ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-11543

Share with friends in SM

В более чем вековом процессе изучения аграрной истории России предреформенного периода исследователями разных поколений поднят и частично разрешен широкий круг проблем. Главная заслуга в изучении социально-экономического развития русской крепостной деревни первой половины XIX в. принадлежит советской историографии 1950 - 1960-х годов, когда интенсивно разрабатывалась проблема разложения феодально-крепостнической системы хозяйства и генезиса капитализма в России. В этих исследованиях принимали участие целые научные коллективы, не говоря уже об отдельных авторитетных историках1.

В центре внимания находилась проблема кризиса российского феодализма. В 1930 - 1940-х годах кризис системы трактовался в основном как застой и упадок крепостной деревни. В 1965 г. на всесоюзной дискуссии понятие кризиса феодализма было существенно скорректировано: "Кризис был таким этапом разложения феодализма, когда крепостнические производственные отношения стали оковами развития производительных сил, когда крепостнические формы хозяйства заходили в тупик, а прогресс общественного производства осуществлялся прежде всего на основе мелкотоварных и капиталистических отношений"2. В дальнейшем новая концепция получила развитие в монографии И. Д. Ковальченко3 и надолго стала господствующей в советской историографии. Лишь в годы перестройки она подверглась резкой критике в рецензии Б. Н. Миронова и И. Я. Фроянова на изданный 1989 г. вузовский учебник "История СССР с древнейших времен до 1861 года"4.

По сравнению с предшествующими десятилетиями, выдвинутая в 1960-е годы концепция была прогрессивной, но вместе с тем ее нельзя назвать безупречной. При ее разработке не принимались во внимание либо недостаточно учитывались существенные обстоятельства.

Во-первых, в доиндустриальную эпоху развитие сельскохозяйственного производства, как известно, происходило экстенсивным путем и чрезвычайно замедленными темпами. Поэтому на протяжении относительно коротких временных отрезков происходившие сдвиги улавливаются с трудом, и может скпадываться впечатление застоя в сельскохозяйственном производстве.

Во-вторых, крепостная система сама по себе обладала немалым запасом устойчивости, проявила способность к саморегуляции. Известно большое количество фактов довольно гибкого реагирования как помещиков, так и крестьян на изменявшиеся условия, приспособления к ним с большим или меньшим успехом.

На характере и содержании концепции сказывались существовавшие тогда социально-политические условия и идеологическая атмосфера, хотя ведущие историки-аграрники и стремились (подчас им это и удавалось) выработать новые методологические подходы.


Рянский Леонид Михайлович-кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, доцент Курского государственного университета.

стр. 171

Недочеты были обусловлены также и чрезмерной увлеченностью историков изучением явлений и процессов в динамике при недостаточном внимании к анализу конечных данных, то есть относящихся к кануну реформы 1861 года. Кроме того, простой констатации снижения показателей крестьянского хозяйства недостаточно для исчерпывающих выводов. Одно дело, например, когда обеспеченность крестьянского двора лошадьми снижается, скажем, с 10 до 5 голов, и совсем другое, если происходит сокращение поголовья тяглового скота с 3 до 1 головы. В первом случае крестьянское (а в условиях феодальных отношений - тем самым и помещичье хозяйство) сохраняет возможности для нормального функционирования, во втором идет к разорению. К тому же при дефиците данных, необходимых для построения динамических рядов (что обусловлено состоянием источниковой базы), существует реальная опасность принять кратковременные колебания за необратимые сдвиги.

При решении вопроса о наличии либо отсутствии кризиса крепостной системы хозяйства необходимо уяснить, утратила ли она свою способность к саморегуляции, а для этого нужны количественные критерии - необходимо выявить ту границу, за которой может начинаться саморазрушение данной системы. Для земледельцев Черноземного центра можно принять следующие основные критерии: наличие рабочей лошади у каждого работника-мужчины, возможность для тягловых крестьян уделять своему хозяйству не менее половины рабочего времени, надел пашни не менее двух десятин на мужскую душу, способность крестьян к простому и тем более к расширенному воспроизводству жизненных и хозяйственных средств.

В других районах России сочетание критериев и их значения могут быть иными, в зависимости от качества земли, рода трудовой деятельности крестьян и других факторов. О немалых трудностях, с которыми сталкиваются исследователи, свидетельствует следующий пример. И. Д. Ковальченко при изучении проблемы расслоения крестьянства, стремясь к предельной чистоте группировки крестьянских дворов, устанавливал разные критерии отнесения их к той или иной группе в земледельческой и промыслово-земледельческой деревне. К зажиточному слою он относил у земледельческих крестьян дворы с 5 и более лошадьми, а если в изучаемом имении получило заметное развитие скотоводство - дворы с 2 - 3 лошадьми и 6 коровами или с 4 лошадьми и более. В промыслово-земледельческой деревне в состав зажиточной группы Ковальченко включал дворы с 4 лошадьми и более или с 2 - 3 лошадьми, но с 5 коровами, или же с 1 - 3 лошадьми - при условии, что эти крестьяне занимались ремеслом и отхожими промыслами5. Очевидно, подобного рода различия должны учитываться и при установлении критериев, о которых идет речь в данной статье, для других местностей.

При изучении любой системы важно получить по возможности максимально точные данные о ее составных частях. Между тем в момент выработки концепции кризиса в распоряжении историков еще не было достаточных данных по ряду существенно значимых показателей. Состояние сельскохозяйственного производства изучалось по довольно сомнительным сведениям губернаторских отчетов о посевах, сборах и урожайности хлебов. На этом основании И. Д. Ковальченко и Н. М. Дружинин считали одним из важнейших доказательств наличия кризиса крепостной системы снижение урожайности и сокращение сбора хлеба в последние предреформенные десятилетия6. При этом не принималось во внимание, что в последнее десятилетие существования крепостного права сказывалось влияние различных неблагоприятных обстоятельств, которые практически никак не связаны с внутренним "самочувствием", экономическими порядками крепостной системы - в частности, Крымская война и полоса неурожайных лет (по метеорологическим причинам).

Не были тогда известны и те, пожалуй, наиболее точные о размерах крестьянских наделов и величине денежного оброка в Черноземном центре, которые удалось получить Б. Г. Литваку7. Между тем вопросы о наделах и повинностях крестьян относились к числу самых обсуждаемых тем8. Такие данные исключительно важны при разрешении как рассматриваемой проблемы в целом, так и ее отдельных аспектов. Они, в частности, необходимы при изучении относящейся не только к первой половине XIX в., сквозной проблемы аграрной истории России - о соотношении интенсивности крепостнической эксплуатации и производственно-экономических возможностей крестьянского хозяйства. Без них нельзя решать вопрос о характере воспроизводства и о бюджетах крестьянских хозяйств. При выведении различных расчетных бюджетных показателей данные о наделах и оброке и других повинностях крестьян становятся основополагающими. В свое время И. Д. Коваль-

стр. 172

ченко и Л. В. Милов предприняли удачную попытку построения моделей крестьянских бюджетов для конца XVIII и середины XIX в., в результате чего выяснились большие познавательные возможности данного метода9. Тем не менее конкретно-исторические выводы авторов вызвали возражения со стороны П. Г. Рындзюнского10.

Об уязвимости концепции кризиса феодализма, выработанной в середине XX в., говорят и конкретные данные историко-демографических исследований, проведенных в 1980-х годах на основе изучения ревизских сказок и, в дальнейшем, метрических книг11. В 1994 - 1998 гг. в рамках международного "Проекта по исторической демографии России, 1700 - 1917 гг." (рук. С. Л. Хок) проводилось исследование метрических книг ряда церковных приходов, расположенных на территории Черноземного центра и Северо-Запада России12. Долгое время одним из важнейших проявлений кризиса крепостной системы считался процесс "вымирания" частновладельческого крестьянства. Эту концепцию оспорил Рындзюнский. В статье "Вымирало ли крепостное крестьянство перед реформой 1861 г.?"13 он показал, что в сокращении прироста численности крепостных решающую роль играло не вымирание, а их прогрессирующий выход в другие сословия. Позднее историко-демографические исследования подтвердили правоту Рындзюнского, и эту работу целесообразно продолжить.

Таковы лишь некоторые спорные проблемы аграрной истории России первой половины XIX века. В середине XX в. вызывали разногласия многие вопросы, связанные с проблемой генезиса капитализма, обсуждавшиеся на сессиях Симпозиума по проблемам аграрной истории Восточной Европы и в ходе дискуссий о периодизации истории СССР, о первоначальном накоплении, о мелкотоварном укладе, о расслоении крестьянства и др. Был поднят ряд вопросов, касающихся истории помещичьего хозяйства; они тоже дебатировались, хотя и с меньшей интенсивностью, чем "крестьянская" проблематика (о дворянской задолженности, о помещичьем предпринимательстве, об уровне зернового производства и др.). Нуждаются в историографическом осмыслении многие аспекты истории государственной и удельной деревни. Должны быть так или иначе учтены результаты сравнительно новых крупных исследований Б. Н. Миронова и С. А. Козлова14.

Пока же остается в силе оценка историографической ситуации, данная В. А. Федоровым еще в 1993 году. Указывая на существование многих спорных вопросов, он отметил одновременно и сокращение количества исследований о русской крепостной деревне дореформенной эпохи, требующих кропотливых изысканий в архивах, и наряду с этим - отсутствие четкого определения понятия "кризис крепостничества"; в некоторых трудах, писал Федоров, "такой кризис в указанное время голословно отрицается вообще"15.

Тема эта сравнительно хорошо обеспечена источниками. Огромное их количество, введенное в научный оборот в середине XX в., может быть изучено заново, под изменившимся углом зрения, на основе нового теоретического подхода. Важнейшая группа первичных материалов сохранилась в фамильных архивах помещиков (подворные описи, распорядительно-исполнительная и хозяйственная документация). Помещичьих личных фондов в архивах имеется лишь несколько сотен, но источниковая база может быть существенно расширена за счет дел об опеке и продаже дворянских имений. Таких дел в фондах различных сословных и государственных учреждений к настоящему времени выявлены сотни. В них встречаются подворные описи, годовые отчеты опекунов имений и другие содержательные документы16. Выборочный метод исследования позволяет экстраполировать полученные на этой основе результаты на генеральную совокупность. Используя метод отношения средних величин двух переменных и др., можно получить статистически обоснованные данные на базе выборочных совокупностей сравнительно небольшой численности17.

Достоверная информация по рассматриваемым вопросам может быть получена с помощью различных объяснительных моделей. Возможно, перспективным в методологическом отношении окажется исследование С. А. Нефедова по социально-экономической истории России XVII - начала XX в., в основу которого положена модифицированная мальтузианская концепция. По мнению автора, наша страна за это время прошла три фазы демографического цикла: рост, "Сжатие" и экосоциальный кризис. Автор обработал колоссальный объем информации, однако едва ли вся она надежна, в особенности та ее часть, которая относится к первой половине XIX века. Анализируя динамику численности населения, степень обеспеченности крестьян продовольствием и другие показатели, Нефедов высказал мнение, что в Черноземном центре в это время происходило "Сжа-

стр. 173

тие", резко усилившееся перед отменой крепостного права, а в 1847 - 1848 гг. разразился демографический кризис. Он пришел к выводу, под которым подписались бы сторонники концепции "вымирания" крепостного крестьянства: "В результате резкого перераспределения ресурсов в пользу элиты крестьянам был оставлен лишь минимум жизненных средств. Это привело к хроническому недоеданию среди крепостных, в годы неурожаев превращавшемуся в голод, сопровождаемый эпидемиями. Рост численности крепостных практически прекратился, и, таким образом, мы наблюдаем (в дополнение к общей картине) картину исключительно интенсивного Сжатия внутри одного сословия, вызванного не ростом численности этого сословия, а уменьшением его средств существования в результате усиления эксплуатации"18. В свое время Н. М. Шепукова утверждала, что вследствие роста барщины большинство частновладельческих крестьян становилось неспособным даже к простому воспроизводству своих хозяйств; они разорялись, "крепостное население вымирало"19. К сожалению, не известно, учитывает ли Нефедов такой немаловажный фактор, как патернализм. Помещики по закону обязаны были оказывать своим крестьянам помощь продовольствием в неурожайные годы, и они действительно оказывали ее. Впрочем, затронутый вопрос остается еще мало изученным в нашей историографии. Думается, Нефедов под влиянием собственной схемы поторопился с переходом от фазы роста к фазе "Сжатия".

Отечественная историография, особенно советского периода, внесла большой вклад в изучение аграрной истории России первой половины XIX в. Совершенствовались источниковедческие и методические аспекты исследования, расширялась его документальная база. Выполненные в те годы исторические и историко-экономические труды до сих пор не утратили своего значения. Авторы лучших из них не следовали постулатам официальной методологии, когда те противоречили данным источников. Однако в целом монопольное положение марксистской методологии и идеологии затрудняло решение ряда проблем. Труды советских историков-аграрников, разумеется, нуждаются в критическом осмыслении, а в меру необходимости - в пересмотре. Применение всего многообразия теоретико-методологических подходов и современных научных методов открывает в данной области исследований новые перспективы.

Примечания

1. См. КРУТИКОВ В. И. Советская историография кризиса феодально-крепостнической системы хозяйства в России. В кн.: Материалы XV сессии симпозиума по проблемам аграрной истории. Вып. 2. Вологда. 1976.

2. Переход от феодализма к капитализму в России. Материалы Всесоюзной дискуссии. М. 1969, с. 58.

3. КОВАЛЬЧЕНКО И. Д. Русское крепостное крестьянство в первой половине XIX в. М. 1967.

4. Вопросы истории, 1990, N 10, с. 176 - 178.

5. КОВАЛЬЧЕНКО И. Д. Ук. соч., с. 46 - 49.

6. КОВАЛЬЧЕНКО ИД. К вопросу о состоянии хозяйства и положении крестьян Европейской России в 40 - 50-х годах XIX в. - Научные доклады высшей школы. Исторические науки, 1959, N 2, с. 87; ДРУЖИНИН Н. М. Избр. труды. Социально-экономическая история России. М. 1987, с. 277.

7. ЛИТВАК Б. Г. Русская деревня в реформе 1861 года. Черноземный центр 1861 - 1895 гг. М. 1972.

8. См. КОПЫЛОВ Д. И. Советская историография второй половины 60-х - начала 80-х годов о кризисе феодально-крепостнической системы хозяйства. В кн.: Кризис феодально-крепостнических отношений в сельском хозяйстве России (вторая четверть XIX в.). Владимир. 1984.

9. КОВАЛЬЧЕНКО И. Д., МИЛОВ Л. В. Об интенсивности эксплуатации оброчных крестьян Центральной России в конце XVIII - первой половине XIX в. - История СССР, 1966, N 4; ИХ ЖЕ. Еще раз о методике изучения интенсивности эксплуатации оброчного крестьянства. - История СССР, 1967, N 2.

10. РЫНДЗЮНСКИЙ П. Г. Об определении интенсивности оброчной эксплуатации Центральной России в конце XVIII - первой половине XIX в. - История СССР, 1966, N 6; ЕГО ЖЕ. Утверждение капитализма в России. 1850 - 1880 гг. М. 1978, с. 55 - 59.

11. Социально-демографические процессы в российской деревне (XVI - начало XX в.) (Материалы XX сессии Всесоюзного симпозиума по изучению проблем аграрной истории). Вып. 1. Таллин. 1986 (доклады В. И. Крутикова, А. Л. Перковского и др.); БЫКАНОВ А. Н. Воспроизводство сельского населения Курской губернии в конце XVIII-начале XX века. Автореф. канд. дис. Курск. 2001.

12. См., напр.: КАНИЩЕВ В. В., КОНЧАКОВ Р. Б., МИЗИС Ю. А. Соотношение когортного и сплошного анализа демографического поведения российского крестьянства XIX-начала XX в. (по материалам прихода с. Малые

стр. 174

Пупки Тамбовской губернии). В кн.: Социально-демографическая история России XIX-XX вв. Современные методы исследования. Тамбов. 1999; КАНИЩЕВ В. В., МИЗИС Ю. А. Методологические проблемы интегрального социально-демографического исследования истории России XIX - начала XX в. на микроуровне. - Actio nova (сб. науч. ст.). М. 2000.

13. Вопросы истории, 1967, N 7.

14. МИРОНОВ Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII - начало XX в.). Т. 1. СПб. 1999; КОЗЛОВ С. А. Аграрные традиции и новации в дореформенной России (центрально-нечерноземные губернии). М. 2002.

15. Вопросы истории, 1993, N 5, с. 191.

16. Детальный источниковедческий анализ таких документов см.: БУЛГАКОВ М. Б. Архивы дворянских сословных учреждений как массовый источник для изучения разложения феодально-крепостнической системы. В кн.: Место и роль крестьянства в социально-экономическом развитии общества: XVIII сессия симпозиума по изучению проблем аграрной истории. Тезисы докладов и сообщений. М. 1978; КРУТИКОВ В. И. Подворные описи как источник для изучения положения помещичьих крестьян в период разложения и кризиса крепостничества. В кн.: Сельское хозяйство и крестьянство СССР в современной советской историографии (материалы XVI сессии Симпозиума по изучению проблем аграрной истории. Кишинев. 1976). Кишинев. 1978; СЕДОВА Г. М. Помещичьи крестьяне Северо-Запада России в первой половине XIX в. Автореф. канд. дисс. Л. 1989.

17. См. Научные ведомости Белгородского государственного университета. История. Политология. Экономика. Вып. 5,2008, N1(41).

18. НЕФЕДОВ С. А. Демографически-структурная теория и ее применение в изучении социально-экономической истории России. Автореф. докт. дисс. Екатеринбург. 2007, с. 19 - 20.

19. ШЕПУКОВА Н. М. Изменение удельного веса частновладельческого крестьянства в составе населения в Европейской России (XVII - первая половина XIX в.). - Вопросы истории, 1959, N 12, с. 135.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Спорные-вопросы-аграрной-истории-России-первой-половины-XIX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. М. Рянский, Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в. // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 22.07.2020. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Спорные-вопросы-аграрной-истории-России-первой-половины-XIX-в (date of access: 06.08.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. М. Рянский:

Л. М. Рянский → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Французская политическая публицистика накануне Великой революции. Ж.-Г. Туре
8 days ago · From Україна Онлайн
Партизаны и подпольщики Дона и Кубани. 1941-1942 гг.
12 days ago · From Україна Онлайн
Ф. Рузвельт и социальное законодательство США
Catalog: Право 
12 days ago · From Україна Онлайн
Согласно физикам XX века некакого времени «самого по себе». Нет времени, которое существовало бы без связи с тем, что происходит в физическом мире. Время всегда и везде выступает не «вообще», а конкретно — в каждом данном физическом явлении оно свое. Это именно то время, которое длится в ходе данного явления в данном месте пространства
Catalog: Физика 
14 days ago · From someone
Торговая конкуренция в Сибири в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Министерство внутренних дел Франции и студенческие волнения 1968 г.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Народно-республиканское движение во Франции и послевоенная европейская интеграция
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Что такое простата?
Catalog: Медицина 
18 days ago · From Україна Онлайн
The monograph explores the current problems of macroeconomic analysis and forecasting using new methods and models. The decisions of problems of transformation of the value of goods in their prices of manufacture, modeling of the expanded reproduction, researches of influence of taxes and inflation on economic growth, etc. are shined. The main paradoxes of post-Keynesian and neoclassical macroeconomic models are explained. A new macroeconomic model of economic growth has been developed, which makes it possible to measure the impact of different types of technological progress on the dynamics of gross domestic product, employment, and inflation. The author has revealed the regularities of economic growth in the USA and Ukraine, which are of practical importance. The prerequisites for accelerating economic growth in Ukraine have been formulated.
Catalog: Экономика 
27 days ago · From Valeriy Kalyuzhnyi
За наявності в будинку квартир, що використовують газ не лише для приготування їжі, а і для опалення помешкань, і для підігріву води, фізичні та метрологічні втрати газу є дуже значними. І, отже, пропонований "Тимчасовим положенням про порядок проведення розрахунків за надання населенню послуг з газопостачання в умовах використання загальнобудинкового вузла обліку" спрощений розрахунок газу призводить зараз до здирництва зі споживачів, що не мають квартирних лічильників, в два-три рази більшої суми коштів за реально спожитий ними газ. Це підтверджується як дуже значною середньостатистичною відмінністю розрахункових обсягів споживання газу в квартирах, що мають і не мають лічильників газу, так і відповідними розрахунками
28 days ago · From Павло Даныльченко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones