ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-1146

Share with friends in SM
Заглавие статьи Средняя история. ВОССТАНИЕ АНГЛИЙСКИХ КРЕСТЬЯН В 1549 ГОДУ
Автор(ы) И. АРСКИЙ
Источник Исторический журнал,  № 2, Февраль  1937, C. 71-85

1

Феодализм в Англии окончательно во всех своих особенностях сформировался в итоге так называемого норманского завоевания 1066 года.

Английская деревня с XI по XVI век пережила ряд перемен, сильно видоизменивших строй английского села. Только одно не изменилось - феодальная сущность эксплоатации английских крестьян землевладельцами-лордами. Уже в XI - XII веках большая часть территории Англии была покрыта так называемыми майорами, т. е. поместьями, эксплуатировавшими как крепостных, так и лично свободных крестьян. Известный знаток экономической истории средневековой Англии П. Виноградов в одной своей работе дал такое определение манора: "Так называемая материальная система состоит, в сущности, в оригинальном сочетании двух аграрных организмов - поселения крестьян, обрабатывающих свои собственные поля, и помещичьей усадьбы, связанной с этим поселением и зависящей от труда, доставляемого им... Община, уплачивающая взносы, фермеры, арендующие землю за ренту, рабочие без собственного независимого хозяйства - все они могут быть подчинены какому-нибудь лорду, но это подчинение не будет материальным. Два элемента необходимы для создания материальной организации: крестьянская деревня и барская запашка, обрабатываемая с ее помощью"1 .

Аграрный быт средневековой английской деревни строился на основе "системы открытых полей" (open field system)2 , т. е. такого порядка, при котором пашня после сбора урожая превращалась в общедеревенский вы-


1 P. Vinogradoff "Villainage in England", стр. 404 - 405. Oxford. 1892.

2 Seelohm. The English village community. London. 1883. P. 27.

стр. 71

гон, где крестьяне всей сельской общины пасли свой скот. С этим была связана система принудительного севооборота, заставлявшая всех крестьян села придерживаться одних и тех же сроков проведения сельскохозяйственных работ и, следовательно, одинаковой системы хозяйства.

Крестьянские повинности состояли из барщины и натурального и денежного оброка. Чем позже, тем более увеличивался удельный вес и значение денежных платежей, и в XIII - XIV веках в Англии происходит так называемая коммутация крестьянских повинностей, т. е. окончательный перевод барщины и натурального оброка на денежные платежи.

Исчезновение крепостной зависимости крестьян во многом изменило быт английской деревни.

"В Англии крепостная зависимость исчезла фактически в конце XIV столетия. Преобладающее большинство населения состояло тогда - и еще больше в XV веке - из свободных крестьян, ведущих самостоятельное хозяйство, за какими бы феодальными вывесками ни скрывалась их собственность. В более крупных помещичьих имениях бурмистр (bailiff), некогда сам крепостной, вытеснен свободным фермером. Земледельческие наемные рабочие состояли частью из крестьян, употреблявших свободное время на работу у крупных земельных собственников, частью из особого класса наемных рабочих в собственном смысле этого слова, - класса, относительно и абсолютно немногочисленного. К тому же даже они фактически были и самостоятельными крестьянами, так как наряду с заработной платой получали коттэдж и 4 - 5 акров пахотной земли. Кроме того, совместно с настоящими крестьянами они пользовались общинными землями, пасли на них свой скот и добывали материалы для отопления: дрова, торф и т. п."1 . Основными группами крестьян были "фригольдеры", "обычники" и "лизгольдеры". Фригольдеры являлись потомками исконно-свободных крестьян. Их платежи были наименее тяжелы.

"Обычниками" или "держателями по обычаю манора", называли очень пеструю по своему составу группу крестьян, большая часть которых состояла из копигольдеров, т. е. "держателей по копии". Это название происходило от того, что эти крестьяне, потомки прежних вилланов, держали свои участки на основании копии с протоколов помещичьих "манориальных" судов, в которых фиксировались все переходы крестьянских участков из рук в руки. Сроки этих держаний по копии были очень разнообразны, но большей частью соответствовали сроку одной или нескольких жизней. К той же группе "обычников" относились и так называемые держатели по воле лорда, у которых не было даже такой шаткой защиты своих земельных прав, как копия манориального протокола.

Лизгольдерами назывались крестьяне-арендаторы, снимавшие землю у лорда за определенную ренту и на определенный (обычно недолгий) срок. Основную массу крестьянства составляли копигольдеры. Но юридическая группировка крестьянства постепенно теряла свое значение в силу роста диференциации внутри самого крестьянства, и в XV - XVI веках в английской деревне образовались кадры среднего зажиточного крестьянства, применявшего уже и наемный труд, так называемые йомэны. Среди йомэнов были представители всех категорий крестьянства, даже бондмэнов2 . Определяющим была их зажиточность, а не юридическое положение.

Рост цен на шерсть увеличивал спрос на пастбищные земли, пригодные для разведения овец. Горожане, сколотившие деньги в торговле и ростовщичестве, вкладывали свои капиталы в покупку земельных владений. В деревне развивалась новая фигура - фермер-предприниматель, снимающий у лорда на определенный срок крупные земельные участки для разведения овец. Кое-где то же самое производилось и в целях развития пашенного земледельческого хозяйства трудом наемных батраков. С начала XVI века крупное фермерство начинает вытеснять мелкую "лизу" (т. е. с'емку зем-


1 Маркс "Капитал", Т, I. стр. 615 - 616. Партиздат. 1936.

2 Так называли немногочисленных уже крепостных, остававшихся в Англии еще и в XVI веке. См. Coulton "The medieval village Cambridge", p. 342. 1926.

стр. 72

ли в аренду). Встречаются фермеры, снимающие сразу по нескольку маноров. Соединенными усилиями лорды и фермеры огораживали общинные земли, превращая их из собственности общины в личную собственность помещиков, лишая, таким образом, крестьян необходимого выгона для скота, без которого невозможно было ведение самостоятельного хозяйства. Не довольствуясь этим, они совсем сгоняли крестьян с земли. Целые деревни и даже местечки исчезали с поверхности Англии. Наибольшего развития огораживания достигли в центре страны, наименьшего - в северной части, где еще сохранялся старый хозяйственный уклад.

Огораживания происходили и раньше (с XIII века), но в XV - XVI веках они приобрели массовый стремительный характер. Быстрому развитию процесса огораживания помещиками общинных земель предшествовали огораживания по инициативе самих крестьян, приводившие к переразверстке только пашенных земель с целью преодоления чересполосицы и собирания отдельных полос в компактные участки. Такие огораживания были особенно выгодны для зажиточных крестьян.

"Земледельческая революция, начавшаяся в последней трети XV века и продолжавшаяся в течение почти всего XVI столетия (за исключением последних его десятилетий), обогащала фермера в такой же степени быстро, как разоряла сельское население. Узурпация общинных пастбищ и т. п. позволяет фермеру значительно увеличить количество своего скота почти без всяких издержек, между тем как применение большего количества скота в земледелии, а также продажа дают ему более высокую прибыль, и к тому же этот скот доставляет обильное удобрение для его земли"1 .

Обесценение денег в XVI веке обогащало некоторые элементы крестьянства, платившие твердо фиксированную ренту, уменьшая фактически и ренту, и заработную плату батраков. С другой стороны, рост цен на сельскохозяйственную продукцию увеличивал выгодность сельского хозяйства. "Нет поэтому ничего удивительного в том, что в Англии к концу XVI столетия образовался класс богатых для того времени "капиталистических фермеров"2 .

Англия в XVI веке переживала коренную ломку социальных отношений и хозяйственного строя. "Пролог переворота, создавшего основу для капиталистического способа производства, разыгрался в последнюю треть XV и первые десятилетия XVI столетия"3 . Разложение феодализма, роспуск феодальных дружин в связи с укреплением абсолютистской монархии, огораживание земель землевладельцами в связи с ростом цен на шерсть, экспортировавшуюся во Фландрию, и развитием шерстяной промышленности в самой Англии - все это выбрасывало на рынок тысячи людей, не имевших в своем распоряжении ничего кроме своих собственных рук. Шел процесс первоначального накопления, процесс отделения

Английский крестьянин.

С гравюры XVI века.


1 Маркс "Капитал". Т. I, стр. 638. Партиздат. 1936.

2 Там же, стр. 639.

3 Там же, стр. 616.

стр. 73

Английская крестьянка.

С гравюры XVI века.

производителя от средств производства.

Буржуазные отношения проникали в сельское хозяйство, переводя его на предпринимательские рельсы. Городская буржуазия действовала совместно с "новым дворянством", тесно с нею связанным и частично вышедшим из ее рядов. Спекуляция монастырскими и церковными землями усилила ажиотаж купцов и дворян.

"Разграбление церковных имуществ, мошенническое отчуждение государственных земель, расхищение общинных имуществ, превращение феодальной собственности и собственности, кланов в современную частную собственность, осуществленное узурпаторами с беспощадным терроризмом, - таковы разнообразные идиллические методы первоначального накопления. Таким путем удалось завоевать поле для капиталистического земледелия, отдать землю во власть капитала и создать для городской промышленности необходимый приток поставленного вне закона пролетариата"1 .

2

Катастрофическое обнищание крестьянства приняло такие угрожающие размеры, что на это не могли не реагировать представители господствующих классов Англии.

Уже в 1484 году при открытии парламента канцлер королевства в своей речи говорил: "Население приходит в упадок, как мы ежедневно видим, вследствие огораживаний, земельных захватов и изгнания арендаторов из поместий".

В правление Генриха VIII (1509 - 1547) мучительный процесс, разорявший крестьянство страны, еще более ускорился. "Насильственная экспроприация народных масс получила новый ужасный толчок в XVI веке благодаря реформации и сопровождавшему ее колоссальному расхищению церковных имений. Ко времени реформации католическая церковь была феодальной собственницей значительной части английской земли. Уничтожение монастырей и т. д. превратило в пролетариат их обитателей. Самые церковные имения были в значительной своей части отданы в подарок хищным королевским фаворитам или проданы за бесценок спекулянтам, фермерам и горожанам, которые массами сгоняли с них их старых наследственных арендаторов и соединяли вместе хозяйства последних"2 .

За год до смерти Генриха VIII в одной анонимной брошюре автор жаловался:

"Они покупают монастырские земли, назначенные в продажу, и, утвердившись на них, своими угрозами держат нас, бедные общины, в таком страхе... Таким образом, мы, бедные общины, не имея своих земель и ли-


1 Маркс "Капитал". Т. I, стр. 629 - 630.

2 Там же, стр. 619.

стр. 74

шенные возможности нанимать их у этих вымогателей, не знаем, как добыть работу нашим детям, хотя бы за харчи и жалкую одежду. Помоги нам, великодушный государь, о нашей крайности, не допусти, чтобы слава твоего государства погибла окончательно вследствие ненасытной алчности этих владельцев. Помни, что ты передашь свое государство не чужому, а своему родному сыну-принцу Эдуарду. Постарайся же передать ему благоустроенное государство, а не остров с дикими зверями, где сильнейший пожирает слабейшего... ибо взыщется с тебя кровь всех, погибающих от твоей небрежности".

Томас Мор в своей "Утопии" оставил нам яркое описание этого кровавого процесса: "...овцы, которые прежде отличались такой кротостью и довольствовались столь немногим, теперь сделались такими дерзкими и хищными, что пожирают самих людей, опустошают и делают безлюдными... поля, дома, села... знатные люди... не оставляют ничего для плуга, все обращают в пастбища, разрушают дома, сносят деревни, оставляя лишь храм, чтобы он служил загоном для овец".

Правительство Тюдоров (1485 - 1603 гг.), стремившееся проводить в Англии абсолютистскую политику, было не на шутку испугано этим катастрофическим разорением крестьянства, ибо оно подрывало и налоговые ресурсы казны и людские кадры, из которых черпалась воинская сила Англии. Наконец, разорение создавало такую накаленную социальную атмосферу, чреватую неизбежным взрывом открытой классовой борьбы, что Тюдоры не могли не попытаться избежать всех этих последствий, поставив преграды углублению процесса огораживания.

"Законодательство было испугано этим переворотом. Оно еще не стояло на той высоте цивилизации, на которой Walth of the Nation (национальное богатство), т. е. созидание капитала и беспощадная эксплоатация и пауперизация народной массе, считается последним словом всякой государственной мудрости"1 .

Уже в первой половине XV века правительство пыталось способствовать развитию земледелия и тем остановить рост овцеводства. Но более или менее активная, хотя бы с внешней стороны, деятельность правительства в этой области начинается с 1489 года, когда при Генрихе VII (1485 - 1509 гг.) был издан закон, запрещавший разрушение крестьянских дворов, которым принадлежало не менее 20 акров земли.

При Генрихе VIII был возобновлен закон 1489 года и опубликованы новые законы, предписывавшие восстановление разрушенных крестьянских дворов, устанавливавшие соотношение между площадью пастбища и площадью пашни, ограничивавшие число овец, причем одному владельцу разрешалось иметь их не более двух тысяч голов.

Особенно решительно в пользу борьбы с огораживаниями был настроен опекун сына Генриха VIII - Эдуарда VI (1547 - 1553 гг.), - правитель государства ("протектор") герцог Сомерсет.

Всего между 1489 и 1656 годом было назначено 7 королевских комиссий для обследования положения дел в стране, издано 12 законов и ряд правительственных прокламаций против огораживаний - и все это без всякого заметного результата.

Придворный проповедник Латимер в 1549 году (незадолго до начала восстания крестьян) говорил: "Мы имеем хорошие законы, изданные для государства, касающиеся общинников и огораживателей, много собраний и заседаний, да, в конце концов, дело не двигается вперед".

"Одинаково бесплодны были и народные жалобы и законы против экспроприации мелких фермеров и крестьян, издававшиеся в течение 150 лет, начиная с эпохи Генриха VII"2 , - писал Маркс. Все эти законы должны были проводиться руками дворян-чиновников, и ясно, что они на практике никогда не реализовывались.

Крестьяне пытались в судах найти управу на лордов-огораживателей, но без успеха. Если крестьяне являлись "держателями по воле лорда" или лизгольдерами на короткие сроки,


1 К. Маркс "Капитал". Т. I, стр. 617.

2 Там же, стр. 618.

стр. 75

Лондонские городские старшины в XVI веке.

С гравюры того времени.

лорду согнать их с земли не стоило никакого труда. Если это были другие категории крестьян, например копигольдеры на срок одной или нескольких жизней, то дело было только в большом количестве времени, которое лорду нужно было, чтобы избавиться от ненужных ему держателей.

Суды, органы классовой юстиции господствующих классов, конечно, не хотели и не могли защитить крестьян, которые нередко проявляли большую настойчивость и упорство в поисках управы на лордов.

Наконец, если юридически не было основании для сгона крестьян с земли, то в руках лорда оставалось могучее и верное орудие для достижения своей цели - повышение взносов, взимавшихся с держателя после смерти его предшественника при вступлении во владение держанием (так называемый сбор за допуск), а также повышение ренты. Насколько убийственным орудием в руках лордов-огораживателей были эти два способа заставить крестьян покинуть землю и отказаться от всяких прав на нее, показывают примеры роста сбора за допуск и рент в ряде майоров в XVI веке. Так, например в 6 манорах Уилтшира и одном маноре Сомерсетшира средние суммы сбора за допуск на 1 акр передававшейся площади росли в XVI веке следующим образом:

Годы

Шиллинги

Пенсы

1520 - 1539

1

3

1540 - 1549

2

11

1550 - 1559

5

6

1560 - 1569

11

-

Так же энергично повышали и ренту. Например, в 30-х годах XVI века в маноре Уитби - Стрэнд с 26 держателей взимали ренту в размере 28 ф. 19 ш. 18 1/2 п. (т. е. в среднем с каждого по 1 ф. 2 ш. 1 п.), а в 1553 году - уже 54 ф. 9 ш. 9 п. (т. е. в среднем с каждого по 2 ф. 6 ш. 6 п.).

Но если тюдоровское правительство не нашло сил для осуществления своего законодательства, направленного против огораживаний, не встречая в этой области сочувствия лордов-огораживателей, то зато с тем большей энергией и с неизмеримо большим успехом обрушило оно на народные массы свое законодательство против бедняков. По меткому выражению Таунея, "крепостничество прекратилось, но началось законодательство о бедных"1 .

Оно началось еще в середине XIV века, когда главной целью его было установление максимума заработной платы, поднявшейся вследствие обезлюдения страны из-за чумной эпидемии.

"В XVI столетии положение рабочих, как известно, очень ухудшилось. Денежная плата повысилась, но далеко не в той степени, в какой упала цена денег, и повысились цены товаров. Следовательно, фактически заработная плата упала. Тем не менее, законы, направленные к понижению заработной платы, продолжали действовать; неукоснительно отрезывались уши и налагались клейма на тех, кого никто не соглашался взять в услужение"2 .

Аграрный переворот выбрасывал из деревни массы разоренных крестьян, которые волей-неволей шли в города.


1 Tawney "The agrarian problem, in the XVI century", p. 46. 1912.

2 К. Маркс "Капитал". Т. I. стр. 635

стр. 76

Но развивавшаяся мануфактурная промышленность не нуждалась в таком количестве рабочих рук, число которых увеличивалось к тому же с головокружительной быстротой.

"Люди, внезапно вырванные из обычной жизненной колеи, не могли столь же внезапно освоиться с дисциплиной новой своей обстановки. Они массами превращались в нищих, разбойников, бродяг - частью добровольно, в большинстве случаев под давлением необходимости. Поэтому в конце XV и в течение всего XVI века во всех странах Западной Европы издаются кровавые законы против бродяжничества. Отцы теперешнего рабочего класса были, прежде всего, подвергнуты наказанию за то, что их насильственно превратили в бродяг и пауперов. Законодательство рассматривало их как "добровольных" преступников, исходя из того предположения, что при желании они могли бы продолжать трудиться при старых, уже не существующих условиях.

В Англии это законодательство началось при Генрихе VII...

Эдуард VI в 1547 году - в первый же год своего царствования - издает закон, по которому всякий, уклоняющийся от работы, отдается в рабство тому лицу, которое донесет на него как на праздношатающегося. Он (хозяин. - И. А. ) имеет право плетьми и наложением цепей принуждать его ко всякой работе, как бы отвратительна она ни была. Если раб самовольно отлучается на 2 недели, то он осуждается на пожизненное рабство и на его лоб или на щеку кладут клеймо "S"; если он убегает в третий раз, его казнят как государственного преступника. Хозяин может его продать, завещать по наследству, отдать внаймы как раба, как всякое движимое имущество или скот. Если рабы замыслят что-либо против своих господ, то они также подлежат смертной казни. Мировые судьи обязаны разыскивать беглых рабов по заявлению господ... Всякий имеет право отнять у раба его детей и держать их при себе в качестве учеников, - юношей до 24 лет, девушек до 20 лет. Если они убегают, то до наступления указанного возраста обращаются в рабов своих хозяев-воспитателей, которые получают право по произволу заковывать их в цепи, бить плетьми и т. п. Хозяин может надеть железное кольцо на шею, ноги или руки своего раба, чтобы легче отличать его от других и затруднить ему возможность скрыться. В последней части этого закона предусматриваются случаи, когда бедные должны работать на тот округ или тех лиц, которые берутся их кормить, поить и снабжать работой. Такого рода рабы - рабы приходов - сохранилась в Англии вплоть до XIX века под именем roundsmen - "приходчики".

Закон Елизаветы от 1572 года: нищие, старше 14 лет, не имеющие разрешения собирать милостыню, подвергаются жестокому наказанию кнутом и наложению клейма на левое ухо, если никто не соглашается взять их в услужение на 2 года; в случае рецидива нищие старше 18 лет подвергаются смертной казни, раз никто не соглашается взять их на 2 года в услужение; при третьем рецидиве их казнят без всякой пощады как госу-

Английские лорды в XVI веке.

С гравюры того времени.

стр. 77

Заседание палаты лордов в XVI веке.

С гравюры того времени.

дарственных преступников. Аналогичные предписания содержат законы: 18 акт Елизаветы ст. 13 и закон 1597 г."1 .

Маркс приводил данные авторов XVI века, описывавших этот террор имущих против бедняков. Летописец Голиншед писал: "В царствование Генриха VIII было казнено 72000 больших и малых воров". Другой автор, Страйп, указывал, что при Елизавете "бродяг вешали целыми рядами, и не проходило года, чтобы в том или другом месте не было повешено их 300 или 400 человек". В одном только Сомерсетшире за один год, по его словам, 40 человек было казнено, на 35 человек были наложены клейма и 37 человек подвергнуты наказанию плетьми. А во многих графствах положение было еще более ужасным. При этом, по мнению Страйпа, "это значительное число обвиняемых не составляет и 1/5 всех подлежащих наказанию преступников, благодаря попустительству мировых судей и нелепому состраданию народа"2 .

В социальной и политической истории Англии первая половина XVI века была очень напряженным периодом крутого перелома. Особенно резкие перемены произошли при Генрихе VIII, жестоком и капризном деспоте и моте, рассчитывавшем при помощи реформации обогатить свою собственную казну. Но в результате бешеной и бесстыдной спекуляции конфискованными церковными землями эти земли оседали в руках новоиспеченного дворянства из городских торгашей и ростовщиков, постепенно превращавшихся в сельских "джентльменов". Новые хозяева поместий подходили к своим имениям уже с чисто предпринимательской точки зрения, стремясь выколотить из них максимум денежных доходов. Огораживания были прекрасным способом для достижения этой цели. Все это создавало крайне напряженную обстановку в стране и до предела обостряло классовые противоречия. Происходили настоящие восстания в защиту старой религии и старых порядков, предводительствуемые знатью и дворянами отсталых районов, как, например, так называемое "благодатное паломничество" 1536 года, когда против новшеств восстала Северная Англия, или восстание в Корнуэлле и соседних графствах в 1549 году, или, наконец, "восстание северных графов" в 1569 году.

Но во время этих восстаний, хотя и руководимых дворянами и направлявшихся ими в русло, далекое от настоящих интересов и нужд народных масс, обнаруживалось, что основную массу повстанцев составляли крестьяне, которые, прежде всего, стремились к борьбе с огораживанием и с феодальным гнетом вообще.

Так, в 1536 году восставшие северные крестьяне сносили огораживающие изгороди, а в Ричмонде заставили своих предводителей - джентльменов присягнуть в том, что они будут соблюдать старые порядки, и не будут увеличивать ренту. В Кумберлэнде крестьяне даже намеревались вообще разгромить джентльменов и уничтожить совсем ренту и сборы за допуск.


1 К. Маркс "Капитал". Т. I, стр. 631 - 632.

2 Там же, стр. 632.

стр. 78

В Линкольншире крестьяне маршировали со знаменем, на котором был вышит плуг. Когда некоторые из крестьян хотели, было разойтись по домам, то один из них, Ральф Грин, воскликнул: "Чего вы хотите? Уж не вернуться ли домой, чтобы пасти овец? Нет, клянусь телом господним, я предпочитаю быть повешенным!"

3

Критическим годом был 1549 год, когда отдельные крестьянские бунты и волнения, бывшие обычно до тех пор более или менее изолированными, распространились в ряде графств Англии.

Положение в Англии после смерти Генриха VIII очень обострилось. Враждебные отношения с Шотландией, опасение войны с Францией, католических заговоров и прокатолической иностранной интервенции - все это создавало очень тревожную обстановку. Герцог Сомерсет пытался показным народолюбием и усилением законодательных мер против огораживаний успокоить народ и обеспечить тем самым тыл на случай внешнеполитических осложнений. Но этим он восстановил против себя значительные круги знати.

В парламенте, бывшем орудием в руках дворян, нарастало сопротивление политике Сомерсета. Во главе этой оппозиции стал энергичный Джон Дудлей граф Варвик, рьяный огораживатель. Под руководством его и его сторонников парламент проваливал билли против огораживаний, вносившиеся приверженцами Сомерсета.

Положение становилось все более тревожным и напряженным. Крестьяне собирались на тайные сходки, на которых они совещались относительно своего безвыходного положения.

"Сравните наше положение; вся власть в руках джентльменов, и они используют ее, чтобы уничтожать пашни. Для нас же не оставлено ничего кроме крайней нищеты. Они утопают в роскоши... Мы полумертвы от тяжести нашего труда, мы действительно едим свой хлеб в поте лица своего, и вся наша жизнь проходит в холоде, голоде и жажде. Разве кто-нибудь может отрицать, что это несчастное и несправедливое положение вещей?.. До каких пор мы будем подчиняться этому... Ведь теперь они дошли до высшей степени жестокости и жадности... у нас отнимают общинные пастбища, оставленные нам предками для нас и наших семей. Земли, которые на памяти наших отцов были открытыми, теперь огорожены изгородями и канавами... так что никто не может пройти на них. Мы не можем больше безропотно смотреть на наглость знати и дворян, скорее возьмемся за оружие. Разве мы не из того же сделаны, что и они?.. Сломаем изгороди, засыплем канавы и откроем поля"1 - так передавал дворянский летописец Невилль речи крестьян.

Вспышки крестьянских волнений учащались.

20 июня 1549 года крестьяне снесли изгороди в Эттльборо и Уилби в графстве Норфольк.

6 июля огромное количество крестьян в местечке Уимондхэм собралось по случаю празднования памяти "национального святого" Англии - Фомы Кентерберийского. Уже во время процессии раздавались гневные речи крестьян против огораживателей. Праздник закончился сносом изгородей в окрестностях. Толпа крестьян все росла и росла. Мелкая местная вспышка превращалась в серьезное событие. По существу, с этого и началось восстание.

Во главе восставших стал местный помещик Роберт Кэтт. К нему присоединился его брат Вильям. Кэтт обещал крестьянам никогда не отступать от их дела и, если понадобится, пожертвовать для него жизнью.

Роберт Кэтт двинулся с отрядом крестьян к Крингльфорду, оттуда - к Боуторпу, снося по дороге ненавистные народу изгороди. Шериф Норфолька и Суффолька сэр Эдмунд Уиндхэм попытался преградить путь повстанцам, приказывая им разойтись. Но бравый шериф едва унес ноги от рассвирепевших крестьян и поспешно ускакал в Норвич - центр Норфолька. Между тем известие о том, что крестьяне поднялись против господ, взбудоражило не только всю округу, где крестьяне повсюду стали выступать


1 Russell "Kett's rebellion in Norfolk", p. 22. London. 1859.

стр. 79

Суд Кэтта под "дубом исправления".

Со старинной гравюры.

против помещиков, снося изгороди и стекаясь в отряд Кэтта, но и городское население. Городская беднота, "плебс", сочувственно приняла известие о крестьянском восстании. К Кэтту стали прибывать люди из Норвича.

Мэр Норвича после безуспешных попыток уговорить крестьян разойтись обратился к правительству в Лондон с просьбами о помощи.

Близ Норвича, в холмистой местности Моузхолд-Хилл, Кэтт разбил свой лагерь, в котором собралось около 16 тысяч повстанцев. Продовольствие для прокормления такой массы людей реквизировалось у окрестных помещиков, многие из которых в панике бежали из района, охваченного восстанием. Считали, что за время восстания крестьяне в этом лагере с'ели одних только ненавистных овец около 20 тысяч.

Надо отметить, что крестьяне держались слишком снисходительно по отношению к своим вековечным врагам и притеснителям. Это было одним из недостатков восстания. Буржуазный историк Р. Тауней подчеркивал в общем "благонравие" движения Кэтта. Ничто не напоминало "жакерию"1 .

В своем лагере Кэтт ввел порядок и дисциплину, разделил повстанцев на отряды, установил правильный суд. Сам он разбирал дела под развесистым дубом, которому дали прозвище "дуб исправления". В лагере произносились проповеди, и производилась церковная служба. Повстанцы не выступали против реформации. Наоборот, чувствовалось отвращение к "папизму".

Кэтт удерживал крестьян от разгрома усадеб. Но некоторые помещики, попавшие в руки крестьян, были приведены в лагерь и там содержались под арестом. Была составлена петиция королю, подписанная представителями норфолькских и суффолькских крестьян. Вот некоторые пункты этой петиции:

"(§ 2). Мы удостоверяем, что лорды поместий изыскивают всевозможные пути, чтобы переложить платежи, которые они несли в качестве вассалов на фригольдеров, что противно праву! (§ 3). Мы просим вашу милость, чтобы лорды не участвовали в пользовании общинными пастбищами. (§ 9). Мы просим, чтобы налоги на поддержание замков и некоторые другие подобные повинности, перелагаемые на держателей, уплачивались лордами, как это быть должно. (§ 12). Мы просим, чтобы феодалии в ваших графствах не могли принимать на себя обязанности чьего-либо советника, пока они состоят на службе, дабы служба королю исполнялась добросовестно. (§ 13). Мы просим, чтобы ваша милость взяли в ваше ведение поместные суды, и тогда каждый будет беспрепятственно пользоваться своим правом на общинные угодья и получать всю возможную прибыль с них. (§ 15). Мы просим, чтобы приходские священники не состояли капелланами, управляющими имениями и вообще не состояли на службе у влиятельных лиц, а жили в своем приходе и учили бы мирян слову божию. (§ 16). Мы просим, чтобы все несвободные были об'явлены свободными, ибо спаситель своей кровью искупил всех. (§ 17). Мы про-


1 Tawney. Цит. соч., стр. 331.

стр. 80

сим, чтобы все реки были свободны и предоставлены в общее пользование для рыбной ловли и плавания. (§ 21). Мы просим, чтобы не дозволялось лордам покупать землю, чтобы пересдавать ее потом по копии поместного суда, к своему обогащению и к разорению бедных людей. (§ 22). Мы просим, чтобы приходские священники, во избежание столь частых споров и тяжб с бедными прихожанами, на будущее время получали взамен всякого рода десятины восьмой пенс с каждого червонца1 дохода. (§ 26). Мы просим, чтобы лорды, рыцари и дворяне не могли получать в аренду право назначать на духовные должности. ((§ 27). Мы просим, чтобы выборные от народа в том числе, в каком они будут выбраны народом или какое будет определено королем, были уполномочены вашей милостью восстановить и улучшить все законы и распоряжения, которые мировые судьи, шерифы, исчиторы и другие ваши чиновники скрывали от вашего бедного народа с первого года царствования вашего славного деда короля Генриха VII. (§ 28). Мы просим, чтобы все чиновники, творившие обиды народу, уплатили всем, кто ныне собрался для защиты права и закона, по 4 пенса за каждый день, проведенный народом в лагере. (§ 29). Мы просим, чтобы лорды, рыцари, сквайры и дворяне не занимались скотоводством или овцеводством, если они получают 40 фунтов в год от своей земли, за исключением надобностей их собственного дома"2 .

Король отвечал крестьянам, что возмущен тем, что они смеют обращаться к нему как к равному, что он и без этого собирался разобрать все неправды, но без парламента не может удовлетворить их требований. Однако он обещал запретить одновременное занятие и сельским хозяйством и промышленным предпринимательством и созвать в октябре парламент. Крестьяне должны были прислать нескольких своих уполномоченных для изложения их желаний. При этом король обещал прощение крестьянам, при условии мирного урегулирования конфликта, давая понять, что в ином случае последуют более суровые меры. Когда в крестьянский лагерь явился королевский герольд с обещанием прощения, то Кэтт ответил, что "короли могут миловать преступников, но не ни в чем не повинных и честных людей!"

4

Движение перерастало в открытое восстание. Крестьянские волнения охватили целый ряд графств: Букингемшир, Оксфордшир, Суррей, Эссекс, Кент, Кэмбриджшир, Иоркшир. На требование пустить повстанцев в Норвич мэр города и городские богачи отвечали отказом. Кэтт осадил Норвич. Положение зажиточной городской верхушки становилось очень затруднительным, так как беднота сочувствовала повстанцам. Многие богачи поспешили бежать из Норвича. Некоторые из них, добравшись до Лондона, сообщили правительству о положении дел в Норфольке.

Норвич оказался во власти крестьян.

Королевский тайный совет решил действовать: в Норфольк был отправлен с войском в 2500 итальянских и других иностранных наемников Вильям Парр маркиз Нортгэмптон. Солдатам-англичанам правительство не доверяло усмирение соотечественников, восставших против помещичьего гнета. Парру удалось вступить в Норвич. Но ночью крестьяне двинулись на город, ворвались в него и начали бой на улицах. Крестьяне яростно сражались, даже смертельно раненые, они пытались продолжать бой. В бою около 300 крестьян было убито, и солдатам удалось вытеснить повстанцев из города. На утро бой возобновился. Один из крестьян дубиной убил лорда Шеффильда, предлагавшего большой выкуп за свою жизнь.

1 августа Норвич перешел в руки крестьян. Маркиз Нортгэмптон ушел со своими наемниками из города. Богачи бежали. Их имущество было конфисковано, и сами они были об'явлены крестьянами врагами короля. Крестьяне не решались порвать с лойяльностью по отношению к королев-


1 Червонец = 80 пенсам.

2 Цитирую по переводу И. Граната "К вопросу об обезземелении крестьянства в Англии", стр. 235 - 238. М. 1908.

стр. 81

Английский королевский алебардист XVI века.

С гравюры того времени.

ской власти. Это было общим явлением во время средневековых крестьянских восстаний, так как крестьяне не отдавали еще себе ясного отчета в истинной классовой сущности королевской власти.

Королевский тайный совет был в растерянности. Восстание расширялось. Кэтт и его помощник Томас Олдрич отрядили даже группу крестьян для захвата Ярмута, но эта попытка не удалась.

16 августа в Норфольк были отправлены новые войска, командование над которыми было поручено врагу протектора, графу Варвику. Сперва, правда, командование было поручено Сомерсету, но тот отклонил его, понимая, очевидно, что дворяне не пожелают иметь его руководителем в таком деле, как подавление крестьянского восстания.

Во главе иностранных наемников из Германии, Италии и Испании и большого количества дворян, присоединившихся к войску, Варвик двинулся в Норфольк. У него было около 6 тысяч пехоты и около полутора тысяч конницы (есть сообщение, что численность королевского войска, двинутого против повстанцев, доходила даже до 14 тысяч). У ворот Кэмбриджа его встретили беглецы из Норвича, умолявшие о помощи. Он приказал им вооружиться и следовать за войском.

23 августа Варвик дошел до Норвича. Герольд, отправленный к восставшим с предложением сдаться и открыть ворота, был проведен в крестьянский лагерь. Надменная речь герольда раз'ярила крестьян. Они отказались выдать своих предводителей. Поднялся страшный шум. На герольда со всех сторон посыпались ругательства. Его называли предателем, кричали, что он научен джентльменами, чтобы усыпить их ложными обещаниями, а потом тем легче одолеть. Один молодой парень, особенно яростно поносивший герольда, был убит одним из спутников герольда. Герольд и его свита были бы разорваны на куски крестьянами, если бы не вмешательство Кэтта, спасшего его и проводившего через толпу повстанцев.

Есть сообщение, что Кэтта охватило при этом колебание: не поехать ли вместе с герольдом к графу Варвику и принести повинную? Но крестьяне схватили под уздцы его лошадь, крича: "Мы пойдем туда, куда вы поведете, мистер Кэтт, и будем жить, и умирать вместе с вами!"

Герольд уехал к Варвику. Приближалась развязка. Наемникам Варвика удалось прорваться сквозь укрепления в город, убивая всех попадавшихся на пути и вешая пленных.

До 26 августа шел бой на улицах. Крестьянам удавалось одолевать солдат, отбивая у них даже пушки. Но к Варвику прибыло еще 1100 наемников. Огнем из аркебузов солдаты заставили кое-как вооруженных крестьян отступить в свой лагерь. Кэтт, по преданию, следуя мест-

стр. 82

ному пророчеству, вывел свое войско из лагеря и перешел в равнину Дёссиндэл. Узнав об этом, Варвик немедленно выступил из Норвича ему навстречу, оставив в городе солдат из англичан, видимо, вполне доверяя только иностранным наемникам. Попытка его склонить крестьян к сдаче окончилась неудачей. Тогда солдаты бросились на крестьян. Плохо дисциплинированное и вооруженное, крестьянское войско не смогло выдержать натиска пеших и конных профессиональных солдат. Около 3 1/2 тысяч повстанцев было перебито. Но остатки их, храбро сражаясь, укрылись за телегами, продолжая неравный бой. Варвик послал сообщить им о помиловании, если они сложат оружие. Крестьяне отказались, заявляя, что это просто хитрость. И только когда сам Варвик обещал им от имени короля помилование, крестьяне сложили оружие.

Известие о том, что Кэтт будто бы в разгаре боя бежал, покинув крестьян, и тем сломил упорство их сопротивления, нельзя считать достоверным. Это и непохоже на него, судя по всему ходу восстания, да и самый этот факт сообщается лицом пристрастным, стремившимся очернить фигуру предводителя крестьян. Во всяком случае, его поймали около Сваннингтона, так как его усталый конь не мог более идти.

Так, 28 августа 1549 года руками иноземных наемников английские дворяне разгромили восставших крестьян.

Уже 28 августа началась расправа. Многие из крестьян были повешены, часть из них - на ветвях того самого "дуба исправления", под которым судил Роберт Кэтт. Сам Кэтт с братом были отвезены в Лондон и заключены в Тауэр. После суда их отвезли обратно в Норфольк и там повесили для устрашения населения. Роберт был повещен на башне норвичского замка, а Вильям - в их родном Уимондхэме, на церковной колокольне. Имущество их было конфисковано.

После разгрома главного очага восстания в Норфольке, где крестьянам все же удалось как-то сорганизоваться, дворянам было уже нетрудно подавить крестьянское движение и в остальных районах Англии.

Серьезные военные действия происходили еще только на крайней юго-западной конечности Англии, в графствах Корнуэлл, Девон и Сомерсет. Но там движение, хотя и аграрное по существу, направленное против огораживаний, внешне приобрело религиозную, католическую окраску. Оно началось еще раньше чем в Норфольке. Крестьяне требовали снесения изгородей и восстановления старой веры.

9 июня прихожане Самфорд-Куртеней заставили своего священника служить по-латыни католическую мессу1 . Скоро собралось около тысячи людей во главе с местным помещиком Гэмфри Арундэлем и некоторыми другими джентльменами. Крестьяне немедленно направили свою энергию на снос изгородей. В районе, охваченном восстанием, джентльмены, опасаясь за свою жизнь, прятались по лесам и пещерам.

Из Лондона правительство отправило с войсками лорда Рёсселя для подавления восстания, но тот, не решаясь на открытый бой, избегал встречи с повстанцами. Последние послали к королю петицию, направленную против религиозных новшеств. Ответ не удовлетворил их, и усилившиеся отряды повстанцев двинулись к местному центру - городу Экзетеру. Горожане отказались впустить их, хотя среда них существовала значительная партия, сочувствовавшая повстанцам, и началась осада города, длившаяся 40 дней. Вместо того чтобы двигаться немедленно на Лондон, на пути к которому не было значительных правительственных сил, повстанцы решили, прежде всего, овладеть местным центром и потеряли на это драгоценное время. В итоге осады горожане уже было совсем пали, духом, мучимые голодом, но неудачная схватка крестьян с войсками Рёсселя ослабила силы повстанцев.

В это время прибыло новое королевское войско под начальством лорда Грэя. Оно состояло из итальянских стрелков и немецких всадников. Как и в Норфольке, правительство доверяло только иноземным наемникам.

Соединенное войско Рёсселя и Грэя после упорного кровопролитного боя


1 Froude "History of England". V. IV, p. 409. London. 1870.

стр. 83

одолело повстанцев, и 6 августа королевские войска вступили в Экзетер. Многие повстанцы были повешены тут же, на месте, а Арундэл и некоторые другие были отправлены для суда в Лондон, где их постигла судьба Кэтта. Таким образом, южный очаг восстания был разгромлен еще раньше, чем норфолькский. К сентябрю правительство могло торжествовать победу, тем более своевременную для него что уже в августе французский посол об'явил войну Англии.

5

Восстание английских крестьян в 1549 году походит по развитию событий на большинство средневековых крестьянских восстаний: тот же недостаток дисциплины и организации, та же лойяльность по отношению к королю, та же храбрость в бою, но ни куда негодное вооружение. Однако во многом оно отличается от обычных крестьянских войн средневековой Европы. Оно было вызвано не обычной, чисто феодальной эксплоатацией крестьянства, а огораживаниями, взвинчиванием ренты и т. п., т. е. всем тем процессом, который был связан с началом капиталистической трансформации английского общества в целом и его аграрного строя в частности. На эту зарю первоначального накопления в английской деревне крестьянство Англии отвечало восстанием 1549 года.

Выдвигалась мысль, что в требованиях крестьян, в их аргументировании сказывалось влияние великой крестьянской войны в Германии. Может быть, это и так, и возможно, что беглецы из Германии и Нидерландов могли оказаться в промышленном шерстоткацком Норфолке, но это необязательно, так как такая аргументация была в духе всей эпохи реформации, в духе идеологии того времени.

Имеются сведения о наличии среди повстанцев 1549 года и смутных коммунистических стремлений. Вот что писал о них современник Гэлс:

"Как я слышал, существовали три различного рода причины, почему они подняли это восстание. Одни были папистами и желали опять иметь свою старую веру; другие были анабаптистами и хотели, чтобы все было общим, а третьи были просто бедные люди, стремившиеся получить назад доходы, отнятые у них силой, и избавиться от чрезвычайной дороговизны и высоких цен на жизненные продукты".

Эти стремления вполне естественно было встретить среди норфолькских повстанцев, где в движении приняли участие и беднота промышленного Норвича и ткачи, рассеянные по деревням всего графства.

Уже эта цитата из Гэлса указывает на неоднородность состава восставших и тех причин, которые побудили их взяться за оружие. Это дало повод реакционному буржуазному русскому историку И. Гранату1 об'явить все восстание 1549 года движением зажиточных фермеров и богатых крестьян, вызванным не их разорением и угнетением феодалов, а их стремлением не дать лордам путем повышения ренты перехватывать в свою пользу доходы от земли, возраставшие на почве роста цен и общей капитализации сельского хозяйства в XVI веке.

Какая-то часть зажиточных элементов, повидимому, участвовала в восстании 1549 года, движимая общими антифеодальными стремлениями. Быть может, с этим связано и участие в движении Роберта и Вильяма Кэттов и общая чрезмерная умеренность его. Английский историк Тревельян2 указывает, что если уже английские повстанцы 1381 года были гораздо умереннее французских "жаков", восставших в 1358 году, то их потомки, поднявшиеся в 1549 году, были и того более умеренными и "цивилизованными".

Относительно немецких крестьян, восставших в 1525 году, Энгельс писал: "Некоторые шансы на победу мог им дать только союз с другими сословиями"3 . Такого союза в 1549 году не было в Англии. Городская буржуазия ненавидела и боялась крестьян не меньше чем помещики. Городской же плебс был еще, слишком слаб, чтобы оказать решающую помощь крестьянству. Только в Норфольке город-


1 И. Гранат "К вопросу об обезземелении крестьянства в Англии", стр. 233. 1908.

2 G.M. Trevelyan "England in the Age of Wicliff", p." 215, New-York. 1900.

3 Ф. Энгельс "Крестьянская война в Германии", стр. 30. Соцэкгиз. 1931.

стр. 84

ской бедноте удалось присоединиться к крестьянам.

Не было еще класса, способного возглавить героическую борьбу крестьян и повести их к победе, не было еще городского пролетариата. На примере восстания английских крестьян в 1549 году лишний раз подтверждаются слова товарища Сталина о том, что "отдельные крестьянские восстания даже в том случае, если они не являются такими разбойными и неорганизованными, как у Стеньки Разина, ни к чему серьезному не могут привести. Крестьянские восстания могут приводить к успеху только в том случае, если они сочетаются с рабочими восстаниями, и если рабочие руководят крестьянскими восстаниями. Только комбинированное восстание во главе с рабочим классом может привести к цели"1 .

Восстание 1549 года было крупнейшим крестьянским восстанием в Англии XVI века, но оно было далеко не первым и не последним.


1 И. Сталин. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом, стр. 9. Партиздат. 1933.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Средняя-история-ВОССТАНИЕ-АНГЛИЙСКИХ-КРЕСТЬЯН-В-1549-ГОДУ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Ксения ПетрашкевичContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Kanara

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Средняя история. ВОССТАНИЕ АНГЛИЙСКИХ КРЕСТЬЯН В 1549 ГОДУ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 05.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Средняя-история-ВОССТАНИЕ-АНГЛИЙСКИХ-КРЕСТЬЯН-В-1549-ГОДУ (date of access: 15.08.2020).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Офицерство российской армии в годы первой мировой войны
Catalog: История 
6 days ago · From Україна Онлайн
Представления идеологов либерализма в начале XX в. о государстве
6 days ago · From Україна Онлайн
В. Ф. Сокульский и история русского маслоделия
Catalog: История 
6 days ago · From Україна Онлайн
Становление иезуитской миссии в Новой Франции в 1611-1630 гг.
Catalog: История 
6 days ago · From Україна Онлайн
Французская политическая публицистика накануне Великой революции. Ж.-Г. Туре
16 days ago · From Україна Онлайн
Партизаны и подпольщики Дона и Кубани. 1941-1942 гг.
21 days ago · From Україна Онлайн
Ф. Рузвельт и социальное законодательство США
Catalog: Право 
21 days ago · From Україна Онлайн
Согласно физикам XX века некакого времени «самого по себе». Нет времени, которое существовало бы без связи с тем, что происходит в физическом мире. Время всегда и везде выступает не «вообще», а конкретно — в каждом данном физическом явлении оно свое. Это именно то время, которое длится в ходе данного явления в данном месте пространства
Catalog: Физика 
23 days ago · From someone
Торговая конкуренция в Сибири в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
24 days ago · From Україна Онлайн
Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в.
Catalog: История 
24 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Средняя история. ВОССТАНИЕ АНГЛИЙСКИХ КРЕСТЬЯН В 1549 ГОДУ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones