Libmonster ID: UA-12353

Российские дипломаты всегда очень тщательно подходили к анализу состояния дел в венгерской половине Дунайской империи. Кроме традиционного сбора сведений о стране местопребывания дипломатической миссии, здесь проявлялось и несколько специфических факторов. Первое - это отношение к Австро-Венгрии, как вполне вероятному противнику, с которым рано или поздно Россия может вступить в боевые действия, что требовало наличия всесторонней информации об экономическом потенциале империи, без чего не возможно было проводить стратегическое планирование сценария возможного вооруженного конфликта. Военное ведомство России являлось одним из основных потребителей информации, поступавшей из Генерального консульства России в Будапеште. Необходимо отметить, что военное ведомство стремилось и самостоятельно собирать сведения об Австро-Венгрии, используя связи и контакты военно-морского и военного атташе, состоявших в посольстве России в Вене.

Территория Австро-Венгрии вплотную примыкала к границам Российской империи, что лишний раз актуализировало для российского политического и военного истэблишмента значимость изучения в том числе и ее венгерской половины и ее экономики. В России внимательно следили за экономическими успехами Венгрии, которая являлась основным производителем продовольствия в Австро-Венгрии. Кроме того, в Венгрии развивались новые высокотехнологичные отрасли промышленного производства и, прежде всего, электротехническая и оборонная [1. Ед. хр. 576. Л. 60]. Венгрия добывала полезные ископаемые, имеющие исключительное военно-стратегическое значение, и в данной связи Россию интересовала также ее металлургическая промышленность. Кроме этого в России уделялось внимание развитию транспортной инфраструктуры страны, включая возможности порта в Фиуме. Это напрямую было связано с оценкой мобилизационных способностей Австро-Венгрии и ее армии. В случае всеевропейского военного конфликта Венгрия в силу своего географического положения находилась бы между российским и балканским театрами боевых действий, и от ее транспортных систем во многом зависела скорость передвижения войск империи Габсбургов.

Однако венгерская экономика привлекала внимание не только российских дипломатов и военных, но и представителей российского бизнеса. В конце XIX в. экономические взаимоотношения России и Венгрии начинают постепенно вы-


Крючков Игорь Владимирович - д-р ист. наук, доцент Ставропольского гос. ун-та.

стр. 17


ходить из состояния ступора. И хотя их объем был еще незначителен и не соответствовал экономическому потенциалу двух стран, и в Венгрии, и в России среди значительной части представителей бизнеса проявлялся взаимный интерес. Поэтому деловые круги России требовали от дипломатов полной информации о развитии экономики страны.

Интерес к Венгрии подогревался еще одним обстоятельством. Развитие экономик двух стран совпадало по многим позициям. Россия и Венгрия сравнительно поздно вступили на путь индустриализации, в обеих странах аграрный сектор и соответственно аграрный экспорт имели исключительное значение, и в Венгрии, и в России остро стояла задача модернизации сельского хозяйства, обе страны сильно зависели от внешних инвестиций.

Тревожные события 1903 г. в Триедином королевстве на время отодвинули внимание российского консульства в Будапеште от состояния дел в экономике Венгрии в целом. Санкт-Петербург интересовали причины антимадьярких выступлений в Хорватии, истоки которых стремились найти Генеральное консульство в Будапеште и консульство в Фиуме. По мнению российских дипломатов, работавших в Венгрии, хорвато-венгерское соглашение 1868 г. делало Триединое королевство практически бесправным в экономической сфере. Загреб оказался в полной экономической кабале у венгерского правительства. Такая политика вела в конечном итоге к разорению Хорватии, и главную роль в этом играли непосильные налоги [1. Ед. хр. 1506. Л. 25]. Страна оказалась на грани банкротства. Тяжесть экономического положения Хорватии не мог не признать премьер-министр Венгрии К. Куэн-Хедервари [1. Ед. хр. 578. Л. 95].

Сильный удар по экономике Хорватии наносила неопределенность ее будущих взаимоотношений с Венгрией. С этим утверждением Генерального консульства можно полностью согласиться. Серьезные инвесторы не станут вкладывать средства в территории, отличающиеся политической нестабильностью. Особое место дипломаты среди причин обострения ситуации в Триедином королевстве отметили нарастание эмиграции хорватов в страны Нового света [1. Ед. хр. 578. Л. 94]. Национальная элита очень болезненно реагировала на данный факт, опасаясь "дехорватизации" Хорватии в связи с оттоком населения. Вопросы эмиграции в это время бурно обсуждались и в самой Венгрии. В одном из донесений российских дипломатов отмечалась резкая реакция венгерских клерикалов на бездействие правительства в решении данной проблемы, они призывали власти срочно принять меры по ограничению выезда населения за пределы Венгрии. Особо они обрушились на евреев, проживавших в северо-восточных комитатах страны, которые на взгляд клерикалов нещадно эксплуатировали местное население, вынуждая его покидать Венгрию при попустительстве правительства [1. Ед. хр. 578. Л. 13].

В депеше от 17 июня 1903 г. генеральный консул в Будапеште князь А. Львов попытался проанализировать разрозненные факты и создать целостную картину причин и последствий беспорядков в Хорватии. Он был абсолютно убежден в том, что главная причина нового обострения хорвато-венгерских отношений кроется в экономических факторах. По его мнению, все основные экономические проблемы Хорватии заключались в следующем: 1) акцизные доходы от алкоголя, пива, сахара, керосина, минуя Загреб, уходили в бюджет Венгрии; 2) железнодорожная система Хорватии находилась под полным контролем Венгрии, что в большей степени отвечало интересам Будапешта, поэтому хорваты не могли добиться строительства прямой железной дороги от Земплина до Фиуме [1. Ед. хр. 578. Л. 107]. Таким образом, экономические противо-

стр. 18


речия привели к серьезным трениям между Загребом и Будапештом. Правда, в отличие от многих дипломатов и политиков, Львов полагал, что новый виток обострения хорвато-венгерских отношений не представлял значительной угрозы для целостности Венгерского королевства. В данном отношении он был полностью согласен с Куэн-Хедервари, который в парламенте страны заявил, что конфликт с Хорватией не имеет серьезной подоплеки и что для его решения следует всего лишь отрегулировать финансовые взаимоотношения Венгрии и Хорватии [1. Ед. хр. 578. Л. 118].

В целом политическая нестабильность в Хорватии, наряду с разногласиями Венгрии с Австрией по поводу нового экономического соглашения двух половин империи Габсбургов, сказалась самым негативным образом на экономике Венгрии, и это нашло отражение в сообщениях российских дипломатов. В качестве подтверждения своих слов они приводили ряд аргументов (падение сбора прямых налогов на 4 млн. крон, гербового сбора на 700 тыс. крон, падение котировок венгерских ценных бумаг) [1. Ед. хр. 578. Л. 172].

Традиционно в структуре российской внешней торговли экспорт аграрной продукции занимал лидирующие позиции. С последней трети XIX в. российские товаропроизводители испытывали сильную конкуренцию со стороны США, Канады и стран Центрально-Восточной Европы. Поэтому дипломатические представительства за рубежом активно занимались сбором информации о состоянии дел на мировом аграрном рынке. Венгрия, будучи крупным экспортером зерна и мяса, конкурировала с российскими экспортерами в Германии, Франции, Великобритании. В силу этого Генеральное консульство в Будапеште внимательно отслеживало положение дел в сельском хозяйстве Венгрии. В 1903 г. российские дипломаты констатировали ряд качественных изменений. Прежде всего, это относилось к децентрализации хлебной торговли в стране, что, по мнению российских дипломатов, привело в конечном итоге к падению роли Будапешта в торговле зерном и особенно мукой на мировых рынках. Потребителям стало выгоднее приобретать муку непосредственно на мельнице, чем на оптовом складе, что привело к росту ее производства в Венгрии, ограничиваемого, правда, по мнению А. Львова, нехваткой складов и таможенной войны с Германией [2. С. 375 - 376]. Венгерский пример, где товаропроизводители все больше переходили на производство и экспорт муки, отказываясь от экспорта зерна, был весьма поучителен для России. Экспорт муки был более выгодным занятием, и России безотлагательно требовалось развивать свое мукомольное производство и экспорт муки, как это сделала Венгрия.

В 1903 г. А. Львов констатировал падение в Венгрии деловой активности, что самым негативным образом сказывалось на экономическом положении страны. С 1900 г. в Венгрии неуклонно сокращалось количество предприятий, открытых в течение года. В 1900 г. - 48,1901 г. - 30,1902 г. - 24,1903 г. - 16 [2. С. 384]. Это говорило о серьезном кризисе. Об этом же свидетельствовало сокращение импорта Венгрией керосина, что отчасти объяснялось увеличением его поставок из Австрии, но значительную роль в данном явлении сыграл и промышленный спад.

Начало 1904 г. ознаменовалось первыми реальными шагами правительства Венгрии по стабилизации экономики Хорватии. Они включали выделение из бюджета Венгрии средств для ликвидации дефицита бюджета Хорватии в размере 3 млн. крон. В целом Генеральное консульство России в Будапеште отнеслось с одобрением к данному шагу Будапешта, но оно видело в этом решение сиюминутных проблем, не устранявших основных предпосылок для возникновения экономического кризиса в Хорватии в будущем.

стр. 19


События, связанные с началом русско-японской войны, на время отвлекли внимание российских дипломатов от проблем развития венгерской экономики, их больше интересовала реакция венгерской общественности на войну и влияние политических последствий войны на позиции России в Венгрии.

Особое беспокойство у российских дипломатов вызвали слухи о возможной закупке Японией в Венгрии лошадей и военного снаряжения. Еще больше их насторожили слухи о размещении Японией заказа на производство 2000 торпед на заводе Уатхеда в Фиуме [1. Ед. хр. 1057. Л. 6 - 8]. Российскому консульству в Фиуме было поручено четко отслеживать информацию по данному поводу. Большинство слухов и предположений не подтвердились.

Вторая проблема, которая привлекла внимание дипломатов, - это развитие венгеро-сербских отношений после переворота в Белграде 1903 г. Генеральное консульство подробно информировало Санкт-Петербург о посещении Венгрии делегацией сербских предпринимателей летом 1904 г. Визит прошел в очень доброжелательной обстановке, проявлением уважения к делегации сербов стало присутствие на прощальном банкете министра земледелия Венгрии. Во время визита делегации на всех уровнях звучали призывы к развитию двухсторонних экономических связей между Венгрией и Сербией. Во всех этих реверансах дипломаты вычленили повторявшиеся несколько раз заявления о том, что полноценному развитию экономического сотрудничества между Венгрией и Сербией мешает конкуренция австрийских товаров с венгерскими на сербском рынке [1. Ед. хр. 579. Л. 88].

Без внимания Генерального консульства не остался провал всеобщей забастовки железнодорожников Венгрии, которые требовали повышения заработной платы. По мнению консульства, причина провала стачки заключалась в том, что подавляющее число жителей страны поддержало меры правительства, направленные на ее подавление [1. Ед. хр. 579. Л. 37 - 39].

В целом в экономике Венгрии в 1904 г. А. Львов не отметил особых позитивных перемен по сравнению с предыдущим годом. В сельском хозяйстве из-за засухи был отмечен спад, и даже рост цен на зерно после начала русско-японской войны не мог компенсировать полностью потерь венгерских аграриев. В 1904 г. они недополучили почти 500 млн. крон [3. С. 455]. Вторым тревожным симптомом для венгерской экономики являлась все большая зависимость промышленных предприятий страны от финансовой помощи со стороны государства, что, по мнению генконсула в Будапеште, показывало слабость некоторых секторов промышленного производства в Венгрии [3. С. 461 - 62]. Однако это не мешало консулу отметить и ряд положительных моментов. Уже несколько лет А. Львов констатировал серьезные качественные изменения в сельском хозяйстве Венгрии, выводившем его из состояния патриархальности. Модернизацию аграрного сектора страны не мог остановить даже экономический кризис. На этот раз внимание консула привлек рост поголовья производительных пород скота, закупленных за границей и выведенных венгерскими селекционерами [3. С. 459]. В России эта проблема стояла остро. Малопродуктивный скот российских крестьян являлся тормозом для развития животноводства в стране. Поэтому, собирая зарубежный опыт, правительство России стремилось переломить эту негативную тенденцию, и в данной связи венгерский опыт представлялся весьма ценным.

Новое обострение отношений венгерской национальной оппозиции с короной и Венгрии с Австрией в 1905 г. по вопросу заключения нового экономического соглашения заставили российских дипломатов заняться изучением причин

стр. 20


и последствий данных явлений. Князь А. Львов пришел к весьма примечательному выводу. По его мнению, за действиями венгерской оппозиции и антиавстрийских сил стояло "всесильное еврейство" Венгрии, которое стремилось к полному экономическому отделению Австрии от Венгрии [1. Ед. хр. 580. Л. 5]. Антисемитизм являлся отличительной чертой генерального консула России в Будапеште. Он традиционно обвинял еврейскую общину Венгрии во всех смертных грехах, видя в ней главный источник распространения в Венгрии антироссийских настроений. В евреях генеральный консул находил ведущую и антиавстрийскую силу страны, хотя это было отнюдь не так. Некоторая часть еврейской общины Венгрии действительно поддерживала венгерских националистов. Однако основная часть занимала вполне лояльные позиции по отношению к короне и Австрии, выступала в качестве одной из интегрирующих сил Дунайской империи. Реагируя на действительно происходившее усиление еврейского элемента в венгерской экономике, Львов в одном из своих последних сообщений пришел к тенденциозному выводу, что вся экономика Венгрии в той или иной мере оказалась в руках евреев: "Сей последние (евреи. - И. К.) в силу своего материального благосостояния завладели всеми функциями как экономической, так и политической жизни королевства (Венгрии. - И. К.)" [1. Ед. хр. 581. Л. 105].

В целом российские дипломаты в 1905 - 1907 гг. довольно скептически оценивали перспективы дальнейшего развития экономического союза Венгрии с Австрией, отмечая из года в год рост количества его противников среди венгерской деловой и политической элиты [1. Ед. хр. 581. Л. 28,46]. В то же время они и не исключали возможности нахождения неких компромиссов между Венгрией и Австрией по экономическим проблемам. Хотя, даже если такие компромиссы и будут найдены, они, по мнению российских дипломатов, не будут носить стратегический характер. В любом случае Венгрия, как они считали, постепенно будет экономически отделяться от Австрии.

Большое внимание в сообщениях за 1907 г. Генеральное консульство в Будапеште уделило положению сербов в Венгрии. Этот интерес был неслучаен. В 1906 - 1907 гг. работа очередного национально-церковного собора сербов зашла в тупик, острая конфронтация сербских радикалов с духовенством поставила под сомнение дееспособность самой автономии сербов Венгрии. В Будапеште стали обсуждаться возможные варианты ее ликвидации или приостановления. В своих аналитических отчетах российские дипломаты снабжали Санкт-Петербург исчерпывающей информацией об истории сербов Венгрии, характере их автономии и современном положении. Разумеется, они не обошли стороной и экономическое положение сербов, оценивавшееся в целом положительно, особенно в сравнении с другими славянскими регионами страны. В отличие от остальных славянских земель Венгрии, землевладение сербов росло, им в основном принадлежали плодородные земли в Хорватии и Южной Венгрии. Главную причину такого положения дел дипломаты усматривали в широком развитии кооперативного движения среди сербских землевладельцев [1. Ед. хр. 581. Л. 14]. Им был присущ высокий уровень организации и национальной сплоченности. В стране действовали сербские банки, фирмы, разнообразные объединения предпринимателей, которые ориентировались на оказание помощи сербскому бизнесу. Все это спасало сербов от кабалы ростовщиков и угрозы разорения. Особое внимание обращалось на культивирование в среде сербских бизнесменов и населения в целом пуританского образа жизни (борьба с пьянством, азартными играми, предпринимательская честность и т.д.), который, безусловно, спо-

стр. 21


собствовал экономическим успехам сербов в Венгрии; формированию у них чувства национальной сплоченности, ответственности. Все это позволяло успешно противостоять политике мадьяризации [1. Ед. хр. 581. Л. 15]. Экономическое положение сербов Венгрии, по оценке российских дипломатов, выгодно отличалось от развития хозяйства не только сербов Королевства Сербия, но и остальных народов Венгрии, в том числе венгров (мадьяр).

В 1907 г. сербская тематика еще раз появилась на страницах донесений российских дипломатов из Будапешта. На этот раз она касалась дел внешнеполитических. Новый генеральный консул в Будапеште В. фон Штральборн уделил большое внимание подготовке заключения торгового соглашения между Австро-Венгрией и Сербией. Главное препятствие в деле заключения нового соглашения В. Штральборн видел в позиции венгерских аграриев, которые опасались острой конкуренции на рынках Австрии с сербскими товаропроизводителями [1. Ед. хр. 581. Л. 131]. Поэтому они выдвигали новые требования к сербам, в том числе отказ от ввоза живого скота из Сербии и его транзита в забитом виде. В затягивании заключения торгового соглашения с Сербией В. Штральборн усматривал и политическую подоплеку: осложнение положения правительства Н. Пашича из-за недовольства сербских аграриев кабинетом, что могло привести к его падению. Так оно собственно и произошло, и соглашение было заключено в 1908 г. после отставки Пашича. Оно расценивалось Генеральным консульством России в Будапеште как очень невыгодное для Сербии. От соглашения больше всех выиграли венгерские аграрии, добившиеся существенного ограничения экспорта сербской аграрной продукции в Австро-Венгрию [1. Ед. хр. 582/1. Л. 213]. Правда, это не привело к полной стабилизации сербо-венгерских отношений, о чем не раз докладывали в Санкт-Петербург российские дипломаты [1. Ед. хр. 582/2. Л. 30 - 37]. Только под давлением общественности венгерский парламент утвердил в 1911 г. торговый договор с Сербией. Многие в Венгрии полагали, что все проблемы с договором начались тогда, когда Сербия заказала артиллерийские орудия для армии не на предприятиях "Шкода", а во Франции. Таким образом, этот конфликт затрагивал интересы Австрии, а Венгрия должна была "отдуваться" [1. Ед. хр. 584. Л. 2]. Кстати, против ратификации торгового соглашения с Сербией в парламенте Венгрии голосовали только аграрии.

Конец 1907 г. ознаменовался заключением столь долгожданного экономического соглашения Австрии с Венгрией. Конечно, это стало главным событием в политической и экономической жизни Австро-Венгрии. Санкт-Петербург сразу же затребовал полную информацию от своих дипломатических миссий по этому поводу. Генеральное консульство в Будапеште дало свое видение проблемы. На его взгляд, соглашение 1907 г. по сути стало договором двух независимых государств, заменившим таможенный союз, хотя единое таможенное пространство пока сохранялось [1. Ед. хр. 581. Л. 147]. И Австрия, и Венгрия по соглашению получали полную экономическую независимость. Теперь все международные договоры Австро-Венгрии утверждал не только общеимперский МИД, но и представители правительств Австрии и Венгрии. По мнению консульства, соглашение носило компромиссный характер. С одной стороны, Венгрия увеличивала свою долю в общих расходах на 2% и не получала права на строительство железной дороги от Кошшау (Кошице. - И. К.) до прусской границы, соглашалась на проведение прямой железной дороги из Австрии в Далмацию, с другой стороны в действии сохранялась железнодорожная тарифная система 1903 г., невыгодная Австрии, к тому же Австрия согласилась увеличить поток грузов и пассажиров по действующим железным дорогам в сторону Пруссии

стр. 22


[1. Ед. хр. 581. Л. 147]. Таким образом, Вена и Будапешт пошли на взаимные уступки. Что же касается перспектив, консульство не бралось делать прогнозы. Соглашение же подтверждало его выводы о неизбежности экономического дистанцирования Австрии и Венгрии.

В 1906 - 1907 гг. В. Штральборн заинтересовался проблемой положения сельскохозяйственных рабочих в Венгрии. Это не было праздным любопытством. Венгрию то и дело постоянно сотрясали аграрные беспорядки, сама Россия недавно пережила период сельских бунтов в годы первой русской революции. Поэтому консул постарался сам разобраться в сложной проблеме и найти нечто ценное для России. По его мнению, проникновение американского экспорта аграрной продукции в Европу с 70-х годов XIX в. самым негативным образом сказалось на положении сельскохозяйственных рабочих в Венгрии и привело к появлению среди них массовой безработицы. На взгляд Штральборна, правительство Венгрии на рубеже XIX - XX вв. проводило довольно грамотную политику, заручившись поддержкой большинства самих сельскохозяйственных рабочих. Оно организовало переезд рабочих в те регионы страны, где ощущался острый дефицит рабочих рук. Кроме этого, особого внимания заслужила система социального страхования сельскохозяйственных рабочих в Венгрии на случай болезни и потери трудоспособности с 1901 г. Причем значительная часть страхового фонда формировалась из отчислений из бюджета страны, что консул считал положительным явлением [4. С. 507 - 508].

Появление такого рода отчетов было неслучайным. В это время Россия переживала новый этап модернизации, импульс которой придала деятельность П. А. Столыпина. Ей было необходимо познакомиться с опытом других стран, главным образом близких по уровню развития, к каковым, бесспорно, принадлежала Венгрия. Поэтому вполне логично, что такое авторитетное издание, как "Сборник консульских донесений", регулярно публиковало отчеты о состоянии дел в венгерской экономике, и прежде всего, в сельском хозяйстве.

Российских дипломатов заинтересовал план социальных реформ, предложенный министром торговли Венгрии Ф. Кошутом. Он предложил объединить все страховые фонды в одну структуру, существенно увеличив число трудящихся, попадающих под действие социальных программ [5. Ед. хр. 40. Л. 2]. Генеральному консульству этот план показался очень интересным и заслуживающим внимания, так как в России социальные противоречия проявлялись довольно остро.

1908 год ознаменовался крупными потрясениями на Балканском полуострове, вызванными аннексией Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. Кроме политических, этот шаг Дунайской империи имел и определенные экономические последствия. Аннексия привела к бойкоту товаров из Австро-Венгрии в Османской империи и Сербии, особенно эта кампания развернулась в Македонии, где кроме мусульман активное участие в ней приняли и христиане. Генеральное консульство отслеживало и реакцию на бойкот политической и экономической элиты Венгрии, отмечалась озабоченность Будапештской торгово-промышленной палаты по поводу бойкота венгерских товаров [1. Ед. хр. 582/1. Л. 205].

В начале 1909 г. генеральный консул подвел предварительные итоги бойкота. По его мнению, Венгрия пострадала значительно меньше по сравнению с Австрией. И, тем не менее, по его подсчетам, венгерский экспорт в Османскую империю за 1908 г. сократился на 75%. Это притом, что с 1900 по 1907 гг. он увеличился более чем в два раза [1. Ед. хр. 582/1. Л. 260]. Серьезные потери венгерские предприниматели понесли и в Сербии, экспорт в которую сократился на

стр. 23


20%. Позиции Венгрии в Османской империи и на Балканах быстро занимали Италия, Румыния, Россия. Понимали это и в Будапеште, Штральборн привлек внимание МИД России к одной из статей, опубликованной в "Pester Lloid" под броским названием "Торговая политика Австро-Венгрии на Балканах", где утверждалась идея о необходимости укрепления экономических связей Дунайской империи с балканскими народами, в том числе и с Османской империей, как бы этому не противились аграрии. Без этого, по мнению автора статьи, нельзя было говорить об укреплении политических позиций Австро-Венгрии на юго-востоке Европы [1. Ед. хр. 582/1. Л. 238].

Большой резонанс в Санкт-Петербурге вызвало сообщение Генерального консульства России в Будапеште о заключении Венгрией первого самостоятельного международного договора. Это было вполне прогнозируемое событие, которое давало повод для новой волны рассуждений о будущем Австро-Венгрии. Договор был заключен с Италией и касался вполне рядовой темы - о взаимном страховании рабочих в Венгрии и Италии. В Венгрии насчитывалось 1200 рабочих из Италии, и в Италии находилось несколько сот венгров, поэтому этот договор был крайне необходим. Но на него никто не обратил бы внимание, по мнению консула, если бы он не был подписан, минуя общеимперский МИД к большому недовольству Вены [1. Ед. хр. 582/1. Л. 102]. Что же это было - путь к окончательному развалу империи Габсбургов или новая форма интеграции Австрии и Венгрии? Генеральный консул уходил от ответа на данный вопрос.

В 1910 г. российские дипломаты в Будапеште обратились к довольно злободневной для Дунайской империи проблеме - раздел единого Австро-Венгерского банка на две части (австрийскую и венгерскую). Этого особенно добивалась венгерская национальная оппозиция. Дипломаты относились к этой идее весьма скептически, видя в ней больше популизма, чем здравого смысла: от ее реализации проиграла бы только Венгрия, на которую приходилось 2/3 всех векселей, в основном венгерских аграриев, 80% залоговых операций. На их взгляд, венгерская экономика значительно слабее австрийской, поэтому ее банк будет слабым, тем более что Венгрия лишится в случае раздела Австро-Венгерского банка доступа к дешевым государственным кредитам, без чего она не сможет успешно развиваться [1. Ед. хр. 583. Л. 25]. Генеральный консул полагал, что большинство венгров и особенно деловые круги это прекрасно понимали. Поэтому он не верил в возможность раздела Банка Австро-Венгрии в ближайшей перспективе, несмотря на все попытки части политической элиты Венгрии добиться финансовой независимости от Австрии.

В этой же связи консул рассматривал и попытки Венгрии разместить заем в 560 млн. крон в Париже. Как только в Будапеште возник этот план, генеральный консул сразу же доложил об этом в Санкт-Петербург. По его мнению, Венгрию заставило это сделать катастрофическое финансовое положение страны, связанное с провалами в налоговой политике, в результате чего бюджет страны не дополучил значительные средства [1. Ед. хр. 583. Л. 89]. Правительство Франции оказалось в затруднительном положении. Ряд политиков и финансистов предлагали удовлетворить этот запрос Венгрии, полагая, что тем самым Венгрия будет постепенно сближаться с Францией и ее союзниками, при этом следовало только четко оговорить, что кредитные средства должны были идти лишь на финансирование экономических проектов, не связанных с военным ведомством. Но большинство представителей французской элиты относилось отрицательно к такого рода планам, считая, что любая помощь врагу будет в ко-

стр. 24


нечном итоге направлена против Франции и России, тем более что всегда трудно провести четкую границу между гражданскими и военными проектами. Эта точка зрения в конечном итоге и победила. В Венгрии данное известие привело к большому разочарованию. Консул полагал, что этот отказ на долгое время похоронил надежду на получение реальной финансовой автономии Венгрии, еще больше привязывая ее к Австрии. Отказ на размещение займа способствовал и очередному распространению в Венгрии русофобских настроений, так как венгры подозревали, что за провалом займа стоит и позиция России [1. Ед. хр. 583. Л. 135].

В одном из донесений за 1911 г. российские дипломаты проанализировали развитие акционерных обществ в Венгрии с 1874 г.: с 380 до 6000. Однако, на их взгляд, за этими количественными характеристиками крылась одна большая проблема для Венгрии. Многие акционерные общества не имели значительной капитализации, некоторые из них находились на грани выживания и, если бы не помощь со стороны государства, они бы просто разорились [1. Ед. хр. 584. Л. 72]. Это отражало общую для Венгрии тенденцию - острой нехватки внутренних и иностранных инвестиций.

Новый 1912 г. оказался напряженным в истории Венгрии и ее ближайших соседей. На Балканах постоянно витала угроза новой широкомасштабной войны, способной дестабилизировать всю ситуацию на полуострове. Амбиции Сербии и других государств Балканского полуострова настораживали Будапешт. Периодически в Австро-Венгрии распространялись слухи о возможности начала войны между Дунайской империей и Сербией. Все это самым негативным образом сказывалось, по мнению российских дипломатов, на экономическом развитии Венгрии. То и дело приходили неутешительные новости с фондовой и зерновой бирж Будапешта [1. Ед. хр. 585. Л. 123]. Ситуацию осложнял неурожай в стране. На взгляд нового российского консула в Будапеште князя Маврокордато, в Венгрии сложилось особенно критическое положение в финансовой сфере. В преддверии войны население страны кинулось изымать средства из кредитных учреждений. Это потянуло за собой вниз котировки акций ведущих венгерских банков. В качестве примера консул приводил курс акций "Венгерского кредитного банка": если в июле 1912 г. одна акция банка стоила 847 крон, а в ноябре -786 крон, то в середине декабря - 763 кроны [1. Ед. хр. 585. Л. 188]. Все это консул расценивал как фактическое банкротство страны.

В 1912 г. Генеральное консульство в Будапеште по заданию МИД России серьезно прорабатывало вопрос, насколько реальна война Австро-Венгрии с Сербией и Россией. Заключение консульства было однозначно - войны не будет. В качестве аргументов приводилось множество доводов, включая и экономические. Консульство полагало, что в Австро-Венгрии, особенно в Венгрии, сложилась неблагоприятная экономическая конъюнктура: биржевой крах, отток золота, дестабилизация финансовой сферы страны [1. Ед. хр. 585. Л. 187]. Это заставляло правящие круги Австро-Венгрии воздержаться от широкомасштабной войны в Европе, поскольку экономика страны не была готова к этому.

Абсолютно новой темой в деятельности Генерального консульства России в Будапеште в 1912 г. стало обсуждение возможности развития российско-венгерских экономических связей. Начало этому процессу положила публикация в январе этого года венгерской газетой "Budapesti Hirlap" статьи, в которой говорилось о необходимости развития экономических и политических связей России и Австро-Венгрии, тем более в условиях набирающей силу американской экономической экспансии на европейском континенте. Генеральное консульство от-

стр. 25


неслось к этой в известном смысле революционной публикации весьма серьезно. Этому способствовал и характер самого издания. В депеше консульства в Санкт-Петербург отмечалось, что "Budapesti Hirlap" серьезное "нееврейское" издание, близкое к королевскому двору [1. Ед. хр. 585. Л. 2]. По мнению консульства, данная инициатива явно исходила от Вены, которая хотела заручиться поддержкой России на случай оккупации Австро-Венгрией Санджака. Кроме этого, Дунайская империя стремилась обезопасить себя на случай войны с Италией. Важную роль сыграло и то обстоятельство, что пресловутая "угроза с Севера" (т.е. со стороны России. - И. К.), которой Вена постоянно пугала венгров, добиваясь единства империи, больше не работала. Помимо всего, Австро-Венгрия нуждалась во французских кредитах и российском рынке [1. Ед. хр. 585. Л. 4]. Генеральное консульство рекомендовало всячески способствовать развитию добрососедских отношений между двумя империями, если намерения Вены и Будапешта будут искренни, и, прежде всего, экономических связей. Однако на пути развития сотрудничества России и империи Габсбургов Генеральное консульство видело и одну существенную проблему. "Само собой разумеется, что сближение России с Венгрией должно встретить серьезные здесь препятствия, и самое трудное из них - отношение к нам всесильного здесь еврейства...", - отмечал генеральный консул [1. Ед. хр. 585. Л. 5]. Но даже это препятствие он считал вполне преодолимым, полагая, что МИД и Генеральное консульство должны развернуть мощную пропагандистскую компанию в Венгрии с целью доказательства миролюбивых настроений России по отношению к Венгрии, вплоть до создания в Будапеште специального информационного бюро, а венгерских евреев следовало привлечь на свою сторону обещанием выгодных экономических контрактов [1. Ед. хр. 585. Л. 5].

Генеральное консульство полагало, что количество сторонников сближения с Россией в Венгрии постоянно увеличивалось, особенно в правительстве страны и среди представителей крупного бизнеса. В это время Россия переживала состояние торговой войны с США, что негативно сказывалось на экономических интересах самой России, особенно болезненным было сокращение импорта сельскохозяйственных машин из США. Генеральное консульство в Будапеште убеждало Санкт-Петербург в том, что Венгрия может отчасти компенсировать России эти потери, наладив производство сельскохозяйственных машин для нужд российской экономики: она имела для этого все необходимые производственные мощности [5. Ед. хр. 51. Л. 4 - 5].

Кроме обсуждения глобальных проблем, российские дипломаты в Венгрии по-прежнему занимались сбором различных сведений об экономической жизни страны. В частности, консул России в Фиуме проанализировал деятельность в 1911 - 1912 гг. единственного венгерского порта на Адриатике. Он дал четкий анализ структуры венгерского экспорта и импорта, выделяя основных внешнеторговых партнеров. Консул пришел в результате анализа к неутешительному выводу: российских судов в Фиуме не было, что свидетельствовало о слабости экономических отношений между Россией и Венгрией [6. С. 55].

Таким образом, Генеральное консульство России в Будапеште и консульство в Фиуме старались доставлять в МИД России всестороннюю информацию об экономическом развитии Венгрии. Кроме сбора сведений о вероятном противнике, данное обстоятельство, как уже отмечалось, определялось тем, что Россия переживала во многом сходные проблемы модернизации экономики, особенно аграрного сектора. Правда, российские дипломаты допускали некоторую схематизацию экономических процессов в Венгрии, несколько их упрощая. Так,

стр. 26


с 1903 по 1912 гг., если судить по донесениям консульств, получается, что венгерская экономика находилась в состоянии перманентной депрессии, сопровождавшейся периодическими кризисами, вызванными главным образом нестабильностью на Балканах и неопределенностью взаимоотношений с Австрией. Но факты свидетельствуют о том, что тенденция к экономическому, в том числе промышленному подъему, сохранялась в Венгрии, несмотря на те острые проблемы, с которыми ей приходилось сталкиваться.

Выделяя негативные моменты, в большинстве случаев абсолютно верно, дипломаты зачастую делали неправильные выводы, абсолютизируя значимость отрицательных факторов в экономике Венгрии. Они не замечали того обстоятельства, что эти проблемы постепенно изживались, и, прежде всего, в промышленности. Анализ процессов, происходивших в сельском хозяйстве и социальной сфере Венгрии, был более взвешен. Возможно, это было вызвано тем, что сама Россия нуждалась в серьезных реформах в этих областях, что и предопределило особую тщательность дипломатов при сборе и анализе информации по данным аспектам социально-экономической жизни Венгрии. Здесь венгерский опыт мог быть особенно востребован в России.

Очевидно, в донесениях дипломатов проявилось и то, что исследование основных тенденций и противоречий развития промышленности требовало от них существенной экономической подготовки, которой они не обладали, что наложило отпечаток на их сообщения.

Определенную роль в присутствии некоторой тенденциозности в донесениях российских дипломатов из Будапешта и Фиуме мог сыграть "образ врага", который всегда незримо присутствовал с обеих сторон в дипломатических взаимоотношениях Вены и Санкт-Петербурга, особенно в условиях обострения борьбы двух соседних империй за сферы влияния на Балканском полуострове в начале XX в. В то же время это не мешало российским дипломатам, работавшим в Венгрии, активно выступать за развитие венгеро-российских экономических связей.

В любом случае донесения российских дипломатов из Венгрии, в том числе о состоянии экономики страны, являются бесценным историческим источником, который уточняет многие факторы развития венгерской экономики, предоставляет весьма интересные статистические данные о развитии хозяйства страны и т.д. Однако здесь не следует забывать и то, что данные источники позволяют внести весомый вклад в исследование глобальной проблемы - формирование образа Дунайской империи в различных типах российского дискурса. Дипломатические документы приобретают особую значимость, так как они создавали образ Австро-Венгрии не только среди представителей политического истеблишмента, но опосредованно через периодику и среди более широких слоев населения. Притом, что население получало только дозируемую информацию.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архив внешней политики Российской империи. Ф. 151. Политархив. Оп. 482.

2. Сборник консульских донесений за 1904 г. СПб., 1904. Вып. 1 - 6.

3. Сборник консульских донесений за 1905 г. СПб., 1905. Вып. 1 - 6.

4. Сборник консульских донесений за 1906 г. СПб., 1906.

5. Архив внешней политики Российской империи. Ф. 217 Генеральное консульство в Будапеште. Оп. 1015. Ед. хр. 40.

6. Донесения Императорских Российских Консульских представительств за границей по торгово-промышленным делам 1913 г. СПб., 1913. Вып. N 26.


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/РОССИЙСКАЯ-ДИПЛОМАТИЯ-ОБ-ЭКОНОМИЧЕСКИХ-ПРОЦЕССАХ-В-ВЕНГРИИ-В-НАЧАЛЕ-XX-В-1903-1912-ГГ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. В. КРЮЧКОВ, РОССИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ В ВЕНГРИИ В НАЧАЛЕ XX В. (1903-1912 ГГ.) // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 25.04.2022. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/РОССИЙСКАЯ-ДИПЛОМАТИЯ-ОБ-ЭКОНОМИЧЕСКИХ-ПРОЦЕССАХ-В-ВЕНГРИИ-В-НАЧАЛЕ-XX-В-1903-1912-ГГ (date of access: 21.05.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. В. КРЮЧКОВ:

И. В. КРЮЧКОВ → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
Сможет ли Украина победить, по мнению западных правительств и независимых аналитиков. Именно этим вопросом сегодня озадачился американский The Wall Street Journal, по мнению аналитиков которого вариантов развития событий как минимум пять.
Yesterday · From Naina Kravetz
Наверное самым неутешительным выводом проведенного Институтом демократии/Express.co.uk опроса является то, что 43% выразили согласие с «проигрышем» Украины, если это позволит преодолеть кризис уровня жизни в Америке и сдержать стремительный рост цен на топливо.
3 days ago · From Naina Kravetz
Польша намерена добиться финансовой помощи от своих европейских партнеров на содержание беженцев из Украины. Хотя на самом деле экономика Польши испытывает положительные изменения благодаря притоку рабочих рук, росту покупательской активности и повышению зарплат.
Catalog: Экономика 
4 days ago · From Naina Kravetz
В субботу, 14 мая в германском Вестингхаусе прошла встреча G7 на которой решалась судьба украинского зерна. Да да, европейцы собрались чтобы подумать, как вывезти из Украины то последнее, что у нас осталось. И предлог-то какой альтруистичный и человеколюбивый – глобальный продовольственный кризис и, становящаяся все более осязаемой, угроза голода.
Catalog: Разное 
5 days ago · From Naina Kravetz
БИБЛЕЙСКИЕ ПЕРСОНАЖИ В УКРАИНСКИХ УСТОЙЧИВЫХ СРАВНЕНИЯХ (НА СЛАВЯНСКОМ ФОНЕ)
5 days ago · From Україна Онлайн
По мнению сенатора-республиканца Рэнда Пола, который заблокировал законопроект о выделении 40 млрд долларов Украине, власти Америки не могут себе позволить «спасать Украину ценой обрушения экономики США».
Catalog: Разное 
8 days ago · From Naina Kravetz
Отказ НАТО от миротворческой миссии Польши в Украине прозвучал еще 16 марта, но поляки от идеи не отказались и в начале мая провели социологическое исследование с целью узнать мнение поляков о вводе миротворцев на территорию Украины.
Catalog: Разное 
9 days ago · From Naina Kravetz
К ЮБИЛЕЮ ЛЕОНИДА ЯНОВИЧА ГИБИАНСКОГО
Catalog: История 
9 days ago · From Україна Онлайн
Ранее закон по передаче вооружения в кредит включал обязательную норму о фиксированном сроке возврата займа – до пяти лет, но новый закон ее временно отменил. Речь все еще идет о ссуде или аренде, то есть за одолженную военную помощь надо будет в обязательном порядке рассчитаться, но нас хотя бы не привязывают к конкретным срокам.
Catalog: Разное 
10 days ago · From Naina Kravetz
ЛУИ ЛЕЖЕ - ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОГО СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ ВО ФРАНЦИИ
11 days ago · From Україна Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РОССИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ В ВЕНГРИИ В НАЧАЛЕ XX В. (1903-1912 ГГ.)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2022, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones