ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

16 апреля 1783 г. в Риме умер французский нищий, которого еще при жизни, но особенно после смерти считали божьим угодником. Появление нового святого вызвало большое волнение в Италии и на его родине - во Франции. С тех пор церковные деятели и общественность обсуждают этот необычный пример святости.

Биография Бенуа-Жозефа Лабра кажется нетипичной среди житий прочих канонизированных персонажей. Рожденный в крестьянской семье со скромным достатком на севере Франции, он решил посвятить себя монашеской жизни. Однако благочестивому юноше не удалось поступить в известный строгостью своего устава монастырь Траппистов из-за слишком юного возраста, а в других монастырях он не находил душевного успокоения, и в итоге его отсылали под предлогом физической слабости и неготовности к жизни в затворе. В 22 года, в момент, когда все его надежды рушились, Бенуа-Жозеф внезапно понял, что господня воля побуждает его принять долю странника со всеми трудностями, соответствующими этой стезе, и направился в Италию. Там он вел нищенский образ жизни, отказавшись от всех чувственных удовольствий, вообще от забот о собственной плоти, о еде и жилье; в добровольном самоунижении, самоотречении, смирении плоти достиг крайних пределов. Он даже мучил себя, отказываясь избавиться от паразитов, что шокировало его современников и вынуждало биографов искать объяснения этому необычному поведению. В течение тринадцати лет он бродил по дорогам Западной Европы, посещая наиболее известные святилища, но при этом сохранил верность месту, признаваемому сердцем католической религии - Риму. Именно там он отдал богу душу, оставив после себя славу почитаемого святого. Народное воодушевление вкупе с признанием его добродетелей церковными лицами позволяло немедленно открыть процесс канонизации.

Бенуа-Жозеф Лабр не был "типичным" святым, его культ вызывал горячие дискуссии, а его житие католические мыслители признавали чуть ли не уникальным в истории христианства. Процесс канонизации, открывшийся


Мироненко-Маренкова Ирина Константиновна - аспирант Российского государственного гуманитарного университета. PhD (история) - Высшая школа социальных исследований. Париж.

стр. 58

сразу после смерти Лабра, растянулся, однако, на столетие. Несмотря на бурное народное почитание и небывалый энтузиазм, охвативший весь город после кончины рядового нищего, Католическая церковь признала его блаженным в 1860 г., а окончательно канонизировала лишь двадцать лет спустя. Причиной тому был как стиль поведения подвижника, так и потрясения, затронувшие Католическую церковь во времена Французской революции.

Итальянская исследовательница М. Кафьеро пишет, что сразу после смерти Лабра его образ плотно соединился с образом Рима1 и они служили на пользу друг другу: "Согласно распространенному мнению, Лабр помещался в ряду наиболее традиционных и известных святых, почитаемых в качестве римлян, то есть покровителей города, таких как св. Алексий, св. Филипп Нери и св. Игнатий". В то же время взаимная связь почитаемого святого с Римом, всемирным центром католичества, влияла на отношение к нему современников, настоятельно добивавшихся его канонизации 2. Церковь использовала растущую популярность святого нищего для популяризации социальных идей, адресованных бедным сословиям. Как пишет та же исследовательница, "образ Лабра, снабженный новыми смыслами, возрождал некоторые представления о средневековой святости и делал актуальными житийные описания отшельнического образа жизни: с точки зрения этого образа жизни, воздержание в пище, жалкая наружность, почти полное отсутствие одежды и безразличие к гигиене были не только символами совершенной бедности, но и приближали отшельника к самым маргинальным, ущемленным и подозрительным категориям общества" 3.

Как видно, процесс канонизации Лабра имел свой социально-политический подтекст. Почитание святого сопровождается распространением его изображений, описаний внешности и реликвий. Уникальность нового святого вызвала большой интерес к нему со стороны верующих и критиков церкви, а потому широкое распространение получили посвященные ему сочинения и его реликвии.

Подобные материальные воплощения культа играли огромную роль в представлениях верующих. По словам историка Ж. Салмана, "изображение, будь то заалтарный образ (retable) или более скромное изображение, приносимое по обету (ex-voto), религиозный образ или керамическая плитка, украшенная фигурками, - создавало опору для устных наставлений священника, а людям, лишенным прямого доступа к письменной культуре, помогало закрепить верования, а также образ действий и ритуалы, связанные с этими верованиями, в повседневном обиходе" 4.

В то время жития святых часто были украшены портретами, выполненными с гравюр, и содержали подробное описание их внешности. Не составляют исключения и агиографические тексты, посвященные Лабру. Согласно одному из сочинений, во время первого визита Лабра в Рим "рыжеватая борода едва начала покрывать его щеки и подбородок; голова крупная; брови густые; ширина плеч, удачные пропорции его членов и непринужденность всей его фигуры свидетельствовали, при среднем росте, о врожденной силе; руки тонкие, а цвет кожи - белый и нежный; вся утонченность облика раскрывала возвышенность мыслей в этой прекрасной душе. Скромность манер придавала ему величественности и благородства, которыми восхищались многие знавшие его" 5. Сходные описания можно найти во многих житиях Лабра.

Наиболее детальными портретами святого снабжают свои сочинения вовсе не самые осведомленные биографы, видевшие его самого или принимавшие участие в процессе канонизации. Напротив, первые агиографы, аббаты Маркони и Алежиани, не отличались подобным красноречием. К примеру, Але-

стр. 59

жиани обращает больше внимания на общий облик святого: "Его волосы находились в беспорядке, борода на манер Назаретянина, бледное лицо, разорванные одежды, синеватое тело с четками на шее и поясом на чреслах; обыкновенно он ходил без чулок; домашние туфли, грязная и отталкивающая рубаха, и, чтобы составить полное впечатление, добавим также, что он был настолько покрыт паразитами, что в церкви многие отходили от него, чтобы не заразиться" 6.

Позднейшие агиографы подробнее описывали внешность святого, но при всей кажущейся объективности описания, эти портреты зачастую бывают окрашены религиозным чувством. В сочинениях, посвященных Лабру, широко распространена тема духовного благородства, просвечивающего сквозь убогий облик и просветляющего лицо святого. Иногда упоминается о сходстве Лабра с Христом, но в ту эпоху в агиографии уже хорошо различали физический и духовный облик: "Не черты лица были причиной этого сходства: курносый и крупный нос, выдающийся лоб, широкое лицо блаженного не имели ничего общего с освященным и известным обликом Спасителя; но внутреннее сияние преображало его черты" 7. Здесь мы видим словесное выражение того принципа духовного уподобления, который широко использовался в христианском искусстве, особенно при написании икон.

Многие биографы и люди, знавшие святого, упоминают его внешнее благородство и манеры, свойственные скорее знатным и образованным господам, чем смиренным нищим. Величественная внешность заставляла людей верить, что бедный француз, крестьянский сын, был на самом деле знатного происхождения, его принимали за кающегося рыцаря или иезуита, лишенного сана вследствие уничтожения ордена 8. Между тем в соответствии с церковной доктриной канонизация имела своеобразный демократический смысл: она воплощала принцип справедливости, всякий праведник мог быть прославлен, не принимая во внимание его состояние и происхождение.

Большую роль играло распространение изображений святого. По мнению К. Ланглуа, зрительный образ важен для верующих потому, что занимает "положение между читаемым и осязаемым, позволяя совмещать достоинства книги и достоинства реликвии, и, следовательно, тем самым привлекать внимание как грамотных, так и неграмотных" 9. К тому же "в первые месяцы после смерти Лабра, при отсутствии каких-либо биографических сведений об этом неизвестном святом, его гравированный портрет позволял верующим хоть как-то узнать его благодаря дате и месту рождения и смерти, указанным на портрете" 10.

Иконография Лабра включала традиционные атрибуты паломника: четки, разбитую чашку, молитвенник, стоптанные сапоги, залатанную одежду. Эти элементы даже тем верующим, кто не читал жития, говорили, чем прославился подвижник 11. Смирение Лабра подчеркивалось его согбенной фигурой и опущенными глазами. М. Кафьеро обращает внимание на символичность изображения святого: "Отшельник и паломник, с которыми отождествлялся Лабр, символизировали прежде всего покаяние. Иконография, биографы и свидетели его жизни описывают Лабра подобно средневековым отшельникам, с характерными чертами, присущими еще древним отшельникам - бородой, жалкой туникой, привычкой ходить босым (гимнопедия, аскетическая практика умерщвления плоти, была широко распространена в Античности) и молиться стоя на коленях, что вызвало появление болезненных мозолей" 12. Даже в некоторых видениях Лабр являлся своим поклонникам в облике паломника. Таким образом, иконография Лабра типична и узнаваема, насколько узнаваемы образы паломников, однако на фоне современных ему святых он выглядел необычно, поскольку в ту эпоху про-

стр. 60

славление паломника являлось "анахронизмом", нарушало традицию католической религиозности.

Впрочем, в большинстве случаев "портреты, как утверждали свидетели на процессе, обычно не были на него похожи, по крайней мере чертами лица. Между тем, они точно воспроизводили его внешний облик и манеры в целом - то есть те внешние признаки, которые с первого взгляда прекрасно разъясняли образ и его глубинное содержание и позволяли немедленно узнать его. Портреты и подробные описания свидетелей представляли "святого паломника" в длинном разодранном балахоне, похожем на рясу, с четками на шее и францисканской веревкой на поясе, на которой болталась выщербленная деревянная чашка и, зачастую, носок; ноги его были босы, руки скрещены на груди, а взгляд всегда опущен долу; часто он держал в руках книгу" 13. Несходство многочисленных портретов с оригиналом неудивительно, так как Лабр избегал общения и был практически неизвестен своим современникам, а настоящую славу обрел лишь посмертно. Несмотря на распространение типизирующих портретов, соответствующих традиционной иконографии паломника, интерес его поклонников к подлинной внешности святого был силен.

В отличие от святых предшествующих эпох Лабру посчастливилось запечатлеть для истории свой подлинный облик. Известно, что он послужил моделью для двух портретов: в первый раз в 1777 г. лионский художник Андре Бле писал с него Христа, а в 1779 г. римский художник Антонио Кавалуччи - пророка Илию. В дальнейшем портретов создавалось так много, что один из авторов восклицает: "Я с трудом верю, чтобы в предшествующие века у какого-нибудь угодника Божьего, едва отошедшего в лучший мир, было выставлено столько же портретов почти на всех улицах Рима - в огромном количестве, разной формы, выполненных разными граверами, художниками и скульпторами - сколько их появилось, ко всеобщему удивлению, сразу же после кончины Бенуа-Жозефа Лабра" 14. После кончины Лабра была выполнена его посмертная маска 15. Его почитатели старались сохранить навсегда подлинный облик святого.

Характерно объявление, помещенное одной из религиозных газет XIX столетия: "Господин Жюль Анкель, внучатый племянник святого Бенуа-Жозефа Лабра, преподаватель рисунка и живописи в Бетюме, имеет честь предложить всем благочестивым людям, желающим обладать действительно достоверными портретами своего святого соотечественника, обращаться непосредственно к нему. Чтобы избежать любых подделок и успокоить благочестивых покупателей, ни одна фотография не будет представлена публике без подписи счастливого обладателя подлинного портрета. Этот достоверный портрет, написанный 20 апреля 1783 г., тотчас после блаженной кончины угодника Божьего Бенуа-Жозефа Лабра в присутствии наиболее выдающихся прелатов, был избран среди прочих и объявлен наиболее похожим господином Маркони, последним исповедником святого и его первым биографом. Кроме того, это сходство подтверждено свидетельством, подписанным самим отцом святого, которому господин Маркони отослал портрет. Это свидетельство, запечатленное на обороте портрета, изложено в следующих словах: Этот портрет очень похож. - Ж. - Б. Лабр" 16.

Всякое священное изображение, подчеркивает М. Альберт-Лорка, "должно быть "подлинным портретом"", завещанным традицией. "Удивительная стабильность народной иконографии святых" проистекает из этого требования соответствия оригиналу 17. Для растиражированных портретов французского паломника таким оригиналом явился портрет, одобренный отцом блаженного и его исповедником.

стр. 61

В случае Лабра, стремление подтвердить аутентичность портрета объясняется также и реальным изобилием всевозможных подделок. Автор первого жития, аббат Маркони, писал еще в 1784 г.: "Портреты Бенуа-Жозефа настолько приумножились с его смерти, что на сей момент их насчитывается 160 тысяч. Нет ни одного художника, гравера, кто не печатал бы, не воспроизводил его облик в статуях, картинах, медальонах, воске, гипсе, шелке" 18. Ланглуа пишет на сей счет: "Ни один новый "святой" - на протяжении этого столетия, как, без сомнения, и в предыдущем - не получил подобного признания, немедленного или отсроченного, среди крупных производителей так называемых народных гравюр" 19.

Но эта "погоня за подлинной внешностью" святого обнаруживала и изменения, происходившие в религиозном сознании. Святой становился все менее и менее анонимным, удавалось не только воспроизводить смысл его духовной миссии, но и восстанавливать факты реальной биографии и даже его физический облик. Случай Лабра, скончавшегося в возрасте 35 лет, тем более необычен, что процесс канонизации был открыт сразу же после его смерти, пока его почитатели, близкие и родные были все еще живы. Однако в целом распространение подлинных портретов, а позднее фотографий святых является феноменом, тесно связанным с общим развитием форм католической религиозности. Пример Лабра показывает, что, несмотря на распространение традиционной, типизирующей иконографии, подчеркивающей элементы, характерные для того или иного духовного подвига (в данном случае подвиг смиренного паломника), в среде верующих и представителей церкви большое значение придается реалистичному, документальному воспроизведению облика святого.

Изображениям святого отводится значимое место в чудесах, которые верующие приписывают его покровительству. Например, не имея возможности отправиться на могилу святого или прикоснуться к иным реликвиям, верующие обращаются к его изображениям и получают исцеление. Зафиксировано множество подобных рассказов. Такого рода история приведена в житии Лабра как "Описание скорого и необычайного исцеления мадам Буй-ар". Игуменья так описывает свое исцеление: "Одна из сестер, видя, как я страдаю, сказала мне: "Говорят, что можно исцелиться, приложив изображение угодника Божьего; вам следует положить его на грудь". Я сделала это тотчас же со всем возможным упованием, надеясь, что он испросит у Господа моего исцеления" 20. Подобные истории встречаются и в показаниях канонизационного процесса.

Любопытна история сестры Марии Алоизы, поведанная в 1864 г. в ходе сбора материалов о чудесах Лабра, необходимых для канонизации угодника, уже признанного к тому времени блаженным. Монахиня рассказывала: "Еще в детстве моя мать показывала мне дом некоего Заккарелли в районе Монти и говорила, что там умер Блаженный Джузеппе Лабре, покрытый паразитами. Она говорила, что если я буду хорошо себя вести, то Блаженный сделает мне какой-нибудь подарок. Так случилось, что примерно к двенадцати годам синьора Заккарелли, друг нашего дома, жившая у ротонды, рассказывала мне о Джузеппе и воспламенила мое к нему почтение. Она показывала мне скамьи, доски от его кровати, каштан, бобы и лимон [оставшиеся от него]. Увидев, что она постоянно держит зажженными три лампады перед гипсовым бюстом, изображавшим Бенедетто Джузеппе, я заметила ей, что он еще не был беатифицирован, а она возносила почести его гипсовой статуе (в католичестве запрещено воздавать почести подвижнику, прежде чем он пройдет первый этап канонизации - беатификацию. - И. М.), на что синьора Заккарелли ответила мне, что даже если он пока еще не беатифицирован, то это

стр. 62

случится совсем скоро. Итак, воспламененная верой в Бенедетто Джузеппе, я начала ежедневно читать семь Gloria Patri по соответствующим случаям. А поскольку я уже тогда страдала от болей в желудке, я обращалась специально к нему, чтобы он либо излечил меня, либо забрал с собой в рай" 21.

Чтобы избежать сомнений в том, кому принадлежит слава исцеления, монахиня подчеркивает: "Повторю, что, несмотря на молитвы, адресованные Мадонне и Святому Младенцу, мои самые страстные и непрекращающиеся молитвы и моя особая вера были обращены к Блаженному Джузеппе, к которому я чувствовала особое расположение". Это же подтвердили и другие сестры: "Ей предлагали обратиться к другим блаженным, но она, хоть и читала Отче наш, но делала это с большой холодностью и равнодушием". Вера монахини в блаженного была велика, но даже она не всегда могла выдержать испытание ожиданием. По воспоминаниям окружающих, "вопреки ее огромной вере, состояние больной ухудшалось, и в порыве отчаяния она говорила, что хочет сжечь его изображение" 22. Так изображение вновь оказывается втянутым в отношения между святым и его почитательницей 23.

Но однажды блаженный смилостивился над набожной монахиней; вот как исцеленная рассказывает об этом событии: "Находясь между сном и бодрствованием, лежа на правом боку и подложив правую руку под щеку, с закрытыми глазами, я увидела молодого высокого мужчину, в длинном платье, слегка приоткрытом на груди. От него волнами исходил прекрасный свет, фигура и лицо его были райскими. Он подошел к моей кровати, улыбаясь, поднял правую руку и сказал: "Вставай! Ты исцелена!" Пробудившись и открыв глаза, я ничего не увидела и предположила, что это было дьявольское наваждение, и, повернувшись на другой бок, сказала про себя: "Еще этого не хватало!" И так я лежала на левом боку с приоткрытыми глазами, полностью пробудившись, и даже слышала, как монахини хором читали молитвы последнего часа, когда моя келья озарилась ярким светом. Тогда я открыла глаза, села на кровати и увидела рядом с окном того самого человека, который излучал вокруг себя свет, и свет, исходивший из его груди, был так ослепителен, что я не могла удерживать взгляд на нем. Его лицо было склонено и обращено ко мне, раскрытые руки были подняты на уровне груди, а ладони открыты. Он был окружен сияющим облаком, в котором виднелись бесчисленные головки ангелов, которые также сияли. Также там было три ангела в полный рост, но разной высоты, самый высокий и самый низкий стояли от него по правую руку, а средний - по левую. Самый высокий держал ребенка, средний - венец из цветов, а самый маленький - небольшую палочку. Все трое были повернуты к Блаженному. Я хотела броситься к нему и заговорить, но не могла. Он же, отделившись от этого облака с тремя ангелочками, приблизился ко мне и перекрестил меня большим пальцем, запечатлев знак креста сначала на моем желудке, потом на всем теле, а потом на лбу. После того, как он перекрестил меня, он сказал: "Я Бенедетто Джузеппе". Взволнованная этим голосом, я пала ниц, а он продолжал: "Я испросил для тебя исцеления от четырех фистул желудка. Возблагодари Господа за полученную милость. Иди к настоятельнице, расскажи ей о случившемся и скажи, чтобы она заявила об этом. Соблюдай устав, слушайся настоятельницу, и Господь поможет тебе всегда и во всем". Он сказал мне и другие вещи, служащие моему духовному руководству, и, поднявшись в это облако, он постепенно растворился" 24.

В описании этого явления святого нетрудно угадать влияние религиозных изображений и их конкретных элементов - нимба или облака, света, исходящего от святого, ангелов, держащих атрибуты святости. Впрочем, подобное явление показалось не слишком правдоподобным даже некоторым монахиням из того же монастыря, которые говорили: "Мне кажется неверо-

стр. 63

ятным, чтобы святой говорил все эти вещи, о которых рассказывают. Я всегда верила и твердо верю в чудо, но я не поверила во все те обстоятельства, которые, как говорят, его сопровождали" 25. Интересно, что в данном видении святой представлен в самом типизированном облике, без отличительных черт, свойственных его иконографии.

Наряду с распространением изображений почитание святого принимало и другие формы. Сразу же после кончины Лабра началась охота за его реликвиями. "Каждый хотел иметь предмет, принадлежавший святому или касавшийся его. Нитка за ниткой была уничтожена власяница белых кающихся 26, в которую он был облачен, по одному выдрали все волоски из его бороды; его покрывали цветами, которые тотчас же были похищаемы как реликвии" 27. Современному читателю подобные обычаи могут показаться варварскими, но на деле они всего лишь продолжали древнюю традицию в отношении людей к сакральным объектам.

Почитатели поклонялись не только предметам, принадлежавшим святому, но и всему, что имело отношение к его жизни: "Посещали не только его могилу, но и дом Заккарелли (Лабр умер в доме своего друга мясника Заккарелли. - И. М.), богадельню, где ночевал Лабр, и все места, где он оставил следы, за несколько месяцев было распространено 100 тыс. его изображений и 80 тыс. клочков от его лохмотьев 28. Старались отколоть кусочки дерева и металла в местах, где он преклонял колени, даже украли кран фонтана, где он обычно утолял жажду" 29. В католической доктрине существует четкая классификация предметов, напоминающих о существовании святого: личные реликвии (частицы тела), сопутствующие реликвии (вещи, которыми он пользовался) и "воспоминания" (все, что напоминает о святом - церкви, где он молился, земля с его могилы и т.п.) 30. В доме мясника Заккарелли была устроена мемориальная комната, украшенная фресками и содержащая предметы, которых касался праведник. Ее описание имеется в материалах канонизационного процесса 31. С момента смерти Лабра и до наших дней эту комнату посещают его почитатели.

Со временем то же самое происходит и вдали от места упокоения святого: "В Аметте, который он покинул уже давно и никогда не возвращался во время своих паломничеств, с жадностию разыскивали все, что ему принадлежало - его одежду, белье, книги, и разделяли на кусочки. Доски его кровати, даже стены его комнаты, сад его родителей и даже деревья, чья тень могла его укрывать, становились предметом для мелких краж благочестивых паломников" 32. Паломничество на родину святого увеличивалось год от года, особенно многочисленным оно стало после 1870 г., небывалым - в год столетия со дня смерти святого, в 1873 году. Для нужд паломников издавались специальные путеводители по родным местам угодника 33.

Еще исповедник Лабра аббат Маркони сохранил и отправил родителям святого четыре реликвии: "...кусочки от одеяний вашего сына, который был мне так же дорог, как и вам самим. Я положил их сюда, присовокупив небольшую прядь его волос, которую я храню с почтением, и один из его портретов, который я считаю наиболее похожим, хотя до сих пор ни один из портретов не совершенен" 34. В 1796 г. могила Лабра была вскрыта, после чего, вероятно, и стали распространяться по Европе многочисленные кости-реликвии святого. С годами реликвии Лабра распространялись по Франции; в середине XIX в. один из биографов сообщал, что верхняя часть головы святого находится в соборе Арраса, две другие реликвии - в соборах Булоньсюр-Мер и Аметта 35. Многие города, которые, по преданию, посещал Лабр, стремились обзавестись его реликвиями. В авиньонском издании сказано, что в свое время "Лабр посетил Авиньон и Нотр-Дам-де-Дом и стал очень

стр. 64

популярен", и в 1864 г. "отец Вирилли, ведущий его дело, отправил капитулу Авиньона 30 небольших реликвий для распределения по церквям и религиозным общинам, статую и большое число гравюр и медальонов для верующих" 36. Во время почитания памяти святого в 1867 г. в храме должны были быть выставлены следующие реликвии: "Главная реликвия - это рукав от одеяния святого, вокруг него расположены шесть других, менее значимых реликвий: частицы костей, белья и вещи, которыми он пользовался" 37.

Из путеводителя по родным местам Лабра, напечатанного в 1882 г., известно, что в соборе в Аметте хранились две реликвии - фрагмент коленной чашечки святого и лента св. Франциска Ассизского, с которой он никогда не расставался. Храм был украшен портретами и тремя витражами со сценами из жизни святого, а "надпись внизу гробницы указывает, что соломенная подстилка, на которой покоится красивая статуя умирающего святого, содержит солому с кровати, на которой умер Бенуа в доме своего друга, мясника Заккарелли" 38. Солома была прислана из Рима в 1866 году.

Почтение к новоявленному святому наравне с простонародьем выражали и люди знатные, что считалось "гарантией подлинности" святого и неоднократно подчеркивалось свидетелями на процессе и биографами. В сочинении Маркони описано прощание с телом Лабра, выставленным в римской церкви: "Почетные персоны разделяют энтузиазм народа и подогревают его своим примером: мы видим одних, пытающихся сломить сопротивление и добраться до угодника Божьего; другие простираются у его ног; те с исключительным благоговением пытаются прикоснуться четками к его телу; эти с почтением прижимаются губами к его рукам и орошают их слезами; все выражают восхищение и удивление, дотрагиваясь то до рук, то до ног, то до иной части тела, которые остаются мягкими, осязаемыми, гибкими, в превосходном состоянии чистоты и нетленности" 39.

Популярность французского святого была такова, что многие желали запечатлеть свои воспоминания о нем и участвовать в канонизационном процессе. Однако далеко не все желавшие свидетельствовать на процессе могли знать святого; как комментирует биограф, "даже не придавая слишком большого значения этому пробуждению народного воображения, нужно, однако, отметить, насколько живыми и трогательными были рассказы о святом бедняке, если дети смогли убедить себя, будто сами видели то, о чем им рассказали!" 40

О распространенности культа можно судить по тому, что, по подсчету Ланглуа, четверть чудес, приписываемых Лабру и упомянутых в материалах процесса канонизации, произошла в Риме, больше половины - на остальной территории Италии и шестая часть - во Франции. За исключением Нидерландов, вся остальная Европа не знала этого святого 41.

Но в странах, где святой был известен, его популярность достигала такого уровня, что "многие убеждали себя, что знали того, кто умер до их рождения" 42. Любопытно отметить, как в локальной традиции описаны отношения между Лабром и жителями тех городов, которые он посещал во время своих странствий. Некоторые авторы старались подчеркнуть, что почтение и любовь, которыми их сограждане одаривали блаженного, были совершенно исключительными и более пылкими, чем где-либо в другом месте. К примеру, аббат Госселэн пересказывал местные легенды, согласно которым, "когда узнавали, что он пришел в деревню, дети окружали его, но не с тем насмешливым любопытством, которое сегодня вызывают в них некоторые чужеземцы, - если тогда этот возраст уже и потерял благочестие, то уважение он еще хранил - а с той наивной фамильярностью, которая составляет особое очарование детства и которая была вызвана в них мягкостью и приветливостью угодника Божьего. К концу дня все собирались на большой Голгофе (название холма. - И. М.). Блаженный был

стр. 65

окружен своей маленькой аудиторией, к которой присоединялись некоторые более взрослые слушатели" 43. Во время этих собраний присутствующие читали молитвы и слушали предсказания блаженного. Эта идиллическая картина отношений между жителями и святым служила для укрепления благочестия и уверенности в том, что Лабр испытывал особенную любовь к этому краю. Для автора неважно, что нарисованная им картина противоречит многим житиям, повествующим, что блаженный был очень сдержан во взаимоотношениях с людьми и предпочитал не представать в роли пророка.

Внимание к Лабру неизбежно подогревается рассказами о чудесах: "Из Рима и окрестностей все время стекаются огромные толпы народа на могилу святого, который не прекращает творить чудеса в милость тем, кто с верой призывает его. Немые говорят, слепые прозревают, паралитики и безнадежно больные свободно ходят и возвращаются к себе без посторонней помощи, женщины, больные водянкой, получают исцеление прямо на месте" 44. Уже в 1784 г. появились сборники рассказов о чудесах Лабра (например, в Риме и Париже - Recueil de nouveaux miracles opérés par l'intercession du Vénérable B. - J. Labre et d'autres pièces, lettres, extraits de lettres, memoires et manuscrits édifiants particuliers ou répandus dans le public). Циркулировали личные письма и свидетельства лиц, получивших помощь от святого, наподобие упоминавшегося письма об исцелении мадам Буйар.

Чудеса, случившиеся со знакомыми, подогревали пыл поклонников нового святого. В житии Маркони упоминается одна дама, которая, "увидев исцеление мадемуазель Фурнье, купила книгу о первых шагах почитания нового святого (Prémices de dévotion), совершила девятидневный молитвенный обет, повторила его и в последний день второго обета полностью исцелилась" 45.

Иные верили, что помощь святого можно снискать через посредничество его родителей. Один священник из Булони писал, что "многие почтенные и прочие беременные дамы считают великой честью возможность обнять эту почтенную мать, чтобы тем самым получить для собственного дитяти благословение Господне через посредничество ее сына" 46.

Наряду с молвой о чудесах существовали и другие способы пропаганды культа Лабра, где важная роль также отводилась распространению печатной продукции. Аббат Алежиани в "Кратком житии угодника Божьего Бенуа Ж. Лабра" 47 упоминает 16 тыс. похвальных слов святому, появившихся в течение года после его смерти. Распространение культа Лабра опиралось в значительной мере на продажу его изображений и книг о нем. В родных краях святого продажа его житий пропагандировалась через местную прессу. В одной из религиозных газет по случаю издания нового жития можно прочитать следующее: "Принимая во внимание минимальную стоимость (0,20 сантимов) и то, что благотворительность великодушной христианской души без труда снабдит его этой суммой, каждому кюре следовало бы по случаю предстоящих праздников доставить экземпляр этой маленькой книги в каждое жилище в своей деревне или городе. Хорошо организованная, эта пропаганда может победить многие предрассудки и собрать для нового святого множество служителей, происходящих из его родного края, тех, кто не почитал его до сих пор лишь по той простой причине, что не знал его вовсе или знал недостаточно" 48.

В число распространяемых реликвий вошли и экс-вото - благодарственные дары, преподнесенные святому за полученную милость (сюда входят изображения исцеленных органов, предметы культа, цветы, деньги и т.п.). Обнародование этих даров также служило распространению культа Лабра, демонстрируя верующим эффективность его заступничества. Признавая важность подобного механизма распространения культа, Католическая церковь запрещала показывать подобные приношения вплоть до того момен-

стр. 66

та, как будет принято официальное решение о приобщении умершего к сонму святых.

В ходе сбора информации о кандидате в святые проводится специальное расследование Super non cultu с целью установить, не воздаются ли кем-либо незаконные почести умершему 49. Именно поэтому свидетелям канонизационного процесса приходится решать непростую задачу: с одной стороны, необходимо показать, что угодник божий пользуется любовью и доверием верующих, с другой стороны, подобное почитание не должно переходить рамки дозволенного. Эту тему затрагивали многие священники из конгрегации Пии Операи, ведавшей церковью Мадонны деи Монти, где был похоронен нищий паломник. Один из них свидетельствовал: "Мне известно, что у падре Гаэтано Пальма имеются различные вещи, которыми пользовался угодник Божий, и он раздавал их в большом количестве всем желающим. Он хранил их в своей комнате вместе с реликвиями других святых и блаженных, но при этом их никогда не выставляли на алтарях или в других местах для публичного почитания верующими" 50. Другой священник также дал показания по этому вопросу: "Нет сомнения, что почитание памяти угодника Божьего Бенедетто Джузеппе Лабре было распространено повсеместно, не только в этом городе, но и во многих других местах. Что касается Рима, то я могу свидетельствовать об этом, так как сам видел проявления этого почитания: народ стекался почтить его могилу; люди коленопреклоненные или распростертые ниц, с большим пылом, заметным со стороны, приходили просить его заступничества или поблагодарить за полученную с его помощью милость от Всевышнего. О нем говорили с большим одобрением и уважением и настойчиво пытались заполучить вещи, бывшие в его употреблении, чтобы хранить их как реликвии, и их удавалось раздобыть как и его изображения, которые были изготовлены в разных формах и манерах. И я думаю, что подобное почитание, заключенное в этих границах, дозволено Апостольским Престолом и не противоречит его постановлениям" 51. О комнате, где умер блаженный: "Эта комната у Заккарелли окружена некоторым почитанием, которое между тем, на мой взгляд, не переходило границ частного почитания. В ней находится своего рода витрина в виде алтаря, на которой стоит бюст из воска или гипса, высотой примерно в три ладони, который изображает Бенедетто, однако на этом бюсте не заметно следов лучей, сияния, ореола или титулов святого или блаженного. Там же стоит кровать, в которой умер Бенедетто, и вещи, которые он на себе носил. Эта витрина окружена решетчатой оградой с краткой надписью, на которой, если я не ошибаюсь, значится: "Здесь умер Бенедетто Джузеппе Лабре". Стены этой комнаты украшены фресками, изображающими Угодника Божьего, а именно: как он получает от мясника в качестве милостыни шляпу и старые башмаки для путешествия в Лорето, как сыновья этого Заккарелли вносят его в комнату в среду утром на Страстной неделе, как его укладывают на кровать и как ему подносят еду. Ничего иного в той комнате я не заметил; несомненно, в этих изображениях как и во всей комнате нет никакого следа публичного культа" 52.

Изображениям и реликвиям отводится важнейшее место в утверждении культа святого; это обстоятельство признавали как верующие, так и сама Католическая церковь, пристально следившая за их распространением. Благодаря узнаваемым элементам иконографии, изображения могли поведать даже тем верующим, кто не читал жития подвижника, о подвиге, прославившем его. Реликвии, в свою очередь, рассматривались как материальный залог покровительства святого, с ними связывалось ожидание чудес, обладание ими считалось редкостной удачей; также и изображения выполняли функцию реликвии и, как считалось, могли способствовать исцелению. Ожидалось, что

стр. 67

манипуляции с изображениями или реликвиями святого могут оказать на него воздействие, привлечь его помощь, и тогда за это необходимо принести дар. Даже развитие техники не приводило к десакрализации реликвий, ведь, по убеждениям верующих, чудеса случались как при прикосновении к могиле или телу святого, так и при контакте с гравюрой, выпущенной большим тиражом, и даже с фотографией святого или хотя бы его портрета. Таким образом, в XVIII - XIX вв. в среде верующих сохранялись традиционные христианские воззрения, пережившие критику реформаторов и мыслителей Просвещения.

Примечания

1. О мифологическом и символическом значении Рима см. GIARDINA A., VAUCHEZ А. Rome, l'idée et le mythe. Paris. 2000.

2. CAFFIERO M. La fabrique d'un saint à l'époque des Lumières. Paris. 2006, р. 160.

3. Ibid., р. 110 - 111.

4. SALLMANN J. - M. Naples et ses saints à l'âge baroque (1540 - 1750). Paris. 1994, р. 19. См. также: EJUSD. Images et fonction du Saint dans la région de Naples à la fin du XVIIе et au début du XVIIIе siècle. - Mélanges de l'Ecole franchise de Rome. Moyen-age, temps modernes, 1979, vol. 91, N 2.

5. AUBINEAU L. La vie admirable du Bienheureux mendiant et pèlerin Benoît-Joseph Labre, 7 édition. Paris. 1882, р. 136 (первое изд. - 1873 г.).

6. ALEGIANI G. - B. Abrégé de la vie du Serviteur de Dieu Benoît J. Labre. Rome. 1784, р. 46.

7. AUBINEAU L. Op. cit., р. 147.

8. Орден иезуитов был уничтожен по распоряжению папы Клемента XIV в 1773 г. и официально восстановлен папой Пием VII в 1814 году.

9. LANGLOIS C. Invention d'un saint, prolifération d'images. Le cas Benoît Labre. - Mélanges de l'Ecole franchise de Rome. Italie et Méditerranée, 1990, t. 102/2, р. 355.

10. Ibid., р. 357.

11. Портреты также указывают на специфические формы благочестия. Анри Брежон обращает внимание на тот факт, что Лабра часто изображали со скрещенными на груди руками, что соответствовало жесту францисканской молитвы, характерной для почитания Креста. См. BREJON H. Benoit Labre. Paris. 1999, р. 42.

12. CAFFIERO M. La fabrique d'un saint à l'époque des Lumières. Paris. 2006, р. 117 - 118.

13. Ibid., р. 119.

14. MINI A. Le Pèlerin sur la terre citoyen du ciel, ou Véritable portrait spirituel du bienheureux Benoît-Joseph Labre, opuscule du prêtre florentin Améric Mini, traduit par M. l'abbé F.M.J. Desnoyers, auteur de la biographie du bienheureux. Lille. 1863, р. IX.

15. Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté. Paris. 1784, р. 169.

16. Semaine religieuse du diocèse d'Arras, Boulogne et Saint-Omer, 1882, N 2, 8.1.1882.

17. ALBERT-LLORCA M. L'image à sa place. Approche de 1'imagerie religieuse imprimée. - Terrain, 18.111.1992, р. 123.

18. Vie de Benoit-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté, р. 198.

19. LANGLOIS C. Op. cit., р. 364.

20. Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté. Traduite de l'italien de M. Marconi, lecteur au Collège Romain, confesseur du serviteur de Dieu. Avec un recueil de miracles opérés par l'intercession du Vénérable; suivi de plusieurs lettres, qui ont été répandues dans le public depuis sa mort. Lille. 1817, р. 178.

21. Archivio segreto vaticano, BENEDICTIIOSEPHI LABRE, Processus Labre Processus Labre), Vol. 2397. fol. 27 r. -v. (Канонизационный процесс Б. - Ж. Лабра).

22. Ibid., fol. 83 г.,107 v., 145 v.

23. Известно, что еще в Средневековье верующие "наказывали" статуи святых, не откликавшихся на их молитвы. Об этом см. GEARY P. L'humiliation des saint. - Annales, 1979, N 34.

24. Processus Labre. Vol. 2397, fol. 53 г. - 54 r. -v.

25. Ibid., fol. 429 r. -v. Показания сестры Феличе дель Парадизо.

26. Братство кающихся существовало в Средневековье, момент его основания точно неизвестен, различные версии то относят его к религиозным движениям XII столетия в Италии, то связывают с основанием Третьего Ордена покаяния Франциском Ассизским в 1221 году. Во Франции с XVI в. существовало несколько братств кающихся, которые различались по цветам одеяний (черный, белый, серый, синий, красный), они были официально признаны папой Павлом V в 1614 году.

27. ALBOUI (abbé Augustin). Vie du bienheureux Labre, surnommé le pauvre Pèlerin. Toulouse. 1860, р. 64.

стр. 68

28. Впрочем, 80 годами раньше в сочинении Алежиани указана цифра 8 тыс. клочков от одежды.

29. ALBOUI. Op. cit., р. 65.

30. См., например, Le Bienheureux В. - J. Labre devant le Sénat et la Presse. - La Semaine religieuse du diocèse d'Arras, Boulogne et Saint-Omer, 11 .XII. 1881. Подробно см. CORDEMOY L. G. Traité des Saintes reliques. Paris. 1719.

31. Вот слова самого Заккарелли: "Ввиду того уважения и веры в Бенедетто, которые я имел раньше и имею ныне, я не захотел, чтобы эта комната, где он умер, была занята кем-либо из моей семьи. Поэтому я захотел по возможности украсить ее и заказал покрыть стены картинами, отображающими некоторые события, связывающие меня и Бенедетто. Поэтому там изображен Угодник Божий, когда он пришел в мой дом, чтобы взять башмаки, которые я пожертвовал ему вместе со шляпой. В другом месте изображено, как Угодник Божий молится перед главным алтарем в церкви Мадонны деи Монти утром в среду на Страстной неделе, в день своей смерти; в тот день я пригласил его в свой дом, когда он упал на ступенях этой церкви. Потом изображено, как два человека принесли его в мой дом, и наконец, как его уложили в постель и моя дочь дала ему немного еды. Впрочем, все эти портреты ничем не демонстрируют его святость, потому что Угодник Божий не окружен лучами, сиянием и никакими подписями. Кровать и немногие остатки его одежды находятся под своего рода витриной, за ее стеклянными дверцами видна кровать, а над кроватью есть ящичек, в котором хранятся его вещи. На этой витрине стоит гипсовый бюст, изображающий Угодника Божьего, но не носящий никаких атрибутов святости. Эта витрина отгорожена решеткой из крашеного дерева, на которой находится овал с изображением Угодника Божьего со смиренным и благочестивым лицом, а под овалом видна надпись, на которой значится лишь его имя и день, когда он умер в этой комнате" (Processus Labre. Vol. 2395, fol. 239 г. - 239 v.).

32. DERAMECOURT (abbé Augustin-Victor). Histoire de la Canonisation du Bienheureux Benoît-Joseph Labre avec un guide du pèlerin aux diverses stations de sa vie. Arras. 1881, р. 55 - 56.

33. См., например: Culte du Bienheureux Benoît-Joseph Labre, à l'usage des pèlerins d'Amettes, publié par les soins de Mgr de Billiers. Arras. 1864; Histoire du pèlerinage d'Amettes, fait en l'honneur du Bienheureux Benoît-Joseph Labre le lundi 7 juillet 1873, recueil publié par le Comite diocésain des Pèlerinages d'Arras. Arras. 1873.

34. Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté, р. 199. Стоит отметить, что в данном случае проблему сходства портрета с оригиналом рассматривает представитель церкви, исповедник подвижника и активный участник канонизационного процесса.

35. См. Vie du Bienheureux Benoît-Joseph Labre par M. l'abbé Robitaille, chanoine de l'Eglise d'Arras, augmentée d'une neuvaine de méditations et de prières au bienheureux. Arras. 1860, р. 47.

36. Triduum de prières en l'honneur du bienheureux Benoît-Joseph Labre dont la fête est fixée au 16 avril. Avignon. 1877, р. 4.

37. PETITALOT (abbé). Le Bienheureux Benoît-Joseph Labre dans le Bourbonnais ou le pauvre pèlerin dans ses humiliations et dans sa gloire. Moulins. 1866, р. 91 - 92.

38. Voyage au pays natal de saint Benoît-Joseph Labre né à Amettes en 1748, mort à Rome, en 1783 ou guide du pèlerinage d'Amettes avec 2 portraits par A. C. (S.M.). Paris. 1882, р. 11 - 12.

39. Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté, р. 166.

40. AUBINEAU L. La Vie admirable du saint mendiant et pèlerin Benoît-Joseph Labre. 8e édition. Paris. 1883, р. 116.

41. См. LANGLOIS C. Op. cit., р. 353 - 366.

42. AUBINEAU L. La Vie admirable du Bienheureux mendiant et pèlerin Benoît-Joseph Labre. 7e édition. Paris. 1882, р. 119.

43. GOSSELIN (abbé). Le bienheureux Benoît-Joseph Labre à Pertain. Amiens. 1872, р. 9.

44. Copie de la lettre écrite de Rome par un médecin à sa soeur, religieuse carmélite à Cavaillon, datée du premier mai 1783. In: Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté. Lille. 1817, р. 170. Копия письма одного врача своей сестре, кармелитской монахине в Кавайон, отправленного из Рима 1 мая 1783 года.

45. Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté.

46. Ibid., р. 180.

47. ALEGIANI G. - B. Op. cit.

48. Semaine religieuse du diocèse d'Arras, Boulogne et Saint-Omer, 16.IV.1882.

49. На эту тему см. BOUTRY Ph. Le procès super non cultu, source de l'histoire des pèlerinages. Germaine Cousin et le sanctuaire de Pibrac au lendemain de la Révolution franchise. - Bibliothèque de l'école des Chartres, 1996, Vol. 154, N 2. рр. 565 - 590.

50. Processus Labre. Vol. 2395, fol 81 r. - 82 v. Свидетельство Паскуале Мария Сантулли, священника из конгрегации Пии Операи.

51. Ibid., fol. 78 v.

52. Ibid., fol.188 r. - 189 г. Свидетельство брата Агабито да Сан Джованни делла Кроче.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Святой-Бенуа-Жозеф-Лабр-и-его-почитатели

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. К. Мироненко-Маренкова, Святой Бенуа-Жозеф Лабр и его почитатели // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 16.10.2020. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Святой-Бенуа-Жозеф-Лабр-и-его-почитатели (date of access: 29.10.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. К. Мироненко-Маренкова:

И. К. Мироненко-Маренкова → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Ван дер Капеллен
Catalog: История 
6 days ago · From Україна Онлайн
Отношения булавинцев с Крымским ханством и кубанскими казаками. XVII-XVIII вв.
Catalog: История 
8 days ago · From Україна Онлайн
Экономическая деятельность земств Поволжья в середине XIX - начале XX в.
Catalog: История 
8 days ago · From Україна Онлайн
Деятельность адмирала М. П. Лазарева по обустройству черноморского побережья России. 1834-1851 гг.
Catalog: История 
14 days ago · From Україна Онлайн
Финансовый фронт белого Юга
Catalog: История 
14 days ago · From Україна Онлайн
Идеология французского радикализма в 30-е - 40-е гг. IX в.
21 days ago · From Україна Онлайн
Конец Священной Римской империи: новые оценки германской историографии
Catalog: История 
21 days ago · From Україна Онлайн
Западноевропейские вероисповедания и русские старообрядцы в XVIII в.
25 days ago · From Україна Онлайн
Эволюция природы и человека в трудах С. А. Подолинского
Catalog: Экология 
25 days ago · From Україна Онлайн
Адольф Тьер в годы Июльской монархии во Франции (1830-1848 гг.).
Catalog: История 
25 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Святой Бенуа-Жозеф Лабр и его почитатели
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones