ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-11460

Share with friends in SM

В XVIII-XIX вв. в нашу страну активно переселялись представители славянских народов Австро-Венгрии и Турции. Наряду с сербской, болгарской и чешской диаспорами в России постепенно сформировалась словацкая переселенческая община.

Вплоть до распада Габсбургской монархии словацкие земли входили в состав Венгрии. Они представляли собой отсталые аграрные районы с избыточным крестьянским населением, что обуславливало высокий уровень словацкой эмиграции. Основной поток словацкого переселения был направлен в США, миграция словаков в Россию имела гораздо меньшие масштабы. В нашу страну выезжали, главным образом, торговцы, ремесленники, сельскохозяйственные рабочие, учителя.

Эмиграция словаков носила преимущественно экономический характер. В России они искали заработок, возможности для занятия предпринимательством, открытия собственного дела и т.п. Представителей словацкой интеллигенции к выезду за границу подталкивала проводимая венгерскими властями политика "мадъяризации" национальных меньшинств, вытеснявшая их из образовательной и культурной сфер. Еще одним каналом миграции являлся приезд словацкой молодежи для получения образования в российских вузах, после чего выпускники часто оставались на жительство в нашей стране.

Среди приезжавших в Российскую империю словаков преобладали жители Туроча (северного горного словацкого региона) и его столицы - города Турчанский Святой Мартин. Они еще с конца XVIII в. стали вести в нашей стране разносную и развозную торговлю. Среди словацких торговцев преобладали шафранники (продавцы специй и лекарственных трав) и олейкары (торговцы растительным маслом и благовониями). Кроме того, словаки торговали мелкими металлическими изделиями, керамикой, полотном, галантереей, ювелирными изделиями, пиявками и другим мелочным товаром.

География словацкой торговли была обширной, охватывая Европейскую Россию и Кавказ, некоторые словаки добирались и до Сибири. В эту торговлю была вовлечена значительная часть жителей Восточной Словакии, она стала, своего рода "национальным промыслом". В 1863 г. русский ученый В. И. Ламанский, побывавший в словацких землях, сообщал о том, что "тысячи простых словаков ежегодно отправляются в Россию для мелкой торговли"1. О численности торговцев говорят следующие факты: в 1868 г. российское правительство запретило иностранцам заниматься мелочной торговлей, и за год количество австро-венгерских подданных, въезжав-


Птщын Андрей Николаевич - кандидат исторических наук, доцент Северо-Кавказского федерального университета. Ставрополь.

стр. 161

ших в Россию, сократилось со 139 тыс. до 19 тыс. человек. Еще через год запрет был отменен, и число въезжавших сразу же увеличилось до 132 тыс. человек2. В 1880 г., по данным словацких историков, почти в каждой семье, проживавшей в турчанской общине, кто-либо из мужчин торговал в России3.

Словаки вели заграничную торговлю, как правило, в теплое время года, а зимой возвращались на родину. Они поделили российские регионы на "сферы влияния", куда совершали поездки из года в год. Так, например, в 1880 г. годовые билеты на право жительства в России, обязательные для всех иностранцев, в канцелярии ставропольского губернатора получили 10 словацких торговцев и приказчиков. Только двое были вновь прибывшими из Австро-Венгрии (из городов Святой Мартин и Тречин), остальные же посещали нашу страну и в предшествовавшем году. При этом прошлогодние билеты на жительство двое словаков получили в Ставропольской губернии, двое - в Терской области, один - на Кубани и еще трое - в Донской области. Словаки вели торговлю, как в городах, так и в селах и станицах Северного Кавказа, добираясь даже до высокогорной Теберды4.

Часть словацких торговцев осела в России на постоянное жительство, некоторые из них открыли собственные фирмы. Крупнейшей из них была фирма Орсагов, основанная в 1878 г. в Варшаве братьями Юраем, Игнацем и Йозефом Орсагами. Она поставляла на российский рынок товары западноевропейского производства: текстиль, галантерею, резиновые и стальные изделия и т.д. В этой фирме в качестве торговых агентов было занято от 150 до 200 словаков. Они распространяли товары в различных российских регионах - от Киева до Владивостока, преимущественно в глубинке. Руководивший деятельностью торгового дома в начале XX в. Йозеф Орсаг (сын одного из основателей) являлся крупнейшим словацким предпринимателем в нашей стране. В августе 1914 г. он стал членом Совета чехов и словаков России и в качестве словацкого представителя участвовал во встрече его лидеров с Николаем II5.

На рубеже XIX и XX вв. приезд словацких торговцев в нашу страну сократился в связи с тем, что все больше словаков стало эмигрировать в США. В 1900-е гг., по оценке отечественного слависта Т. Д. Флоринского, в Российской империи вели разъездную торговлю около тысячи словаков6.

Вторую группу словацких переселенцев, после торговцев, составляли ремесленники-металлисты, называемые на родине дротарями. Они специализировались на изготовлении изделий из жести и проволоки, паяльных работах, починке посуды и т.п. Дротари появились в России в середине XIX в. и нашли там обширный рынок сбыта, отсутствие конкуренции и благожелательное отношение местного населения. Вначале дротари странствовали по стране, затем постепенно стали оседать в различных городах, открывая там свои мастерские. По подсчетам словацких историков, всего в России действовало около 80 дротарских мастерских, некоторые из них со временем выросли в крупные предприятия7.

В 1868 г. в Москве была открыта дротарская мастерская Яна Гунчика и Йозефа Крутошика, перешедшая затем к их сыновьям Штефану Гунчику и Имриху Крутошику. В 1900-е гг. она представляла собой фабрику со 135 рабочими и годовым производством в 125 тыс. рублей. Предприятие выпускало "всевозможные кухонные и хозяйственные изделия из меди, латуни, алюминия, жести и проволоки"8. Накануне первой мировой войны мастерские в Москве содержали также словаки Степан Дочар (изготовление проволоки), Павел Дьявик ("медно-паяльное заведение") и Мартин Юрше ("паяльное заведение")9.

В Петербурге в начале XX в. действовал десяток дротарских Мастерских, в которых было занято, в общей сложности, около 200 словацких ремесленников. Владельцами этих предприятий были Имрих Кадак, Павел Дьюриш, Степан Рудинский, Иосиф Дьявик, Яков Мадай, братья Иосиф, Юрий и Фабиан Милуцкие. Крупные дротарские мастерские, помимо столиц, были в то время в Баку (владельцы - Йозеф Белон и Ян Кнохик), Тифлисе (Йозеф Белон), Туле (Кашпар Ковач), Самаре (Имрих Дочар), Оренбурге (Винцент Корчек), Иркутске и Омске (в обоих сибирских городах владельцами мастерских были Йозеф Табачик, Павел Корнян и Балтазар Шутарик). Работниками этих мастерских тоже, как правило, были словаки. Например, в мастерской Йозефа Белона в Тифлисе работало 28 его соотечественников. В деятельно-

стр. 162

сти словацких ремесленников, как и торговцев, большую роль играли родственные и земляческие связи10.

Кроме того, в Россию из словацких земель приезжали также сельскохозяйственные и неквалифицированные рабочие (чернорабочие), в числе которых были и женщины. Словаки, как и другие австро-венгерские рабочие, выезжавшие на заработки в нашу страну, были заняты, главным образом, в сельскохозяйственном секторе южных и западных губерний. Словаки-чернорабочие на рубеже XIX-XX вв. проживали, например, в некоторых хуторах Ставропольской губернии, Донской, Кубанской и Терской областей. Кроме того, отдельные словацкие семьи селились в чешских колониях, возникших в 1860 - 1870-е гг. на Черноморском побережье Кавказа11.

Среди словаков, которые в начале первой мировой войны находились в Кубанской области и Черноморской губернии, были представители следующих профессий: торговец, крупчатник, чернорабочий, бухгалтер, зубной врач, а также домохозяйка. Для сравнения можно привести данные по белорусским губерниям, где в то время среди словацких переселенцев доминировали торговцы и приказчики, а также были представлены управляющие, врачи, жестянщики и чернорабочие12.

В крупных российских городах к концу XIX в. сформировались словацкие обшины. Характеристику такой общины в Петербурге позволяют дать материалы городской переписи 1881 года. Общая численность словаков в российской столице тогда составляла 92 человека. Женщин среди переселенцев было всего 3, из них одна девочка в возрасте до 6 лет. Среди мужской части диаспоры детей до 6 лет не было совсем. Таким образом, словацкое население российской столицы составляли почти исключительно мужчины, приехавшие на заработки. В этом отношении словацкая община отличалась от чешской, носившей в значительной степени семейный характер - среди 225 чехов, проживавших тогда в Петербурге, было 73 женщины и 19 детей в возрасте до 6 лет. По вероисповеданию почти все петербургские словаки были католиками, за исключением 2 протестантов и 3 православных. Грамотными среди словаков было 45 чел., то есть ровно половина (среди взрослых чехов грамотных было 96%). Высокий процент неграмотных словаков свидетельствует о том, что многие из них были заняты ручным неквалифицированным трудом13.

С данными по столице можно сравнить материалы переписи в провинциальной Астрахани, проведенной в 1891 году. Всего в этом городе проживало 17 чед., для которых родным языком был словацкий, в том числе 11 мужчин и 6 женщин. Среди мужчин было 8 грамотных и 3 неграмотных, среди женщин, соответственно, 5 и 1. Семейное положение переселенцев было следующим: среди мужчин 8 были холостыми, 2 - женатыми и 1 - вдовцом, среди женщин - 5 девиц и только 1 замужняя. Все свидетельствовало о том, что проживавшие в Астрахани словаки приехали туда на заработки14.

В материалах Первой Всероссийской переписи 1897 г. словаки были объединены в одну группу с более многочисленными чехами, что не позволяет установить точную численность словацкой диаспоры. Всего в России тогда проживало 50385 чехов и словаков. Из них 47% составляли женщины. Торговлей в нашей стране было занято 780 чехов и словаков (еще 794 чел. относились к членам их семей), в том числе разносной и развозной торговлей - 101 чел. (11 чел. - члены их семей). Последняя цифра оказалась невелика из-за того, что перепись проходила зимой, когда странствующие торговцы возвращались на родину. Обработка металлов была специальностью 1193 российских чехов и словаков (1470 чел. - члены их семей). Наконец, учебной и воспитательной деятельностью в России было занято 259 чехов и словаков (члены их семей - 188 человек)15.

Заметную часть словацкой переселенческой общины составляли представители интеллектуальных профессий (главным образом, учителя) и студенты. С середины 1860-х гг. российское Министерство просвещения стало приглашать из Австро-Венгрии молодых учителей латинского и греческого языков, острая потребность в которых возникла в связи с проводимой в то время гимназической реформой. Среди приглашенных было около двух десятков словаков, 12 из них прошли дополнительное обучение в Учительском институте славянских стипендиатов16.

Одним из первых в Россию в 1866 г. отправился 23-летний филолог Густав Штур, племянник знаменитого словацкого общественного деятеля и ученого Людовита

стр. 163

Штура. Он работал учителем гимназии и лицея в Варшаве вплоть до своей скоропостижной смерти в 1871 году. В 1868 г. в нашу страну переселился словацкий учитель Эмилий Вячеславович Черный, который вплоть до конца века преподавал латинский и греческий языки в Московской 3-й гимназии. Он являлся автором ряда школьных учебников и словарей, а также фундаментальной работы по русской стенографии. В том же году в Воронежской гимназии начал свою российскую карьеру Юлий Осипович Стовик. Позднее он работал учителем и инспектором в гимназиях Харькова и Феодосии, а в 1894 - 1899 гг. являлся директором Измаильской прогимназии. В 1898 г. Ю. С. Стовик получил чин действительного статского советника (чин 4-го класса, приравненный к генеральскому, и дававший права потомственного дворянства). Александр (Людовит) Матвеевич Мичатек, зачисленный на русскую службу в 1870 г., на протяжении трех десятилетий работал в Новгородской и Петербургской 5-й гимназии в качестве учителя древних языков и инспектора. Он активно занимался научной работой, составил и опубликовал первые русско-словацкий и словацко-русский словари17.

Примечательной была педагогическая карьера словака Михаила Матвеевича Янко. На русскую службу он поступил в 1870 г., в 24-летнем возрасте, после окончания Пресбургского (Братиславского) лицея. Педагог отличался хорошими организаторскими способностями и уже в 1876 г. был назначен директором мужской гимназии, открытой в недавно присоединенном Ташкенте. М. М. Янко сыграл заметную роль в становлении гимназического образования в Туркестане. В 1883 г. он был переведен в Петербург, где стал директором 4-й прогимназии, а через год - директором 5-й гимназии, и проработал на этом посту более 20 лет. В 1905 - 1910 гг. словацкий педагог был директором Псковской гимназии, а в 1910 - 1912 гг. возглавлял 2-ю Кишиневскую гимназию. Таким образом, педагогический стаж Янко составил 42 года, он стал действительным статским советником и полным кавалером орденов Св. Анны и Св. Станислава18.

Федор Иванович Францисци, происходивший из семьи видного деятеля словацкого национального движения Яна Францисци, переехал в Россию в 1880 г., в 25-летнем возрасте. Сдав экзамен на звание гимназического учителя немецкого языка, он в течение многих лет преподавал в учебных заведениях Костромы, Калуги и Москвы (3-я мужская гимназия). В 1911 - 1917 гг. словацкий педагог являлся директором гимназии в г. Нерехте (Костромская губерния), получив в 1914 г. чин действительного статского советника19.

Помимо перечисленных выше, в России в последней трети XIX - начале XX в. работали следующие учителя-словаки: Август Степанович Шандори (Шандоры) (около 30 лет проработал в 1-й Харьковской гимназии в качестве учителя и инспектора), Зрнест Матвеевич Полони (Полоний) (40 лет проработал в Тамбовской гимназии), Иван Петрович Даляк (около 35 лет был учителем гимназии в г. Слуцке Минской губернии), Игнат Георгиевич Станко (преподавал в Тифлисе, а затем в Уфе), Филипп Доминикович Целар (работал в Вольске Саратовской губернии и в Саратове) и другие20.

Необычной фигурой среди словацких эмигрантов был Душан Маковицкий. Врач по специальности, он увлекся идеями Л. Н. Толстого, и в 1904 г. переехал в Россию, поселившись в толстовском имении Ясная Поляна. Вплоть до смерти великого писателя в 1910 г. Д. Маковицкий являлся его врачом и секретарем. Дневник Д. Маковицкого "У Толстого. Яснополянские записки" был впоследствии опубликован и высоко оценен литературоведами. После смерти своего кумира он продолжал жить в России, работая врачом и участвуя в толстовском движении. В годы первой войны Маковицкий с группой других толстовцев отбыл годичное тюремное заключение по обвинению в антивоенной агитации. На родину вместе со своей русской женой-крестьянкой он вернулся в 1920 году21. Заслуживает упоминания и деятельность еще одного словака - Штефана Порубского, который являлся католическим священником и служил в различных российских приходах. В начале XX в. он был настоятелем католического прихода в Новороссийске и вел занятия по изучению чешского языка в окрестных чешских колониях22.

В условиях политики "мадьяризации" многие словаки вынуждены были уезжать для получения высшего образования в другие страны, в том числе в Россию. Некоторые из них получали статус "славянских стипендиатов" и обучались за счет казны или

стр. 164

славянских благотворительных комитетов. Больше всего словаков училось в Петербургском университете и Учительском институте славянских стипендиатов. Примечательно, что подавляющее большинство выпускников оставалось работать в нашей стране.

Некоторые из словацких студентов смогли сделать в России неплохую карьеру. Так, Рудольф Крупец после получения образования два десятка лет (в 1860- 1870-е гг.) проработал в качестве инженера на строительстве российских железных дорог, стал главным инженером путей сообщения и акционером Закаспийской железной дороги23. Владимир Кривош, поступивший в 1886 г. на факультет восточных языков Петербургского университета, в дальнейшем работал в Главном управлении почт и телеграфов, стал одним из ведущих в стране специалистов по криптографии, к чьим услугам прибегали представители "силовых ведомств", и с 1906 по 1913 г. заведовал стенографическим бюро при Государственной думе и Государственном совете24.

Жившие в России словаки были, как правило, довольны своим положением. Так, учитель Э. Черный спустя год после приезда в Россию заявлял: "Должен сознаться, что я никогда не надеялся в таком скором времени достичь здесь такого выгодного состояния"25. В этой связи следует заметить, что жалование гимназического учителя в нашей стране в то время было выше, чем в Австро-Венгрии, педагоги считались госслужащими и получали классные чины, а через 25 лет выслуги начинали получать пенсию. Почти все приглашенные учителя-словаки прослужили в российской системе образования долгие годы, проявив себя и как педагоги, и как руководители гимназий.

Словацкие переселенцы часто в своих письмах рекомендовали землякам присоединяться к ним. Так, например, врач Маковицкий писал своему словацкому знакомому следующее: "Жизнь в России для славянина полна такого же смысла, как бы он жил дома. Мы, словаки, в своей практической деятельности... впереди русских... В России славянину легко привыкнуть и можно хорошо себя чувствовать. Пусть вас не страшат тревоги, в газетах все втрое или даже вчетверо преувеличено, а многое просто выдумано"26.

Приезжавшие в нашу страну словаки в силу своей языковой и культурной близости с русскими адаптировались весьма быстро. Так, учитель Э. Черный стал вести уроки на русском языке уже через три месяца после переезда. Прожив в России год, он сообщал на родину о том, что "не только я, но и моя жена и 3 девочки мои говорят уже довольно хорошо и плавно по-русски"27.

Свидетельством успешной адаптации словацких переселенцев в России являлось то, что большая часть из них со временем приняла российское подданство, а некоторые и православие. На рубеже XIX-XX вв. в МВД ежегодно рассматривались десятки прошений словаков о смене подданства, и большинство из них удовлетворялось. Этот процесс значительно ускорился после начала первой мировой войны. По данным МВД, в 1911 - 1915 гг. ходатайства о переходе из австро-венгерского в российское подданство подали 188 словаков28. При этом 55 из них просили за себя и за членов своих семей, поэтому общее число менявших тогда подданство словаков можно определить примерно в 400 человек (принимая средний размер тогдашней семьи в 5 человек).

Таким образом, в XIX - начале XX в. в Российской империи сложилась словацкая диаспора, члены которой смогли достаточно быстро адаптироваться к новым условиям жизни, заняв определенные социальные и профессиональные ниши. Они внесли свой вклад в развитие торговли, ремесла и системы гимназического образования в нашей стране. Словаки играли роль посредников в налаживании экономических, культурных и прочих контактов между словацкими землями и Россией, способствовали взаимному знакомству и взаимодействию славянских народов. Не случайно именно среди словаков в наибольшей степени из всех зарубежных славян было распространено так называемое "народное русофильство" и знание русского языка. После тяжелых испытаний первой мировой и гражданской войн часть словацких переселенцев вернулась на свою историческую родину, остальные же остались в России, прочно связав с ней свою судьбу. Таким образом, эмигранты из словацких земель стали частью многонационального российского социума.

стр. 165

Примечания

1. РОКИНА Г. В. Теория и практика славянской взаимности в истории словацко-русских связей XIX века. Казань. 2005, с. 229.

2. Виды внешней торговли России за 1869 год. Ч. 1. СПб. 1870, с. 857; Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за 1870 год. Ч. 1. СПб. 1871, с. 875.

3. HROZIECIK J. Turcianske olejkari a safranici. Bratislava. 1981; РОКИНА Г. В. Ук. соч., с. 214.

4. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК), оп. 4, д. 913 - 915, 917, 1830, 1915.

5. ГОЛЕЦ Р. Словацкие предприниматели в России накануне Первой мировой войны. В кн.: Мифы-стереотипы-образы. Восприятие Словакии в России. Братислава-Йошкар-Ола. 2010, с. 31 - 32; РОКИНА Г. В. Ук. соч., с. 214.

6. ФЛОРИНСКИЙ Т. Д. Славянское племя. Статистико-этнографический обзор современного славянства. Киев. 1907, с. 143 - 144.

7. ГОЛЕЦ Р. Ук. соч., с. 30.

8. Фабрично-заводские предприятия Российской империи. СПб. 1909, отдел Б, N 1500.

9. Германские и австрийские фирмы в Москве на 1914 год. М. 1914, с. 71, 76.

10. JUCHSOVOVA N.V. Slovenski drotari v Petrohrade v druhej polovici 19. a na zaciatku 20. storocia. Slovensky narodopis. 1983, C. 31, s. 229 - 247; FERKO V. Svetom, moje, svetom (Slovenski drotari doma i vo svete). Bratislava. 1985, s. 102 - 107.

11. ГАСК, ф. 101, оп. 4, д. 1830, л. 161 - 166; ПУКИШ B.C. Чехи Северного Кавказа. Годы и судьбы: 1868 - 2010. Ростов-на-Дону. 2010, с. 292 - 293.

12. ПУКИШ В. С. Ук. соч., с. 289 - 290; ФИЛЮТА Н. М. Чешский и словацкий этносы в истории Беларуси (XIX - начало XXI в.). В кн.: Этнокультурное развитие Беларуси в XIX - начале XXI в. Минск. 2011, с. 220.

13. Санкт-Петербург по переписи 15 декабря 1881 г. Т. 1. Ч. 1. СПб. 1883, с. 243, 247.

14. Ведомости о личном составе населения, дворовых участках, строениях и квартирах г. Астрахани, составленные на основании результатов однодневной переписи-20 января 1891 года. Астрахань. 1895, с. 4, 9, 11 - 15.

15. Общий свод по империи результатов разработки данных Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 29 января 1897 г. Т. II. СПб. 1905, с. 3, 327.

16. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 733, оп. 169, д. 230.

17. Зарубежные славяне и Россия. Документы архива М. Ф. Раевского. 40 - 80-е гг. XIX в. М. 1975, с. 549, 552 - 553; Список лиц, служащих по ведомству Министерства народного просвещения. 1894/95 учебный год. СПб. 1894, с. 569.

18. Список лиц, служащих по ведомству Министерства народного просвещения на 1912 год. СПб. 1912, с. 536.

19. Список лиц, служащих по ведомству Министерства народного просвещения на 1917 год. СПб. 1917, с. 361.

20. РГИА, ф. 733, оп. 169, д. 230; Зарубежные славяне и Россия, с. 370 - 371, 545, 552.

21. РОКИНА Г. В. Ук. соч., с. 285 - 286.

22. ПУКИШ В. С. Ук. соч., с. 88 - 89.

23. ГОЛЕЦ Р. Ук. соч., с. 31.

24. ЗДАНОВИЧ А. А., ИЗМОЗИК В. С. Сорок лет на секретной службе. Жизнь и приключения Владимира Кривоша. М. 2007.

25. Зарубежные славяне и Россия, с. 463.

26. ГОЛЕЦ Р. Ук. соч., с. 31.

27. Зарубежные славяне и Россия, с. 463 - 464.

28. РГИА, ф. 1284, оп. 243, ч. 2, д. 7631 - 7648.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Словаки-в-России-в-XVIII-начале-XIX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Н. Птицын, Словаки в России в XVIII - начале XIX в. // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 25.02.2020. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Словаки-в-России-в-XVIII-начале-XIX-в (date of access: 06.04.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Н. Птицын:

А. Н. Птицын → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Военные действия России в Закубанье. 1830-1831 гг.
Catalog: История 
17 hours ago · From Україна Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
Catalog: История 
17 hours ago · From Україна Онлайн
О происхождении и символике имени князя Ираклия Даниловича
Catalog: История 
17 hours ago · From Україна Онлайн
Известно издревле: при равенстве сил враждующих сторон победа сопутствует той, что заняла господствующую над местностью высоту. Поэтому древние города, обносимые крепостной стеной, строили на возвышении: быть наверху — царить взором победно. В сражении за Луну как господствующую высоту США одолели СССР, но Луну — не стяжали: твердыня ее искони — дом Народа Вселенной, Луна кому — дверь к нам. Америке он разрешил там побыть.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
Знать ее — знать землянам Отчизну свою. To know this secret to earthlings is to know their Motherland.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков
Первый тип устройств отличается тем, что выпаривание активных веществ осуществляется за счет контакта курительного материала с элементом нагрева. Процедура происходит в специальной камере, которая выполняется из материалов с отменной теплопроводностью.
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Україна Онлайн
Джон Грэм Клэверхус
Catalog: История 
13 days ago · From Україна Онлайн
Познание Мира, что зрится безбожнику шествьем по внешней вселенной, людей обмануло: Контакт наш с Иным, его пик, мнят они встречей с миром вовне. А он истинно — Глуби стяжание: Мира, Я нашего, — к коей зовет нас глас Дельф. True Contact is our knowledge of ourselves.
Catalog: Философия 
19 days ago · From Олег Ермаков
Кризис 1929 г. и германский национал-социализм
21 days ago · From Україна Онлайн
Особенности военного противостояния на Кубанской линии в 1832-1833 гг.
21 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Словаки в России в XVIII - начале XIX в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones