ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

Территория Юго-Западного края, вошедшего в состав Российской империи в результате разделов Речи Посполитой, изначально представляла собой регион, в котором тесно переплелись национальные, социальные и политические противоречия.

Это было связано с сильным польским влиянием, сохранявшимся в новых государственных границах. Воспоминания об утраченной независимости Польши служили благоприятной почвой для распространения национально-освободительных идей. Одновременно завершался процесс формирования украинской нации. Социальные и религиозные противоречия между польским и украинским населением края вызывали вмешательство имперских властей, задачей которых являлось обеспечение лояльности всех подданных.

Ситуация особенно обострилась после восшествия на престол Николая I, рассматривавшего Юго-Западные губернии как исконно русские земли, колыбель православия и один из первоначальных центров развития российской государственности. Подавление Польского восстания 1830 - 1831 гг. и выделение Юго-Западного края в отдельную административную единицу определили генеральную линию политики властей в отношении этого края - полное и окончательное слияние его с "великороссийскими" губерниями.

Русификаторские меры встречали сопротивление со стороны политически активной части населения края. Возникали тайные объединения, ставившие своей целью возрождение польской государственности, индивидуальные проявления оппозиционных настроений принимали форму публичного выражения недовольства, распространения запрещенной литературы, переписки с официально признанными "неблагонадежными" лицами.

Одним из способов наказания участников общественного движения на территории края было предание их полицейскому надзору. Поднадзорному власти назначали определенное место жительства и ограничивали возможности выезда за его пределы, местные полицейские чиновники устанавливали наблюдение за его действиями.

Вместе с тем власти неоднократно декларировали намерение привлекать "политически неблагонадежных" лиц к различным видам государственной службы. В связи с этим в историографии значительное распространение получило мнение об "исправлении службой", широко практиковавшемся николаевской администрацией


Манойленко Анна Сергеевна - заведующая архивохранилищем Российского государственного архива Военно-морского флота; Манойленко Юрий Евгеньевич - кандидат исторических наук, главный специалист Российского государственного исторического архива.

стр. 120

на территории Юго-Западного края. Представляется небезынтересным проанализировать то, чем в действительности занимались лица, находившиеся под надзором полиции.

Источником при этом могут служить "Ведомости о лицах, состоящих под надзором полиции", которые полагалось ежегодно представлять министру внутренних дел. Такие ведомости по Киевской, Подольской и Волынской губерниям хранятся в фонде Департамента полиции исполнительной МВД Российского государственного исторического архива1.

В 1837 г. в Волынской губернии под полицейским надзором состоял 201 человек, в том числе 115 - по обстоятельствам, связанным с восстанием 1830 - 1831 гг., замеченные в прямом участии или хотя бы выражении сочувствия повстанцам2. Остальные попали под надзор по поводу иных проявлений политической неблагонадежности, не связанных с Польским восстанием.

Лишь 13 человек из 115 занимались чем-либо, кроме ведения собственного хозяйства. При этом пятеро были управляющими в поместьях крупных землевладельцев, трое преподавали, двое являлись "вольнопрактикующими лекарями", двое занимались торговлей, а один служил священником3.

Преподаванием занимался, в частности, ксендз Иосиф Варховский, состоявший под надзором полиции "по замеченной в нем неблагонадежности" и, несмотря на это, служивший законоучителем римско-католического вероисповедания в Луцкой гимназии4.

Двое других преподавателей, находившихся под надзором, занимались частной практикой. При этом один из них подозревался в связях с "неблагонамеренными людьми" за границей, а другой был в этом официально изобличен5.

Из этого видно, что лица, по политическим причинам состоявшие под полицейским надзором, в то время еще допускались к воспитанию юных подданных империи и, таким образом, имели возможность влиять на их умонастроения.

Подавляющее же большинство поднадзорных занималось ведением хозяйства. Однако многие из них, по данным полиции, продолжали свою оппозиционную деятельность, причем 15 человек из их числа состояли под наблюдением не просто по подозрению в совершении противозаконных деяний, а на основании конкретных доказанных обвинений6. Даже Франц Прушинский, помещенный под надзор полиции вследствие сообщений о тайных политических собраниях в его доме, не был подвергнут дополнительным ограничительным мерам и фактически пользовался полной свободой действий 7.

Из всех лиц, состоявших под надзором полиции в Волынской губернии, лишь ксендз Адам Татура был помещен под арест после обнаружения у него переписки вредного содержания8.

В Киевской губернии доля находившихся под надзором по обстоятельствам, связанным с Польским восстанием, была выше, чем в Волынской. Из 198 человек, состоявших под надзором в 1837 г., лишь 18 были преданы наблюдению по иным причинам9.

Положение поднадзорных в Киевской губернии было таким же, как в Волынской. На государственной службе состоял лишь Адам Опацкий, служивший писарем в уездном суде10; остальные занимались собственным хозяйством. В числе последних были четыре брата Росцишевских, состоявших под надзором с января 1833 г. "за найденное у них оружие", а также изобличенный в таком же преступлении Спиридон Осташевский, поднадзорный с сентября 1836 года11. Ксендз Матвей Пулаский, преданный надзору "за сношение со злоумышленниками", продолжал службу в католической церкви12.

В Подольской губернии лиц, состоявших под надзором полиции, было меньше: в 1837 г. их было всего 10 человек, при этом лишь двое были преданы наблюдению по политическим мотивам; остальные за "дурное поведение"13. На службе не состоял ни один из поднадзорных.

К 1852 г. ситуация в крае несколько изменилась. Под полицейским надзором в Волынской губернии состояло 263 человека14. Из них 67% занимались собственным хозяйством, 4,5% служили при католических монастырях и костелах, в том числе

стр. 121

ксендз Максим Залевский, преданный надзору за "неблаговидные действия", и ксендз Мартин Лодкевич - за "произношение проповеди возмутительного содержания"15.

Восемь человек состояли на службе у помещиков, из их числа двое - Яков Курилович и Иван Вольский - находились под надзором за укрывательство возвратившихся из-за границы мятежников16.

Девять человек были частнопрактикующими медиками; при этом четверо из них попали под надзор полиции лишь на том основании, что являлись выпускниками Виленской медико-хирургической академии, закрытой властями в августе 1840 г. после обнаружения нескольких тайных студенческих обществ (одно из них было тесно связано с эмигрантской политической организацией "Союз польского народа")17.

Еще один поднадзорный врач, дворянин и доктор медицины Афанасий Пуцята, привлекался к следствию по делу польского эмиссара Шимона Конарского, выловленного на территории Юго-Западного края в 1838 - 1839 годах18. Пуцята, однако, не сознался в причастности к тайным обществам и не был изобличен; киевский, подольский и волынский генерал-губернатор Д. Г. Бибиков распорядился освободить его из-под ареста, и он возвратился на свое место жительства, при учреждении за ним полицейского надзора19.

На государственной службе состояло шестеро поднадзорных. Гилярий Юрьевич, преданный наблюдению "по случаю найденных у него безнравственных стихов", служил в Волынской палате государственных имуществ; Юлиан Михайловский, обвинявшийся в попытке бежать за границу, был служащим приказа общественного призрения20. Еще четыре человека были учителями, в том числе в Волынской губернской гимназии и Луцком уездном дворянском училище21.

В Киевской губернии под надзором полиции в 1852 г. состояло 199 человек22. Из их числа служащими являлись двое: Эдуард Мирам состоял профессором медицины университета Св. Владимира23, а уже упомянутый Адам Опацкий был заседателем Липовецкого уездного суда (его предполагалось освободить от надзора)24.

Семь человек занимались частной медицинской практикой: они также состояли под надзором как выпускники Виленской медико-хирургической академии25. Под надзором полиции находились и семь католических священников, из них трое или четверо продолжали служить при костелах и монастырях26.

Восемь человек служили управляющими у местных помещиков. Среди них был Аристарх Сосновский, вышедший в отставку из Кавказского гренадерского полка, куда он в свое время был сослан как участник заговора эмиссара Ш. Конарского27. Примечательно, что управлял он имением графа Н. Олизара, родственники которого также участвовали в заговоре.

Франц Щепанский, попавший под надзор "за содействие злоумышленникам в передаче за границу корреспонденции", занимался книжной торговлей28. Это занятие давало ему возможность продолжать антиправительственную деятельность под прикрытием законных занятий, пересылая вместе с книгами запрещенную переписку.

Абсолютное большинство состоявших под надзором занималось ведением собственного хозяйства. 18 человек из их числа были так или иначе причастны к заговору Конарского, включая участников созданного при его участии тайного студенческого общества в университете Св. Владимира29. Несколько поднадзорных из описываемой категории лиц были в свое время уличены в хранении произведений "возмутительного содержания"30. Были среди них и те, кто укрывал политических преступников, однако это обстоятельство не повлекло за собой дополнительных ограничений их свободы.

Таким образом, лица, помещенные под полицейский надзор в Юго-Западном крае в 1830 - 1850-е годы, в подавляющем большинстве не находились постоянно в поле зрения местной администрации. Занимаясь ведением собственного хозяйства или частной практикой, поднадзорные пользовались относительной свободой действий, а установленный за ними надзор фактически носил формальный характер. Не получает подтверждения и распространенная в историографии версия о широко практиковавшемся "исправлении службой", которое в большинстве случаев оставалось скорее благопожеланием властей, не наполнявшимся реальным содержанием.

стр. 122

Примечания

1. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 1286, оп. 6, д. 269, 288, 336; он. 7, д. 3, 331; оп. 8, д. 286, 547, 573; оп. 9, д. 476; оп. 11, д. 684; оп. 13, д. 749б, 848.

2. Там же, оп. 6, д. 288, л. 267об. -331.

3. Там же. Несколько человек из поднадзорных не имели определенных занятий. К их числу принадлежал, в частности, Карл Конаржевский, причастный к делу о побеге за границу государственного преступника, участника Польского восстания Нарцисса Олизара (там же, л. 290об.).

4. Там же, л. 275. По свидетельству директора Луцкой гимназии И. Г. Кулжинского, ксендз Варховский открыто выступал против предписанного Министерством народного просвещения преподавания всех предметов на русском языке, проявляя позицию польского патриота (КУЛЖИНСКИЙ И. Г. Воспоминания о Волыни (Волинський музей: історія і cyчасність. Луцьк. 2009 (http://istvolyn.info/index.php7optioncom_content&viewarticle&id 1428:&catid 18&Itemid17).

5. РГИА, ф. 1286, оп. 6, д. 288, л. 323об. -325.

6. Там же, л. 267об. -331.

7. Там же, л. 309об.

8. Там же, л. 323.

9. Там же, л. 391об. -449.

10. Там же, л. 434.

11. Там же, л. 433об., 438.

12. Там же, л. 397об. -398.

13. Там же, л. 361 - 365.

14. Там же, оп. 13, д. 848, л. 297об. -384.

15. Там же, л. 331об. -332, 346об. -347.

16. Там же, л. 313об. -314, 334об. -335.

17. Там же, л. 316об. -317, 335об. -336.

18. Там же, л. 360об. -361.

19. Там же.

20. Там же, л. 382об. -383.

21. Там же, л. 299об. -300.

22. Там же, л. 487об. -539.

23. Там же, л. 511об. -512.

24. Там же, л. 517об. -518.

25. Там же, л. 495об. -496, 497об. -498, 501об. -503, 526об. -527.

26. Там же, л. 521об. -522.

27. Там же, л. 527об. -528.

28. Там же, л. 536об. -537.

29. Там же, ф. 1284, оп. 23, I отд, I ст., д. 102, л. 254 - 403.

30. Там же, ф. 1286, оп. 13, д. 848, л. 487об. -539.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Полицейский-надзор-в-Юго-Западном-крае-в-1830-х-1850-х-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. С. Манойленко, Ю. Е. Манойленко, Полицейский надзор в Юго-Западном крае в 1830-х - 1850-х гг. // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 14.02.2020. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Полицейский-надзор-в-Юго-Западном-крае-в-1830-х-1850-х-гг (date of access: 29.03.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. С. Манойленко, Ю. Е. Манойленко:

А. С. Манойленко, Ю. Е. Манойленко → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Джон Грэм Клэверхус
Catalog: История 
5 days ago · From Україна Онлайн
Познание Мира, что зрится безбожнику шествьем по внешней вселенной, людей обмануло: Контакт наш с Иным, его пик, мнят они встречей с миром вовне. А он истинно — Глуби стяжание: Мира, Я нашего, — к коей зовет нас глас Дельф. True Contact is our knowledge of ourselves.
Catalog: Философия 
11 days ago · From Олег Ермаков
Кризис 1929 г. и германский национал-социализм
13 days ago · From Україна Онлайн
Особенности военного противостояния на Кубанской линии в 1832-1833 гг.
13 days ago · From Україна Онлайн
Матвей Иванов сын Дьяк Ржевский
Catalog: История 
13 days ago · From Україна Онлайн
В сознании обывателя прочен стереотип Контакта как встречи землян с инопланетянами, наделяющей нас неким знаньем. Но были в истории два человека, Станислав Лем и Андрей Тарковский, постигшие, что Контакт поистине — это встреча человека с Самим Собой: смертного — с бессмертной своей Сутью. Вот что твердо знали эти двое. В жизни они поругались из-за розни во второстепенном. То главное, в чем они навеки остались едины, я, их любя, дал кратко здесь. The stereotype of Contact as a meeting of earthlings with aliens, endowing us with some knowledge, is strong in the consciousness of the layman. But there were two people in history, Stanislav Lem and Andrei Tarkovsky, who realized that truly Contact is a meeting of a person with Himself: a mortal with his immortal Essence. That's exactly what these two knew. In life, they quarreled because of discord in the secondary. The main thing in which they were forever united, I, loving them, gave briefly here.
Catalog: Философия 
15 days ago · From Олег Ермаков
Контакт с Иным — не встреча с ним как внешним, а осознанье его как Реальности и Сути нашей: прозренье слепца как прорыв наш в Себя. Contact with the Other is not a meeting with it as an external to us, but an awareness of its as our Reality and Essence: the insight of the blindman as our breakthrough into Myself.
Catalog: Философия 
18 days ago · From Олег Ермаков
Контроль над личным составом во французской армии в 1920-е гг.
21 days ago · From Україна Онлайн
Понятие Бог в русско-византийских договорах X в.
21 days ago · From Україна Онлайн
К истолкованию русской революции 1917 г.
21 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Полицейский надзор в Юго-Западном крае в 1830-х - 1850-х гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones