ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-89

Share with friends in SM


Автор: Виктор БУДАРИН


Виктор Бударин, кандидат экономических наук, доцент, ученый секретарь ЦС РУСО

Чтоб тебя на земле не теряли,

Постарайся себя не терять.

(Из песни А. Пахмутовой на стихи Н. Добронравова)

В журнале "Диалог" N 8 за 2001 год опубликована статья известных ученых, докторов наук, профессоров Ричарда Ивановича Косолапова и Бориса Сергеевича Хорева "И опять: что делать?" 1 . В ней авторы полемизируют с профессором Леонидом Петровичем Орленко, статья которого "О разногласиях среди коммунистов по проблеме: марксизм и рынок" была напечатана в "Диалоге" N 3 за 2001 г. В своей статье соавторы многозначительно упоминают (а фактически представляют) брошюру Р. И. Косолапова "Позвольте мечтать" (М., 2000. 16 с.). В частности, они упрекают своего оппонента профессора Л. П. Орленко, который-де "не заметил", что автор брошюры предлагает альтернативу рынку с помощью цитаты из трудов Ф. Энгельса (об этом речь впереди). Слова "не заметил" выделены жирным шрифтом. Можно предполагать для того, чтобы данную брошюру заметили и другие. Я отношусь к числу тех, кто "заметил". И решил поговорить о ней в открытой печати. В дальнейшем при ссылках буду для краткости называть ее "Брошюра".

Я бы сказал, что это не простое сочинение. Оно претендует быть неким манифестом. Даже в ее стиле проглядывает подражание известному документу XIX столетия. Автор довольно высокопарно выдвигает принцип "презреть в дерзости и гордыне, радикализме и ортодоксальности, в претензиях на мессианство" (Брошюра. С. 16). Когда-то Иисус Христос провозгласил: "Кто не со Мною, тот против Меня!" (Евангелие от Матфея. Глава 12/30). Это означало: "Кто не со Мною, тот против Бога!". В брошюре это звучит "более современно" и чуточку иначе: "Кто не со Мною, тот против коммунизма!"

На мой взгляд, в брошюре далеко не объективно трактуются некоторые стороны деятельности КПРФ и ее руководства. Как член партии, считаю себя обязанным выразить к этому свое отношение. Остановлюсь лишь на ряде вопросов, затронутых в указанном сочинении, а также в некоторых других работах профессора.

Искажения и подтасовки. Автор, ссылаясь на главного редактора газеты "Слово", а заодно и сомнительного марксиста Виктора Линника, утверждает, что "КПРФ давно сменила идеологию", что она в "девственном смысле не является коммунистической" (Брошюра. С. 10). Это заявление Р. И. Косолапов делает о партии, в которой состоит сам и которая является единственно реальной силой, противостоящей антинародному режиму. Мне не раз приходилось слышать от Р. И. Косолопова, что в ряде случаев он сознательно не называет критикуемых поименно. Они, мол, сами себя узнают, да и другие безошибочно их определят. Поэтому наряду с открытыми выпадами текст брошюры изобилует полунамеками и отвлеченными упреками, адрес которых при внимательном чтении достаточно ясен (это для тех, кто станет говорить, что автора "неправильно поняли"). Со своей стороны обязуюсь имен не утаивать и обходиться без дымовых завес.


--------------------------------------------------------------------------------
1 Статья под таким же названием двумя месяцами раньше напечатана в "Экономической газете" (2001. N 23. Июнь). Поскольку в "Диалоге" она ловилась позже, я буду в дальнейшем опираться на последний вариант. Полагаю, что более поздняя публикация точнее отражает позиции авторов.

стр. 41


--------------------------------------------------------------------------------
Моя статья - это всего лишь вынужденная реакция на бездоказательные обвинения и непристойные эпитеты, которыми награждает свою партию член КПРФ Р. И. Косолапов. Так, коммунистов-депутатов Государственной думы он в своей излюбленной "скрытой" манере объявляет "скопищем охочих до благ власти моллюсков, ползущих только туда, где им тепло, сытно и сыро" (Брошюра С. 7). Депутатский корпус коммунистов, по его мнению, в своем "прижимании" к власти, буржуазной по своему характеру, "преступает меру". В то же время, продолжает он, "прямой долг коммунистов - внесение научно- социалистического сознания в протестное движение трудящихся - заброшен в темный чулан" (Брошюра. С. 4-6). В подтверждение этого "мнения" не приводится ни одного факта, ни одного даже самого слабого аргумента.

Несомненно, работая в буржуазном парламенте, любая партия вынуждена идти на компромиссы, искать союзников этажом ниже или этажом выше. Но то, что коммунистическая фракция последовательно отстаивает интересы трудящихся и государственные интересы России, не вызывает никаких сомнений. Об этом косвенно свидетельствуют периодические истерические требования хакамад и Немцовых запретить КПРФ. Что касается организации протестного движения и внесения в сознание народа коммунистических идей, то решения VII съезда КПРФ не оставляют никаких сомнений на этот счет. Кое-кто может сказать, что брошюра написана до VII съезда, который проходил в декабре 2000 года. Это так. Но статья в "Диалоге", в которой авторы эту брошюру представляют, относится к августу 2001 года. Да и в решениях IV съезда КПРФ (апрель 1997 года) этой проблеме уделено пристальное внимание.

Если верить автору брошюры, то руководство КПРФ не имеет никакого отношения к воссозданию Российской Компартии. Дескать, ее возрождение было исключительно делом рядовых коммунистов, а лидеры объявились лишь тогда, когда появилась возможность "рулить" (см.: Брошюра. С. 5). Это насквозь лживая оценка. Лично я участвовал в восстановлении партии и могу засвидетельствовать, что руководители и рядовые коммунисты отличались завидной сплоченностью. При этом руководители действовали энергично, инициативно, с самых первых дней проявив недюжинный организаторский потенциал. Я бы также напомнил автору, что руководители партии сформировали и возглавили грамотную, профессионально подготовленную команду, которая отстояла в Конституционном суде право партии на возрождение. Кстати, сам Ричард Иванович был в этой команде. И мне остается только удивляться его заявлению.

"Типичным состоянием личности в "новом" российском обществе, попирающем ценности коллективизма, - пишет Р. И. Косолапов, - стало социальное одиночество. Резко возросла тяга к партийному товариществу. Но вот незадача. В КПРФ эта тяга поддерживается слабо" (Брошюра. С. 4- 5). Действительно, чувство социального одиночества - одно из наиболее доминирующих сегодня в сознании наших соотечественников. Но что касается партийного товарищества, то согласиться с автором никак не возможно. Тем более что доказательства этой небезупречной идеи приводятся более чем сомнительные. Они сводятся к констатации неблаговидных делишек последнего руководства КПСС и возмущения этим рядовых членов партии. Но это аргумент типа "в огороде бузина, а в Киеве дядька". Я специально опросил на этот счет не менее сотни членов КПРФ. Ни один из них не подтвердил выводов автора. Добавлю к этому, что знаю Ричарда Ивановича по меньшей мере добрых три десятка лет. И именно чувство партийного товарищества, помимо других мотивов, подвигло меня на данное выступление. Недаром сказано древним мудрецом: "Платон мне друг, но истина дороже".

Прежде чем продолжить дальнейшие рассуждения, обратимся к высказыванию В. И. Ленина о правилах полемики. Он писал: "Нельзя критиковать известного автора, нельзя ответить ему, если не приводить целиком хотя бы главнейших положений его статьи" (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 113). Приходится напоминать о нем потому, что именно такие требования соавторы Р. И. Косолапов и Б. С. Хорев предъявили к профессору Л. П. Орленко (Диалог. 2001. N 8. С. 30). Требования, несомненно, справедливые и корректные. Но вся беда в том, что Р. И. Косолапов в своей брошюре, ничуть не смущаясь, эти требования игнорирует, занимаясь подтасовками с помощью фигуры умолчания.

Главная подтасовка состоит в том, что автор всеми силами пытается убедить читателя, будто КПРФ в документах своего IV съезда "замалчивает

стр. 42


--------------------------------------------------------------------------------
и упускает", что коммунизм есть формационная альтернатива капитализму (см.: Брошюру. С. 11). Автор почему-то упорно не желает замечать и "приводить целиком" главнейшие положения и прямые партийные установки на этот счет. Чтобы не утомлять читателя обильным цитированием, приведу лишь одну выдержку. В резолюции IV съезда КПРФ "Об отношении к правящему в России политическому режиму" говорится: "Мы - за спасение нашей Родины от гибельного капиталистического вырождения, за восстановление и обновление великих ценностей социализма на российской земле" (IV съезд Коммунистической партии Российской Федерации. 19-20 апреля 1997 года. Материалы и документы. М., 1997. С. 60).

Эта же позиция подтверждена VII съездом, в частности, в программном документе "Очередные задачи КПРФ". Там записано: "Убедившись в бесплодности усилий по вытеснению КПРФ из политической и общественной жизни, правящий режим пытается "приручить" ее, предлагая роль одной из "системообразующих" партий в рамках продолжения губительного политического, экономического и социального курса. КПРФ не приемлет для себя подобной перспективы - подлинное народовластие и социализм были и остаются ее стратегической целью" (VII съезд Коммунистической партии Российской Федерации. 2-3 декабря 2000 года. Материалы и документы. М.: ИТРК-КПРФ, 2001. С. 79).

Вторая подтасовка вытекает из первой. В Политическом отчете Центрального Комитета IV съезду КПРФ, с которым выступил Г. А. Зюганов, говорится, что экономика грядущего общества будет, по мнению КПРФ, регулироваться государством в интересах всего общества и каждого гражданина, что научно обоснованное планирование и рыночные отношения станут использоваться для стимулирования деловой сметки и трудовой активности граждан (см.: IV съезд КПРФ. С. 35). Ричард Иванович же объявляет, что к этому и сводятся все представления руководителей КПРФ о социалистическом обществе, поскольку-де никаких "оговорок" на этот счет в документах IV съезда не содержится (см.: Брошюра. С. 10). При этом он, иронизируя, добавляет: "Для культивирования многоукладной рыночной экономики - пусть и социально ориентированной, и с элементами планирования - коммунистическая партия не нужна. Это уже неплохо получается у буржуазно-либеральных и социал-демократических партий" (Брошюра. С. 11).

Во-первых, данные заявления, казалось бы, направлены исключительно против лидеров КПРФ. Учитывая свободу критики в партии, их можно было бы считать вполне естественным и нормальным делом. Но и это оправдано лишь в случае честной и корректной критики. В данной же брошюре (с. 3- 4) Р. И. Косолапов в который уже раз изливается сарказмом по поводу давней неудачной фразы некоего партийного функционера: "Россия лимит на революции исчерпала". Однако в выступлениях Г. А. Зюганова, который здесь и имеется в виду, начиная с 1997 года звучит противоположная мысль. Это мысль о праве народа на восстание против тирании и иноземных поработителей, а это, как известно, крайняя и самая острая форма революционной борьбы. Эта мысль нашла отражение в документах IV и VII съездов КПРФ. Известно ли это Р. И. Косолапову? Несомненно. Тем не менее он продолжает дуть в старую дуду. Суть же в том, что член КПРФ Р. И. Косолапов нападает на партию в целом, поскольку ссылается на принятые партийным съездом решения. Вместо того чтобы их выполнять, как это положено по Уставу, он вновь, в который уже раз затевает дискуссионную склоку. А ведь сколько красивых фраз сказано им в адрес принципа демократического централизма!

Во-вторых, Ричард Иванович сознательно лукавит, оценивая содержание документов IV съезда. В Политотчете ЦК, в многочисленных резолюциях указаны важнейшие черты социализма, которые КПРФ намерена отстаивать и проводить в жизнь. Напомню о некоторых. Форму будущего государства партия усматривает в народовластии советского типа. Она превыше всего ставит народное волеизъявление и систему народного контроля за властными структурами. В человеке партия видит полноправного совладельца общественного богатства, хозяина своей жизни. КПРФ намерена восстановить все нарушенные сегодня социальные права трудящихся, которыми обладали советские люди: право на труд и защиту их от безработицы, право на бесплатное образование и медицинскую помощь, на участие в управлении страной и равный доступ к государственной службе и др. Коллективистские ценности, союз рабочих, крестьян и интеллигенции как основы

стр. 43


--------------------------------------------------------------------------------
общества, неантагонистические общественные взаимоотношения, дружба и единство народов, верность лучшим идеалам человечества и принципу "человек человеку есть друг, товарищ и брат" - все это содержится в тех самых оговорках, которые не сумел (или не захотел?) увидеть Р. И. Косолапов (см.: IV съезд КПРФ. С. 35, 60, 61,68,69).

В-третьих, рыночная социально-ориентированная экономика в странах Запада - это экономика, естественно, буржуазная. И не ее собирается воздвигать КПРФ. Автор почему-то "не заметил", что в программных партийных документах речь идет о многоукладной социалистической экономике на ранней ступени ее развития. Что же касается переходного периода от капитализма к социализму, то он в конкретных обстоятельствах России скорее всего будет протекать в условиях власти возглавляемых коммунистами народно-патриотических сил. Полагаю, что в интересах социалистических преобразований нам незазорно будет воспользоваться опытом Китая, Вьетнама и даже Запада. Ведь не зря же именно об умных людях сказано: имеющий глаза да видит, а имеющий уши да слышит.

Еще одна подтасовка сводится к тому, что автор стремится внушить всем и вся, будто КПРФ и ее руководство видят экономику будущей социалистической России, как экономику "всецело рыночную" (Брошюра. С. 12). Понятно, что в данном качестве она не может быть социалистической. Такой же упрек Р. И. Косолапов вместе с Б. С. Хоревым бросают в адрес профессора Л. П. Орленко (Диалог. 2001. N 8. С. 30). Оба эти обвинения явно необоснованные. Авторы сначала перечисляют в своей статье неприемлемые не только для социализма, но даже во многом и для развитых капиталистических стран одиозные черты последовательно рыночной экономики, а затем, не приводя никаких доказательств, объявляют, будто их исповедует профессор Л. П. Орленко в своей статье в "Диалоге" N 3 за 2001 год.

Чтобы завершить рассмотрение данной проблемы, приходится еще раз для полноты картины прибегнуть к цитированию. В совместной статье авторы пишут: "...Коммунисты отнюдь не пренебрегают рыночными моментами, а учитывают их, но не изолированно, сами по себе и не в роли монопольных регуляторов, а в целостном организме, ориентированном на человека, плановой экономики, где рынок выполняет роль подчиненного компонента. Этого, к сожалению, не поняли ни заместитель председателя НПСР Глазьев, ни член КПРФ Орленко" (Диалог. 2001 N 8. С. 31).

Остается только пожалеть, что в данном отрывке не содержится информации о том, что ни доктор экономических наук С. Глазьев, ни профессор Л. П. Орленко никогда не проповедовали рынок в качестве монопольного регулятора экономики, хотя такая констатация была бы истинной правдой. Соавторы не привели ни одного высказывания указанных товарищей, которые свидетельствовали бы об обратном. Однако это не мешает им заявлять, что "Глазьев и Орленко не поняли" места рынка в плановой экономике.

Соавторам преотлично известно, что никаких "всецело рыночных" экономик, "монопольно регулируемых законом стоимости", на свете не существует. И они это открыто декларируют. И, видимо, чтобы получше аргументировать эту мысль, а заодно и покрепче уязвить профессора Л. П. Орленко, они ссылаются на конкретную выдержку из работы Г. А. Зюганова "Глобализация - тупик или выход?". Ссылаются, несмотря на то что в других работах профессора Р. И. Косолапова данный автор фигурирует не иначе как в качестве "рыночного хвостика". Итак, "генеральный прокурор" Р. И. Косолапов обращается к свидетельству "главного обвиняемого" Г. А. Зюганова. Что же в итоге? "Обвиняемый" убедительно подтверждает нелепость "прокурорских" обвинений в свой адрес. Воистину курьезы неистребимы! Все это лишний раз свидетельствует, что "всецелостность рыночности", якобы исповедуемая КПРФ и ее руководителями, - не более чем игра воображения доктора наук, который воюет с ветряными мельницами, видимо, полагая, что насмерть поражает злых духов ревизионизма в коммунистической среде. При этом из-за всех ширм прикрытия у него торчат уши лево-догматического оппортунизма.

Конкретно-исторический анализ и прогноз. Проблема экономических отношений в грядущей социалистической России есть проблема научная и практически политическая. Автор брошюры облекает ее в форму мечты. При этом, ссылаясь на авторитет В. И. Ленина, он справедливо признает, что мечтать о коммунистическом переустройстве общества невозможно "без обоснованного, достоверного предвидения и объективного прогнозирования общественного развития, без заглядывания в

стр. 44


--------------------------------------------------------------------------------
будущее" (Брошюра. С. 2). Несколькими страницами далее он развивает эту мысль: "Марксисты-диалектики обычно рассматривают развитие общества с двух точек зрения: а) исходя из его достигнутого состояния, с учетом недавнего прошлого, конкретно-исторически; б) в более масштабных координатах предвидимой перспективы, в русле научного прогноза, основанного на достоверно выявленных и набирающих силу тенденциях. Иначе говоря, обозревают социальную действительность и из настоящего, и из будущего" (Брошюра. С. 11).

Что называется, дебют неплох. В ответ на эту реплику Евгений Арбенин, персонаж драмы М. Ю. Лермонтова "Маскарад", ответил: "Конец не будет хуже". Однако наш автор не в ладах с этим обещанием. Концы у него не сходятся с концами. Свое аналитическое видение будущего доктор философских наук Р. И. Косолапов ограничивает исключительно рамками либо ближайших проблем, либо проблем переходного периода. Об этом наглядно свидетельствует преобладающая часть их совместной с Б. С. Хоревым статьи в "Диалоге". Справедливости ради надо отметить, что в этой статье есть масса дельных мыслей и рекомендаций.

Что же касается собственно социализма, то теоретические рассуждения Ричарда Ивановича целиком (или почти целиком) располагаются в рамках отдаленных прогнозов. Примечательно при этом, что его прогнозы - это большей частью простое повторение идей, давно сформулированных классиками научного коммунизма. К сожалению, текстологические изыски и механическое приложение высказываний наших великих учителей к реальной действительности - печальная особенность профессора. Не случайно, вслед за переходным периодом от капитализма к социализму у него фактически следует вполне сложившееся социалистическое общество в характеристиках основоположников научного коммунизма, не доживших до претворения своих идей в реальную действительность, которая во многом отличалась вчера, отличается сегодня и будет отличаться завтра от их предсказаний. Словом, конкретно-исторического анализа социализма (в отличие от прогнозного) в трудах Р. И. Косолапова нет (или практически почти нет). Об этом как нельзя лучше говорит анализируемая здесь брошюра.

Об этом же свидетельствует работа Ричарда Косолапова "О принципах коммунизма. Современное прочтение Ф. Энгельса" (М., Былина, 2000). В ней немало интересного и поучительного. Важно, что она во многом передает дух марксизма. За это автору низкий поклон. Однако критика недостатков советского социализма и характеристика грядущего социализма сплошь и рядом выводятся не столько из конкретного анализа экономических и социальных условий, сколько из книжной премудрости. Похоже, что в этой сфере автор задался целью соблюсти прежде всего букву марксизма. В результате он, весьма горячо выступая за творческое развитие марксизма-ленинизма, не столько его развивает, сколько догматически (хотя и весьма умело) перелагает. Остается только сожалеть о такой направленности мышления столь блестяще образованного марксиста.

Между тем сегодня для практической деятельности Коммунистической партии конкретно-исторический анализ недавнего прошлого и современного состояния общества с целью выявить перспективы социализма в России приобрел непреходящее, по существу, судьбоносное значение. Мне уже приходилось излагать свои позиции по этому вопросу (см.: Бударин Виктор, Кочнев Владимир. Вперед, а не назад к социализму! (Диалог, 2001, N 1). Здесь я ограничусь несколькими короткими репликами.

Начну с общеизвестной истины. В ближайшей перспективе коммунисты не в состоянии в одиночку, самостоятельно взять власть. Это возможно только в союзе с широкими кругами патриотических сил. Но в составе последних не только наша главная опора в лице рабочего класса, крестьянства и передовой интеллигенции, но и представители мелкой и средней, а отчасти и крупной патриотически ориентированной буржуазии, государственные служащие, работники деловых офисов, старики-пенсионеры, студенческая молодежь. Среди них огромное число людей, настроенных отнюдь не прокоммунистически, но недовольных внутренней и внешней, экономической и социальной политикой правящего режима.

Коммунисты, если они реалисты, а не пустые мечтатели, не имеют права игнорировать данное обстоятельство. Поэтому наши лозунги должны учитывать не только конечные цели коммунистического движения, но и интересы наших союзников и даже попутчиков, поддерживающих нашу борьбу. Именно такие лозунги выдвигает сегодня КПРФ. И иначе не может быть. Не слу-

стр. 45


--------------------------------------------------------------------------------
чайно великий политик, марксист и мудрый человек И. В. Сталин 14 октября 1952 года в своей речи на XIX съезде КПСС призвал зарубежных коммунистов поднять знамя буржуазно-демократических свобод, а также знамя национальной независимости и национального суверенитета, выброшенные за борт буржуазией. Только так, подчеркивал он, коммунисты смогут собрать вокруг себя большинство народа и стать руководящей силой нации (см.: Сталин И. Соч. Т. 16. С. 228- 229). Сегодня, спустя полвека, эти слова для нас, российских коммунистов, приобрели непреложное, даже сверхактуальное значение.

Теоретически оправданным и практически осуществимым можно считать, что власть коммунисты завоюют, возглавляя Народно-патриотический союз. Это позволит начать восстановление государственной собственности путем ренационализации общественного достояния, незаконно присвоенного олигархами и другой крупной буржуазией. Будет восстановлено государственное управление базовыми отраслями экономики и природными ресурсами. Это, на мой взгляд, положит начало новому переходному периоду, современному нэпу, который будет протекать не в условиях диктатуры пролетариата, как это было в 20-е годы прошлого столетия, а в условиях революционно-демократической власти трудящихся, патриотических сил.

Возглавляемая коммунистами народно-патриотическая власть в лице правительства народного доверия в состоянии сделать государственный сектор народного хозяйства вначале ведущим, а затем и господствующим укладом общества. В результате позиции социализма существенно укрепятся. Он займет определяющее место в структуре общества. Но господствующее, определяющее положение конкретного способа производства отнюдь не означает его единственности. Весь опыт истории человечества свидетельствует, что формационно чистых обществ никогда и нигде не существовало. Таким будет и социализм на ранней ступени своего развития. Сохраняющаяся многоукладность не помешает поступательному и успешному экономическому и социальному развитию России от раннего к зрелому социалистическому обществу при условии усиления политических позиций Компартии и всемерного укрепления подлинного народовластия. Это позволит справиться с антисоциалистическими тенденциями в стране. Данный период скорее всего займет несколько десятилетий. Таков вкратце мой конкретно-исторический анализ, в принципе совпадающий с программными установками КПРФ. В отличие от иных наших ученых такое совпадение не только не вызывает у меня никакой аллергии, но, напротив, создает ощущение удовлетворенности и уверенности в успехе нашего общего дела.

Мне непонятно, почему у ученого Р. И. Косолапова не возникает потребности теоретически осмыслить такое явление, как ранний социализм. Это тем более странно, что именно он, будучи главным разработчиком Тезисов Центрального Совета РУСО "К 80-летию Великого Октября", ввел в оборот само это научное понятие. Там, в частности (тезис 7), записано: "По нашему мнению, научно достовернее и политически точнее было бы говорить о том, что с точки зрения глубинных экономических и социальных предпосылок при всех своих достижениях Советский Союз вплоть до его разрушения в 1991 году так и не вышел за исторические рамки раннего социализма, не завершил решение задач переходного периода" (Диалог, 1997. С. 10).

Итак, Ричард Иванович некогда признал, что СССР не только не вышел до конца своего существования за исторические перемены раннего социализма, но даже не успел решить все проблемы переходного периода. Тем самым он фактически согласился с тем, что в Советском Союзе не была полностью преодолена многоукладность. Сегодня же сам этот термин вызывает у него страстное неприятие. Тем более когда речь заходит о сохранении элементов не только личной, но и частной собственности. Признание последней он объявляет буржуазным перерождением и отказом от коммунистической идеологии. Между тем, как говорит теория и подтверждает практика нашей страны, других бывших и ныне сохранившихся социалистических стран, частная собственность вполне может быть поставлена в соответствующие рамки, не позволяющие ей препятствовать социалистическим преобразованиям. Но, несмотря на эти вполне резонные аргументы, Р. И. Косолапов категорически отвергает для России продолжительную стадию раннего социализма. Вопреки седьмому тезису он сегодня утверждает, что вслед за переходным периодом непосредственно утвердится "многогранная по формам", но "коллективист-

стр. 46


--------------------------------------------------------------------------------
ски-целостная" социалистическая экономика (см.: Брошюра. С. 10).

Обоснованием данной позиции, видимо, можно считать следующее его положение: "В конце XX века стало модным в порядке компромисса предлагать модель смешанной, или многоукладной, экономики, якобы превосходящую как то, что прогнозирует марксистское учение, так и то, что известно из опыта социалистических стран. Однако в этом предложении содержится немалая доза коварства. Многоукладностью одновременно с признанием достоинств и прогрессивности обобществленных, коллективистских форм производства хотят законсервировать и увековечить частную собственность" (Косолапов Ричард. О принципах коммунизма. Современное прочтение Ф. Энгельса. М.: Былина, 2000. С. 38).

Можно согласиться с автором, что имеются люди, которые с "дозою коварства" пропагандируют многоукладную экономику с целью увековечить частную собственность. Но кто эти люди? Тут автор, верный своей манере, ограничивается многозначительным умолчанием.

Могу только сказать по этому поводу, что никакие "коварные" теоретики и практики не в состоянии объективно сохранить частную собственность, после того как она экономически себя изживет. Процесс обобществления (но только реального, а не политически и юридически волевого) неизбежно вытеснит частную собственность. Но в тех нишах общественного производства, где процесс обобществления не достиг необходимого уровня, частная собственность сохранится, сколько бы ее ни пытались уничтожить административно-силовыми методами. Об этом свидетельствует опыт СССР и других бывших и ныне сохранившихся социалистических стран. Коммунисты же, завоевав власть, обязаны в этих условиях добиваться двух вещей. Во- первых, вести неустанную работу по ускорению реального обобществления. Во- вторых, признать неизбежность многоукладности экономики в условиях раннего социализма, избегая насильственного обобществления в тех сферах, которые для этого еще не созрели. Они должны поступать только так, каким бы анафемам ни предавали их псевдолевые оппортунисты.

Но со всем этим никак не желает считаться Ричард Иванович. Всякое упоминание о возможной многоукладности при социализме вызывает у него прямо-таки приступы квазиученой аллергии. И тогда обвинения одно нелепее другого сыплются в адрес КПРФ. Чего стоит, к примеру, такой выпад? По его мнению, в ней "возобладали концепции, скомпонованные из малодоступной для понимания (иногда даже специалистам) рыночной терминологии, как правило, предназначенные для того, чтобы законсервировать и обезопасить ниши присвоения неоплаченного чужого труда, источники нетрудовых доходов" (Брошюра. С. 14-15). Он заявляет также, что программные документы КПРФ - это танцульки под музыку, которую заказывает частная собственность (см.: Брошюра. С. 13).

Что можно сказать по данному поводу? Это называется закусить удила и нестись в бешеной тряске, не разбирая дороги. Но не будем чрезмерно поддаваться законному чувству негодования и возмущения. Оставим перехлесты для других. Еще раз спокойно напомним, что во всех программных документах КПРФ подчеркивается и подтверждается, что "стратегическая линия партии - защита интересов трудящихся, прежде всего наемных работников" (VII съезд КПРФ. С. 81).

Потребительская утопия. Чтобы завершить разговор об означенной брошюре, придется затронуть еще один вопрос. Вспомним известное положение Ф. Энгельса из его ранней работы "Наброски к критике политической экономии". Вот оно: "Истина конкуренции состоит в отношении потребительной силы к производственной силе. В строе, достойном человечества, не будет иной конкуренции, кроме этой. Общество должно будет рассчитать, что можно произвести при помощи находящихся в его распоряжении средств, и сообразно с отношением этой производительной силы к массе потребителей определить, насколько следует повысить или сократить производство, насколько следует допустить или ограничить роскошь" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 562). Эта правильная мысль многократно повторялась К. Марксом в "Капитале", а Ф. Энгельсом в "Анти-Дюринге". Найти ее можно и в других трудах основоположников научного коммунизма.

Но всякую здоровую идею можно довести до абсурда. Профессор Р. И. Косолапов, который обожает цитировать это высказывание, полагает без достаточных к тому оснований, что Ф. Энгельс формулирует "кардинальное условие совпадения спроса и предложения". Но закон спроса и предложения есть один из законов товарного

стр. 47


--------------------------------------------------------------------------------
производства и рыночного хозяйства. Ф. Энгельс же имел в виду "строй, достойный человечества". А он вместе с К. Марксом понимал под этим строем общество, где не будет товарного производства и товарно-денежных отношений. Ричард Иванович приспосабливает данное высказывание к советскому и грядущему социалистическому обществу, где закон стоимости еще сохраняет свою силу. При этом он требует буквально выполнения мыслей Ф. Энгельса.

Вместе с тем, видимо, чувствуя методологическую несуразность такого подхода, он ищет приемлемый выход из тупикового положения. И находит его в том, что предлагает всячески "ограничивать" стоимость, "отдавая приоритет" потребительной стоимости, т. е. конкретному труду в ущерб абстрактному труду, который он в своей неприязни объявляет "мертвым" трудом (см.: Брошюра. С. 13-16). В статье, опубликованной в журнале "Диалог" (2001. N 8. С. 30-31) данная идея имеет более развернутое выражение. Процитируем: "Ведь речь там (в брошюре. - В. Б) идет... о новейшей экономике, обеспечивающей приоритет потребительной стоимости (человек есть мера всех вещей) перед стоимостью (абсолютизация которой заманила часть наших коммунистов в мышеловку долларового фетишизма). Между тем уже настал момент - а это так или иначе признается и "цивилизованным" Западом - эпохального поворота от элементарного принципа "экономика должна быть экономной", под маской которого к нам подкрадывались экспроприация трудящихся и сверхобогащение нуворишей, к принципу "экономика должна быть человечной".

"Абсолютизация стоимости", "мышеловка долларового фетишизма" - все это проявление пристрастия, да извинят меня авторы, к трескучим фразам. Не будем их рассматривать, побережем время читателя и не станем испытывать его терпение. Обратимся к главному. Итак, с помощью "приоритета потребительной стоимости" профессорский тандем обещает создать "новейшую экономику" социализма и совершить "эпохальный поворот" от принципа "экономика должна быть экономной", который "погубил советский социализм", к принципу "экономика должна быть человечной". Эпохальность такого поворота несомненна. Только о какой эпохе идет речь? Строго методологически ее наступление возможно только тогда, когда отомрут товарно-денежные отношения. Но это может случиться не ранее, чем будут преодолены социальная неоднородность труда, а следовательно, и качественные различия в труде. Вне этого условия оценивать затраты (без этого "новейшую экономику" не создать) непосредственно в рабочем времени невозможно и приходится прибегать к услугам "прославленной" стоимости, которая растворяет различия в труде, обусловленные различиями людей в силе, ловкости, сноровке, в интеллекте, образованности, в квалификации, профессионализме.

Однако авторы своими "разоблачениями" того, что они называют "рыночным хвостизмом", навязывают коммунистам неосуществимый сегодня и в обозримом будущем "приоритет потребительной стоимости" в качестве "высшего" принципа "политэкономии труда". В обоснование этой идеи Р. И. Косолапов ссылается в своей брошюре на авторитет И. В. Сталина, в частности, на его формулировку основного экономического закона социализма: "Обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники" (Сталин И. Соч. Т. 16. С. 182). Здесь И. В. Сталин якобы использует "Энгельсов принцип", напрямую соединяя производство и потребление без всякой там стоимости. Но любая формулировка экономического или социологического закона есть высочайшая ступень абстракции. В ней нет необходимости упоминать все промежуточные стадии и раскрывать весь механизм, который приводит к социально и экономически обусловленному результату. Добавим к этому, что И. В. Сталин никогда не занимался убогим фантазерством. Именно он впервые научно обосновал неизбежность существования товарного производства при социализме. Именно он, фигурально выражаясь, восстановил в правах закон стоимости. Но он никогда не призывал ученых к созданию "политэкономии потребительной стоимости". И это естественно. Беспочвенное и нарочитое возвеличение потребительной стоимости в ущерб другой стороне товара - стоимости было бы шагом назад от его труда "Экономические проблемы социализма в СССР".

Но вернемся к проблеме приоритетов. Поскольку измерение затрат тру-

стр. 48


--------------------------------------------------------------------------------
да непосредственно в рабочем времени невозможно, как прикажете обществу их измерять с помощью "политэкономии труда"? Стоимостной измеритель авторы отвергают или по меньшей мере осуждают. Если следовать их методологии, то это нужно делать с помощью любезной их сердцу потребительной стоимости. Но экономическая действительность породила миллиарды потребительных стоимостей. Все они качественно различны и в натуральном виде несоизмеримы. Тем не менее предположим невозможное. Людям с грехом пополам, с натяжками и условностями удастся измерить затраты труда с помощью такого "безразмерного" показателя. К чему бы пришло общество? Только к одному: к невиданной анархии производства и безумному расточительству. Народ бы немедленно прогнал таких квазисоциалистических преобразователей. Ибо пресловутая "человечная экономика" оказалась бы обыкновенным блефом, а "приоритет потребительной стоимости" привел бы не к осуществлению, а к компрометации и разрушению принципа "человек есть мера всех вещей".

Как видим, теоретико-методологические новации Ричарда Ивановича - всего лишь интеллектуальная игра в метафизическую, если позволительно так выразиться, диалектику вместо диалектики реальной, насущной жизни. Как сказал шекспировский герой: "Слова, слова, слова". Много заклинаний, но нет ничего ни дельного, ни элементарно конкретного.

Потребительная стоимость и стоимость - неотделимые стороны специфического экономического явления, именуемого товаром. Обе они одновременно являются категориями общественной жизни, и обращаться с ними следует в соответствии с их социально-экономической природой и назначением, а не жонглировать по своему субъективному усмотрению. Пока будут существовать товарное производство и закон стоимости, обе стороны товара останутся объективной реальностью и будут взаимодействовать. Научное управление экономикой в этих условиях, помимо многого другого, обязано умело использовать обе стороны товара. В частности, общество должно будет снижать себестоимость и улучшать качество изделий, создавать новые виды продукции при минимизации капитальных вложений, повышать фондоотдачу путем рационального и интенсивного использования потребительной стоимости используемого оборудования, повышать денежную заработную плату на основе неуклонного подъема производительной силы живого конкретного труда и т. п.

Перед нами случай, когда ученые с поразительной лихостью эклектически манипулируют категориями товарно-денежных отношений. Они обрушиваются на советское планирование за то, что оно якобы чрезмерно использовало стоимостные категории. По их мнению, денежные показатели были совершенно не пригодны для планирования и их следовало заменить на натуральные как более корректные и правильные. Все это- наивные рассуждения ученых, совершенно оторванных от той реальности, о которой они берутся судить. Чего стоит один лишь рассказ Р. И. Косолапова о встречах в Госплане СССР. Там он поучал сотрудников, как следует планировать соотношение между спросом и предложением, "исходя из формулы Ф. Энгельса". "Тупые" же собеседники только пожимали плечами и упрекали, что "он не экономист".

Что же было рекомендовано госплановцам? В наиболее общем виде это сформулировано в соавторской статье. Там можно прочитать: "План, таким образом, должен иметь солидную социологическую "подкладку", опираться на систематическое отслеживание меняющихся (прежде всего наиболее существенных) потребностей населения страны по специальной методике, что неизмеримо точнее отражает то, что нужно людям, демократичнее, дает более достоверную информацию, чем платежеспособный рыночный спрос. Рынок не свертывается, а ставится на подобающее ему в наше время место. Он становится подсистемой в общеэкономической системе планового регулирования народнохозяйственного процесса..." (Диалог. 2001. N 8. С. 31).

Чтобы разобраться в этом нагромождении фраз и калейдоскопе терминов, начнем с вопроса о "специальной методике" измерения потребностей населения, которая "неизмеримо точнее отражает" и "более достоверно информирует". Но напрасно читатель станет искать у авторов хоть что-нибудь конкретное об этой методике. Ее нет. Есть идея о создании такой методики. Эта идея изложена в брошюре Р. И. Косолапова. Она, как бы мог выразиться Остап Бендер, конгениально проста. Кстати, зародилась лет тридцать тому назад. За это время

стр. 49


--------------------------------------------------------------------------------
имелась возможность при желании и саму методику разработать. Но это к слову. Нужно было, как объяснял профессор плановикам, проводить регулярные опросы населения и таким путем выявлять общественную потребность в предметах потребления, а затем планировать их выпуск. Разумеется, подобные опросы, если они имеют узкоцелевой, локальный, ведомственный характер, - дело полезное. С их помощью можно выяснить объем потребности в каком-то продукте в ограниченном регионе. И они проводились в СССР, проводятся на Западе. Но в данном случае предлагается нечто принципиально иное. А именно - таким путем выявить всю совокупность народнохозяйственных нужд в предметах народного потребления.

Известно, что номенклатура предметов потребления составляет миллиарды наименований. Опрашиваемым труженикам явно не справиться с таким объемом. К тому же подавляющая масса продукции физически несопоставима и не может быть измерена в натуральных показателях, то есть в штуках, метрах, килограммах, декалитрах и пр. Она может быть сопоставлена и соизмерена только в денежном выражении. Спрашивается, какую полезную информацию могли дать респонденты при таких обстоятельствах? Естественно, нулевую. Недооценено и то, что объем показателя "потребительский спрос - предложение" составляет лишь малую часть того, что предстоит спланировать и произвести. Ведь данный показатель охватывает только второе подразделение общественного воспроизводства. Первое же подразделение, где объем продукции на порядок больше, оставлено без внимания. Короче, пресловутые опросы в народнохозяйственном масштабе, будь они даже практически осуществимы, оказались бы бессмысленной затратой сил. И не только сил. На такие опросы ежегодно приходилось бы расходовать львиную долю национального дохода.

Как видим, на корню вянут утверждения соавторов, что мифическая специальная методика способна дать "более достоверную информацию", что она "неизмеримо точнее" отражает потребности людей, чем статистическая информация о платежеспособном спросе. Правда, можно согласиться с тем, что по форме она демократичнее, чем прямое централизованное планирование и управление. Но никакая форма не может быть самоцелью. Никому не нужны бесполезные средства и методы, будь они хоть супердемократические. Потребители - народ практичный. Они не станут участвовать в пустых затеях. Надо отдать должное авторам за признание, что стоимостные, рыночные категории позволяют производителям более гибко и оперативно реагировать на изменение моды, ориентироваться на индивидуализированные потребности и т. п. Наконец, я согласен с авторами, что планирование должно занять приоритетное место, а рынок - подчиненное. Это нормально не только для социализма. Об этой тенденции свидетельствует и развитие государственного регулирования экономики на Западе. Незадача лишь в том, что, называя товарно-денежные отношения необходимой подсистемой народного хозяйства, авторы призывают начать плановое социалистическое управление экономикой с всемерного ограничения "мертвой" стоимости в пользу (по-видимому, "живой") потребительной стоимости. Остается только гадать, чему отдается предпочтение. То ли тому, чтобы товарно-денежные отношения "тактически использовать", то ли тому, чтобы начать немедленно "стратегически их уничтожать". Если практически действовать по второму варианту, то это в конкретной ситуации способно подорвать устои союза патриотических сил.

Оторванность от жизни идеи "приоритета потребительной стоимости" обнаруживается и в другом аспекте. В своей статье (с. 30) авторы утверждают, что "качественное изменение роли рынка" произойдет в течение переходного периода. Иными словами, можно предполагать, что формулу Ф. Энгельса они планируют применить в то время, когда, по их собственному убеждению, еще не будут преодолены не только товарно-денежные отношения, но даже и многоукладность экономики. Знал бы великий ученый и революционер, какая судьба уготована его научной идее, предназначенной для общества, в котором нет места ни многоукладности, ни товарному производству! Это просто беда, когда под видом защиты марксизма-ленинизма с ним обращаются как с песочницей для детских куличиков - что мне больше нравится, то и вылеплю. Но субъективные предпочтения - плохой советчик в науке.

Никто не оспаривает, что спрос влияет на производство. Но в еще боль-

стр. 50


--------------------------------------------------------------------------------
шей степени производство влияет на спрос. Более того, оно его определяет. Ведь производство не просто удовлетворяет сложившиеся, но и порождает новые, неизвестные ранее потребности, поскольку создает продукты и услуги, которые прежде не существовали.

Идея о "приоритете потребительной стоимости" не таит в себе ни новизны, ни конструктивности. Она утопична, и ее проповедь ведет к планово- потребительскому мелкобуржуазному социализму, который не имеет никакого будущего. Марксизм-ленинизм твердо стоит на позиции первенства сферы производства перед сферами обращения и потребления. Утверждать другое - значит тянуть нас назад от К. Маркса к Адаму Смиту и Вильяму Петти. Но это занятие не для ученых-коммунистов. Буржуазные коллеги и без нашей помощи справятся с этой неблаговидной задачей. Словом, хлестко критикуя "пробуржуазную, хвостистскую, рыночную школу", которая якобы доминировала в Советском Союзе, а сегодня будто бы взята на вооружение Компартией Российской Федерации, Р. И. Косолапов сам рискует оказаться в обозе марксистско-ленинской науки.

В заключение еще два частных замечания. Первое. В упомянутой книге Р. И. Косолапова "О принципах коммунизма" утверждается, что причиной экономических кризисов в буржуазном обществе служит то, что в какой-то момент товаров оказывается выпущено "больше, чем может быть потреблено" (?), что "произведено слишком много товаров" (с. 23). Это немарксистское толкование причины кризисов. Буржуазными учеными оно используется в качестве оправдания для уничтожения части продукции крупными монополиями с целью остановить падение цен в критической ситуации. Известно, что этот избыток товаров мнимый. Он обусловлен низким платежеспособным спросом трудящихся. Главная же причина кризисов - противоречие между общественным характером производства, который порожден капитализмом, и частной формой присвоения результатов производства.

Второе. На с. 24 этой работы говорится: "Прошло более 80 лет с тех пор, как Ленин назвал монополистический капитализм империализмом" (с. 24). В действительности же это произошло гораздо раньше: за 15-20 лет до В. И. Ленина. И сделали это буржуазные ученые. Работа Владимира Ильича "Империализм как высшая стадия капитализма" опубликована весной 1916 года в Цюрихе. Первые же работы об империализме появились еще в 90-х годах XIX столетия. А в 1902 году в Лондоне и Нью-Йорке вышло в свет капитальное исследование английского буржуазного экономиста социал-реформистской направленности Д. А. Гобсона "Империализм". В. И. Ленин считал, что он "дал очень хорошее и обстоятельное описание основных экономических и политических особенностей империализма" (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 27. С, 309). В 1910 году в Вене появилась книга известного австрийского социал- демократа Р. Гильфердинга "Финансовый капитал". И заслуга В. И. Ленина совсем не в том, о чем написал Р. И. Косолапов. Проанализировав сотни работ буржуазных научных авторитетов, В. И. Ленин доказал, что империализм есть не просто монополистический капитализм, но капитализм загнивающий и умирающий, канун социалистической революции, высшая и последняя стадия капитализма.

* * *

Признаюсь читателям, что работа над этой статьей далась мне ой как нелегко. Писал ее с тяжелым сердцем. Предвижу, что некоторые из наших товарищей осудят меня за порой резкие слова в адрес видного ученого, пользующегося большим авторитетом среди ученых социалистической ориентации. Но именно поэтому мы, товарищи Ричарда Ивановича, вправе предъявлять повышенные требования к его публичным выступлениям. Ныне КПРФ, как никогда ранее, нуждается в теоретической помощи ученых РУСО, объективной, созидательной критике недостатков и упущений в ее деятельности. Для этого нам необходимо объединить наши творческие силы, задействовать весь научно- интеллектуальный потенциал РУСО, творчески развивать марксизм-ленинизм, защищать подлинно социалистические ценности, славное историческое прошлое нашей партии и народа. Нам есть с кем сражаться силой научного знания: и с антинародными реформами режима, и с правыми политическими силами, и с псевдолевыми оппонентами. Вопреки всем им Россия будет Великой и Могучей, потому что она вновь станет Социалистической.

 
 
 

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/РАЗРЕШИТЕ-ВОЗРАЗИТЬ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Валерий ЛевандовскийContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/malpius

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

РАЗРЕШИТЕ ВОЗРАЗИТЬ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 03.03.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/РАЗРЕШИТЕ-ВОЗРАЗИТЬ (date of access: 24.05.2019).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
ВИЛЬГЕЛЬМ ШТИБЕР В БОРЬБЕ С МАРКСОМ И ПРИЗРАКОМ КОММУНИЗМА
НЕТ ЛИБЕРАЛЬНОМУ ФАШИЗМУ
КТО МОЖЕТ БЫТЬ СУБЪЕКТОМ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ?
ПОЛИТИЧЕСКИЙ КЛУБ "ИСТИНА". НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕОЛОГИЯ В РОССИИ
ДОКУМЕНТЫ. На русском языке публикуются впервые
Catalog: История 
История. ПРАВДА О БЫЛОМ. ИЗ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ (ч.1)
Catalog: История 
ИЗ БЕСЕДЫ Г. А. ЗЮГАНОВА С ПОСЛОМ РЕСПУБЛИКИ ИНДИЯ В МОСКВЕ КРИШНАТА РАГХУНА И ГРУППОЙ ЖУРНАЛИСТОВ ИЗ ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН
К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ СОЦИАЛИЗМА И РЫНКА
ОБРАЗ КПРФ XXI ВЕКА
"ДЕРЕГУЛИРОВАНИЕ" В ДЕЙСТВИИ
Catalog: Экономика 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РАЗРЕШИТЕ ВОЗРАЗИТЬ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2019, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones