Libmonster ID: UA-2590

 Кандидат философских наук Н.Н. СЕМЕНОВА, заместитель главного редактора журнала "Науковедение"

Недавно редакция журнала "Науковедение" провела "круглый стол", посвященный рассмотрению положения дел с научным книгоизданием в нашей стране. Участникам заседания - руководителям авторитетных издательских предприятий, научных организаций, ученым, - предлагалось высказаться по следующим вопросам:

1. Возможно ли в современной России научное книгоиздание как коммерческая деятельность, должно ли оно быть коммерческой деятельностью (по бюджетной классификации Минфина РФ оно является именно таковым)?

2. На каких принципах должно развиваться научное книгоиздание: конкурентная среда или концентрация финансовых потоков в одних руках?

3. Нужен ли и каким должен быть закон о научном книгоиздании?

В обсуждении приняли участие главный редактор издательства "Языки славянской культуры" А.Д. Кошелев; генеральный директор издательства "Российская политическая энциклопедия" А.К. Сорокин; директор научно-издательского центра "Сибирский хронограф" Л.С. Янович; генеральный директор издательства "Памятники исторической мысли" И.Н. Кузнецов; член- корреспондент РАН A.M. Иваницкий (Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН); главный редактор издательского центра "Петербургское востоковедение" О.И. Трофимова; директор Института экономики Уральского отделения РАН, член-корреспондент РАН А.И. Татаркин. Мы печатаем их высказывания с сокращениями * .

А.Д. Кошелев:

"Прежде чем обратиться к обсуждению предложенных вопросов, хотелось бы кратко остановиться на одном эпизоде русской истории, а именно: на организации книгопечатания на Руси. Это, мне кажется, позволит лучше уяснить суть обсуждаемых проблем и пути их решения.

Начало книгоиздания на Руси относится к 1564 г., когда дьякон Иван Федоров выпустил в Москве первую датированную книгу "Апостол". Правда, в середине 1550-х гг. в Москве уже было напечатано несколько книг, но они не имели ни дат, ни места издания, ни имени издателя, поэтому выпустившая их типография получила название "анонимной". "Апостол" был издан на высоком полиграфическом уровне и огромным по тем временам тиражом - около 1000 экз.

Книгопечатание потребовало как больших финансовых затрат, так и ломки сложившихся традиций. Что побудило Ивана Грозного и церковных иерархов пойти на такие жертвы? Их очень волновали описки и ошибки, которые всегда сопровождали рукописную книгу, а они могли привести к искажению смысла священного текста. При печатании книги это, как тогда полагали, исключается. А точное вос-


* Мнения выступавших не всегда совпадают с мнением редакции (прим. ред.).

стр. 3


произведение "духовных истин" имело для правителей Руси XVI в. высший приоритет, доминирующий над другими.

После падения коммунистической идеологии у нас в стране возникла в некотором смысле аналогичная проблема: необходимо было в короткий срок ликвидировать огромный дефицит научной литературы, возникший в результате многолетней цензуры. И к чести нашей власти это делалось успешно.

Этому способствовало то, что, во-первых, был создан новый механизм воспроизводства "научных истин" - научные фонды РФФИ и РГНФ, через которые осуществляется частичное государственное финансирование научных изданий. Во-вторых, была нарушена укоренившаяся в советское время традиция монополизма в научном книгоиздании, отводившая главную роль нескольким крупным государственным издательствам. Наблюдаемое сейчас обилие научных изданий высокого полиграфического и научного уровня - плод деятельности вновь созданных небольших издательств. Впрочем, и государственные издательства ("Наука", "Русский язык" и др.) внесли в эту работу весомый вклад.

В итоге в настоящее время сложилась сбалансированная схема научного книгоиздания, существенно облегчающая автору выпуск в свет его труда. Теперь у него есть две возможности: подать заявку в научный фонд на получение издательского гранта, т. е. на частичное (около 60% общей стоимости) субсидирование издания произведения и, в случае получения гранта, самому наметить издательство, в котором оно увидит свет. При этом фонд, с одной стороны, обеспечивает независимую экспертизу написанного им, по результатам которой и выделяется грант, а с другой - помогает автору выбрать подходящее издательство, поскольку имеет большой опыт работы с различными из них. Возникающая при этом конкуренция между издательствами способствует повышению качества книги и соблюдению сроков ее выпуска - скомпрометировавшие себя издательства фонды из конкурса исключают.

Правда, сейчас в результате недальновидной или узкокорпоративной деятельности некоторых высших чиновников и администраторов с таким трудом созданная система научного книгоиздания оказалась перед реальной угрозой разрушения. Атака идет по двум основным направлениям: лишить ее финансовой поддержки государства (под тем предлогом, что научное книгоиздание должно быть коммерческим) и вернуться к монополизму в научном книгоиздании (чтобы поддержать государственные издательства).

У малоинформированного наблюдателя может создаться впечатление, что процветание научного книгоиздания обусловлено лишь устранением искусственных барьеров, сформировавшихся в советскую эпоху. Конечно, этот фактор существен. Ряд коммерчески выгодных научных книг был издан без всякой государственной поддержки. Однако таких - менее 10%. Для остальных принцип само-

стр. 4


окупаемости не работает. И это - тривиальная истина, подтвержденная не только кратким отечественным, но и многолетним зарубежным опытом.

Поделюсь опытом нашего издательства "Языки славянской культуры". За 7 лет существования мы выпустили более 150 книг, главным образом по филологии и истории культуры. Коммерческими из них были лишь 12. И это при том, что среди наших авторов почти все крупнейшие отечественные филологи, многие - ученые с мировым именем. Дело в том, что в нынешних российских условиях книга может себя окупить лишь в случае, если ее удается издать и распродать сравнительно большим (для научного издания) тиражом - не менее 3000 экз. Только тогда себестоимость ее будет относительно невысока, а потому и магазинная цена приемлема для ее адресата - студента, научного работника, преподавателя. Однако, как правило, реальный тираж научного издания - 1000, много -2000 экз. В этом случае себестоимость книги повышается так, что даже без магазинных наценок она становится покупателю не по карману. Правда, в развитых странах иногда и малотиражные книги оказываются коммерческими: их заказывают библиотеки даже и по весьма высокой цене. У нас такой вариант исключается ввиду бедственного финансового положения российских научных библиотек.

Сказанное с неизбежностью свидетельствует: коммерциализация научного книгоиздания (читай - лишение его госбюджетного финансирования) приведет к сокращению научных изданий. А это повлечет за собой цепь негативных для развития науки последствий. Отмечу лишь два. Реальная возможность издать свой труд часто является важным дополнительным стимулом для ученого в его исследовании. Отсутствие его этот стимул уничтожит.

С другой стороны, сокращение научных изданий послужит дополнительным стимулом к расцвету псевдонаучных коммерческих изданий, "научных сенсаций", подобных "Новой хронологии" академика А.Т. Фоменко. Вред от таких теорий для нашего неустоявшегося еще общества трудно переоценить. В то же время эффективно бороться с ними, как показывает опыт, совсем не просто. Например, сбить волну увлечения "Новой хронологией", распространявшейся со скоростью эпидемии (эта "новая" концепция всемирной истории уже стала преподаваться в некоторых школах и вузах России), удалось лишь широкой публикацией выступлений наших ведущих ученых, подробно разъясняющих ее научную несостоятельность".

А.К. Сорокин:

"Научное книгоиздание сегодня, как и всякая хозяйственная деятельность, связанная с производством товаров и услуг, является деятельностью коммерческой, т.е. такой, результатом осуществления которой является прибыль. Классификация Минфина в этом отношении всего-навсего следует вслед за Гражданским кодексом РФ. Издатели производят литературу, получают выручку от про-

стр. 5


дажи, платят налоги. Даже понесенный ими убыток - это всего- навсего отрицательная рентабельность. Несущественными в этой связи являются и такие детали, как различия в организационно- правовых формах. Издательство может быть автономной некоммерческой организацией, некоммерческим партнерством, но функционировать оно будет все равно как коммерческая структура (единственное различие - распределять доходы между участниками такая организация не имеет права - их можно направить только на уставные цели). Некоммерческая форма издательского предприятия - случай в нашей жизни не просто единичный, а скорее экзотический. Конечно, извлечение прибыли для людей, посвятивших себя научному книгоизданию - не единственная и, думаю, для большинства не главная цель деятельности вне зависимости от организационно-правовой формы конкретного издательства. Но в рыночной экономике, из рамок которой нам никуда не деться, прибыль, вне зависимости от ее последующего распределения, - категория основополагающая.

Другой вопрос - какие факторы обеспечивают ведение подобного "бизнеса", из каких слагаемых состоит результат, т.е. та самая прибыль, извлечение которой из хозяйственного оборота позволяет относить научное книгоиздание к разряду деятельности коммерческой? И тут из рамок ясной формы проступает куда менее ясное содержание. Любой издатель, специализирующийся в этой области и выпускающий именно в ней большую часть своей продукции, ответит, что экономическая эффективность невозможна без привлечения на безвозмездной основе извне финансовых ресурсов в прямой или опосредованной форме. Именно эти средства, причем неважно из какого источника - государственного бюджета, государственных или частных благотворительных фондов, в виде грантов или спонсорской помощи, - снижают внутреннюю издательскую себестоимость производства, повышают для издателя рентабельность его собственных финансовых вложений, переводят ее из отрицательной в положительную. Разумеется, это обобщение, как и всякое другое, далеко не полностью описывает ситуацию. Есть отдельные проекты (по искусствознанию, справочники, энциклопедические словари), выпуск которых и сегодня возможен на собственной экономической базе. Существуют в нашей сфере деятельности и некоторые рентные отношения, позволяющие тем или иным издательствам успешно использовать в экономической сфере внеэкономические по своему происхождению факторы: монопольное положение в той или иной сфере производства, льготные арендные или иные имущественные отношения, некоторые случайные факторы.

Но научное книгоиздание в целом не может сегодня существовать без той или иной поддержки извне. Даже книги, которые издатель решает выпустить за счет своих средств, появятся только благодаря тому, что у его фирмы наблюдается общий положительный экономический результат хозяйственной деятельности, значительную

стр. 6


роль в достижении которого играют именно привлеченные финансовые ресурсы. Причина проста - производить научную книгу приходится как товар, удельные затраты на нее выше, чем на любую другую книжную продукцию, и уже давно сопоставимы с мировыми. Зарплата же потребителя этого специфического товара такова, что для большинства потенциальных покупателей он - едва ли не предмет роскоши. Поэтому сегодня редкая научная книга выходит тиражом более 2000 экз., а чаще - 1000 - 1500, но бывает и в количестве нескольких сотен. Да и такой тираж может продаваться от полугода до двух лет, в результате чего низка оборачиваемость денежных средств, инвестированных в производство. Почему все это происходит?

Общим местом выступлений функционеров отраслевых ведомств и общественных книгоиздательских организаций стала констатация негативных последствий неразумной приватизации государственной системы книгораспространения (фактически готовой инфраструктуры книжного рынка общенационального масштаба). Научная книга как товар чаще всего перестала интересовать крупного книготорговца. Зачастую сами издатели расходуют силы и средства на создание систем распространения, увеличивая и без того непропорционально высокие накладные расходы. Все эти факторы лишают издателей объективных возможностей выпускать научную литературу без финансовой поддержки извне.

Не способствует экономической эффективности научного книгоиздания и налоговый режим. Как известно, издатели, полиграфисты, средства массовой информации, распространители продукции с 1 января 1996 г. были освобождены от налога на добавленную стоимость, от налога на прибыль в части, отчисляемой в федеральный бюджет, от таможенных сборов и пошлин. СМИ и издательствам были предоставлены льготы по услугам почтовой и телефонно-телеграфной связи и по арендной плате за помещения. Все это сыграло свою роль для выживания социально значимого книгоиздания в целом, и научного в частности. Однако эти меры нельзя признать достаточными. Существует "местный" налог на прибыль в размере 22%, огромное число налогов "с оборота". Неважно, прибыльна или убыточна деятельность издателя, но эти налоги он обязан уплатить. Можно также вспомнить, что отмена налога на добавленную стоимость при отсутствии механизма реализации безусловно важного законодательного акта, в соответствии с российскими традициями, свелась к примитивному "повышению" цен на услуги и товары. Новые цены, предъявленные издателям в начале 1996 г., просто включили в себя отмененный НДС.

К тому же с 1 января 2002 г., в соответствии с новым Налоговым кодексом, действие льгот прекращается, налог на добавленную стоимость возвращается, что даст очередной скачок себестоимости. В итоге количество покупаемой литературы снизится, сократятся и объемы вы-

стр. 7


пускаемой продукции. Сократится, видимо, и количество реально функционирующих издательских предприятий.

Вместе с тем с 1 января 2002 г. в стране вводится единая учетная политика - "по отгрузке". За этой спокойной формулой - реальная драма именно научного книгоиздания, ибо теперь издатель научной книги с ее длинным периодом продажи, отдав книгу в торговую сеть для реализации, должен будет авансом заплатить налоги (в том числе налог на прибыль) как с уже проданной, т.е. еще не вернув в виде выручки даже своих затрат, не говоря уже о самой прибыли. Не скажу, что это катастрофа, но решительный шаг по направлению к ней.

Вполне вероятно и восстановление в полном объеме налога на прибыль. Этого не знала даже Россия досоветская, причем мотивация освобождения книгоиздания и периодики от налогообложения тогда была простой - "в целях распространения просвещения". Лишь в годы Первой мировой войны для предприятий этой сферы был введен так называемый "промысловый налог" (т.е. патентный сбор).

Кстати, нынешнее законодательство трактует как прибыль (так называемый "внереализационный доход") и спонсорскую помощь. Эти средства освобождены из-под налогов лишь для самого спонсора, но получатель обязан заплатить с них налог на прибыль по полной программе, т.е. в размере уже не льготных 22, а всех 35%. Эта норма введена в действие в 2001 г., но реальная обязанность платить 35%-ный налог возникнет тоже в 2002 г., когда будут закрываться договоры по осуществленным издательским проектам. Конечно, любая финансовая поддержка извне для производителя научной книги, будь то государственная дотация, спонсорские деньги или зарубежный грант, - безусловное благо. Можно хотя бы произвести научную книгу. Но вот сделать ее вполне доступной потенциальному потребителю, установив низкую цену, практически невозможно, поскольку неправомерно. Себестоимость производства научной книги велика, но продать ее ниже себестоимости (т.е. ниже фактически произведенных затрат), даже имея такое желание, российский издатель не может. Ибо, по существующим законам, продажа продукции ниже себестоимости трактуется как преднамеренное занижение налогооблагаемой базы, а проще - как уклонение от уплаты налогов, со всеми вытекающими последствиями.

Отсутствие механизмов реализации закона "О государственной поддержке..." не могло не сказаться и в том, что значительной частью декларированных льгот смогли воспользоваться прежде всего крупные государственные или бывшие государственные издательства, имевшие прямые взаимоотношения с государственными органами по вопросам арендных отношений, коммунальных платежей и т.д. А множество "новых" издателей так и остались во власти арендодателя. Накладные расходы большинства таких издательств давно уже сопоставимы с производственными затратами.

стр. 8


Уверен, что в условиях развития кризисного или посткризисного типа без государственного регулирования не обойтись. Одной из таких мер могла бы стать сертификация деятельности издательских предприятий, предоставление дополнительных льгот тем из них, чья деятельность общественно значима. Вполне уверен в том, что научная книга нужна российскому читателю, как и в том, что научное книгоиздание в перспективе способно обеспечить свое существование собственными силами за счет эффективного хозяйствования. Но путь к этому далек и труден. Для научного книгоиздателя сегодня внешние условия существования программируют стагнацию (и это еще достаточно оптимистическая оценка).

Научное книгоиздание должно быть коммерческой деятельностью в обычном понимании этого термина, а не квазикоммерцией, как это есть сегодня. Таковым оно сможет стать не скоро и только тогда, когда школьные, сельские, районные, городские, областные, вузовские библиотеки страны начнут на постоянной основе и в достаточных размерах получать деньги из бюджетов разных уровней на приобретение литературы, когда величина зарплаты учителей и преподавателей позволит им покупать нужную в профессиональной деятельности книгу. До тех пор, пока этого нет, государство, которому хотя бы в целях самосохранения нужна интеллектуально развитая нация, должно позаботиться о том, каким образом обеспечить сохранение интеллектуального потенциала. Сделать это невозможно без социально значимого книгоиздания".

Л.С. Янович:

"Научная книга и сегодня остается убыточной. Это определяет многое; в первую очередь, необходимость государственной поддержки научного книгоиздания. Но с учетом огромных перемен в стране, возникает вполне естественный вопрос, что же изменилось? Чтобы понять, в чем заключаются перемены, необходимо оценить результаты работы современных издательств, главным показателем которых в научном книгоиздании всегда было качество редакционной подготовки выпускаемой продукции. В СССР этот показатель был достаточно высоким. Перелистывая новые книги, исследователи, хорошо помнящие те времена, ностальгически вздыхают: качество редакционной подготовки большинства современных изданий не идет ни в какое сравнение с таковым в середине XX в.

Что же произошло? За последнее десятилетие в научном книгоиздании четко обозначилась тенденция к сокращению времени и средств на редакционную подготовку изданий. Ее развитию способствовало использование электронно-программных средств в издательском деле, позволивших значительно упростить и ускорить некоторые операции в процессе подготовки издания к печати. Затем стремительно ухудшавшаяся экономическая ситуация в стране привела к тому, что многие издательства начали упрощать редакционный процесс, сведя его в конечном

стр. 9


счете к набору и верстке в одной вычитке. А некоторые пошли еще дальше: и вычитку перестали делать.

Этим же путем попробовали было идти и мы, но на первой же своей книге "споткнулись". Стало ясно: компьютер не может заменить человека, в распечатке могут быть сбои как машинного, так и программного характера. Поэтому мы вернулись к двум корректурам и вычитке. Но если такая технология еще может быть оправдана при издании разного рода повествовательных источников или документальных публикаций, где основной текст требует всего лишь точной передачи, совсем иначе обстоит дело с авторскими трудами.

Издавать их в так называемой авторской редакции - значит перестать уважать себя. Конечно, бывают случаи, когда автор настаивает, чтобы текст не правили, а выпустили именно в его редакции, но именно у таких авторов существуют серьезные проблемы с литературным языком. Аргументация, что труд предназначен для специалистов и они поймут, - не более чем жалкий лепет уязвленного самолюбия. И если издатель уважает себя, он обязан противостоять этому. Между прочим, авторы, владеющие словом, как правило настаивают на редактировании их текстов и порой очень требовательны к подбору редактора.

Редактор - ключевая фигура редакционно-издательского процесса. Исключив этап редактирования, мы в немалой степени лишаем смысла саму идею научного книгоиздания, ибо кому нужны книги, которые нельзя прочитать, и издательства, роль которых только в том, чтобы сверстать рукопись и передать ее в типографию, которая, кстати, давно уже выполняет те же самые услуги?"

A.M. Иваницкий:

"Развитие науки невозможно без обмена научной информацией. Издание научных книг играет при этом значительную роль. Если статьи в научных журналах отражают постоянный процесс накопления знаний и оптимальны для быстрого оповещения научной общественности, то монографии отражают важные вехи в развитии науки.

Трудности с изданием книг, возникшие в последнее время, вызывают озабоченность. Деятельность научных фондов, направленная на поддержку таких изданий, весьма ценна. Но и сами ученые должны заботиться о том, чтобы издание их книг стало более рентабельным, чтобы их труды не лежали бы на полках в ожидании небольшого числа избранных читателей - специалистов по данной достаточно узкой теме.

Один из путей к этому - написание научных монографий в более популярной, доступной для широкого читателя форме. Это тот тип изданий, который принят, например, в журнале "Scientific American". Высокий научный уровень публикаций соединяется там с доступностью изложения. Тема монографии, ее содержание должны быть интересны для образованного читателя - неспециалиста в данной области знаний. Такие книги востребованы обществом, ибо

стр. 10


интерес к знаниям с повышением уровня образованности населения постоянно возрастает. И прочитать такую научную книгу будет интересно, престижно и учителю, и программисту, и серьезному бизнесмену, и государственному деятелю. Ее содержание должно быть предметом разговоров и суждений.

Для этого книга должна быть посвящена преимущественно развитию идей в данной области знания. Не нужно перегружать ее научными фактами и таблицами; лучше отослать внимательного читателя к оригинальным статьям в научных журналах. Не менее интересны издания такого рода и для специалистов в данной области науки - ведь они содержат обобщенный взгляд на проблему, могут стать предметом серьезных дискуссий.

В отличие от многих развитых стран, у нас таких книг издается сравнительно мало. Одна из причин заключается в том, что написать строго научную, но понятную и нескучную книгу значительно труднее, чем обычную монографию. Автор должен обладать широким кругозором, умением метафорически мыслить, наконец, просто владеть хорошим литературным стилем, что не просто.

Помимо повышения тиража и рентабельности научных изданий, выход в свет таких книг решает и другую важную задачу: увеличение интереса к науке в обществе, повышение ее авторитета. В условиях рыночной экономики, которую мы строим, это очень существенно, потому что непосредственно влияет на финансирование науки и, следовательно, на ее прогресс. Возникает положительная обратная связь: научное знание - интерес к этому в обществе -повышение финансирования - новое научное знание.

В связи со сказанным, возможно, стоит продумать меры по поощрению написания и издания книг, соответствующих необходимым стандартам, установив, например, особый вид издательских грантов с достаточной оплатой труда автора".

О.И. Трофимова:

"Книгоиздание - единственный вид коммерции, в котором как нигде срабатывает закон: чем больше бизнеса, тем меньше культуры, и наоборот. Нехитрое дело - наводнить книжный рынок жанровой литературой: детективами, фантастикой, любовными романами, книгами по оздоровлению и уходу за приусадебными участками. Средний срок делания такой книги при поточном методе издания, единственно обеспечивающем необходимые нормы рентабельности, - от месяца до трех. Последующая работа над текстом, в том числе редакторская правка, минимализованы до предела. Высокие тиражи и налаженная книгораспро-странительская сеть позволяют торговать книгами как горячими пирожками.

Возможна ли аналогичная ситуация в научном книгоиздании? Увы, в этом сегменте рынка все обстоит с точностью до наоборот. Разительно отличается срок подготовки научной книги: от года и до бесконечности, поскольку

стр. 11


нередко она становится итогом всего жизненного пути ученого. Редакционно-издательская подготовка практически никогда не укладывается в срок меньший, нежели год, особенно если речь идет о фундаментальных сочинениях, закладывающих базу для революционных изменений в науке. Тираж начинает отсчитываться от двух сотен ("академический" тираж - от 400 до 1000 экз.).

Словом, научная книга в рынок не вписывается. В самой рыночной стране - США - популярней всего прикладная наука и прикладная литература. Однако там и государство, и дальновидные корпорации не скупятся финансировать науку фундаментальную, не приносящую ощутимой и осязаемой пользы сегодня, занятую обнаружением, выявлением, открытием основных законов мироустройства.

Важность фундаментальной науки, в отличие от прикладной (которая тем не менее использует достижения первой, непосредственно применяя их к реальностям человеческой жизни), обывателю нужно доказывать. Ему также нужно доказывать и объяснять, почему необходимо высоко оплачивать труд ученых и непременно дотировать научное книгоиздание.

Уточним вопрос: возможно ли научное книгоиздание как коммерческая деятельность вообще? Для ответа необходимо рассмотреть структуру затрат на производство научной книги. Как правило, допечатная подготовка в такого рода изданиях "съедает" от 40 до 50% общей стоимости. Я не могу говорить о книгоиздании в целом, но полагаю, что формульный набор в точных науках стоит не меньше, чем набор на иностранных языках. При этом особенно тяжело приходится издателю, выпускающему редкую научную книгу. Сложный набор, сложная верстка, значительная редакторская работа, несколько корректур - все это увеличивает себестоимость книги. Однако ни один этап допечатной подготовки не может быть исключен, ибо не книгу-однодневку готовит в данном случае издатель, а рассчитанную на долгие годы использования.

Далее наступает время сдачи книги в печать. И здесь издатель также платит сполна и даже сверх того. Цены на типографские услуги уже давно находятся на мировом уровне, а отечественная бумага продается в России дороже, чем за рубежом.

И наконец, мы подходим к самому интересному - к продаже. Научное книгоиздание станет бизнесом, т.е. коммерцией, когда издатель вернет затраченные деньги в возможно более короткий срок, и желательно - с достаточной для развития своего дела прибылью. Однако срок реализации научной книги чрезвычайно растянут по времени. Так, старейшее востоковедное издательство мира Academy Publishers Brill до сих пор выставляет в своем back-list (лист книг, имеющихся в продаже) нераспроданные издания, начиная с XVIII в. Отсюда вытекает повсеместная (кроме России) тактика продаж: розничная цена

стр. 12


книги составляется из стоимости одного экземпляра, помноженной кратно (на 3, на 4, на 5 etc), плюс торговая наценка, как правило, фиксированная. То есть каждый проданный экземпляр окупает издание трех-четырех-пяти и т.д. книг того же наименования. Иными словами, продажа некоторой части тиража полностью окупает его производство, что создает необходимый запас прочности и определяет залог стабильности издательского бизнеса. Все последующие продажи данного наименования приносят издателю чистую прибыль (стоит прибавить к этому обязательные библиотечные закупки). Причем средняя цена малотиражной научной монографии составляет от 30 до 40 долларов.

В России срок реализации научной книги вполне сопоставим с таким же сроком в других странах. Несопоставимо только одно - продажная цена. При определении цены издатель вынужден ориентироваться на нынешнюю покупательную способность отечественного ученого, а она уже много лет стремится к нулю. Нет и не может быть речи о том, чтобы продажей малой части тиража окупить всю его стоимость: такой цены не выдержит даже совокупный кошелек всего научного сообщества. Средняя цена малотиражной научной книги в России составляет сегодня от 90 от 180 руб. Но для того, чтобы удержать и эту, мизерную по мировым меркам цену, издатель вынужден экономить на всех видах непроизводственных расходов: на обновлении технического парка издательства, на арендной плате, на зарплате своим сотрудникам, на авторских гонорарах и т.д.

На рубеже 1999 - 2000 гг. отечественное книгоиздание переживало известный подъем: появились новые интеллектуальные (не путать с научными!) издательства, выросли объемы продаж, увеличилось количество наименований. Заработал рынок? Нет, сказалась двухлетняя деятельность мегапроекта "Пушкинская библиотека", закупающего при финансовой поддержке Фонда Сороса умную и хорошую книгу для российских библиотек. Сказалась стабильность финансирования издательских проектов через Российский гуманитарный научный фонд. Сказалась целевая поддержка важных для отечественной культуры книг в рамках Федеральной программы книгоиздания (а также в рамках соответствующих муниципальных программ).

Научное книгоиздание в нашем отечестве невозможно без привлечения дополнительных источников финансирования. Соответственно, данный род издания книг коммерческой деятельностью (т.е. самоокупаемой и приносящей прибыль) никоим образом не является.

Вложить деньги в затратное, не дающее скорой отдачи научное книгоиздание всегда могло только государство, если оно способно мыслить стратегически, понимать, что наукою прирастают богатства страны, что учеными прирастает духовность общества, что научными открытиями прирастает международный авторитет России".

стр. 13


А.И. Татаркин:

"Развитие научного книгоиздания Российской Федерации в последние годы породило как позитивные, так и негативные аспекты формирования отечественной научной продукции. К первым следует отнести значительное расширение числа издательств, лицензионно научные труды выпускающих, а также лавинообразное предложение авторами достойных рукописей к опубликованию. Вместе с тем резкий рост числа опубликованных научных книг приводит к размыванию рыночного предложения научной продукции и, как следствие, к снижению качества опубликованных трудов. При этом низкая рентабельность производства монографий не позволяет конкурировать с производством популярной литературы, выпускаемой к тому же огромными тиражами.

Низкая рентабельность обусловлена прежде всего высокими издержками (при малой прибыльности) по технической подготовке и редактированию научных рукописей, изобилующих громоздкими математическими формулами и сложными графическими построениями. Компьютерный набор таких рукописей представляет сложность и для опытных работников, не говоря о возникающих при этом погрешностях редактирования и набора. Не зря многие ведущие научные институты предпочитают работать с узким кругом редакторов и корректоров, знакомых с терминологией и понятийным аппаратом конкретной области знаний.

Данная проблема чрезвычайно актуальна и для экономической науки, инструментальный аппарат которой содержит значительное количество сложных экономико-математических моделей, имитационных логических построений и графических интерпретаций полученных результатов. При этом возникающие погрешности правки и редактирования могут свести на нет многолетние усилия научных работников. В связи с этим заказчики выпуска научных монографий готовы оплатить самые завышенные расценки редактирования и правки рукописи, лишь бы опубликование книги точно отражало полученные научные результаты.

Хорошей иллюстрацией являются известные практически каждому научному работнику случаи издания научных монографий с нулевой или даже отрицательной прибылью с единственной целью распространения своих знаний среди коллег. В этих случаях либо издательство сознательно кредитует (или спонсирует) такого научного сотрудника, либо сам заказчик публикации оплачивает все издательские издержки выпуска монографии. Ни тот, ни другой вариант нельзя признать оптимальным и единственно возможным в мире научных знаний.

Кроме того, реализация научных монографий обеспечивает издательствам низкий совокупный доход в сравнении со сбытом массовой и популярной издательской продукции. Он предопределен невысокой прибылью и малым тиражом научных изданий. Последний обусловлен как недостаточным изучением конъюнктуры рынка научной про-

стр. 14


дукции, так и ограниченным спросом на данную продукцию со стороны, ибо круг специалистов всегда узок.

Вместе с тем продажа монографий осложнена слабой системой дистрибуции и сбыта.

Наконец, продажа научных изданий в сравнении с продажей популярной литературы имеет высокий коммерческий риск. Это обусловлено и сложностью изложения научного материала, и неподготовленностью большинства читательской аудитории к восприятию новых идей, часто понятных лишь для очень узкого круга специалистов.

Конечно, перечисленные проблемы - лишь вершина "айсберга" в экономике научного книгоиздательства. Однако даже они иллюстрируют сложность и невыгодность работы над опубликованием научной продукции.

Научное книгоиздательство, как и во всем мире, должно оставаться коммерческой деятельностью с особым режимом регистрации, лицензирования и налогообложения, прописанным в соответствующем законе о научном книгоиздании. Вариантом повышения низкого совокупного дохода от реализации научных монографий может стать расширение мер государственной поддержки издания научных трудов через систему грантов. По- видимому, целесообразно увеличить как финансирование грантов федеральных фондов - РГНФ и РФФИ, так и обсудить введение грантов на опубликование научных книг в системе РАН и в российских университетах. Расширение количества грантов на опубликование монографий возможно и через создание отечественных филантропических фондов (наподобие Фонда Сороса) на базе крупных российских финансово-промышленных групп.

Проблема распространения научных книг, по-видимому, может быть решена за счет создания систем продвижения полиграфической продукции на базе крупнейших научных издательств. Выпуск каталогов опубликованных книг и бесплатная их рассылка потенциальным покупателям - мировая практика, которая пока не получила развития в России. Очевидно, эта проблема может быть решена лишь самими издательствами. При этом продвижение книгоиздательской продукции через сеть Интернет должно обязательно дублироваться и по традиционным каналам почтовой связи, ибо активных пользователей Интернетом в нашей стране значительно меньше, чем потенциальных покупателей научной продукции.

Еще одна проблема - снижение коммерческих рисков - может быть решена за счет обоснованного включения рыночных (маркетинговых) инструментов в процесс научного книгоиздания. Например, общепризнанным инструментом по формированию общественного мнения является товарная пропаганда, включающая в себя широкое освещение в отраслевой печати своих ноу-хау. Полагаем, что настало время организации общефедеральных конкурсов на лучшие научные книги с вручением соответствующих призов и пре-

стр. 15


мий. Выявление бестселлеров научного книгоиздания помогло бы в расширении рынков сбыта научной продукции, и, как следствие, привело бы к увеличению объемов продаж.

И, наконец, несколько замечаний, которые смогли бы содействовать увеличению товарооборота в сфере научного книгоиздания. Полагаем, что следует отказаться от грифов "Учебник" или "Учебное пособие", выдаваемых Министерством образования РФ. Получение таких грифов представляет собой типичную бюрократическую задачу и не гарантирует высокого качества заявленных работ. По-видимому, целесообразнее будет ограничиваться при опубликовании научных и учебно-методических работ грифом "Рекомендовано ученым советом такого-то института или университета в качестве учебного пособия (научной монографии)"".


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ПРОБЛЕМЫ-НАУЧНОГО-КНИГОИЗДАНИЯ-В-РОССИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Владислав ПортмонеContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Legash

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ПРОБЛЕМЫ НАУЧНОГО КНИГОИЗДАНИЯ В РОССИИ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 19.08.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ПРОБЛЕМЫ-НАУЧНОГО-КНИГОИЗДАНИЯ-В-РОССИИ (date of access: 28.11.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
IN THE INTERESTS OF ENERGY STABILITY
4 days ago · From Україна Онлайн
Аварии на топливе Westinghouse случались и ранее, начиная с 1979 года, когда произошла крупнейшая в истории США авария на АЭС Три-Майл-Айленд, в результате которой зафиксировано расплавление 50% активной зоны реактора. Далее Westinghouse делала попытки торговать с Чехией, однако опасные эксперименты по замене оригинального топлива окончились досрочной его выгрузкой из 1-го энергоблока АЭС Темелин в январе 2007 года, по причине его сильной деформации. Вышедшие из строя вэстингхаусовские тепловыводящие сборки на 3-м энергоблоке Южно-Украинской АЭС были в экстренном порядке заменены на стандартные ТВЭЛовские.
Catalog: Экология 
5 days ago · From Naina Kravetz
HISTORY OF ROADS AND GROUND TRANSPORT ACCORDING TO ARCHEOLOGICAL DATA
Catalog: История 
7 days ago · From Україна Онлайн
BASIC UNIT FOR THE AMERICAN ACCELERATOR
8 days ago · From Україна Онлайн
TRANSITION TO CONTROLLED EVOLUTION OF THE BIOSPHERE
Catalog: Биология 
8 days ago · From Україна Онлайн
DEVONIAN PALEOSOILS OF THE ANDOMA MOUNTAIN
8 days ago · From Україна Онлайн
Безопасно ли брать кредит в Интернете?
Catalog: Экономика 
9 days ago · From Україна Онлайн
Знакомьтесь! Google: Платформа для маркетинга
9 days ago · From Україна Онлайн
Как узнать актуальный курс валют на сегодня?
Catalog: Экономика 
9 days ago · From Україна Онлайн
EUROPEAN NORTH: HISTORY OF EXPLORATION IN DOCUMENTS
Catalog: География 
10 days ago · From Україна Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРОБЛЕМЫ НАУЧНОГО КНИГОИЗДАНИЯ В РОССИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2021, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones