Libmonster ID: UA-1559

 Автор: ТОЛСТОЙ А. В.

Книга исследователя русского искусства Г. Г. Поспелова и сборник статей (коллективная монография) объединены не случайно в рамках одной рецензии. Во-первых, оба издания подготовлены в стенах Государственного института искусствознания Министерства культуры РФ. Во-вторых, это - результат изысканий, предпринимавшихся в течение нескольких лет и "опробировавшихся" в ходе заседаний научных отделов и на международных конференциях (в том числе организованной комиссией по изучению русского авангарда при Отделении литературы и языка РАН), материалы которых легли в основу упомянутого сборника. Однако главное, что объединяет обе книги, - рассмотрение отечественного искусства в "европейском измерении", что непреложно диктует необходимость анализа его национального своеобразия, специфики самоидентификации.

стр. 92


Кандидат искусствоведения А. В. ТОЛСТОЙ, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств

Поспелов Г. Г. Русское искусство начала XX века. Судьба и облик России. М.: Наука, 2000. - 128 с. Русский авангард 1910-1920-х годов в европейском контексте. Сборник статей. / Отв. редактор Г. Ф. Коваленко. М.: Наука, 2000. - 310 с.

Книга Г. Г. Поспелова - итог размышлений об отечественном изобразительном искусстве нового времени. Если в предыдущей работе этого автора "Русское искусство XIX века. Вопросы понимания времени" (1997) основное внимание уделено ключевым явлениям в живописи нашей страны того времени, а процессы рубежа веков затронуты лишь частично, то в названном выше труде главный предмет исследования - именно переломная эпоха начала XX в.

Во введении к книге автор прослеживает преемственные связи с предшествующими этапами развития отечественного искусства, перебрасывая мостики из XIX в век XX. Он приходит к выводу, что тема России возникала в близком философско-культурологическом ключе как минимум дважды - в 1830-х годах и на рубеже двух столетий - как своего рода "обрамление" эпохи историзма*. Думаю, уже такое "сквозное" сопоставление двух столетий говорит о свежем взгляде исследователя на изучаемый материал. Сейчас, когда XX в. стал прошлым, а XIX - соответственно позапрошлым, видны не столько их несходства, сколько родство - только такой взгляд сулит плодотворные и адекватные выводы.

Итак, по мнению Г. Г. Поспелова, две временные границы эпохи историзма дают сходные типы отношения к теме России: один - обобщающий ее особость по сравнению и с Востоком, и с Западом; другой - двоякость, двуликость самой страны, мечущейся между разумом и стихией, между просвещением и варварством. Первый тип трактовки темы проявился в литературе, например в "Сказке о золотом петушке" (1835) А. С. Пушкина, в лирических отступлениях гоголевских "Мертвых душ" (1842), а в изобразительном искусстве рубежа столетий он представлен в первую очередь обобщающими произведениями (вроде "Купания красного коня" К. С. Петрова-Водкина) или целыми циклами (художников дягилевских "сезонов", в том числе М. Ф. Ларионова и Н. С. Гончаровой, а также М. Шагала, Б. Д. Григорьева и др.). Что касается противоречивости самой природы образа России, то она нашла отражение в 1830-х годах в творчест-


* Историзм - направление в искусстве XIX в., стремившееся к точному воспроизведению духа и формы исторических стилей, образов национальной старины в их цельности (прим. ред.).

стр. 93


ве того же Пушкина ("Медный всадник"), Н. В. Гоголя, а на рубеже столетий - в живописных полотнах В. И. Сурикова, В. А. Серова, Ф. А. Малявина, И. Э. Грабаря, М. В. Нестерова и т.д. Как пишет Г. Г. Поспелов, преемственность в постановке проблем между 1830-ми годами и началом XX в. выразилась в частом обращении мастеров второго периода к иллюстрированию и переосмыслению творений первого, чем занимались и мирискусники*, и неопримитивисты, и экспрессионисты - станковисты, иллюстраторы и сценографы.

Главы книги обрисовывают несколько аспектов основной темы: "Россия растущая" (в круг рассмотрения включено творчество художников И. Э. Грабаря, К. Ф. Юона, Ф. А. Малявина, М. В. Нестерова, К. С. Петрова-Водкина); "Россия стихийная" (образы актеров в полотнах В. А. Серова), "Русские сказки" (в произведениях М. Ф. Ларионова и Н. С. Гончаровой) и, наконец, "Лики России" Б. Д. Григорьева.

Каждая глава содержит анализ произведений разных мастеров, причем к любому из них Г. Г. Поспелов находит не только адекватный подход, но и как бы даже меняет интонацию, сохраняя, разумеется, цельность и органичность авторского метода. И что особенно бросается в глаза - это свежесть и "незатертость" оценок и характеристик, хотя обо всех своих "персонажах" исследователь в последние годы писал неоднократно.

Содержание книги - шире заявленных самим автором тематических и даже хронологических границ. Дело в том, что он не только совершает пространные экскурсы в культуру XIX в., стремясь обнаружить истоки обсуждаемых им проблем, но и прослеживает логическое завершение темы в отечественном искусстве и философии первой трети XX столетия. В заключении Г. Г. Поспелов делает обзор сочинений философов и публицистов, а также произведений художников, которые, вольно или невольно, созерцали Россию издалека, из эмиграции, и в силу этого были обречены на "отстраненные" суждения о ее судьбах (что иногда оказывалось плодотворнее взгляда "изнутри"), и тех деятелей искусства, что остались в стране и


* "Мир искусства" - художественное объединение (1898-1924), созданное в Петербурге А. Н. Бенуа и С. П. Дягилевым. Выдвигая лозунги "чистого искусства" и "преображения" жизни искусством, они отвергали как академизм, так и тенденциозность передвижников. Опираясь на поэтику символизма, часто уходили в мир фантазий на темы культуры прошлых веков и гротескных полусказочных образов (прим. ред.).

стр. 94


ушли в своего рода "подполье". Среди последних автор справедливо выделяет позднего М. В. Нестерова и П. Д. Корина с его циклом "Реквием (Русь уходящая)". Представляется, что такое завершение книги делает ее композицию стройной и законченной, превращает изложенную в ней авторскую концепцию в одну из самых серьезных попыток современной интерпретации важнейшего этапа истории отечественной культуры начала XX в. Это особенно ценно на рубеже нового столетия, когда должны уйти в прошлое как мифы и иллюзии, так и устоявшиеся методологические шаблоны, штампы искусствоведческих формулировок.

Несмотря на серьезность поднимаемых проблем и широту охвата материала, рассматриваемая книга невелика по объему. Она издана на хорошем полиграфическом уровне, снабжена цветными и тоновыми репродукциями. Среди воспроизведенных достаточно известных работ впервые опубликована авторская реконструкция афиши дягилевского "сезона" 1910 г., для которой В. А. Серов писал экстравагантный и элегантный портрет Иды Рубинштейн в роли Клеопатры. И все же Г. Г. Поспелову поневоле пришлось довольствоваться кратким или почти конспективным изложением отдельных своих мыслей и идей. Поэтому неудивительно, что некоторые ее главы стали основой для более детальных дальнейших исследований.

Значительный интерес представляет также коллективная монография "Русский авангард 1910- 1920-х годов в европейском контексте", поскольку ставит ряд принципиальных проблем истории отечественного искусства XX в., которые видятся сегодня в некой исторической перспективе, позволяющей переосмыслить устоявшиеся взгляды. Ознакомившись с книгой, приходишь к выводу: состав и соотношение частей в ней вполне адекватно отражают приоритеты сегодняшней нашей искусствоведческой науки.

Довольно значительное место в монографии отведено общекультурологическим темам. К сожалению, в нашей науке, изучающей пространственные, визуальные искусства (т.е. те, что иногда по старинке называют изобразительными), редко ставятся проблемы, которые не столько заостряют идею своеобразия отечественной художественной культуры, сколько поднимают общеевропейские темы, объединяющие творческие искания на разных концах континента. Одна из них - тема глобальной смены или расширения спектра творческих парадигм в XX столетии по сравнению с XIX. Этому посвящена статья А. К. Якимовича. Много и успешно занимающийся в последнее время осмыслением универсальных проблем культуры недавно ушедшего столетия, он предложил некую ее "динамическую модель". В ней взаимодействуют концепция цивилизационности, унаследованная XX в. от предшествующих времен, склонных к идеям прогресса и просветительства, и стихия "биокосмизма", где человек перестает быть центром и целью (например, в конструктивизме или в пу-

стр. 95


ризме*). Добавлю, что именно XX столетие породило феномен тоталитарного государства, где роль индивидуума была сведена к минимуму, а его место заняла управляемая масса, толпа, движимая часто не рациональными, а биологическими импульсами и стихийно устремляющаяся к хаосу и растворению индивидуальности в чем-то иллюзорно "общем" - не только в социальной жизни, но и в культуре. Поэтому доводы, изложенные А. К. Якимовичем, представляются глубокими и во многом точными.

Второй по значимости в искусстве XX в. следует считать проблему самоопределения, самоидентификации национальных художественных культур в переломную рубежную эпоху. Как раз в 1900-1920-е годы этот вопрос был центральным и для символистов, и для представителей различных направлений русского авангарда. Именно отношением к нему определялся водораздел между представителями "нового" и "новейшего" искусства, когда просвещенному "европеизму" мирискусников был противопоставлен своего рода "национализм" художников- неопримитивистов круга М. Ф. Ларионова, опиравшийся на глубокое знание актуального художественного опыта Запада и сознательное его отвержение. (Столкновению нескольких точек зрения на пути прошлого и будущего развития отечественного искусства в сборнике посвящена статья Н. С. Степанян.)

Нашим художникам, особенно первых десятилетий XX в., было в высшей мере свойственно мисси-


* Конструктивизм - направление в искусстве 1910-1920-х годов, проявившееся главным образом в архитектуре, дизайне, сценографии, печатной графике. Основная установка - "проектирование" форм искусства как технических объектов в связи с практикой индустриального производства. Пуризм - направление во французском искусстве 1920-х годов. Его идеологи заявляли о необходимости создать искусство, декоративное по своим задачам, а по форме предельно строгое, очищенное от деталей и осложнений (прим. ред.).

стр. 96


онерское ощущение своей особой культурной роли в Европе, тесно увязанное с позициями в области национальной культурной идентичности. Все крупнейшие фигуры того времени имели на этот счет свои взгляды, из них наиболее четко сформулированы позиции Н. С. Гончаровой, К. С. Малевича* и П. Н. Филонова. Можно сказать, что в теоретических построениях Малевича идея всемирно- исторической роли русского авангарда (в форме супрематизма**) достигает самого яркого выражения, а у Филонова она, изменяясь содержательно, вступает в драматический конфликт с окружавшей мастера реальностью. Внимательному анализу принципиальных различий и нюансов миссионерских идеи наших художников посвятила статью сотрудница Государственного Русского музея Е. В. Баснер.

Художественное "самоопределение" отечественных художников первой трети XX в. было немыслимо без осознания их собственного отношения к корифеям французского постимпрессионизма и следовавших вослед ему фовизма*** и кубизма. Оценки и суждения мастеров русского авангарда о творчестве П. Сезанна, А. Матисса, А. Руссо по прозвищу "Таможенник", раннего П. Пикассо не только выявляли различие художественных установок европейских мэтров и их русских почитателей, но и в чем-то способствовали самому ходу художественного процесса в нашей стране, который развивался, если не с оглядкой, то по меньшей мере в связи с французскими открытиями и новациями. Как раз об этом комплексе проблем в монографии рассуждает в наполненном свежими сопоставлениями материале М. А. Бессонова - "Постимпрессионизм, фовизм, кубизм и русский авангард - эффект синхронного прочтения текста".

Понятие "текст", применяемое к области визуального художественного творчества, пришедшее из теории информации и трудов по "знаковым системам" Тартуской школы****, не отменяет, разуме-


* См.: М. П. Виктурина. Загадки "Черного квадрата". - Наука в России, 1997, N 3 (прим. ред.).

** Супрематизм - направление в авангардном искусстве России, основанное в 1910-х годах К. С. Малевичем. Один из главнейших видов геометрической абстракции (прим. ред.).

*** Фовизм - экспрессивное течение во французской живописи в 1905-1907 гг., возглавляемое А. Матиссом. Художников объединяло стремление к эмоциональной силе художественного выражения, к стихийной динамике письма, интенсивности открытого цвета и остроте ритма (прим. ред.).

**** Тартуская семиотическая школа сформировалась в 1960-х годах на филологическом факультете Тартуского университета. Становление и развитие этого направления науки, исследующего свойство знаков и знаковых систем, неразрывно связано с именем Ю. М. Лотмана (1922-1994) (прим. ред.).

стр. 97


стр. 98


стр. 99


ется, и более буквального его понимания и применения к литературным творениям. Русский литературный авангард 1910-х годов стремился и достигал не менее эпатирующего резонанса, нежели скандальные публичные выступления художников круга Д. Д. Бурлюка*, звучавшие тогда же. И те, и другие стремились вернуться к неким первоистокам творчества, обрести в искусстве право своего рода первого высказывания. В монографии попытку сопоставить "перворечь" поэтов-футуристов и художественное оформление их книг, предпринимавшееся художниками- единомышленниками, сделал В. Л. Рабинович в изящном эссе "Всегда - на первой странице". Создание авангардного текста, по мнению автора, - это своего рода публичный акт, и с этим нельзя не согласиться.

Общие проблемы осмысления и выявления русской художественной культурой XX в. своей творческой "особости" неизбежно требуют разработки более частных вопросов взаимопритяжений и взаимоотталкиваний от культуры Запада того же времени.

Так, французский исследователь Ж.-К. Маркадэ посвятил статью теме "Фернан Леже и Россия", где опровергаются устоявшиеся точки зрения о близости произведений французского мастера начала 1910-х годов и первого "крестьянского" цикла К. С. Малевича и выдвигаются в параллель к Леже того времени иные фигуры - П. Н. Филонова, А. А. Экстер. Впрочем, Малевич автором вниманием не обойден - но скорее как теоретик, опиравшийся в своих лекциях и сочинениях на опыт "лежеризма".

В последнее время исследования творческого наследия Малевича (и художественного, и теоретического, и даже поэтического) приобрели размах, позволяющий говорить о возникновении целого научного направления - "малевичеведения", кстати, не относящегося только к гуманитарной сфере (большое место в теоретических его трудах занимали вопросы естественных и даже технических наук). В книге нашли отражение многие из граней богато одаренной личности.

В частности, Д. В. Сарабьянов в статье "Малевич между французским кубизмом и итальянским футуризмом" ставит проблему кубофутуризма как некоего синтеза двух европейских течений, соединенных в качественно новую сущность на российской почве именно автором "Черного квадрата". Еще один материал, касающийся взаимосвязей искусства этого художника и его западноевропейских современников, принадлежит А. А. Бабину из петербургского Эрмитажа. Проанализировав некоторые теоретические сочинения мастера и сопровождавшие


* См. статью "Загадки четырех полотен Давида Бурлюка" в этом номере журнала (прим. ред.).

стр. 100


эти тексты репродукции, автор статьи пришел к выводу: рассуждая о стадиях кубизма, реформатор искусства обращался к опыту и конкретным работам не только П. Пикассо, но и Ж. Брака.

О значительной роли Малевича в европейской культуре косвенно свидетельствует и публикация польского ученого Ежи Малиновского "Авангард в Польше 1918- 1923 годов и его связи с русским искусством", центральной фигурой в которой выступает соратник "великого Казимира" - Эль Лисицкий. Кстати, последний - один из главных героев статьи недавно ушедшего из жизни Ю. А. Молока "Берлинский журнал "Вещь" и его русские критики", содержащей много новых интересных и редких материалов.

Продолжая "тему Малевича" в сборнике, О. Н. Шихирева анализирует "логику иррационального" в позднем творчестве художника (имеются в виду в первую очередь работы так называемого второго крестьянского цикла, датировки которого мистифицированы самим мастером). В свете новейших представлений о времени создания упомянутых произведений Малевича эта публикация приобретает особую актуальность. А В. И. Ракитин рассказал о западных откликах на смерть выдающегося художника и его похоронах, центром которых стал супрематический гроб, созданный по эскизу одного из его ближайших учеников - Н. М. Суетина. И это далеко не полный перечень исследованных авторами сборника проблем, касающихся различных аспектов жизни и творчества художника.

На фоне такого мощного "малевичеведческого залпа" более разобщенными, хотя и не менее значительными, выглядят материалы, посвященные другим крупнейшим мастерам русского авангарда, например В. В. Кандинскому. Один из них - "Синий Всадник* у подножия Монсавальта. Вагнеровская тема у Кандинского в 1900-1910-х годах" - написана Б. М. Соколовым. Здесь речь идет о влиянии теории "сверхискусства" немецкого композитора XIX в. на философские взгляды художника и прослеживается эволюция в его творчестве некоторых образов и сценических идей оперы "Тангейзер", тетралогии "Кольцо нибелунгов" и др. Как и большинство других материалов сборника, данная работа отличается новизной привлекаемых примеров и предлагаемых параллелей. К ней примыкает публикация Марчеллы Листы "В. Кандинский и А Шенберг, или идея Gesmtkunstwerk между Россией и Германией", интересная


* Общество, организованное Кандинским в 1911 г. в Мюнхене (прим. ред.).

стр. 101


тем, что она ставит вопрос о природе сценических сочинений Кандинского, прежде всего "Желтого звука", на фоне поисков синтетизма и синестезии в русской (Скрябин) и немецкой (Шенберг) художественной культуре начала XX столетия.

Разумеется, нельзя обойти вниманием одну из ключевых тем сборника - художественное наследие русской эмиграции "первой волны". Уже разговор о В. В. Кандинском (он покинул страну в 1921 г.) выводит нас на данную проблематику Ведь до сих пор нет единства мнений между нашими и зарубежными специалистами: немецкий ли это художник русского происхождения (так же иногда пишут о М. Шагале, только вместо "немецкий" ставят "французский") или все-таки русский эмигрант, работавший в Германии и Франции? Разумеется, дело не в этнической принадлежности того или иного художника, покинувшего родину, а в духе его творчества, сохранении той русской культурной идентичности, о которой мы уже упоминали. В отношении Кандинского этот вопрос требует глубоких искусствоведческих и философских изысканий. То же можно сказать и о И. А. Пуни - русском футуристе, конструктивисте и абсурдисте, о чьем пребывании в Берлине в 1920- 1923 гг. в сборнике рассказал знаток русского авангарда американец Дж. Боулт. Его статья насыщена малоизученными сведениями о работах художника как в станковых формах, так и в сценографии.

В противоположность приведенным примерам вопрос о сохранении себя и неассимиляции с западными художественными процессами творчества М. Ф. Ларионова и Н. С. Гончаровой, на наш взгляд, решается проще. Даже работая во Франции с 1915 г. до последних лет

стр. 102


жизни, т.е. до начала 1960-х годов, они не утратили свои русские корни и творческие интересы (об этом свидетельствуют и их произведения, выполненные в эмиграции и демонстрировавшиеся в 1999-2000 гг. в Москве в Государственной Третьяковской галерее, а также сочинения и письма, опубликованные в последнее время, и, наконец, выводы Г. Г. Поспелова, книгу которого мы рассматривали выше). В сборнике эмигрантскому периоду творчества этих двух мастеров посвящена статья А. Г. Лукановой. В ней обрисован состав и особенности их "парижского наследия", реконструированы некоторые циклы работ, в частности "Жатва" Гончаровой. Поскольку в основе статьи лежит доклад на конференции, прозвучавший весной 1997 г., то многое из высказанного автором теперь получило наглядное подтверждение благодаря упомянутой выставке (отдельно - живописи и графики) Ларионова и Гончаровой.

Среди наших эмигрантов в Европе были и такие, кто оказался за рубежом задолго до революционных и военных потрясений, обрушившихся на Россию в первой трети XX в. Среди них несомненного внимания заслуживает личность М. Васильевой (1884-1957). Немецкая исследовательница Ада Раев впервые подробно рассматривает "Художественный и жизненный опыт русской художницы в Париже 1910-1920-х годов". Ее пример говорит о том, что вклад того или иного художника в наследие национального искусства далеко не всегда непосредственно связан с его конкретными произведениями - он может состоять в организации артистических кружков и учебных творческих мастерских, т.е. в активном участии в околохудожественной жизни. Сказанное напрямую относится к Васильевой, которая известна еще и тем, что в годы первой мировой войны организовала в своем ателье благотворительную столовую для русских - не обязательно художников, в то время оказавшихся в Париже без средств к существованию и работы.

Конечно, здесь удалось остановиться далеко не на всех материалах, вошедших в книгу. Но даже то, о чем удалось рассказать, говорит о разнообразии постановок проблем и применяемых авторами методик исследования, о богатстве привлекаемого к рассмотрению материала, в том числе совершенно нового и неизученного. Это делает данный коллективный труд, вкупе с уже вышедшими и готовящимися к изданию аналогичными сборниками - "Русский авангард 1910- 1920-х годов и театр" (2000), "Русский кубофутуризм" (2001), "Творческое наследие М. Ларионова и Н. Гончаровой" (2001) и другими, созданными на основе материалов научных конференций, а также с рецензируемой выше работой Г. Г. Поспелова, зримым воплощением инновационного направления в научной разработке русского искусства XX в., которое успешно развивается в стенах Государственного института искусствознания.


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/РУССКОЕ-ИСКУССТВО-XX-В-В-ПОИСКАХ-САМОГО-СЕБЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Бельбек ТахумовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Scientist

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

РУССКОЕ ИСКУССТВО XX В. В ПОИСКАХ САМОГО СЕБЯ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 17.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/РУССКОЕ-ИСКУССТВО-XX-В-В-ПОИСКАХ-САМОГО-СЕБЯ (date of access: 01.12.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
А вообще весь этот кейс с комиками во власти заставил понять, что киношный сценарий разительно отличается от реальной большой политики, где побеждает трезвый, незамутненный запрещенными веществами ум, холодный расчет и опыт – как обязательные составляющие личности, дерзающей определять путь миллионов человек.
Catalog: Разное 
17 hours ago · From Naina Kravetz
Когда менять резину на зимнюю в 2021 году?
Yesterday · From Україна Онлайн
Запрещает ли PayPal азартные игры?
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Україна Онлайн
IN THE INTERESTS OF ENERGY STABILITY
7 days ago · From Україна Онлайн
Аварии на топливе Westinghouse случались и ранее, начиная с 1979 года, когда произошла крупнейшая в истории США авария на АЭС Три-Майл-Айленд, в результате которой зафиксировано расплавление 50% активной зоны реактора. Далее Westinghouse делала попытки торговать с Чехией, однако опасные эксперименты по замене оригинального топлива окончились досрочной его выгрузкой из 1-го энергоблока АЭС Темелин в январе 2007 года, по причине его сильной деформации. Вышедшие из строя вэстингхаусовские тепловыводящие сборки на 3-м энергоблоке Южно-Украинской АЭС были в экстренном порядке заменены на стандартные ТВЭЛовские.
Catalog: Экология 
8 days ago · From Naina Kravetz
HISTORY OF ROADS AND GROUND TRANSPORT ACCORDING TO ARCHEOLOGICAL DATA
Catalog: История 
9 days ago · From Україна Онлайн
BASIC UNIT FOR THE AMERICAN ACCELERATOR
10 days ago · From Україна Онлайн
TRANSITION TO CONTROLLED EVOLUTION OF THE BIOSPHERE
Catalog: Биология 
10 days ago · From Україна Онлайн
DEVONIAN PALEOSOILS OF THE ANDOMA MOUNTAIN
10 days ago · From Україна Онлайн
Безопасно ли брать кредит в Интернете?
Catalog: Экономика 
11 days ago · From Україна Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РУССКОЕ ИСКУССТВО XX В. В ПОИСКАХ САМОГО СЕБЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2021, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones