: ведь не такой это смертный грех – знать и понимать детскую душу своего народа! И даже их претензии к скучным колбасникам-швейцарцам меняют свою первоначальную окраску – непристойно злобные в устах взрослого, они звучат почти мило в устах ребенка, которому жизнь взрослых кажется скучной. Ему отвратительны взрослые дяденьки и тетеньки, ведущие бесконечно занудные разговоры о политике, ценах и налогах. Народ-ребенок хочет играть в «сыщики-разбойники» или в «дочки-матери» – как же не опасаться той детской бесшабашности, с которой этот народ может злоупотребить равноправием, полученным не по чину, вернее – не по возрасту?!» (Нина Воронель, «Либералы против ретроградов»).

 

«Речь не о личном мужестве, и не о мужестве народа, а о том, что инфантильные люди не способны сами делать то, что должен делать Отец. Именно таким Отцом, точнее, «тенью Отца» стал Владимир Путин для части русско-советских людей. Дети успокоились на время. Не понимая, что под эти их страхи вполне могут дать и другого папаньку, который опять их построит в колоны, и они снова будут ходить строем. И этот новый Отец может дать им ПОРЯДОК, о котором они так тоскуют. Но порядок этот он даст не во имя заботы о них, а во имя интересов элиты. Но детям ведь неважно в чем заключается ПОРЯДОК. Важно, чтобы восстановились правила игры. Важно, что снова есть Отец, и он строг, и он знает, как и что нужно делать. И тогда для русско-советских людей мир снова наполнится гармонией» (Александр Самоваров, «Инфантильный СССР. Советский человек так и не вырос»).

назад к основному тексту

 

9. «Правительство одной страны не может простить народу другой проявленную к нему подлость и низость со стороны своего населения – парадокс, который подарила миру демократическая Франция» (Александр Мучник, «Философия достоинства, свободы и прав человека»).

назад к основному тексту

 

10. Максим Горький, «Детство».

назад к основному тексту

 

11. «Мне жаль тебя, русская мысль, и тебя, русский народ. Ты являешься каким-то голым существом, после тысячелетней жизни без имени, без наследия, без будущности, без опыта. Ты, как бесприданная фривольная невеста, осужденная на позорную участь сидеть у моря и ждать благодетельного жениха, который взял бы тебя в руки, а не то ты вынуждена будешь отдаться первому покупщику, который разрядив и оборвав тебя со всех сторон, бросит тебя  потом, как ненужную истасканную тряпку» (Василий Ключевский, из дневников и записных книжек, между 14 апреля и 7 мая 1866г.).

 

«Тайна души России и русского народа, разгадка всех наших болезней и страданий – в недолжном, в ложном соотношении мужественного и женственного начала. В тайниках России, в душе русского народа не совершилось внутреннего брака, брачного соединения мужественного и женственного начала, не был осуществлен андрогинный образ. Мужественный дух не соединился органически с женственной душой России, не овладел изнутри народной стихией. В России не произошло того, что произошло во Франции, в Англии, в Германии, у всех народов Запада. Там на известной ступени развития в национально своеобразной форме пробуждался мужественный дух и изнутри, органически оформлял народную стихию. Русская земля всё оставалась женственной, всё невестилась, всё ждала жениха со стороны. Она отдавалась многим мужьям, со стороны приходившим, но никогда не происходило от этого истинного брака. Русский народ никогда не мог из собственных недр родить мужественной власти, он искал её на стороне, призывал варягов или немецких чиновников» (Николай Бердяев, «Философия неравенства»).

 

«Я никогда не был заражен народническими иллюзиями и идеалами, всегда считал их ошибочными, а частью фальшивыми, поддельными, основанными на незнании жизни вообще, и народной в особенности. Еще в 1904-1906 гг. я удивлялся, как и на чем держится такое историческое недоразумение, как Российская империя. Теперь мои предсказания более чем оправдались, но мнение о народе не изменилось, т.е. не ухудшилось. Быдло осталось быдлом. Если бы не мировая война, то м(ожет) б(ыть) еще десяток – другой лет недоразумение осталось бы невыясненным, но конец, в общем, можно было предвидеть. Последние ветви славянской расы (на самом деле, лишь славянизировавшихся туранцев, – П.Д.) оказались столь же неспособными усвоить и развивать дальше европейскую культуру и выработать прочное государство, как и другие ветви, раньше впавшие в рабство. Великоросс построил Российскую империю под командой главн(ым) образом иностранных, особенно немецких, инструкторов и поддерживал ее выносливостью, плодливостью и покорностью, а не способностью прочно усваивать культурные навыки, вырабатывать свое право и строить прочные ячейки государства. Выносливость и покорность ему пригодятся и впредь, а чтобы плодиться, придется, пожалуй, отправляться в Сибирь» (Историк академик С.Б. Веселовский, из дневника, 28 марта 1918; Вопросы истории, 2000, №6).

назад к основному тексту

 

12. Александр Браиловский, «Страна подкованных блох».

 

«– «Я не буду углубляться в антропологию, чтобы меня не записали в фашисты, но скажу о главном отличии между нами: они (россияне. – «ГОРДОН») – рабы, а мы – свободные люди. И ничего с этим не сделаешь»… По словам писателя (Подервянского, – П.Д.) отношение россиян к украинцам нельзя изменить никакими социальными реформами. «Кацапы испытывают ненависть рабов к свободным людям. Это изначально глубокая ненависть. Потому что для них тот, кто не раб, – враг. Иначе у них не получается. Их теперь бесит, что люди, которых они считали своими, к тому же слегка недоделанными, с каким-то смешным языком, в какой-то дурковатой одежде, с какими-то идиотскими претензиями, вдруг оказались свободными людьми. И это простить им нельзя. Их нужно уничтожить. Если не физически, то, по крайней мере, их культуру, амбиции, политическую самостоятельность. Такова задача. И тут совершенно не в Путине дело. Он не делает ничего такого, что не нравилось бы этому народу. Российский народ и его президент – едины, как в свое время народ и партия», – подчеркнул Подервянский. Он отметил, что не следует удивляться растущему рейтингу Путина и отделять президента РФ от российского народа, поскольку «они одинаковы». Согласно результатам июньского опроса «Левада-Центра», уровень одобрения россиянами деятельности президента РФ Владимира Путина вырос до 89%. Большинство россиян – 85% – по-прежнему поддерживают решение руководства страны об аннексии Крыма. К Украине негативно относятся 59% россиян» («ГОРДОН», из интервью Леся Подервянского).

 

«Зиньковский не разделял таких мыслей, что, мол, великодержавная политика России – это дело рук собственно правительства, а в народе царят совсем другие взгляды, что «народ, мол, московский, если бы имел возможность высказать свои мысли, осудил бы сие варварство». Считая интеллигенцию выразителем мыслей народа, Зиньковский отмечает, что российская интеллигенция, за отдельными исключениями, «наголо централистская, ассимиляторская», а потому «на превеликое несчастье – это неправда». Поэтому правительственное поведение в деле ассимиляции в полной мере соответствует взглядам самого народа московского, его истории, его культуре», а его правительство – это «гармоничное и логичное произведение истории московского народа», ведь если бы московский народ оказал сопротивление «вакханалиям ассимиляторским», то правительственные попытки были бы «мертворожденными и бесполезными без помощи общественной». В результате такого анализа Зиньковский приходит к вполне логичному выводу, что «народ, который вырастил у себя деспотов, деспотически будет вести себя и с тем, кто будет иметь несчастье под его пяту попасть. Раб, сделавшись силой, становится деспотом…» (Иван Боднарук, «История украинской литературы XIX ст.: Трофим Зиньковский (1861-1891)»).

 

«Гуманистическое содержание политики государства зависит от интеллигенции, от того, как она оценивает прошлое, понимает настоящее и видит будущее, насколько она способна выработать в интересах народа такую картину мира, где не смогли бы жить и развиваться конфликты, а господствовали бы диалог, доверие, согласие и взаимопонимание. Агрессивная, захватническая политика России формируется именно имперской позицией интеллигенции, которая питает такую политику, одобряет агрессивную власть России, обманывает народ, плодит рабскую философию. Российский интеллигент является продуктом российской истории, российских военных походов, российской нетерпимости к тем, кто стал на путь свободы и независимости. Российский интеллигент – это мутант азиатскости, умноженной на философию «великой России» и практику покорения других народов. А это «гремучая смесь», которая постоянно угрожает неудержимым, непредсказуемым взрывом. Иначе трудно объяснить, как может настоящий интеллигент одобрять и проталкивать агрессию Кремля против Украины, оправдывать убийства и насилие, призывать к порабощению украинцев, к их уничтожению… Изменить Россию невозможно. С ней нужно научиться жить, не поступаясь ни при каких условиях свободой, демократией и правами человека ради временных меркантильных интересов. Строить новый мир, мир добросовестного, ответственного сотрудничества с участием России невозможно. К такому сценарию Россия не готова. Международное сообщество должно создать такие условия мирового порядка, которые заставили бы Россию учиться уважать интересы государств и народов, руководствоваться дипломатией и компромиссами, отказаться от опоры на силу, на войну. Иначе над миром всегда будет нависать российская угроза. Защита Украины может быть эффективной только в системе НАТО. Членство в НАТО – жизненная необходимость для сохранения и развития украинской нации, над которой всегда висел и висит российский дамоклов меч. Вопрос стоит так: или независимость Украины в семье европейских стран, или зависимость от России. Россия понимает и воспринимает только такое "равноправие", когда она сверху, когда она диктует свои условия сотрудничества и определяет содержание украинской политики. Не знать и не учитывать этого при разработке внутренней и внешней политики – значит ставить под угрозу существование украинской идентичности. Запад ошибается, думая, что Россию можно изменить. Нет, можно в соответствии с российским фактором формировать свою политику, которая должна предотвратить российские экспансионистские цели» (Леонид Кравчук, «Идеология войны России против Украины: война или АТО?» Первое письмо Кравчука украинцам).

назад к основному тексту

 

13. «Народ» – одно из самых точных понятий русского языка. Оно подразумевает двойной перенос ответственности: с «я» на «мы» и с «мы» на – род: «мы-они», внешне-внутренний фактор, что означает вечные поиски не самопознания, а самооправдания. Слово «народ» зацементировало народ на века. Несмотря на различия между сословиями, поколениями, полами и областями, русские – союз потомков, битых кнутом и плетями. Русские – дети пытки. Там, где особенности индивидуальной жизни процветают за счет общественной, народ – метафора или вовсе несуществующее слово. В этой стране оно передает суть неправого дела» (Виктор Ерофеев, «Энциклопедия русской души // Враг народа»).

 

«Верно: слово «народ» завораживает. Во-первых, «vox populi vox dei», что было сущей правдой в античные времена. Во-вторых и в главных, русского француз попутал с его 1789 годом; идолопоклонство началось со взятия Бастилии. Счастливы англичане, обходящиеся без этого соблазнительного слова: для них есть только люди, конкретные люди. Не отсюда ли английские свободы и американская конституция, этот Парфенон права? Повторим до оскомины то, чего в России не понимают: английское «nation» вовсе не нация (в советском её понимании, – П.Д.), не народ, а страна. Словосочетание Организация объединенных наций – хрестоматийная ошибка переводчика. Разве народы эта организация объединяет, а не страны?» (Юрий Колкер, «Семеро против мифа», 2009).

 

«Нация – вовсе не то же, что племя, раса или этнос. Нация – это общество, открытое для всех и объединенное не внешним сходством – не генетикой и даже не языком. Нацию объединяет нечто намного более крепкое – общая идентичность ее членов, или, говоря просто, общее сознание и дух братства. В сказке Киплинга звери и птицы помогали Маугли, когда тот говорил им заветное слово «Мы с вами одной крови». Секрет нации именно в таком заветном слове, которое может объединить воедино всех, невзирая на статус, происхождение и внешность. Нация собирает всех, кто думает одинаково (и обладает положительной комплементарностью друг к другу, благодаря отсутствию серьезных отличий в ментальности, – П.Д.). Говоря иначе, это культурная общность. Общность людей с общей судьбой и общими мечтами. А уж затем создатели нации придумают ее членам и общее происхождение с историей, и общий язык, и общее имя – еще несколько десятилетий назад такие нации, как ирландцы, словаки и норвежцы, просто не существовали, а для немцев и сейчас местный диалект часто ближе литературного немецкого, который учат в школах. Но узы общей культуры (и единой ментальности, – П.Д.) будут крепче любых кровных и языковых» (Юрий Аммосов, «Россия – страна несчастных»).

 

«В мировой общественной практике утвердилось представление о нациях как территориально-политических образованиях со сложными, но едиными социально-культурными системами. Какими бы неоднородными по составу ни были государственные сообщества, они повсюду сами определяют себя как нации и считают свои государства национальными либо государствами-нациями. Народ и нация выступают в данном случае как синонимы, и именно эти категории придают изначальную легитимность современному государству. Представление о едином народе-нации является ключевым моментом обеспечения стабильности и согласия в обществе, а также залогом крепости государства в неменьшей степени, чем Конституция, армия и охраняемые границы. Идеология гражданской нации предполагает существование ответственного гражданина, единой системы образования, версии общего прошлого с его драмами и достижениями, символики и календаря, чувства любви к Родине и лояльности государству, а также отстаивание национальных интересов. Все это составляет то, что называют национализмом в его гражданском и государственном варианте. Все государства мира считают себя национальными государствами, и у России нет оснований быть исключением. Повсюду утверждается представление о нации независимо от расового, этнического и религиозного состава населения. Нация – это не просто результат этнокультурной унификации и «длительного исторического формирования», а итог целенаправленных усилий политической и интеллектуальной элиты по утверждению среди населения представлений о народе как нации, об общих ценностях, символах, устремлениях. (академик РАН, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков, «Российский народ и национальная идентичность»).

назад к основному тексту

 

14. «Везде Русская земля, и нигде, ни в одном памятнике не встретим выражения русский народ. Пробуждавшееся чувство народного единства цеплялось ещё за территориальные пределы земли, а не за национальные особенности народа. Народ – понятие слишком сложное, заключающее в себе духовно-нравственные признаки, ещё не дававшиеся тогдашнему сознанию или даже ещё не успевшие достаточно обнаружиться в самом русском населении. Притом не успели ещё сгладиться остатки старинного племенного деления, и в пределах Русской земли было много нетронутых ассимиляций иноплеменников, которых ещё нельзя было ввести в понятие русского общества. Из всех элементов, входящих в состав государства, территория наиболее доступна пониманию; она и служила определением народности. Потому чувство народного единства пока выражалось ещё только в идее общего отечества (что до сих пор так и осталось в России, – П.Д.), а не в сознании национального характера и исторического назначения и не в мысли о долге служения народному благу, хотя и пробуждалось уже помышление о нравственной ответственности перед отечеством наравне со святыней. На Любецком съезде князья, поцеловав крест на том, чтобы всем дружно вставать на нарушителя договора, скрепили своё решение заклятием против зачинщика, ...да будет на него крест честной и вся земля Русская» (Василий Ключевский, «Русская история», лекция 12).

 

«Изуродование русского человека привело к изуродованию самой России». Русский человек возник во времена «татарского ига», которое было вовсе не игом, а выработкой особого типа (святой, подвижник), во многом опиравшегося на ценимые Чингисханом добродетели и привитого к православию. Татарские мурзы обрусели – и наоборот, русские «туранизировались». Начатая Петром I яростная европеизация страны постепенно приводит к вытеснению этого типа другим: нетерпимым, агрессивным, хищным – иностранцем у себя на родине. Более того, такой псевдорусский человек может носить маску и, притворяясь, проповедовать чуждые ему ценности; лицемерие еще сильнее искажает его облик» (Georges Nivat / Жорж Нива, «Возвращение в Европу», VI. «Азиатская сторона России»).

 

В Московии, да и позже в России различали русских и иноверцев, а не русских и инородцев: «Вот как начинается первая глава Соборного Уложения 1649 года «О богохулниках, и о церковных мятежниках»:

«Будет кто иноверцы какия нибуди веры или и русской человек…» … в начале XVIII века слова «русские» и «татары» употреблялись не в качестве этнонимов, как принято сейчас, а в качестве терминов, обозначающих религиозную принадлежность. Русские – это христиане, а татары – мусульмане. Именно поэтому про «татар» говориться, что это не только крымцы, кубанцы, но и «иные мусульманские народы» (Н.Д. Гостев, «О значении слова русский в XVIII веке»).

 

Да и казаки то называли себя русскими лишь по вере, а не по происхождению, дистанцируясь тем самым от обожающих рабство единоверцев холопов:

«Любопытно, что вплоть до завоевания в 1920г. Советской Россией Яика и насильственного установления там советской власти простые казаки (не получившие образования в царских учебных учреждениях) не считали себя русскими в современном, этническом плане (т.е. великороссами, московитами), а воспринимали себя как отдельную народность, исповедующую русскую – христианскую веру. К слову сказать, точно такого же мнения придерживались и донские казаки, что было зафиксировано в конце XVIII века Ригельманом А.И. в его известной книге «История или повествование о Донских Казаках» (1778 г.): донские казаки «мнят будто б они от некоих вольных людей, а более от Черкес и Горских народов взялися, и для того считают себя природою не от московских людей, и думают заподлинно только обрусевши, живучи при России, а не Русскими людьми быть. И по такому их воображению никогда себя московскими не именуют, ниже любят, кто их москалем назовет, и отвечают на то, что «Я де не Москаль, но Русский, и то по Закону и вере Православной, а не по природе» (Александр Ригельман, «История о донских казаках», – Ростов-на-Дону, 1992г., с. 17)» (Н.Д. Гостев, «О значении слова русский в XVIII веке»).

 

«В уставе греческого императора Льва Философа (886–911гг.) «О чине митрополичьих церквей, подлежащих патриарху Константинопольскому», на 60-м месте поименована церковь Русская (Ρωσια), а рядом следующая за ней церковь Аланская» (Евграф Савельев, «История казачества с древнейших времен до конца XVIII века»).

 

Очевидно, русская церковь у славян Хазарии, потомками которых являются казаки, существовала уже задолго до возникновения Киевской Руси:

«К 1945г. подавляющее большинство прежней Великороссии, Русского Народа, лучшая часть, духовное его ядро или «сердце», прежде всего – вся Святая Русь, было физически уничтожено. И всего за 28 лет – это половина жизни одного поколения! «И тогда, в мае 1945-го, Сталин возгласил свой знаменитый тост «За русский народ!» Никто не мог понять, в чём дело. Неужто сатанист и интернационалист в самом деле поклонился Русскому Народу? Нет, Сталин знал, что «Пирровым» характером победы ему удалось довершить начатое иудео-масонами с 1917 года дело истребления Великорусского народа, то есть, что Русского Народа больше нет! Он пил за здоровье покойника. То, что оставалось, и ещё по привычке (а также в издёвку) называлось «русским», на деле в подавляющем большинстве Русским Православным Народом уже не было. Родившиеся в 1930-х годах вступали в жизнь большей частью уже атеистами. Этническая же принадлежность, по крови, а также – территориальная, как мы помним, для Русского Народа издревле значили очень мало или совсем – ничего!» (Протоиерей Лев Лебедев, «Великороссия: жизненный путь»).

назад к основному тексту

 

15. «В России не осталось народа, вместо него – атомизированное население и паразитирующая на нём верхушка, плоть от плоти этого населения. Русская нация уже умерла духовно и нравственно, и вслед за этим умирает физически. Спасти – уже не народ, а отдельных, частных людей, не желающих гибнуть – может только коренной перелом в общественном мировоззрении... Одной из основных характеристик жизни современных русских людей является трусость. Мы стали трусливой нацией» (Игумен Пётр Мещеринов, «Трагедия России»).

 

«Душевная жизнь европейски образованного барина, помнившего бульвары Парижа, получавшего письма из Бадена и Женевы, спорившего о последнем романе Жанэ и о «Фаусте» Гете, была предельно далека от любых душевных движений крестьянина. Не только потому, что крестьянин не читал Гете, а еще и потому, что сами основы душевного устройства барина и его кучера оказывались различны. Одни и те же слова русского языка имеют для них разный смысл. Одни и те же события осмысливаются не просто по-другому, а в других категориях» (Андрей Буровский, «Запретная правда о Русских: два народа»).

 

«…Синодальный перевод (Библии, – П.Д.), вместе с произведениями наших классиков, позволяет увидеть, как сильно изменился язык, а вместе с ним и менталитет народа. Удивляет, как при столь изменившейся ментальности с нами остались такие черты, как бесшабашность, пьянство, лень, воровство и глупость. Чем только жив великорусский шовинизм! Эти «родимые пятна» – почти единственное, что подтверждает нашу русскость. По сути дела, это другой народ при тех же недостатках. Вот тема исследования для философов: куда деваются достоинства и почему остаются недостатки?... Прочитав хотя бы словарь Даля, вы согласитесь, что даже в совершенно ясные слова и фразы раньше вкладывался другой смысл. Повторюсь, эти языки похожи, но это языки двух разных народов, двух разных культур» (Станислав Вершинин, «Осторожно: Синодальный перевод!»).

 

«Малый народ создал великую литературу, на минуту стал совестью Европы (и был ею осознан в этом качестве), а после 1917-го сгинул: оказался частично вырезан в ходе гражданской войны, частично вытолкан за рубеж, где растворился в других народах. Его место заступил народ большой, продравший глаза мужик-христофор, булгаковский Шариков. При взгляде со стороны этнически он был тем же самым народом. Но жестокий опыт, поставленный историей, заставляет думать, что это не так. России Пушкина – не стало» (Юрий Колкер, «Тризна по России»).

 

«… Русский Народ (советской властью, – П.Д.) был доуничтожен физически, то есть завершил свою историческую Голгофу, уйдя из земной области бытия полностью. Некоторое количество его представителей, т. е. подлинно православных русских людей, ещё какое-то время сохранялось. Но оно было уже столь незначительно, что не могло стать основой возрождения народа, и им можно было пренебречь. Взамен Русского Народа на территории России начал жить новый, другой народ, говорящий на русском языке правда, неуклонно искажающемся, так что ныне в деловом языке сохраняется только 16-17 % русских слов, и как будто по крови происходящим от Русского Народа, но по духу, по мировосприятию и мировоззрению, уже ничего общего с Русским не имеющий» (протоиерей Лев Лебедев, «Великороссия: жизненный путь»).

назад к основному тексту

 

16. «Прежде всего: никакого (русского, – П.Д.) «народа» нет. Есть сто сорок восемь миллионов людей, объединенных в лучшем случае единым паспортом. Мало что их объединяет, кроме гражданства. Всякий разговор о народе – величайшее огрубление» (Виктор Шендерович, «О себе»).

 

«Русские – это не нация, – это люди, утратившие свою национальность» («Мысли о России», Ğomumi bәxәs – General topics).

 

«Русского народа нет – есть русскоязычный сброд, называющий себя русскими» (советский и российский учёный, криминалист, доктор технических наук, доктор юридических наук, профессор, старший советник юстиции, профессор Олег Каратаев).

 

«Но такая глубина различий между русскими и остальным миром связана вовсе не с тем, что русские какие-то убогие. Причина очень проста. Из всех народов мира, только русские не успели пройти трансформацию в нацию… Национализм – это чувство общности с другими, без которого жизнь в огромном современном мире – ужас без конца. И именно в таком ужасе сейчас и живут русские. Люди без нации, имя без вещи. Именно поэтому буксует русская экономика, под видом демократии страной правит тирания, москвичи и провинциалы ненавидят друг друга, а соседи боятся нас как чумы, сами не понимая почему. Если каждый из нас боится высунуть нос из своей норки, видя снаружи только врагов, страна остается на растерзание тем немногим, кто или беспринципен, или безрассуден, чтоб высунуться. К чему причитания? В наших несчастьях не виноват никто, кроме нас» (Юрий Аммосов, «Россия – страна несчастных»).

 

«Люди не составляют общество. Общество составляют граждане, а граждан у нас очень мало. Так как граждан мало, будем считать, что общества нет – есть население и власть. Как в Африке. Население само по себе живет, власть сама по себе. Поскольку ни население, ни власть не заинтересованы во взаимодействии, власть делает то, что считает целесообразным. Поэтому говорить об обществе бессмысленно. Люди, которые являются гражданами и как-то выражают свое мнение, составляют ничтожную часть российского государства, и их можно не принимать во внимание. – Почему так получилось? – Так было всегда – и до революции, и после революции, и сейчас. Я написал большую статью о том, что есть малый народ и большой народ, европейский народ и гигантский российский народ. Гигантский российский народ никогда не имел гражданского сознания» (Андрей Кончаловский, «О кризисе церкви, президенте-предателе и поиске счастья»).

назад к основному тексту

 

17. Григорий Явлинский, из интервью: Андрей Шарый, «Яблоко» готовится к решительным действиям. Без СПС.

 

«Предложение утверждать в России понятие не российской, а русской нации и возвратить дореволюционное понимание русских как всех, кто таковыми себя считает, нереализуемо. Украинцы и белорусы уже не согласятся снова причислять себя к русским, а татары и чеченцы себя таковыми никогда и не считали, но все они вместе с представителями других российских национальностей считают себя россиянами» (академик РАН, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков, «Российский народ и национальная идентичность»).

назад к основному тексту

 

18. «При малочисленности, нищете и разрозненности тогдашнего русского населения в восточных землях нельзя было и думать о том, чтобы выбиться оружием из-под власти монголов. Надобно было избрать другие пути. Руси (точнее, лишь Залешанщине, – П.Д.) предстояла другая историческая дорога, для русских политических людей – другие идеалы. Оставалось отдаться на великодушие победителей, кланяться, признавать себя их рабами и тем самым как для себя, так и для своих потомков усвоить рабские свойства. Это было тем легче, что монголы, безжалостно истреблявшие все, что им сопротивлялось, были довольно великодушны и снисходительны к покорным…» (Николай Костомаров, «История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», Гл. 8. «Князь Александр Ярославич Невский»).

 

«...С геополитической точки зрения русское царство базировалось на восстановлении политического единства территории Монгольской империи. Только на этот раз центром объединения была Москва, а не Каракорум. По словам князя Трубецкого, Российская империя может быть названа наследием Чингисхана» (Георгий Вернадский, «Московское царство», Пер. с англ. Е.П. Беренштейна, Б.Л. Губмана, О.В. Строгановой. – Тверь: ЛЕАН, М.: АГРАФ, 1997. – с.10).

 

«Московское государство возникло благодаря татарскому игу… Русский царь явился наследником монгольского хана. «Свержение татарского ига» свелось к замене татарского хана православным царем и к перенесению ханской ставки в Москву. Даже персонально значительный процент бояр и других служивых людей московского царя составляли представители татарской знати… Произошло обрусение и оправославление татарщины, и московский царь, оказавшийся носителем этой новой формы татарской государственности, получил такой религиозно-этический престиж, что перед ним поблекли и уступили ему место все остальные ханы западного улуса. Массовый переход татарской знати в православие и на службу к московскому царю явился внешним выражением этой моральной притягательной силы… Монгольское иго длилось более двух веков. Россия попала под него, еще будучи агломератом удельных княжеств, самостийнических, разрозненных, почти лишенных понятий о национальной солидарности и о государственности. Пришли татары, стали Россию угнетать, а попутно и учить. А через двести с лишком лет Россия вышла из-под ига в виде, может быть, и «неладно скроенного», но «крепко сшитого» православного государства, спаянного внутренней духовной дисциплиной и единством «бытового исповедничества», проявляющего силу экспансии и вовне. Это был результат татарского ига, тот плод, по которому можно судить о вредоносности или благоприятности самого ига в судьбах русского народа» (Николай Трубецкой, «К проблеме русского самопознания // О туранском элементе в русской культуре», Берлин, 1926, – с.49).

 

«...Борьба московских князей с золотоордынскими ханами была не борьбой за независимость, как подают московские историки, а соревнованием за господство в этой азиатской деспотической стране. Большинство военных мероприятий Московии в 15-17 вв. были направлены на восстановление этого государства, которое распалось в результате перемещения его политического центра из Нижней Волги в Москву. Изменение же названия (Московское царство вместо Золотой Орды) было лишь словесным камуфляжем. Неудивительно, что после политического освобождения от татарской зависимости влияние татар на формирование московитского этноса не уменьшилось, а наоборот, увеличилось вследствие прямого включения тюркских народов и государств в Московское княжество» (Андрей Кулиш, «Книга памяти украинцев», Научно-познавательное пособие, Харьков: «Просвита», 2000, – с.13-14).

 

«Колыбелью Московии было кровавое болото монгольского рабства, а не суровая слава эпохи норманнов. А современная Россия есть не что иное, как преображенная Московия… Между политикой Ивана III и политикой современной России существует не сходство, а тождество – это докажет простая замена имен и дат.... Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала виртуозной (virtuoso) в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира...... Политика России – неизменна. Русские методы и тактика менялись, и будут меняться, однако главная цель российской политики – покорить мир и править в нем – есть и будет неизменной. «Московский панславизм – всего лишь одна из форм захватничества» (Карл Маркс, «Разоблачения дипломатической истории XVIII века», Глава IV).

 

«В XII – XIII веках на Северо-Востоке Руси рождается чудовище. Назвать его можно по-разному: и традицией политического бесправия, и деспотией, и азиатским путем развития. Неисчислимые бедствия сулит этот путь; великое множество смертей, человеческих мук, разруху и одичание. Не одна кровавая комета растаяла в небе, едва чудовище повело вокруг своими желтыми драконьими глазами. Вот оно вскинулось, оскалилось полудиким конем из бесплодной монгольской степи. Повеяло во все страны жаром пыточных горнов и пожарищ, пошел от чудища смрад разлагающихся тел, горящего человеческого мяса, крови, неубранных нечистот, перегара скверной местной водки. Уставя вертикальный зрачок, чудовище рычит: гулко, свирепо, ненавидяще. В его реве слышен гул огня и плач бесчисленных вдов, крик детей, живьем сгорающих в церквах, вой посаженных на кол и запарываемых кнутами, стоны умирающих от ран. Настанет страшный день – и оно прыгнет. Несколько веков чудовище отрывало от Руси кусок за куском, жадно жрало и все росло – будто пучилось. Все громче и страшнее его рык, все большее пространство отравлено идущим от него смрадом. Чудовище победило, разорвало на части, сожрало Русь, извратило ее по своему образу и подобию. Поэтому чудовище называется теперь Русью, Россией – по имени сожранных. Нравы чудища именуются «исторически сложившимся типом общества», преступления чудища – светлыми подвигами; в рычании и вое чудовища отыскивается необъятный космический смысл. Бросок чудовища на Русь, истребление и пожирание Руси теперь называется не нашествием Орды и не явлением на Руси Чуда-юда поганого, а «собиранием русских земель» (Андрей Буровский, «Оживший кошмар русской истории. Страшная правда о Московии»).

 

«Историческая уродина, заскорузлая да посконная, кисло-горькая ты смородина, от которой вся жизнь – оскомина! Мутно-грязная, душно-зяблая, безнадежная, бездорожная, расползалась квашнею дряблою, отравляла гордыней ложною. На свободных всегда озлоблена, язвы выпячены, не лечены... Сколько жизней тобой угроблено! Сколько душ тобой искалечено!.. Тошнотворная да кровавая, ты не мать и не красна девица, ты – чудовище многоглавое. Сверху головы нагло скалятся, снизу – рабски привыкли кланяться. Верх – срубить бы да не печалиться, но ведь низ – все равно останется! Не изменится, не исправится, новый верх из него проклюнется, и вчерашнему быдлу здравица умиленной слюною сплюнется…» (уроженец Москвы Юрий Нестеренко, «Историческая уродина…»

назад к основному тексту

 

19. «Территория Совдепии в 1918 году удивительно совпадает с землями княжества Московского в XV веке. Те же коренные, лесные, нищие нечерноземные русские земли. Это не случайность. Дело в том, что Советская власть вовсе не есть следствие из марксовой теории, она самородное творчество русского гения. Точнее – свирепого московского, ибо уже зажиточным крестьянам русского Черноземья и, тем более, вольным казакам она и в страшном сне не снилась. Революция была, если помните, социалистической, то есть, социальной, а не национальной. Потому война и стала гражданской, а бывшим колониям советскую власть принесли на русских штыках – наверное, это и есть интернационализм по-русски. В Советах реинкарнировалась традиция общины, равенства в нищете, патернализма, коллективной ответственности (и безответственности), а революция и война дали возможность оторваться от постылой и безнадежной работы, отомстить обидчикам – помещикам и горожанам, вволю пограбить и покуражиться. Так что гражданскую войну выиграл русский крестьянин» (Максим Каммерер, «Какой же быть России?»).

 

«Совершенно очевидно, не надо иметь большую фантазию, чтобы Россию-рабу увидеть и в недавнем Советском Союзе, который тоже был Союзом-рабом, превратив весь советский народ в народ-раба, все «народы России» в народы-рабы колоссального военно-промышленного комплекса Советского Союза – раба, и с помощью грандиозной вооруженной мощи этого военно-промышленного комплекса наше «интернациональное государство народов-братьев» уже соревновалась не с какими-то Крымом, Литвой, Польшей, а по сути со всем миром, навязывая всему миру «русскую идею», «русское дело» под видом то ли социализма, то ли коммунизма. «Коммунизм победит во всем мире». Не победил, а рухнул. Но это вовсе не означает, что потерпела крах «русская идея», и мы видим, как она мимикрирует и в каких способах выражается ее выживание, непременно – за счет других» (Евгений Гуцало, «Ментальность Орды // Рабы рабов», или же: «Какую Россию мы потеряли?»).

 

«Огосударствление и территориализация этничности вместе с формулой «многонациональности» послужили одним из аргументов в пользу распада СССР во имя «национального» (читай: этнического) самоопределения. Уже после распада советский народ как общность был объявлен химерой, а Советский Союз – «последней империей». Однако исследования показывают, что СССР, несмотря на радикальный разрыв в 1917-м, был продолжением Российского государства, хотя слово «Россия» исчезло из названия, а вместе с ним ушли из языка понятия «российский народ» и «россияне» (академик РАН, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков, «Российский народ и национальная идентичность»).

назад к основному тексту

 

20. «Чем больше мы узнаем о войне – тем необъяснимей Победа. В 1964-м – через почти двадцать лет после войны – я впервые услышал о заградотрядах – о гениальной системе беззаветной храбрости. Идешь в атаку – может быть, повезет, немцы не – убьют. Отступишь – свои убьют обязательно» (Александр Минкин, «Чья победа?»).

 

«По-прежнему, согласно докладной записке майора госбезопасности В.М. Казакевича, «исключительно большую роль» играли находившиеся позади стрелковых цепей армейские заградотряды и дивизионные заградительные батальоны, придававшие войскам «устойчивость», неоднократно «предупреждавшие неорганизованный отход», неустанно помогавшие бойцам «выполнить свой долг перед Родиной» (Владимир Бешанов, «Год 1943 – «переломный»).

 

«Черную» пехоту, или же «чернопиджачников», чаще всего использовали как первые эшелоны при наступлении Красной Армии на самых сложных участках фронта. Освобожденные из оккупации мужчины должны были доказать таким образом свою верность Родине. Это были те самые – большей частью необученные военному делу, бесправные «пораженцы» и «окруженцы», в силу разных обстоятельств попавшие под немецкую оккупацию, и потому с официальной позиции советских карательных органов – граждане «второго сорта». Вот этим как раз – одну винтовку на троих, полкирпича в руки и, как напутствие: «Оружие добудете в бою!». А сзади – заградотряды НКВД. Сколько «чернопиджачников» загнали в ледяные воды Днепра, сколько их кануло в Вечность – уже не сосчитает никто...» (Юрий Смола, «Лица», «Чернопиджачники»).

назад к основному тексту

 

21. «Во всех завоеванных царствах они БЕЗ ПРОМЕДЛЕНИЯ УБИВАЮТ КНЯЗЕЙ И ВЕЛЬМОЖ, которые внушают опасения, что когда-нибудь могут оказать сопротивление. ГОДНЫХ ДЛЯ БИТВЫ ВОИНОВ И ПОСЕЛЯН ОНИ, ВООРУЖИВШИ, ПОСЫЛАЮТ ПРОТИВ ВОЛИ В БОЙ ВПЕРЕДИ СЕБЯ. Других же поселян, менее способных к бою, оставляют для обработки земли, а жен, дочерей и родственниц тех людей, кого погнали в бой и кого убили, делят между оставленными для обработки земли... и ОБЯЗЫВАЮТ ТЕХ ЛЮДЕЙ ВПРЕДЬ ИМЕНОВАТЬСЯ ТАТАРАМИ. Воинам же, которых гонят в бой, если они даже хорошо сражаются и побеждают, благодарность невелика; если погибают в бою, о них нет никакой заботы, но если в бою отступают, то безжалостно умертвляются татарами. Поэтому, сражаясь, они предпочитают умереть в бою, чем под мечами татар, и сражаются храбрее, чтобы дольше не жить и умереть скорее». Вот она, тактика классических паразитов – «срез» верхнего слоя национальной элиты, без которой «простой народ» остается, подобный стаду баранов, а затем это стадо ведется... на убой» (Н.И. Васильева, «Русская Хазария // От «великой Татарии» к России»).

 

«В самой московской земле вводятся татарские порядки в управлении, суде, сборе дани. Не из вне, а изнутри татарская стихия овладевала душой Руси, проникала в плоть и кровь. Это духовное монгольское завоевание шло параллельно с политическим падением Орды. В XV веке тысячи крещеных и некрещеных татар шли на службу к московскому князю, вливаясь в ряды служилых людей, будущего дворянства, заражая его восточными понятиями и степным бытом. Само собирание уделов совершалось восточными методами, не похожими на одновременный процесс ликвидации западного феодализма. Снимался весь верхний слой населения и уводился в Москву, заменяясь пришлыми и служилыми людьми… Без исключения выкорчевывались все местные особенности и традиции – с таким успехом, что в памяти народной уже не сохранилось героических легенд пришлого... Крепостная неволя крестьянства на Руси сделалась повсеместной в то самое время, когда она отмирала на Западе, и не переставала отягощаться до конца XVIII столетия, превратившись в чистое рабство. Весь процесс исторического развития на Руси стал обратным западноевропейскому: это было развитие от свободы к рабству. Рабство диктовалось не капризом властителей, а новым национальным заданием: создания Империи на скудном экономическом базисе. Только крайним и всеобщим напряжением, железной дисциплиной, страшными жертвами могло существовать это нищее, варварское, бесконечно разрастающееся государство… Мировоззрение русского человека упростилось до крайности; даже по сравнению со средневековьем – москвич примитивен. Он не рассуждает, он принимает на веру несколько догматов, на которых держится его нравственная и общественная жизнь… Новый советский человек не столько вылеплен в марксистской школе, насколько вылез на свет Божий из Московского царства» (Георгий Федотов, «Россия и свобода // Судьба и грехи России», Том 2, – С.-Петербург, 1992, в сб. «Новый град», Нью-Йорк, 1952, с. 150).

назад к основному тексту

 

22. «Отмена права отъезда произвела глубокую перемену в положении высшего класса населения, бояр. Из вольных слуг своих сюзеренов они превратились в невольных служилых людей. Такая же глубокая перемена произошла в течение XV–XVI веков в положении служебных князей; сначала закреплены были за государством территории их уделов; затем закрепостили самих владетельных князей… Закрепощение служилых князей, начатое Иоанном III Васильевичем, продолжили его сын Василий III Иоаннович и внук Иоанн IV Грозный. При малейшем подозрении в желании служебного князя отъехать его брали под стражу, а затем требовали укрепленную грамоту с поручителями. Эти последние, в свою очередь, должны были представить за себя поручителей-«подручников». В неотъезде того или другого князя оказывались, таким образом, заинтересованными сотни служилых людей. В 1568 году за князя Ивана Дмитриевича Бельского поручились 29 бояр; шесть из них представили за себя 105 подручников» (Дмитрий Калюжный, Ярослав Кеслер, «Другая история Московского царства» // «Закрепощение бояр и князей»).

 

«Было бы притом большим заблуждением думать, будто влияние рабства распространяется лишь на ту несчастную, обездоленную часть населения, которая несет его тяжелый гнет; совсем напротив, изучать надо влияние его на те классы, которые извлекают из него выгоду, а не на те, которые от него страдают. Благодаря своим верованиям, в высшей степени аскетическим, благодаря темпераменту расы, мало пекущейся о лучшем будущем, ничем не обеспеченном, наконец, благодаря тем расстояниям, которые часто отделяют его от его господина, русский крепостной, надо сказать, достоин сожаления не в той степени, как это можно было бы думать. Его настоящее положение, к тому же, – лишь естественное следствие его положения в прошлом. К подчинению привело его не насилие завоевателя, а логический ход вещей, раскрывающийся в глубине его внутренней жизни, его религиозных чувств, его характера. Вы требуете доказательства? Посмотрите на свободного человека в России! Между ним и крепостным нет никакой видимой разницы. Я даже нахожу, что в покорном виде последнего есть что-то более достойное, более покойное, чем в смутном и озабоченном взгляде первого. Дело в том, что между рабством и тем, которое существовало и еще существует в других странах света, нет ничего общего. В том виде, в каком мы его знаем в древности, или в том, в каком видим в наши дни в Соединенных Штатах Америки, оно имело лишь те последствия, какие естественно вытекают из этого омерзительного института: бедствие раба, развращение владельца, между тем как в России влияние рабства неизмеримо шире» (Петр Чаадаев, «Отрывки и разные мысли»).

 

«Уже во времена правления Ивана III в русском государстве складывается система авторитарной власти, имевшая значительные элементы восточных деспотий. «Государь всея Руси» обладал объемом власти и авторитетом, неизмеримо большим, чем у европейских монархов. Все население страны – от высшего боярства до последнего смерда – были подданными царя, его холопами. По мнению многих историков отношения подданства ввела в закон Белозерская уставная грамота 1488 года. По этой грамоте все сословия были уравнены перед лицом государственной власти. Широкое распространение в нашей исторической науке получила точка зрения, что в это время между князем и всеми слоями общества, включая и высшие, устанавливались четкие служебно-подданнические отношения. В их основе лежали не договорные отношения, характерные для стран Западной Европы и фиксировавшие как обязанности, так и права и даже привилегии тех или иных социальных групп, а жесткое подчинение и покорность воле великого князя. Прекращаются отъезды бояр от князя. Утверждается форма обращения бояр и князей к государю: «Я есмь холоп твой», – немыслимая для отношений между сюзереном и вассалом. Посол Германской империи Сигизмунд Герберштейн в начале XVI в. отмечал: «На Руси (в Московии, – П.Д.) все они называют себя холопами, т.е. рабами государя... Этот народ находит больше удовольствие в рабстве, чем в свободе… Основанные на защите и доверии взаимные отношения между властителем и вассалом, при которых властитель предоставлял защиту, а вассал обещал хранить верность, противоречили духу московского самодержавия. Московские князь и царь, хотя и требовали подчинения и клятвы в верности, но сами если и давали, то были вольны отказаться от них. Принцип взаимности, включавший в себя на Западе также и право сопротивления, не согласовывался с московским самодержавием, по представлениям которого господство исходило лишь из одного центра, поэтому и могущественные бояре оставались «холопами»… Любопытно мнение одного голландца побывавшего в России в начале правления Михаила Федоровича Романова, приведенное историком Костомаровым: «Надеюсь, что Бог откроет глаза юному царю, как то было с прежним царем Иваном Васильевичем: ибо такой царь нужен России, иначе она пропадет; народ этот благоденствует только под дланью своего владыки и только в рабстве он богат и счастлив». Это мнение интересно и тем, что холопское состояние как естественное для русского человека отмечается уже тогда» (Георгий Киреев, «Понять Россию»).

 

«Эта страна (Россия) – страна вольноотпущенников и плебеев, не знающих и не умеющих пользоваться неожиданно приобретенной свободой и скучающих по благам сытого рабства… Страна рабов, страна господ. Раб, получающий власть, становится деспотом; господин, лишающийся власти, превращается в ничто, – таков русский характер… Рабство в этой стране – вполне естественное состояние, в котором многие себя прекрасно и свободно чувствуют. Рабство, вполне естественное и добровольное, никем и ничем не принуждаемое» («Мысли о России», Ğomumi bәxәs – General topics).

 

«Подобный этнос должен иметь деспотическое правление, он требует такого правления, как наркоман нуждается наркотиков, такое деспотическое правление из природы подобного этноса, это во-первых, а во-вторых, деспотическое правление автоматически побуждает подобный этнос находиться в том состоянии и виде, в котором он находится, органично требуя, опять же, деспотического правления» (Евгений Гуцало, «Ментальность Орды // Рабы рабов», или же: «Какую Россию мы потеряли?»).

 

«Сегодня многие россияне удивились бы, как тогда иудеи: от какого такого рабства нас освобождать, если никаким рабовладельцам мы не принадлежим, нет даже крепостного права, зачем нам какая-то иллюзорная свобода? Тем не менее, с формальной отменой крепостного права российское рабство никуда не делось, оно просто перешло в другие, более изощрённые и скрытые формы, а «сумма» несвободы, количество зависимости осталось тем же самым, если не прибавилось ещё больше. Кстати, алкоголизм и прочие подобные «привычки» – это тоже одна из форм воплощения рабства, легко перетекающего из одной формы зависимости в другую. Пресловутое российское пьянство – это «привет» от крепостного права – «я тут, я никуда не делось»…» (Юрий Кузнецов, «Несвобода «более лучше», чем свобода?»).

 

«Мистика русской души, о которой так много философствуют все кому не лень, есть не что иное, как проявление рабского (точнее, – холопского, – П.Д.) менталитета. Он выражается и в мещанстве, и в вере и неверии, и в покорном «трудолюбии», в бесшабашности и хулиганстве, и в отваге воинов, и в отсутствии достоинства в российском характере. Он проявился и в ленинском синтезе несвободы и социализма, приведшем к народному государству, построенному на несвободе. Заметим, демократия с ее преклонением перед властью большинства и фактическим подавлением сферы индивидуального мышления – новая логика рабства» (Доктор экономических наук Людмила Мясникова, «Российский менталитет и управление»).

назад к основному тексту

 

23. «На Дон пришла смерть. Не перевоспитывать, не большевизировать «контрреволюционное» казачество шли красные. Они решили его уничтожить как таковое. 24 января 1919 г. Оргбюро ЦК выпустило циркулярную инструкцию за подписью Свердлова, в которой говорилось: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести беспощадный массовый террор ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти». Предписывалось «конфисковать все сельскохозяйственные продукты, провести... в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли» (Валерий Шамбаров, «Белогвардейщина», М.: ЭКСМО-Пресс, 2002).

 

«Член Коллегии защитников Кубанской области в 1920-1930-е годы Н. Палибин вспоминал позже в своей книге «Записки советского адвоката» случай, очевидцем которого ему довелось стать в 1920 году. В станицу Старо-Джерилиевскую на Кубани вошел отряд ЧОН. Собрав на станичной площади митинг, чоновцы стали выкрикивать фамилии станичников, поочередно спрашивая: «Хороший это человек? Кто за, подымите руки!». Автор оставил такое свидетельство: «Присутствующие не подозревали, что они выносят смертный приговор… Им казалось, что, чем больше они подымут рук, тем сильнее будет защита подозреваемого. Они голосовали за честных порядочных людей, домовитых хозяев, тружеников-хлеборобов. Через час после наступления темноты люди, получившие подавляющее большинство голосов, со связанными руками были заперты в сарае… А в предрассветных сумерках 21 мужчина и 4 женщины были выведены за станицу и порублены шашками…» (Георгий Кокунько, «Как коммунисты уничтожали казаков»).

 

«По воспоминаниям современника, казачьи семьи «сгоняли к железнодорожным станциям, где стояли заранее поданные эшелоны из товарных вагонов без воды, печей, уборных. По 70-100 человек загоняли в вагоны, закрывали на замки и пломбировали. Окна в вагонах были забиты досками и сверху обтянуты колючей проволокой. Эшелоны мчали несчастных казаков в Сибирь, на Дальний Восток. Кошмарный ужас творился в вагонах: холод, голод, плач детей и матерей, самоубийства, болезни и смерть. Оставшихся в живых выбросили в сибирском лесу и заставили строить бараки и землянки. Дети, женщины, старики без одежды и питания падали и умирали – как мухи. Утром можно было видеть целыми семьями повесившихся на деревьях людей». (Черкасов К. «Генерал Кононов» (ответ перед историей за одну попытку), т. 1. – Мельбурн, 1963, с.58-59); историк Сергей Наумов, «Голод 1932-1933 годов», общеказачий журнал «НА КАЗАЧЬЕМ ПОСТУ», №4 2004 г.).

 

«И «голод, и недоедание дали в руки кровавой комвласти новое и страшное оружие для её политической борьбы с неугодными или опасными частями населения. И власть человекообразных использует его беспощадно. Ясно видно направление ударов голодом со стороны организаторов голода. Это – казачье население Северного Кавказа, это – «социально опасные» группы во всём населении России… Их обрекают на скорую и верную голодную смерть в тюрьмах, концентрационных лагерях, ссылках, во время долгих этапных путей. Так погибает лучшая, самая хозяйственная часть крестьянства и казачества и глубже подрывается сельское хозяйство» (А.В. Федоров, «Голод – знамя России», Прага, 1933, №6, с.3-4).

 

«Осенью 1932 – весной 1933 года невиданный голод охватил Украину, Северный Кавказ, Поволжье, Казахстан, Западную Сибирь, Юг Центрально-Черноземной области и Урала – территорию с населением около 50 млн. человек. Массовая гибель людей была искусственно организована властью для подавления сопротивления села коллективизации с помощью, прежде всего, безжалостных и непомерных хлебозаготовок осени-зимы 1932 года, поддержанных повсеместным и активным применением методов террора и запугивания населения. Так, если в 1930 году власть изъяла более 30 % валового сбора зерна, то на следующий год этот показатель был увеличен до 40 %, а в 1932 году в основных зерновых районах – до 45 %. Чтобы лучше понять происходившие, отметим: урожай 1932 года почти на 140 млн. центнеров был меньше урожая 1930 года, а в итоге показатели хлебозаготовок в 1932 году оказались выше более чем на 30 %. При этом 1932 год вовсе не был особо неурожайным – годом раньше недород был намного больше. При разумной политике по заготовке хлеба среднего урожая с избытком хватало для того, чтобы избежать голода. Нет, речь шла именно об искусственно задуманной акции окончательного подавления, удушения областей Юга России» (Георгий Кокунько, «Как коммунисты уничтожали казаков»).

 

«Окружённые войсками и активистами, станицы и хутора превращались в резервации с единственным выходом на кладбище, в ямы скотомогильников, глиняные карьеры. И.Д. Варивода, в то время секретарь комсомольской организации станицы Новодеревянковской вспоминал: «Созвали комсомольцев и пошли искать по дворам хлеб. А какой саботаж? План хлебозаготовок был выполнен, всё сдали! За день нашли в скирде один мешок пшеницы. Нашли! Вот это и было надо. С этого и началось. Станица была объявлена вне закона, сельсовет распущен, всем руководил комендант. Окружили кавалерией – ни зайти, ни выйти, а в самой станице на углах пехотинцы: кто выходил после 9 часов вечера – тех стреляли без разговору. Закрыли все магазины, из них всё вывезли, до последнего гвоздя. Для политотдела был особый магазин, там они получали сахар, вино, крупы, колбасу. Три раза на день их кормили в столовой с белым хлебом. А таких, как я, активистов, тоже три раза на день кормили, хлеб давали, 500 г – не белый, а пополам с макухой… Люди приходили к столовой, тут же падали, умирали…» (Георгий Кокунько, «Как коммунисты уничтожали казаков»).

 

«И снова вспоминает И. Варивода: «Голые, как попало набросанные на гарбы – кто висел через драбины головой, у кого руки висели до земли, кто одну или обе ноги задрал вверх – окоченелые, «враги народа» совершали последний путь на цэгэльню, на Бакай. Там был раньше кирпичный завод и глину брали из карьера. Бросали всех в братскую могилу, от младенцев до бородачей. Бросали и живых еще, но таких, что уже все равно дойдут, умрут… Ночью Зайцев, комендант, вызывал к себе председателей колхозов, – Я – под окно, подслушиваю, – Вызовет председателей колхозов и спрашивает: – У тебя сегодня сколько сдохло? – 70 человек. – Мало! А у тебя? – 50 человек. – Мало!» (Георгий Кокунько, «Как коммунисты уничтожали казаков»).

 

«Непрерывной вереницей потянулись с Украины и Северного Кавказа к мерзлым болотам Дальнего Востока наглухо забитые вагоны с десятками тысяч «саботажников», которых гнали на верную смерть. Очевидец-железнодорожник, видевший в начале 30-х годов эшелоны депортированных с Кубани, свидетельствует: Много раз из проходящих вагонов нам выбрасывали свертки. Мы знали, что в них. В них были детские трупы. Мы разворачивали их, доставали записки, очень схожие по содержанию: «Ради Бога, предайте земле раба Божьего...» И имя. И мы хоронили вдоль железнодорожного полотна этих самых «кулаков», «рабов Божьих» Мишек, Дашек, Иванов – грудных и годовалых, русых и чернявых... А на их родине и на их крови вставали колхозы. В дома раскулаченных въезжали новые хозяева... («Северная правда» (Ягодное), №10-12/1989)» (Сергей Наумов, «ЧЁРНЫЕ ДОСКИ». Из истории голодомора 1932-1933 годов на Кубани, Жигулёвск).

назад к основному тексту

 

24. «Сознание многих россиян очень архаично, и сравнительно с людьми других народов (в том числе поляков, украинцев и белорусов) они агрессивны. Невероятно, неприлично агрессивны. Много раз мне доводилось наблюдать, как иностранцы удивляются этой агрессии российских коллег. Как он любит, холит, пестует свою агрессивность, этот средний россиянин! И в малом, и в большом он инстинктивно стремится разделить мир на «их» и «нас». Отделиться, спрятаться от «них», скажем, закрывшись за колючей проволокой «закрытых городов» – комфортабельных и добровольных концлагерей для победителей. А если удастся – то напасть на «них», стукнуть, обидеть, уничтожить! Очень часто россиянин даже не понимает, что он агрессивен, что его поведение прочитывается как угроза… Агрессия – это ведь не только готовность нападать, отнимать, применять силу. Это и полное непонимание окружающих. Их как бы и не существует» (Андрей Буровский, «Оживший кошмар русской истории. Страшная правда о Московии»).

 

«Русская идея – это агрессивное смирение. То есть, настоящий русский человек не только готов мириться с окружающей его подлостью и несправедливостью, он требует такого же поведения и от окружающих. «Милосердный к жестоким будет жесток к милосердным» – вся психология русского человека строится на этом вот «милосердии к жестоким». Желание бороться за свои права, наказывать виновных, требовать справедливости считается глупым, а то и не этичным…» (луганчанин Александр Володарский, «Русское»).

 

«Если русским предоставить право выбрать себе предводителя, они выбирают самого лживого, подлого, жестокого, вместе с ним убивают, грабят, насилуют, впоследствии сваливают на него свою вину. Спустя время церковь провозглашает его святым». Сказано так, будто Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин смотрел в наше время. Вы скажете, что сейчас совершенно другое время, оно течет, как река, в которую не войти дважды. Время меняется, техника меняется, еще 20 лет назад мы ничего не знали о мобильниках, интернете, Скайпе. Но человек (очевидно, русскоязычный человек-ребенок, – П.Д.) остается таким же, каким был и 200 и 2000 лет назад – жадным, хитрым и плотоядным» (Владимир Левин, «Знак беды»).

 

«Царь Васька (Василий Шуйский, – П.Д.) – порождение своего общества, не более того. Самый подлый, самый хитрый, самый ничтожный? Может быть. Лучше всех умеющий преследовать свои и только свои эгоистические цели? Лучше умеющий гадить, предавать и подличать? (Как говаривает один мой знакомый «коммерсант»: «коленки можно потом и отряхнуть»…). Допустим, что все это так. Ну, а остальные-то… Вся огромная страна куда смотрела?! Московия видела, кого выбирала, – это раз. И заслуживала того, кого выбрала, – это два. Подлое, не ведающее чести, не знакомое с порядочностью общество, в котором и полагается всячески задирать пятачок, получило истинно своего лидера. Готовая к смуте страна выбрала того, кто ее стряхнет в Смуту. Настанет день, и «царя Ваську» скинут с трона, постригут в монахи, отдадут полякам. На заседании Сейма он будет валяться у поляков в ногах, плакать и просить прощения, а потом незаметно помрет в 1612 году, уже никому не интересный» (Андрей Буровский, «Оживший кошмар русской истории. Страшная правда о Московии»).

 

«Академик Н.Н. Моисеев (математик и экологист, авторитетная фигура в 1970 е – 1990 е гг., ныне покойный) в ходе дискуссии в «Горбачёв-Фонде» высказался: «Наверху (по контексту речь идёт об иерархии власти) может сидеть подлец, мерзавец, может сидеть карьерист, но если он умный человек, ему уже очень много прощено, потому, что он будет понимать, что то, что он делает, нужно стране», – (цитир. по изд. «Горбачёв-Фонда» «Перестройка. Десять лет спустя», Москва, «Апрель-85», 1995г., стр. 148…). Если смысл этого высказывания выразить короче, получится: «То, что хорошо для умного подлеца, – хорошо для всей страны». Возражений не последовало. Причины молчаливого согласия представителей интеллигенции, участвовавших в дискуссии (включая и первоиерарха кинематографии и «нравоучителя» Н.С. Михалкова) можно понять из слов искусствоведа И.А. Андреевой, которая сумбурно высказала следующее: «Нравственные основы – это высоко и сложно. Но элементы этики вполне нам доступны». Т.е., что такое нравственность и, соответственно, что такое праведность, – участникам дискуссии неведомо. Поэтому, если «наверху» окажется умный, но не подлец и мерзавец, тот, кто непреклонно старается воплотить в жизнь праведность, то вся корпорация подлецов и мерзавцев начнёт вопить, что к власти пришёл жестокий тиран» (Константин Петров, «Нам нужна другая школа» // «Введение в гуманизм: в ложный и в истинный»).

 

«В составе же всякой души есть начало святое, специфически человеческое и звериное. Быть может, наибольшее своеобразие русской души заключается в том, что среднее, специфически человеческое начало является в нем несоразмерно слабым по сравнению с национальной психологией других народов. В русском человеке как типе наиболее сильными являются начала святое и звериное… Не гуманизм у нас запоздал от запоздания культуры, а культуры у нас не было и нет от слабости гуманистического начала. Гуманизм – это независимая от религии наука, этика, искусство, общественность и техника. Это есть то, чем человек отличается от зверя. Но именно русский человек, сочетавший в себе зверя и святого по преимуществу, никогда не преуспевал в этом среднем и был гуманистически некультурен на всех ступенях своего развития. Недаром поэт-славянофил (А. С. Хомяков, – П.Д.), от которого скорее всего можно было бы ждать идеализации русского народа, произнес о России весьма суровые осуждения, суммирующиеся признанием, что она «и всякой мерзости полна» (Cергей Аскольдов, «Религиозный смысл русской революции», в сб. «Из глубины»).

 

«К. Леонтьев говорит, что русский человек может быть святым, но не может быть честным. Честность – западноевропейский (и украинский, – П.Д.) идеал. Русский идеал – святость… Русскому человеку часто представляется, что если нельзя быть святым и подняться до сверхчеловеческой высоты, то лучше уж оставаться в свинском состоянии, то не так уже важно, быть ли мошенником или честным. А так как сверхчеловеческое состояние святости доступно лишь очень немногим, то очень многие не достигают и человеческого состояния, остаются в состоянии свинском» (Николай Бердяев, «О святости и честности» в кн.: «Судьба России», 1918г.).

 

«Эта страна (Россия, – П.Д.) – страна рабов, но рабов преданных, своим хозяевам не изменяющая, других хозяев ненавидящая и чувствующая всегда ослабление деспотизма в них, и из-за этого время от времени их сменяющая… Благо России могло бы быть в объединении воли лучших людей, но, увы, у лучших людей России чаще встречается паралич воли, а ничтожества с их стадным инстинктом здесь составляют общество, предводимое /*beep*/ми. Воистину «Баранов» ведут на бойню специально выдрессированные «Козлы»… У этой страны нет будущего, по крайней мере, того о котором она мечтает. Царский режим, коммунистический режим, демократический режим, что они не делают, все равно получается режим. Видимо проблема этой страны не в политических системах, а в самих гражданах. Говорят, власть портит людей. Я так не думаю. Скорее люди портят власть. Бесстрастный холодный инструмент управления людьми приобретает облик того, в чьи руки он попадает» («Мысли о России», Ğomumi bәxәs – General topics).

назад к основному тексту

 

25. «Кое-как переправив толпу невооружённых, ничего не понимающих, рыдающих, обезумевших женщин через месиво из человеческих останков, что невозможно тогда было назвать речкой, пастухи-автоматчики, настоящие штрафники-уголовники, погнали своих овечек вверх по склону высоты, на вражеские дзоты первой линии… Опытные штрафники конвоиры вовремя тормознулись перед началом пулемётной сечи, галантно пропустив дам вперёд… И вражеская высота привычно заговорила пулемётами и автоматами. И – долго ли, умеючи, – за пару-тройку минут управилась. Женщины падали, как мишени на стрельбище, не дойдя до первой линии обороны немцев несколько десятков метров, вскидывали в инстинктивной мольбе руки, и так, с распростёртыми в прощальном объятии руками, оседали на мокрую холодную траву, обнимая родную украинскую землю последний раз… – Мамо, рятуйтэ!!! Потом ещё десять – двенадцать дней продолжались тупые, как головой об стену, атаки на линию «Вотан» и рядом с женским штраф-стадом полёг в полном составе и настоящий мужской штрафбат, тоже в большинстве своём состоявший из местных мужиков, отловленных в окрестных сёлах… Какой смысл был гнать безоружных, необученных людей под град пуль? Надежда, что у немцев рано или поздно кончатся патроны?..» (Олег Зоин, «Штраф ценою в жизнь»).

 

«За время освобождения Украины от немецких оккупантов из сел призвали в армию 900 тысяч неподготовленных и необученных бойцов… Предположим, освобождалось село. Сразу после этого в него входил так называемый полевой военкомат, члены которого ходили по домам в поисках подросшей за два с половиной года оккупации молодежи. И, не спрашивая паспорта, отбирали на глаз. Видят: рослый такой подросток (а ему, может, и 16-ти не исполнилось, и он никак не подходит под категорию призывника) – мобилизуют. Полевые военкоматы забирали также бывших солдат Юго-Западного фронта, отпущенных немцами из плена в 1941 году (всего их набралось около 277 тысяч). Документы свидетельствуют о том, что они не были коллаборантами, а просто вернулись к своим семьям… Димарову очень повезло. Ведь почти все ребята, которых забирали полевые военкоматы, погибали в первом же бою. С какой целью все это делалось? Так выявляли огневые точки врага, провоцируя немцев выстрелить в безоружных людей свои боеприпасы перед началом основного сражения. Во время съемок документального фильма «Цена Победы» мне (Димарову, П.Д.) приходилось общаться с немецкими ветеранами, которые приезжали в Украину исследовать свои солдатские захоронения. Когда мы спрашивали их об этих боях, в ответ звучало одно и то же: «Даже нам было жалко подростков. Когда видели, что их стадом гонят, без оружия, рука не поднималась. А те, кто сидел у пулеметов и вынужден был стрелять, старались попасть по ногам. Другие сходили с ума или отпрашивались от такой бойни, этой страшной миссии». Вот так это действовало даже на врага, потрясенного подобной жестокостью…» (доктор истор. наук проф. Виктор Король, Андрей Топчий, «Когда стал вопрос об обеспечении новобранцев, Георгий Жуков заявил: «Обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше придётся в Сибирь после войны ссылать», «ФАКТЫ», 28.10.2011).

 

«Таких людей, которые по замыслу тогдашней власти должны были собственной кровью «смыть позор пребывания на оккупированной территории», было мобилизовано 300 тысяч – в битве за Днепр их погибло приблизительно 250–270 тысяч. Общие же потери в этой битве достигли 380 тыс. Мобилизацией таких людей занимались полевые военкоматы, состоявшие, как правило, из взвода солдат и нескольких офицеров. Забирали всех способных держать оружие, даже 16-17-летних ребят. Все проходило якобы на законных основаниях, ведь накануне Ставкой Верховного Главнокомандования, приказом от 9 февраля в 1942 г. №089, право призывать на военную службу было предоставлено не только военным советам армии, но и командирам дивизий, частей, причем в неограниченном количестве. Страшнее всего то, что большинство из мобилизованных совсем не имели военного опыта, не проходили никаких учений, и их без соответствующей подготовки сразу бросали в бой. Понятно, что большинство из них погибало в первой же битве» (Юрий Смола, «Лица», «Негуманитарная помощь // Чернопиджачники»).

 

«Запятнанных» мирным проживанием под нацистским господством обычно использовали в лобовых атаках в первых рядах, как правило, без обучения, а зачастую без обмундирования и даже оружия («чернопиджачники»). Это увеличивало и без того высокие шансы погибнуть» (А. Гогун, «Сталинские коммандос // Украинские партизанские формирования, 1941–1944»).

 

«Когда Красная Армия начала выгонять немцев из Украины, то «домоседов» быстренько собирали, – этим занимались даже не военкоматы, а сами командиры передовых частей, – совали им снова винтовки в руки и, даже не переодев в шинели, в чем были – в первую линию боя! Их так и называли – «пиджачники». Берега Днепра, как весенними цветами, пестрели трупами в разноцветной гражданской одежде» (Григорий Климов, «Песнь победителя»).

назад к основному тексту

 

26. «Жительница с. Сопыч Глуховского района Сумской области Евдокия Лаукина рассказывала, что во время нападения на их село местная полиция в течение двух дней в феврале 1942г. оборонялась в церкви, а партизаны в это время убивали членов семей полицаев – женщин, детей, стариков… Листовка с содержанием: «У всех, кто идет против славянских народов, кто помогает немецкому врагу, будет расстреляна семья» показывает централизованное руководство этими действиями»… В листовке сабуровцев к жителям Житомирщины содержались прямые угрозы родственникам коллаборационистов: «Всех изменников Родины и их семьи ожидает смерть»… Одна из полевых комендатур доносила командованию тыловой зоны группы армий «Юг» о том, что 11 марта 1942г. на украинско-русском пограничье в ходе упомянутого нападения на деревню Ивановка подчиненные первого секретаря черниговского обкома отрубали руки детям полицейских. Можно было бы посчитать это выдумкой, если бы другие источники не сообщали о чем-то похожем. Жительница села Рудня Корюковского района Черниговской области Александра Шевченко рассказывала, что ее соседу партизаны федоровского соединения «повыкалывали глаза, страшно над ним издевались». Убитый был столяром, в начале периода оккупации сделавший для партизан отряда под командованием Балабая землянки. А потом немцы заставили его пойти в полицию, и за это его партизаны убили. Федоровцы, расстреляв в июле 1942г. 12 человек в с. Рудня, «зубы [им] повыбивали. Сперва намучают, а потом убьют». По словам жителя села Рейментаровка того же района, действовавший в их местности командир партизанского отряда Борис Туник «был варваром. По разговорам – солили людей, шкуру отдерут – солят». О распространенности партизанских пыток писал Хрущеву литератор Николай Шеремет: «Полицейских, старост, бургомистров, которые сопротивляются, партизаны перед тем, как расстрелять, хорошо «проучат». Особенно жестокостью отличились партизаны Федорова. Я был свидетелем, как полицаев били до крови, резали ножами, поджигали на голове волосы, привязывали за ноги и на аркане конем волочили по лесу, обваривали горячим чаем, резали половые органы». В дневнике Григория Балицкого, командира отряда им. Сталина Черниговско-Волынского соединения, можно найти подтверждение того, что и спустя несколько месяцев в этом отношении ничего не изменилось: «4 апреля 1943г… Привели бургомистра (верного слугу немцев). Вечером его привели в штаб соединения, здесь его докончила партизанская рука. Били этого мерзавца кто чем мог, кроме этого поливали кипятком» (А. Гогун, «Сталинские коммандос // Украинские партизанские формирования, 1941–1944»).

назад к основному тексту

 

27. «По рассказу жителя с. Землянка Глуховского района Сумской области Ивана Чогуна, сабуровцы в 1942г., применив зажигательные пули, одновременно спалили 42 двора, убив десятки человек. Партизаны во время операции были пьяны. Мотивом карательной акции послужило то, что местные полицейские убили одного сабуровского партизана. Сведения о том, что в тот день было сожжено более сорока дворов, подтвердил другой житель Землянки, ветеран Красной армии Алексей Кульша… «Отряд заходил, а люди бежали, не знали, что он был, бежали люди из села, так их нагоняли, шашками рубили – понял? А некоторых, которые бежали, так забирали снова в партизаны» (А. Гогун, «Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941–1944»).

назад к основному тексту

 

28. «Окружённые войсками и активистами, станицы и хутора превращались в резервации с единственным выходом на кладбище, в ямы скотомогильников, глиняные карьеры. И.Д. Варивода, в то время секретарь комсомольской организации станицы Новодеревянковской вспоминал: «Созвали комсомольцев, и пошли искать по дворам хлеб. А какой саботаж? План хлебозаготовок был выполнен, всё сдали! За день нашли в скирде один мешок пшеницы. Нашли! Вот это и было надо. С этого и началось. Станица была объявлена вне закона, сельсовет распущен, всем руководил комендант. Окружили кавалерией – ни зайти, ни выйти, а в самой станице на углах пехотинцы: кто выходил после 9 часов вечера – тех стреляли без разговору. Закрыли все магазины, из них всё вывезли, до последнего гвоздя. Для политотдела был особый магазин, там они получали сахар, вино, крупы, колбасу. Три раза на день их кормили в столовой с белым хлебом. А таких, как я, активистов, тоже три раза на день кормили, хлеб давали, 500 г – не белый, а пополам с макухой… Люди приходили к столовой, тут же падали, умирали…» (Георгий Кокунько, «Как коммунисты уничтожали казаков»).

назад к основному тексту

 

29. «В отношении галичан немцы проводили политику совершенно другую, чем по отношению к населению Полесья и Волыни.

а) Полное отсутствие массового террора и репрессий.

б) Снабжение населения товарами первой необходимости через потребкооперацию.

в) Довольно устойчивые деньги – злотый, курс которого немцы поддерживали на должной высоте.

Одновременно немцы ревностно оберегали Галицию от появления в ней партизанского движения, как советских партизан, так и банд УПА. Крестьяне в Галиции в экономическом отношении жили хорошо» (из отчета командира 1-й Украинской партизанской дивизии Петра Вершигоры, цитир. по: А. Гогун, «Сталинские коммандос // Украинские партизанские формирования, 1941–1944»).

назад к основному тексту

 

30. «Ни при освобождении России, ни в Белоруссии, кроме единичных случаев, такой практики (набора «чернобушлатников», – П.Д.) не было. Не стоит забывать о том, что проходил и на Правобережной Украине. По сути, это был геноцид украинского народа, ведь было поголовно истреблено много молодежи, подросшей за годы оккупации. …им говорили: «Вы изменники и должны искупить свое предательство кровью. Оружие добудете в бою!» (доктор истор. наук проф. Виктор Король, Андрей Топчий, «Когда стал вопрос об обеспечении новобранцев, Георгий Жуков заявил: «Обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше в Сибирь после войны ссылать», «ФАКТЫ», 28.10.2011).

назад к основному тексту

 

31. «Как известно, сразу после освобождения Украины, Сталин принял решение о выселении всех украинцев, бывших в оккупации в «места не столь отдалённые», документы об этом были подписаны и героем СССР Жуковым, и другими членами правительства. Но специалисты из разведки убедили руководство СССР, что такими мерами они толкнут весь украинский народ в ряды ОУН, УПА и вся Украина будет охвачена партизанской войной, выиграть которую будет более чем трудно, учитывая, что костяк Красной армии составляют украинцы. Опосредованно существование приказа подтвердил бывший глава НКВД УСССР генерал Василий Рясной. В книге Феликса Чуева «Солдаты империи: Беседы. Воспоминания. Документы») приводится текст приказа Жукова-Берии с припиской: «По неизвестным причинам этот приказ не был выполнен».

Приказ №0078/42, 22 июня 1944 года, г. Москва, ПО НАРОДНОМУ КОМИССАРИАТУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА И НАРОДНОМУ КОМИССАРИАТУ ОБОРОНЫ СОЮЗА СССР

Агентурной разведкой установлено: За последнее время на Украине, особенно в Киевской, Полтавской, Винницкой, Ровенской и других областях, наблюдается явно враждебное настроение украинского населения против Красной Армии и местных органов Советской власти. В отдельных районах и областях украинское население враждебно сопротивляется выполнять мероприятия партии и правительства по восстановлению колхозов и сдаче хлеба для нужд Красной Армии. Оно для того, чтобы сорвать колхозное строительство, хищнически убивает скот. Чтобы сорвать снабжение продовольствием Красной Армии, хлеб закапывают в ямы. Во многих районах враждебные украинские элементы, преимущественно из лиц, укрывающихся от мобилизации в Красную Армию, организовали в лесах «зеленые» банды, которые не только взрывают воинские эшелоны, но и нападают на небольшие воинские части, а также убивают местных представителей власти. Отдельные красноармейцы и командиры, попав под влияние полуфашистского украинского населения и мобилизованных красноармейцев из освобожденных областей Украины, стали разлагаться и переходить на сторону врага. Из вышеизложенного видно, что украинское население стало на путь явного саботажа Красной Армии и Советской власти и стремится к возврату немецких оккупантов. Поэтому, в целях ликвидации и контроля над мобилизованными красноармейцами и командирами освобожденных областей Украины, приказываю:

1). Выслать в отдельные края Союза ССР всех украинцев, проживавших под властью немецких оккупантов.

2). Выселение производить:

а) в первую очередь украинцев, которые работали и служили у немцев;

б) во вторую очередь выслать всех остальных украинцев, которые знакомы с жизнью во время немецкой оккупации;

в) выселение начать после того, как будет собран урожай и сдан государству для нужд Красной Армии;

г) выселение производить только ночью и внезапно, чтобы не дать скрыться одним и не дать знать членам его семьи, которые находятся в Красной Армии.

3). Над красноармейцами и командирами из оккупированных областей установить следующий контроль:

а) завести в особых отделах специальные дела на каждого;

б) все письма проверять не через цензуру, а через особый отдел;

в) прикрепить одного секретного сотрудника на 5 человек командиров и красноармейцев.

4). Для борьбы с антисоветскими бандами перебросить 12 и 25 карательные дивизии НКВД.

Приказ объявить до командира полка включительно.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР БЕРИЯ

Зам. народного комиссара обороны Союза ССР, маршал Советского Союза ЖУКОВ.

Внизу имеется такая приписка: «По неизвестным причинам этот приказ не был выполнен».

«Он был выполнен частично, – цитирует далее автор генерала Рясного, – и я имел к этому самое прямое отношение. Мне этот приказ привез из Москвы один из заместителей наркома внутренних дел. И было сказано, что за активную деятельность против Красной Армии со стороны ОУНовцев, выступления «боёвок», за враждебное отношение к русскому народу товарищ Сталин приказал выселить всех украинцев к известной матери, а конкретнее – в Сибирь. Никита Хрущев на знаменитом ХХ съезде заявил о том, что Сталин собирался депортировать и украинцев: «Украинцы избежали этой участи потому, что их слишком много и некуда было выслать. А то он бы и их выселил» (Никита Хрущев, «Речь на ХХ съезде Партии», Фрагмент 6).

Нашелся настоящий экземпляр приказа. Уже не немецкая листовка. И именно там, где ему и надлежало быть – в личном архиве исполнителя этого приказа. Нашел его московский писатель Феликс Чуев в архиве В.С. Рясного, который с 1943г. был наркомом внутренних дел Украины. Рясной рассказал Чуеву: «Я наметил активнейших врагов русского народа и советской власти – матерых волков. Несколько эшелонов мои молодцы заполнили и отправили. Но потом вдруг – остановка. В чем дело, сперва не знал ни я, нарком, ни кто другой. Что-то произошло между украинскими начальниками и центральными руководителями, возникли разногласия – стоит ли этим делом заниматься?». В дальнейшем Василий Степанович узнал по газетам, что его, Рясного, Президиум наградил орденом Боевого Красного Знамени за успешную борьбу с ОУНовцами и депортацию внутренних антисоветчиков. Интересный штрих. Оригинальный текст приказа несколько отличается от текста немецкой листовки. Нет подписи полковника Федорова, нет стилистической неуместности, на которую обратили внимание вышеупомянутые критики. Следовательно, приказ №0078/42 – документальное свидетельство о преступлении относительно украинской нации, которое готовилось, но не было осуществлено из-за многочисленности украинцев. В отличие от крымских татар и другого нероссийского населения Крыма, балкарцев, чеченцев, ингушей, турков-месхетинцев, карачаевцев, немцев Немецкой АССР на Волге – украинцам повезло (Леонид Шульман, «Приказ 0078/42: фальшивка или доказательство преступления?», «Свобода» № 17 (242), 17-23.05.2005г.).

назад к основному тексту

 

32. «Через несколько дней московское войско погнало более семи тысяч семейств в Московщину, зимой, по морозу, не дав им собраться, не позволив ничего взять с собой; их дома, их недвижимое и движимое имущество все сделалось достоянием великого князя. Многие из сосланных умерли по дороге; оставшихся расселили по разным городам, по садам и селам Московской земли; детям боярским давали поместья на Низу, а вместо них в Новгородскую землю посылали для поселения москвичей. Так и вместо купцов, сосланных в Московщину, в Новгород отправили новых купцов из Московщины… В 1487 году по доносу Якова Захарьича, наместника, Иван вывел из Новгорода пятьдесят семей лучших гостей и перевел их во Владимир. В следующем году... Иван приказал выселить еще более семи тысяч житых людей в Москву и расселил их по разным городам и селам. Имения владычные и боярские были раздаваемы московским детям боярским. В следующем году Иван перевел всех остальных житых людей (хозяев) в Нижний Новгород, а многих из них приказал умертвить в Москве: они жаловались на наместников, а им поставили это в вину, выводя из того, что они хотели убить наместника. Так добил московский государь Новгород и почти стер с лица земли отдельную северную народность. Большая часть народа по волостям была выгублена во время двух опустошительных походов. Весь город был выселен. Место изгнанных старожилов заняли новые поселенцы из Московской и Низовой земли… К сказанному Костомаровым можно добавить показания Гербенштейна о Новгороде: «Народ здесь был весьма образованный и честный, а теперь стал самый испорченный, заразившись, без сомнения, московскою порчею, которую принесли с собой приходящие сюда московиты». О Пскове: «Образованность и мягкие нравы псковитян заменились московскими нравами, которые почти во всем хуже. Ибо в своих купеческих сделках псковитяне показывали такую честность, простосердечие и простоту, что цена товару у них показывалась без запросу, и без всякого многословия ради обмана покупателя» (Цит. по: Плеханов Г. В. История русской общественной мысли. Книга первая. М. Л.: Госиздат, 1925. с. 91). Дело, как мы видели, было не в «заражении московскою порчею» и не в том, как наивно полагал Плеханов, что «торжество восточных порядков обусловило... распространение восточных нравов» (там же), а просто в смене народа». Костомаров исчерпывающе ответил тем, кто сомневается в открытии Дмитриевой. В Новгороде и его окрестностях, «волости», просто физически некому было хранить былины. Добавлю, что после чудовищного разгрома, не побоюсь этого слова – геноцида, описанного им, по Новгородчине прошелся еще мор, а лет сто спустя – опричнина. С другой стороны, «поволжские очаги былинной традиции» возникали именно там, куда московиты выселяли новгородцев» (Лев Прозоров, «Времена русских богатырей. По страницам былин – в глубь времен», Яуза, Эксмо; М.; 2006).

назад к основному тексту

33. «В Крыму сразу после его захвата коммунистами истребили нескольких десятков тысяч русских «монархистов, патриотов и офицеров». Именно на этом основании зимой 1920/1921 годов были истреблены все, кто не эвакуировался вместе с войсками Врангеля. Сначала объявили регистрацию офицеров, и те в массе своей явились – ведь остались в Крыму те, кто не хотел уезжать с Родины и кто поверил обещаниям большевиков. Все эти люди были уничтожены. Уцелели только те, кто почувствовали что-то и убежали в горы, к партизанам. Потом погнали на расстрел членов семей офицеров, а также вообще всех, кто имел хоть какое-то образование и хоть где-нибудь служил. Для этого на улицах арестовывали всех, кто прилично одет, кто говорит, как образованный человек. Потом устраивали облавы, население целых кварталов сгоняли в концлагеря и потом «сортировали», истребляя всех «классово неполноценных». И тоже, разумеется, целыми семьями. Людей истребляли по спискам, чистейшей воды геноцид: «за дворянское происхождение», за «работу в белом кооперативе», «за польское происхождение». «Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагающихся трупов расстрелянных, которые даже не закапывали в землю. Ямы за Воронцовским садом и оранжереи в имении Крымтаева были полны трупами расстрелянных, слегка присыпанными землей, а курсанты кавалерийской школы (будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм выбивать золотые зубы изо рта казненных, причем эта охота давала всегда большую добычу» (Андрей Буровский, «Запретная правда о Русских: два народа»).

 

«…мы бросили вызов казакам, начав их массовое физическое истребление… чтобы чувствовать себя в состоянии справиться с казаками и подавить то массовое брожение и жестокое сопротивление, которое неизбежно должны были оказать свободолюбивые казаки... Бесспорно принципиальный наш взгляд на казаков, как на элемент, чуждый коммунизму и советской идее, правилен. Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо будет рано или поздно истребить, просто уничтожить физически…» (один из «теоретиков» геноцида член Донревкома Исаак Рейнольд, 1919, цит. по кн.: Бнай Брит, «Проект Интернационал» (дополнение к части III – «Сила») «Расказачивание»; «Большевистское руководство. Переписка», 1912-1927, М., 1996, с. 108; «Родина», 1998, №3, с.77).

 

«Но, как оказалось, это было одним из условий тайного сговора между английским и советским руководством о выдаче так называемых старых эмигрантов, то есть бывших белогвардейцев. При этом в числе выданных и, по сути, преданных, оказались русские офицеры, которые воевали плечом к плечу с англичанами в качестве союзников по Первой мировой войне… Многие казаки на глазах англичан кончали жизнь самоубийством, некоторые казачки стали сбрасывать своих детей в горную реку Драву и бросаться вслед за ними, другим повезло скрыться в горах… По сути, это событие стало органическим продолжением геноцида казачества как особого сословия, начало которому было положено тайной директивой Оргбюро ЦК РКП (б) «Циркулярное письмо ЦК по отношению к казакам» от 24 января 1919 г. А всего жертвами англо-советского альянса в процессе осуществления этой изуверской акции пало порядка 70 тысяч человек, в том числе стариков, женщин и детей» (Александр Мучник, «Философия достоинства, свободы и прав человека»).

назад к основному тексту

 

34. «Сталин – это народность. Он народный герой. Посмотрите в окно – там же до сих пор сталинская Россия. Нет никакой царской, горбачевской, ельцинской России. Ельцинская Россия – это Рублевка, а от горбачевской один «Фонд Горбачева» остался... Так, как современную Францию создал Наполеон III, а не Наполеон I, так современную, советскую Русь создал Сталин (с помощью ленинской «закваски»)…» (Юрий Пивоваров – академик, профессиональный русский историк, из интервью Вадиму Тросницкому, RezumeRu: «Современная Россия это сталинская Россия»).

 

«Программа «Открытая студия» на Пятом канале. Видимо, в честь сегодняшней даты – дня смерти товарища Джугашвили. В студии – Даниил Гранин, Яков Гордин, Михаил Федотов, Ольга Крыштановская и упырь Кургинян со своими паучьими лапками. Что там было в течение полутора часов, не знаю. Я включила на излете – за полчаса до финала. Услышала интеллигентнейших Гранина, Гордина и Федотова. Гранин говорил о том, что мы живем в закрытом обществе, что нам необходима открытая дискуссия. Федотов почему-то открещивался от предложенного им же термина «десталинизация» и заменил его весьма постным и невинным «гражданизация». Кургинян брызгал слюной, торжествовал и тыкал лапками в бегущие на экране циферки. А циферки такие: передача спрашивает у тебя, народ: «Кто для вас Сталин?» Голосование идет в течении двух(!) часов в прямом эфире. Результаты: великий вождь – 71,5 %, кровавый палач – 10,9%, наша история – 17,7%. Думаю, что уважительное «наша история» можно смело приплюсовать к «великому вождю». И тогда мы получим «сумасшедшие» цифры: 89,2. То есть почти 90% смотрящих в эти часы программу «Открытая студия» хотят Сталина. Хотят диктатора-параноика. Хотят его. Вожделеют. С готовностью подставляют свой зад и даже услужливо смазывают его вазелином. На, вождяра, втыкай. Когда в 1993 году после торжества ЛДПР Юрий Карякин, выпив для храбрости, выдохнул в камеру «Россия, ты одурела!», он даже представить себе не мог, что случится с Россией через какие-то 18 лет» (Ксения Ларина, журналист, «Россия одурела в доску»).

назад к основному тексту

 

35. «Ещё свидетельство: письмо Дзержинского Ленину от 19 декабря 1919 года. В нём указывалось, что на тот момент в плену у большевиков содержалось около миллиона казаков. Вождь наложил резолюцию: «Расстрелять всех до одного». На Кавказ Ленин периодически отправлял телеграммы – «Перережем всех». Тогда у советов просто физически сил не было, чтобы осуществить все директивы «человечного» Ильича. Имеет непосредственное отношение к происходившему на казачьих землях, как и вообще на Юге России, ещё одно распоряжение Ленина – посылать красных головорезов-интернационалистов в районы, где действовали «зелёные»: «Вешать под видом «зелёных» (мы потом на них и свалим) чиновников, богачей, попов, кулаков, помещиков. Выплачивать убийцам по 100 тысяч рублей…». Вспомним, как советская пропаганда долгие годы утверждала, что на совести казаков карательные акции Белой Армии против мирного населения. Нет ли и здесь ленинского следа? (Георгий Кокунько, «Как коммунисты уничтожали казаков»).

 

«Еще посылы от Ильича – «Ссылайте на принудительные работы в рудники», «Наводите массовый террор», «Запирайте в концентрационные лагеря», «Отбирайте весь хлеб и вешайте кулаков», «Без идиотской волокиты и, не спрашивая ничьего разрешения, расстреливайте, расстреливайте, расстреливайте». Слава Богу, что у Советов просто физически сил не было, чтобы осуществить в те годы эти людоедские директивы «вождя революции». Из телеграмм Ленина Сокольникову (Гиршу Бриллианту) 20.04.1919 г.: «Верх безобразия, что подавление восстания казаков затянулось». 24.04.1919 г.: «Если Вы абсолютно уверены, что нет сил для свирепой и беспощадной расправы, то телеграфируйте немедленно. Нельзя ли обещать амнистию и этой ценой разоружить? Посылаем еще двое командных курсов». 25.04.1919 (Эфраиму Склянскому): «Надо сговориться с Дзержинским о том, чтобы он дал самых энергичных людей, и не послать ли еще военные силы? Еще надо, если там плохо, пойти на хитрость». 06.05.1919 г. в РВС Южфронта: «Происшествие с подавлением восстания прямо-таки возмутительно. Необходимо принять самые энергичные и решительные меры и вырвать с корнем медлительность. Не послать ли еще добавочные силы чекистов?» 15.05.1919 г. Луначарскому: «Двиньте энергичное массовое переселение на Дон из неземледельческих мест для занятия хуторов. Курсантов тоже пошлем» (Бнай Брит, «Проект Интернационал» (дополнение к части III – «Сила») «Расказачивание»).

 

«Когда меня иногда спрашивают: кто хуже, Ленин или Сталин? Я отвечаю: Сталин просто бандит, уголовник. Мясник, которого нужно было поставить к стенке, как и Гитлера. Все. Точка. Остальное мне неинтересно. Ленин интеллектуал. Вернее, Ленин – тот позор, до которого может дойти русский интеллектуал. Это гениально угадал в «Бесах» Федор Михайлович Достоевский. У меня есть сборник писем Ленина к родным, выпущенный в 1924-1925 годах его сестрой. Читая их, видишь, как от нормального 21-22-летнего талантливого человека из новодворянской семьи до 50-летнего мужчины происходит деградация, разложение личности. Как от молодого человека, любящего маму, интеллигента, рождается то, что родилось. Виден его абсолютный цинизм, безжалостность, «все дозволено». Ленин все это «заквасил», а Сталин приспособил для народа, развил… В институте, которым я руковожу, около тысячи душ. Он самый большой научный гуманитарный институт в России. Все его сотрудники: русские, украинцы, евреи, армяне, азербайджанцы, корейцы – советские люди (государевы холопы, – П.Д.). Этот феномен описывали и наши, и зарубежные социологи. Вот от такой страны, от такого человека нужно уйти. От такого метафорического Ленина нужно уйти. Нужно бороться с Лениным. Ленин – демиург этого режима… Меня оскорбляет наличие всех этих ленинских проспектов, памятники Ленину, фильмы о Ленине. Это суицидально для нашего народа» (Юрий Пивоваров – академик, профессиональный русский историк, из интервью Вадиму Тросницкому, RezumeRu: «Современная Россия это сталинская Россия»).

назад к основному тексту

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Так-все-таки-каких-же-нацистов-злодеяния-можно-считать-геноцидом-украинцев

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Павло ДаныльченкоContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/pavlovin

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Павло Даныльченко, Так все-таки, каких же нацистов злодеяния можно считать геноцидом украинцев? // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 25.03.2019. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Так-все-таки-каких-же-нацистов-злодеяния-можно-считать-геноцидом-украинцев (date of access: 26.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Павло Даныльченко:

Павло Даныльченко → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Rating
0 votes

Related Articles
Пока русская языковая картина мира не заменена у потомков русскоязычных людей на иную, не порождающую психическую инфантильность и, тем самым, позволяющую адаптироваться им к капитализму, нельзя допускать никаких излишних свобод и, в том числе, и повышение статуса тлетворно влияющего на них русского языка. Психиатры давно заметили, что никоим образом нельзя потакать капризам детей и, в том числе и великовозрастных «детей», и «детей» преклонного возраста (старческий маразм – «впадение в детство» весьма характерен для русскоязычных людей). Иначе, неспособность инфантильного русскоязычного человека к самоограничению может привести к непоправимым последствиям
605 days ago · From Павло Даныльченко
У прийнятому нещодавно Законі України «Про засудження комуністичного і націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів в Україні і заборона пропаганди їх символіки» фактично забороняється до вжитку лише другорядна символіка тоталітарних режимів, що не дуже значно впливає на підсвідомість, а отож і на ментальність українців. Найбільшої ж шкоди нашому суспільству завдає та символіка тоталітарних режимів, що потрапила до української мовної картини світу (до світосприйняття, що закарбоване в українській мові) у часи панування царського та більшовицького режимів.
606 days ago · From Павло Даныльченко
Російські нацисти, окупувавши Україну, стали насильно нав'язувати українцям холопський спосіб життя своєї бидлонації, а тих українців, що не забажали ставати добровільними рабами (радянськими холопами-колгоспниками), знищили численними розправами, в концтаборах і голодоморами разом з українським (кубанським) і російським козацтвом. А так як волелюбні українці, що вижили опісля цього червоного терору, так і не стали придатними для радянського холопського способу життя, то і прирекли вони себе на те, щоб стати гарматним м'ясом російських нацистів під час розв'язаної Росією і Німеччиною Другої Світової Війни
608 days ago · From Павло Даныльченко
В предлагаемом обобщении всех известных автору фактов и наблюдений других лиц показано, что менталитет русскоязычного человека формируется в процессе созревания лобных долей коры головного мозга непосредственно его языковой картиной мира (мировосприятием и мировоззрением, запечатленными в языке), а именно – основанным на ней бессознательным становлением личности и существенно менее – осознаваемым личностью воспитанием.
609 days ago · From Павло Даныльченко
Покажите мне такую страну, где славят тирана Где победу в войне над собой отмечает народ, Покажите мне такую страну, где каждый обманут Где назад – означает вперед, и наоборот. Не вращайте глобус, вы не найдете, На планете Земля стран таких не отыскать, Кроме той роковой, в которой вы все не живете, Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать. (Игорь Тальков) «Вновь велят тебе чествовать флаг оккупанта. Флаг расстрелов и пыток, флаг Голодомора, Лагерей, депортаций, кровавого бреда, Палачей и рабов, нищеты и позора, Флаг бездарной войны и постыдной победы! Чтоб у тех депутатов отсохли культяпки, Чтоб родные плевались, заслышав их имя! В Украине вывешивать красные тряпки – Это хуже, чем свастики в Йерусалиме!» (Юрий Нестеренко, http://yun.complife.ru/1st.htm ).
611 days ago · From Павло Даныльченко
В предлагаемом обобщении всех известных автору фактов и наблюдений других лиц показано, что менталитет русскоязычного человека формируется в процессе созревания лобных долей коры головного мозга непосредственно его языковой картиной мира (мировосприятием и мировоззрением, запечатленными в языке), а именно – основанным на ней бессознательным становлением личности и существенно менее – осознаваемым личностью воспитанием.
648 days ago · From Павло Даныльченко
Выход СССР в Космос, первый в истории — триумф не тел бренных. Автор его — дух Народа, прорвавший бак «красного» русского ада. Ракета Свободы. На ней воспарили мы в Высь.
Catalog: Философия 
792 days ago · From Олег Ермаков
Власть и воровство: сакральный корень их единства. Power and theft: the sacral root of their unity.
Catalog: Философия 
1223 days ago · From Олег Ермаков
Мысли по поводу львовского мусора, завалившего Украину до бровей весной-летом 2017 года.
Catalog: Философия 
1233 days ago · From Олег Ермаков
В апреле 2016 года на экраны кинотеатров выйдет документальный фильм “Jamala.UA” о судьбе популярной отечественной певицы Джамалы и ее пути к успеху.
1336 days ago · From Аркадий Бориско

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Так все-таки, каких же нацистов злодеяния можно считать геноцидом украинцев?
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones