Libmonster ID: UA-1643

 Кандидат биологических наук Д.И. БЕРМАН, заведующий лабораторией биоценологии Института биологических проблем Севера ДВО РАН (Магадан)

Атлантиду, Арктиду и Берингию объединяет общая судьба территорий, ставших морским дном, но в отличие от первых двух Берингия не миф, а реальность, хотя и не лишенная мифических черт. Как известно, 120-140 веков назад уровень Мирового океана был ниже современного на 90 м. Мелководный Берингов пролив обсыхал, соединяя Азию и Америку "мостом", который, замечу, был шире Аляски и тем более Чукотки. Обнажившийся шельф на многие сотни километров нарастил материки, особенно по северу и востоку Сибири, в Чукотском и Беринговом морях (Охотское же море осушилось почти полностью), и вместе с Чукоткой и Аляской образовал географически единую гигантскую страну - Берингию. В основном свободные ото льда Аляска и Канадский Юкон соединялись с внутренними территориями материка лишь узким коридором ("хвостом Берингии", по выражению Д. Гатри), зажатым двумя гигантскими глетчерами - Лаврентийским и Кордильерским щитами. На Чукотке, а также в бассейнах Индигирки и Колымы горы тоже были покрыты ледниками, которые, однако, не шли ни в какое сравнение с американскими.

Животный мир в этих краях был богат и разнообразен. В изобилии водились как травоядные животные (мамонт, бизон, дикие лошади, северный олень, сурок, суслик, лемминг), так и хищники (медведь, волк, росомаха, песец и др.). В наши дни в тундре известны целые кладбища их многочисленных костных остатков, вымываемых на поверхность ручьями и реками, а то и просто торчащих из земли.

Естественно, реконструировать не существующие ныне ландшафты невероятно сложно, ибо нет тому примеров в современном мире, а суммирование требований экологически разных животных и растений может привести к изобретению химер. Поэтому геологи, мерзлотоведы, климатологи, палеонтологи и другие специалисты нередко расходятся во мнениях, когда речь заходит о характеристике хотя бы основных черт тундростепных ландшафтов Берингии.

Казалось бы, нет ничего проще, чем воссоздать ландшафты Берингии, опираясь на знания о мамонте - наиболее известном животном ледниковых периодов. Однако на самом деле знаем мы о нем досадно мало. И не о деталях речь, а о самом главном. Например, какой образ жизни он вел: оседлый, как современный овцебык, или кочевой, как северный олень, уходящий летом в тундру, а зимой - на юг, в лесотундру? Или чем питался: ветками деревьев и кустарников, как современные слоны, или - травой, лишайниками, которые мамонт якобы сгребал нижними закруглениями бив-

стр. 52


ней? Как добывал воду для питья зимой, или вовсе не пил, а прихватывал снег, как многие арктические животные? И наконец, что же его окружало: тундры, арктические прерии или гипотетические тундростепи? Важнейший аргумент в пользу существования тучных лугов (арктических прерий) - сами же... мамонты. Логика тут проста: деревьев не было (или было мало), значит, мамонты ели траву или лишайники (и зубы для этого приспособлены), а раз траву, значит, ее было много (лишайников так много быть не может). Вывод: мамонты жили в высокотравных ландшафтах, по-научному, да и романтичнее, - в арктических прериях. Как видите, не так много мы и знаем, а ведь последние мамонты жили на о. Врангеля чуть более 30 веков назад, т.е. когда египтяне уже умели писать.

НАСЕКОМЫЕ - ИНДИКАТОРЫ СРЕДЫ

В отличие от пыльцы растений и костей животных, почти не страдающих от перемещений с ветром или водой на дальние расстояния, хитин насекомых более уязвим - он легко крошится или истирается в воде о песок и гальку. А потому находка хитина насекомых в отложениях означает, что они жили именно здесь - в месте и во время формирования отложений. При этом существует довольно много насекомых весьма капризных к условиям существования, что делает их ценнейшими индикаторами, своеобразными термо-, гигро- и прочими датчиками. Более того, хитин насекомых, в отличие от пыльцы и спор растений, определяется до вида, а значит, заключение энтомологов - очень высокой (может быть, даже самой высокой) надежности.

Появилась надежда, что эти особенности насекомых помогут ответить для начала на три важных и интересных вопроса. Во- первых, хотелось бы знать, на что были похожи тундростепи: на высокотравные луга, способные прокормить массу громадных травоядных, или на нынешние разбросанные по тундре мелкими клочками сухие участки со степными растениями, где от травинки до травинки куда больше, чем сама травинка? Во-вторых, что за климат был в холодные эпохи в Берингии? Многие специалисты утверждают, что средняя температура января опускалась ниже -60С, да и лето было весьма холодным. И наконец, была ли Берингия единой географической страной, и в какой мере различались северо- восток Азии и северо-запад Америки? Считается, что эти регионы были тундростепными и похожими друг на друга, а осушенный Берингов пролив служил своеобразным влажным и холодным фильтром на путях миграции сухолюбивой биоты.

Энтомологи, занимающиеся ископаемыми насекомыми, хорошо знают, что в грунтах северных равнин (от Лены до Анадыря), относимых к холодным ледниковым эпохам четвертичного периода, среди хитина, принадлежащего 200- 220 видам когда-то захороненных насекомых, большую долю (до 60-80%) занимают остатки жука морихуса зеленого (Morycbus viridis) из семейства пилюльщиков. Этот металлически-зеленый небольшой жучок раза в полтора меньше обычной божьей коровки, но не круглой, а более удлиненной формы, напоминающей пилюлю (отсюда название семейства). Никакими особыми достоинствами в отношении сохранности хитин морихуса не обладает - он ни толще, ни тверже, ни пластичнее. А потому приходится признать: обилие остатков морихуса в отложениях - свидетельство того, что прежде в этом месте его было много. Поскольку остатки морихуса обнаружены в разрезах по всему северо-восточному сектору Российской Арктики и в горизонтах разного возраста, есть все основания считать, что жук мог жить где угодно.

Занимаясь изучением современной фауны жуков в верховьях Колымы и пытаясь обловить как можно больше мест простейшими земляными ловушками, мы случайно нашли зеленого морихуса благоденствующим ныне. Именно благоденствующим, ибо численность его порой достигала 40 особей на 1 м 2 . Но и это еще не все. Оказалось, что зеленый морихус живет по всему северо-востоку Азии, но всегда в одном и том же биотопе: своеобразных горных холодных степях, точнее - в сообществе маленькой сухолюбивой осочки (Саrех argunensis) и небольшого числа степных, а иногда и тундровых растений, но непременно в присутствии мха Polytricbum pilifemm. На этом мошке (иначе его не назовешь, уж очень низкоросл он в холодных степях) живут и питаются личинки морихуса. Никакие другие растения им не подходят.

Столь строгая специализация позволяет использовать морихуса в качестве уникального индикатора ландшафтов и, что самое главное для нас, воссоздавать с определенной долей уверенности обстановку, окружавшую его много веков назад. Сейчас такие биотопы - редкость, располагаются они в местах со всевозможными экстремумами: и температур, и влажности, и ветра. А что же было раньше, в плейстоцене? Чтобы быть последовательным, придется признать, что во время длительного периода формирования отложений, содержащих остатки морихуса, господствующие ландшафты были сухи, ветрены, бесснежны и, что важно, - ничтожно продуктивны.

стр. 53


ЛАНДШАФТ

Как же соотнести бесспорное существование бесчисленных крупных травоядных животных с предполагаемой бедностью растительного покрова? Трудно, но можно. Вспомним, что овцебык зимой на о. Врангеля живет в биотопах не только почти бесснежных, но и с бедной растительностью. Да и нужно ли связывать травоядных животных с господствующим ландшафтом? Например, лоси в лиственничном лесу погибнут от голода, но прекрасно себя чувствуют вдоль рек, текущих среди тех же лиственничников, ибо в долинах обычно изобилие ив, осины и молодых сосен.

Несомненно, среди ученых найдется немало противников "морихусной" модели, считающих, что большой мамонт мог прокормиться только на высокотравных пастбищах. Однако позволим себе напомнить, что никто и не пытался корректно оценить численность мамонтовой фауны. Вот реальный пример: в известнейшем всем палеонтологам-четвертичникам месте на Колыме под названием Дуванный Яр (десятки километров высокого обрывистого берега с обильными костеносными горизонтами) в конце августа 1997 г. вода спала и обнажила узкую полосу берега под обрывом (бечевник), где в пределах 2 км пути палеоэколог С.А. Зимов нашел остатки более десятка мамонтов!

Система счета проста: пять бедренных костей - два мамонта, два левых бивня - еще два мамонта, большой и два малых правых бивня - три мамонта и т.д. А сколько же особей приходилось на 1 км"? - страшно даже считать. Однако нельзя забывать, что кости этих животных вымыты из толщи, формировавшейся в течение 40 тыс. лет. Сколько времени они пролежали на бечевнике и не смывались паводками? - можно только гадать. На сколько метров за это время берег отступил? Сколько скелетов павших когда-то животных остались на месте, а не были растащены хищниками? Не исключено, что трупы сносились по реке в тихие заводи многочисленных проток гигантских дельт, где и скапливались кости, удивляя нас теперь количеством. Да мало ли что могло быть, мы не знаем даже, как и по каким причинам происходило интенсивное отложение взвесей, быстро погребавших остатки животных. Ясно только, что огромные скопления костей - результат их быстрой консервации без доступа воздуха и при стабильно низких температурах, исключающих разрушительное даже для камня многократное замерзание- оттаивание воды в трещинах или порах костей. Так, может быть, и не было огромных стад животных, а значит, не нужны были тучные пастбища?

КЛИМАТ

Разобраться с климатом в Берингии еще сложнее, чем с растительностью.

Безразличный к температурам морихус позволяет уверенно судить о непременной сухости почвы летом и сильных ветрах зимой. Чтобы попытаться понять, какой все же был климат, при котором одновременно жили и

стр. 54


степные, и тундровые виды, обратимся к другим жукам. Но сначала про степи и тундры на северо-востоке Азии.

Здесь по долинам крупных рек сохранились крошечные (1-5 га) участки степной растительности, населенные степными же насекомыми. Существование столь экзотических сообществ в окружении, казалось бы, чуждой для них северной лиственничной тайги оказалось возможным благодаря тому, что, во-первых, такие участки располагаются на крутых склонах долин, обращенных на юг; во-вторых, в крайне континентальном климате даже небольшое количество солнечного тепла (относительно южных широт) не задерживается безоблачным небом, не рассеивается прозрачнейшим, лишенным пыли воздухом, а максимально тратится на нагревание поверхности почвы. Летом она разогревается до 60 о С, а суммы температур за теплый период достигают 2500 о С - как в горных степях Алтая или Тувы. Мерзлота есть, но лежит она на глубине 2,5-3 м, и не слитная, ледяная, а сухая - отдельными кристаллами, и посему не ощущается на поверхности. Высокие температуры иссушают почву: испаряемость в июле около 200 мм - как в полупустынях, например. Нижней Волги. В столь теплом и сухом микроклимате сохранились некоторые виды жуков, из которых наибольший для нас интерес представляют долгоносики, или слоники (Curculionidae), и листоеды (Cbrysomelidae).

Так как островки степей совершенно изолированы от зональных непроходимыми для степных организмов северо- таежными лесами и болотами, их можно считать несомненными реликтами холодных эпох плейстоцена.

Казалось бы, нет лучшей модели для реконструкции плейстоценовых сообществ! Однако на реликтовых степных участках морихус редок, а по соседству, в немногих километрах, иногда на той же высоте, но на "ветроударных" местах с участками осочковых группировок, он - самый массовый или на худой конец - вполне обычный жук. Но тут нет наших теплолюбивых слоников и листоедов. Таким образом, модель "от степных долгоносиков и листоедов" ведет к высоким температурам почвы и "горячим" степям, аналогичным южносибирским и монгольским; "от морихуса" - к холодным, с непременной малоснежностью, сильными ветрами зимам и ничтожной продуктивностью растительности. Общее у них - лишь сухость.

Тундры в большинстве случаев (кроме очень уж высоких широт) - приморское явление, результат близости свободных ото льда (пусть и на очень короткое лето) полярных вод. Сыро, холодно, одним словом - промозгло. Как совместить с сухой и почти всегда солнечной степной обстановкой? Не могут тут жить никакие степные виды организмов. Но ведь жили же!

Попробуем не на глаз, а в цифрах оценить потребности степных и тундровых жуков в тепле. Для этого есть вполне интересный метод. Суть его в следующем. Предположим, мы извлекли насекомых из отложений и хотели бы знать, при каких температурах (например, средних за июль и средних за январь) они жили. Технически задача решается просто: надо выписать из климатичес-

стр. 55


ких справочников значения июльских и январских температур метеостанций, ближайших к местам современного обнаружения видов насекомых. Для каждого вида по этим данным будет очерчен температурный "ареал", или температурный диапазон существования. Теперь наложим все диапазоны друг на друга. Чем больше видов, тем меньше область (в идеале - точка) совпадающих значений. Эта область (или точка) характеризует по одной оси температуры июля, по другой - января, равно приемлемые для всех испытуемых видов. По этой области можно судить и о климате, в котором формировались изучаемые отложения.

Для степных видов средние значения общих диапазонов температур июля оказались равны 17-18С (такие температуры характерны, например, для центральной, степной, части Тувы), для тундровых - только 7-9С (как на Таймыре). А не для средних значений - все-таки существует область общих июльских температур, одинаково пригодных для обитания степных и тундровых видов! Она узка, всего несколько градусов: от 11 о С до 14 о , а может быть и меньше. Примечательно, что ныне в низовьях Колымы (пос. Черский) средняя июльская температура 12,1 о С. Однако Черский расположен в лесной зоне, а граница с тундровой зоной проходит чуть севернее, в местности с ярким названием Край Леса. И на окраине поселка, и по берегу Колымы у Края Леса сохранились реликтовые степные участки, хотя и с не богатой, но все-таки степной фауной. Эти участки лежат, конечно, только на крутых склонах (на горизонтальных поверхностях не хватает тепла) со своим значительно более теплым микроклиматом.

Чем ближе точка обнаружения насекомого к климатической границе его ареала, тем больше уклоняется микроклимат его местообитания от фонового климата. В плейстоцене тундростепи занимали обширную равнину нынешней Индигиро-Колымской низменности, с некоторой натяжкой можно считать, что равнины в плейстоцене были настолько же теплее, насколько теплее степные участки фоновых территорий ныне. Как известно, море в позднем плейстоцене находилось много севернее современных берегов, и уже только этого достаточно, чтобы климат здесь был более континентальным. Если же допустить существование мерзлотного микрорельефа на равнине в виде регулярной сети так называемых полигонов (в центре понижение с водой - "ванна", вокруг - вал вздыбленного мерзлотой фунта), то все устроится лучшим образом. Клочки степных сообществ с теплолюбивыми жуками найдут свое место на южных откосах валиков, фрагменты "морихусных" холодных степей - на плоских, торчащих над снегом и потому обдуваемых зимой "водораздельных" поверхностях этих же валиков. На северных микросклонах поселим, разумеется, группировки тундровых растений (этакие клумбы) с тундровыми жуками; а в "ванны" - пышную болотную растительность, коей, наконец, и "накормим" многочисленных травоядных...

Теперь о зимних характеристиках. Общие для тундровых и степных жуков минимальные температуры

стр. 56


верхних слоев почвы в местах зимовки насекомых были близки к современным: -16 - -18 о С; при вероятных средних температурах воздуха в январе -45 - -47 о С и невысоком в среднем снежном покрове (континентальность большая, значит, осадков мало) комфортные для насекомых условия могли быть только под снежными надувами. Мерзлотный микрорельеф даже при небольших зимних осадках способствует неравномерности снежного покрова...

Такая модель очень удобна. Единственный ее небольшой, мягко говоря, недостаток - она лишена фактических оснований. Значительно реалистичнее другой подход, тоже позволяющий "удобно" поселить вместе разные по требованиям к условиям обитания сообщества. Любая река на любой равнине создает неоднородности рельефа, разрушая берега в одном месте и откладывая смытый материал в другом. Так формируются береговые валы вдоль русел и пойменные террасы. Наиболее высокие части их, как правило, лучше просыхают, давая приют сухолюбивым растениям и беспозвоночным, участки повлажнее - всяким влаголюбивым формам, а в понижениях, по болотам, - гигрофилам.

Подведем итог. Изучение жуков позволило получить поразительно высокие (относительно почти всех оценок наших предшественников) температуры и лета, и зимы. Но самое важное - лето верхнего плейстоцена отличается от современного лишь несколькими градусами. Иными словами, достаточно небольшого климатического сдвига - и современная ландшафтная обстановка на Севере может резко измениться.

Достичь главной цели - примирить три конфликтующие модели, опирающиеся на "морихуса", "теплолюбивых жуков" и "тундровых жуков", - пока не удалось. Но и задача не из ординарных.

ОТ ЧУКОТКИ К АЛЯСКЕ

И ботаники, работающие с современной флорой, и палеонтологи, изучившие мамонтовую фауну обеих оконечностей материков, уверенно считают не покрывавшуюся в плейстоцене льдом Аляску и Канадский Юкон продолжением Северо-Восточной Азии. Крупнейший американский палеонтолог К. Репеннинг еще в 1967 г. писал об обнаружении остатков ископаемых полевок сибирской фауны, относящихся к холодным эпизодам плейстоцена Аляски. Американские палеоэнтомологи Д. Метьюз и А. Телка назвали Канадский Юкон тупиком мамонтовой азиатской степи. Единственный из гигантов азиатской Берингии - шерстистый носорог - не известен в Америке. Он был широко распространен на северо-востоке Якутии и в бассейне Колымы, где собраны поразительной сохранности передние (большие) рога носорога. Иными словами, в Америку из Азии "пускали" тогда практически всех, а вот многим американским животным не удалось проникнуть в Азию. Яркий тому пример - короткомордый медведь - этакая смесь грации прекрасного бегуна гепардовых пропорций и тупой тяжеловесности морды гиены. Не найдены в Азии и американский верблюд,

стр. 57


и наземный ленивец, и мастодонт, и ягуар, и койот, и некоторые другие.

Отнюдь не полная тождественность фаун двух оконечностей материков, требуя объяснений, породила представление о мокром и холодном "фильтре", роль которого играла центральная часть Берингии (не строго - территория осушенного Берингова пролива), по представлениям - менее континентальная, чем в те времена и Чукотка, и Аляска.

Судя по составу общих видов и опираясь на климатические модели, можно предполагать, что климат центральной Берингии по температуре и влажности воздуха и почвы соответствовал условиям современных зональных тундр, а по некоторым данным - был "хуже" современных. Этот вывод полностью соответствует результатам анализа остатков растений и насекомых, поднятых со дна Берингова пролива, о которых мы уже упоминали.

А вот и свидетельства того, что мокрый и холодный "фильтр" осушенного Берингова пролива работал успешно: общих степных видов во всех сравниваемых группах, независимо от их объема, мало, всего-то полтора десятка. Более того, к строгим степным (термофильным) обитателям могут быть отнесены буквально единицы: по одному виду клопов, бабочек и пауков, таксономия, экология и распространение которых изучены явно недостаточно. Остальные степные виды, хотя и сухолюбивые ("ксерофилы"), но не требовательны к летнему теплу, поэтому живут не только в степной зоне, но и на сухих лугах в лесной и даже в тундровой зонах. Одним словом, их нельзя использовать в качестве индикаторов среды на путях миграции. Они не свидетельствуют о степной обстановке на мостах, так как могли мигрировать не в позднем плейстоцене, а значительно раньше - в позднем плиоцене или раннем плейстоцене - по лесным полянам уже распадавшегося из-за общего похолодания климата пояса трансберингийских лесов, которые становились все суше и светлее (за счет замены темнохвойных пород на светлохвойные и мелколиственные). Так что никаким степным или тундростепным, судя по составу общих видов насекомых и пауков, Берингов мост в плейстоцене не был.

Этот важный, хорошо статистически обоснованный вывод (поскольку проанализирован на многих сотнях видов беспозвоночных животных) подтверждается и палеонтологическим материалом. В плейстоценовых отложениях Америки нет азиатских степных жуков, столь характерных для плейстоцена северных низменностей Северо-Восточной Азии. Они не проникли сюда, и доминантный комплекс жуков в тундростепях Северо- Западной Америки состоит из американских же видов. Иными словами, мокрый и холодный "фильтр" Берингова перешейка пропустил млекопитающих и степные растения, но оказался непроходим для более чувствительных к условиям среды степных жуков. Подобные ситуации известны: например, на о. Врангеля в тундростепных группировках мы не нашли степных видов беспозвоночных; на Чукотке при весьма разнообразной степной флоре степные виды беспозвоночных единичны.

Все хорошо совпадает. Беда только в том, что Беринговым мостом не воспользовались не только степные, но и многие другие виды, которых никак не обвинишь в привязанности к сухости, к высоким температурам и вообще к степям. К примеру, северные шмели - этакие любители влажного холода. На северо-востоке Азии и на Аляске с Канадским Юконом их примерно по 20 видов, однако общих только четыре (обитатели Арктики и горных тундр Субарктики). Но в высокогорьях Субарктики Северо-Восточной Азии известно еще с десяток видов, ну никак не степных, отсутствующих на противоположном берегу. Даже на о. Врангеля есть виды шмелей, не проникших на Аляску. Подобных примеров множество, но не могу удержаться еще от одного - полной загадкой выглядит распространение дождевых червей. На северо-востоке Азии мы нашли два вида: один обитает только на побережье Охотского моря, второй, эйзения (Eisenia nodenskioldi), - везде. Для второго северо-восток - окраина обширнейшего ареала, охватывающего всю область вечной мерзлоты и широченную ее окаймляющую "полосу", на востоке Европы по дубравам он идет далеко на юг. Червь переносит морозы до -40 о С, зимуя на любой стадии развития; летом довольствуется скудным теплом тундровой почвы, подставляя тело прямым солнечным лучам - губительным для большинства почвенных животных; может месяцами, не питаясь, ждать дождей в построенных им герметических капсулах. Терпит и многие другие неудобства, а потому у него такой гигантский ареал: от влажных участков в степях до тундр, включая острова Охотского моря и о. Врангеля. Но в Америке его нет, как нет на Аляске и в Канадском Юконе никаких других дождевых червей. Пока не предложено ни одной гипотезы для объяснения этих феноменов...

Правда, помимо представлений о "фильтре" существует и как бы параллельная точка зрения: пришельцев из Америки "не пускали" сложившиеся сообщества организмов, лучше приспособленных к суровой обстановке азиатской Берингии, и таким образом, более конкурентоспособных. Могла ли конкуренция повлиять на отсутствие шерстистого носорога, азиатских видов шмелей, саранчовых, эйзении и других животных на американском берегу Берингова пролива, или дело в "фильтре", а может быть, - в их совместном или раздельном действии (в каждом конкретном случае)? Однако уже сейчас ясно, что Аляска с Канадским Юконом были ландшафтным продолжением азиатской тундростепной Берингии для млекопитающих, в какой-то мере для растений. Несомненно, что для бизона или мамонта северо-восток Азии был мало отличим от северо-запада Америки, как, впрочем, и от юга Европы, где они также успешно существовали в плейстоцене. А по беспозвоночным животным эти территории были совершенно разными.


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ТУНДРОСТЕПИ-ПЛЕЙСТОЦЕНОВОЙ-БЕРИНГИИ-И-СОВРЕМЕННЫЕ-НАСЕКОМЫЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Бельбек ТахумовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Scientist

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ТУНДРОСТЕПИ ПЛЕЙСТОЦЕНОВОЙ БЕРИНГИИ И СОВРЕМЕННЫЕ НАСЕКОМЫЕ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 17.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ТУНДРОСТЕПИ-ПЛЕЙСТОЦЕНОВОЙ-БЕРИНГИИ-И-СОВРЕМЕННЫЕ-НАСЕКОМЫЕ (date of access: 29.11.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
1329 views rating
17.06.2014 (2722 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Запрещает ли PayPal азартные игры?
Catalog: Экономика 
19 hours ago · From Україна Онлайн
IN THE INTERESTS OF ENERGY STABILITY
5 days ago · From Україна Онлайн
Аварии на топливе Westinghouse случались и ранее, начиная с 1979 года, когда произошла крупнейшая в истории США авария на АЭС Три-Майл-Айленд, в результате которой зафиксировано расплавление 50% активной зоны реактора. Далее Westinghouse делала попытки торговать с Чехией, однако опасные эксперименты по замене оригинального топлива окончились досрочной его выгрузкой из 1-го энергоблока АЭС Темелин в январе 2007 года, по причине его сильной деформации. Вышедшие из строя вэстингхаусовские тепловыводящие сборки на 3-м энергоблоке Южно-Украинской АЭС были в экстренном порядке заменены на стандартные ТВЭЛовские.
Catalog: Экология 
6 days ago · From Naina Kravetz
HISTORY OF ROADS AND GROUND TRANSPORT ACCORDING TO ARCHEOLOGICAL DATA
Catalog: История 
8 days ago · From Україна Онлайн
BASIC UNIT FOR THE AMERICAN ACCELERATOR
9 days ago · From Україна Онлайн
TRANSITION TO CONTROLLED EVOLUTION OF THE BIOSPHERE
Catalog: Биология 
9 days ago · From Україна Онлайн
DEVONIAN PALEOSOILS OF THE ANDOMA MOUNTAIN
9 days ago · From Україна Онлайн
Безопасно ли брать кредит в Интернете?
Catalog: Экономика 
10 days ago · From Україна Онлайн
Знакомьтесь! Google: Платформа для маркетинга
10 days ago · From Україна Онлайн
Как узнать актуальный курс валют на сегодня?
Catalog: Экономика 
10 days ago · From Україна Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТУНДРОСТЕПИ ПЛЕЙСТОЦЕНОВОЙ БЕРИНГИИ И СОВРЕМЕННЫЕ НАСЕКОМЫЕ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2021, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones