ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-11416

Share with friends in SM

Господину Петре Роману

Я решился ответить на Ваше письмо по поводу нашего сборника документов 1 публично, со страниц научного журнала, членом редколлегии которого я имею честь состоять, по следующим соображениям.

Во-первых, поскольку ввиду того, что с Вашей стороны странным образом никакой реакции на ответное письмо Вам моей глубоко уважаемой коллеги мадам Т. Покивайловой не последовало, мне представляется вполне уместным считать инцидент, связанный с личным родственным аспектом исчерпанным. И это позволяет мне ответить на некоторые Ваши замечания по существу дела.

Во-вторых, хотя письмо Ваше написано а официальном бланке министерства иностранных дел Румынии, что несколько неожиданно и меня лично озадачило, и даже подписано Вами в Вашем качестве государственного министра и министра иностранных дел Румынии и не снабжено грифом "секретно", то я счел возможным предать гласности эту переписку, в которой затронуты вопросы, касающиеся недавнего прошлого наших стран и интересующие не только узкий круг лиц, которых так или иначе эта история касается. Следовательно, предмет и основное содержание упомянутого письма сугубо научные, если отвлечься от его тональности и звучащих в нем эмоциональных мотивов. Впрочем, вполне объяснимых и понятных. Тайну из переписки не следует делать, по моему мнению, и по той причине, что Вы, господин Роман, желаете "не только защитить память" Вашего отца, "но и устранить историческую несправедливость, допущенную с особой легкостью" в нашей книге. Это совпадает полностью и с нашими желаниями, ибо "устранить историческую несправедливость" и есть моральный долг и профессиональная обязанность историка.

Память товарища Вальтера Романа, его деятельность и поступки в конкретной исторической обстановке 1940-х годов, ни в чьей защите, и я в этом глубоко убежден, не нуждаются. Выдвигая предложение о создании самостоятельного трансильванского государства, он исходил из стремления раз и навсегда покончить таким образом с распрями двух братских народов Трансильвании и двух соседних стран - Венгрии и Румынии, учитывал катастрофический опыт совершенного Гитлером раздела Трансильвании в 1940 г. между Венгрией и Румынией, и, наконец, учитывал позитивный исторический опыт многовекового обособленного существования после распада королевства Венгрии в 1526-1541 гг., а затем в составе Габсбургов. В эпоху дуализма, главной целью национального движения румын Трансильвании, как Вам хорошо


Ислaмов Тофик Муслимович - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН, руководитель Центра по изучению Австрии и Венгрии.

1 Трансильванский вопрос. Венгеро-румынский территориальный спор и СССР. 1940-1946. Документы. М.: Росспэн, 2000.

стр. 166


известно, было восстановление автономии края, а не присоединение его к соседней Венгрии.

И, наконец. Не забудем, что Ваш отец В. Роман одновременно был коммунистом, воспитанным в традициях пролетарского интернационализма, который, правда, сегодня не котируется ни в моей, ни, по всей видимости, в Вашей стране. Хорошо, если я ошибаюсь на счет Вашей страны. Я же считаю, что тогдашней позицией В. Романа по трансильванскому вопросу гордиться надобно, а не стыдиться. В сложнейшей обстановке мировой войны он сумел возвыситься над национальным интересом, что делает честь ему.

Не должен удивлять никого тот факт, что идея создания самостоятельного трансильванского государства была высказана наряду с В. Романом также выдающимся ученым-историком академиком Е.В. Тарле, на что в Вашем письме обращено особое внимание. Упоминание этих двух имен рядом нисколько не зазорно ни для кого из них, ни для их почитателей. Это во-первых. А во-вторых, позволю себе сказать, что мотивация предложений у академика и румынского коммуниста относительно судьбы Трансильвании была совершенно различная. И даже диаметрально противоположная. Е.В. Тарле, мой бывший профессор, у которого я учился еще будучи студентом, не был ни интернационалистом, ни коммунистом. Относительно Трансильвании он руководствовался исключительно национальными интересами своей страны, которую часто называл, особенно в лекциях и устных выступлениях, просто Россией. Но он также неплохо знал историю Трансильвании, и как профессионал высочайшего класса, рассматривал ее в контексте европейской истории. Трансильванской историей он занимался на заре своей юности еще до революции. Одна из его ранних работ была посвящена именно истории Трансильвании. Может быть трансильванскую историю он не знал так же досконально, во всех ее подробностях и тонкостях, как В. Роман, выходец из Трансильвании, одинаково хорошо владевший и румынским и венгерским языками. Но повторяю, определяющим для Е.В. Тарле, как ученого, гражданина и государственного деятеля, в каковом качестве он выступал будучи советником правительства СССР, были национальные интересы России, или точнее ее геополитические интересы как великой европейской державы 2 . В этом Вы можете убедиться, если внимательно прочитаете материалы Комиссии Литвинова 3 и сравните их содержание с текстом письма В. Романа.

Но прежде несколько предварительных замечаний по существу дела.

С приближением победоносного завершения Великой Отечественной войны перед советским руководством со всей остротой встал вопрос о послевоенном мирном устройстве Европы и о подготовке проектов будущих мирных договоров с Германией и ее сателлитами. Однако, "советское руководство опасалось, что в послевоенное время снова сложится коалиция или группа государств, настроенных против Советского Союза или стремящихся уменьшить влияние СССР на решение европейских проблем. Впервые подобные опасения прозвучали на заседаниях специальной Комиссии по подготовке мирных договоров и послевоенного устройства, созданной в СССР под руководством М.М. Литвинова" 4 .


2 Что же касается общего подхода Тарле к вопросам послевоенного устройства, то показательно его предложение о необходимости установления по окончании войны протектората над Австрией и "другими малыми державами". См. Протокол заседания Комиссии от 28 апреля 1944 г. - АВП РФ, ф. 06 (секретариат В.М. Молотова), оп. 6, п. 14, д. 141, л. 23.

3 Комиссия состояла преимущественно из людей весьма сведущих и квалифицированных, но не все ее члены обладали такими же обширными познаниями в области европейской истории, как Е.В. Тарле, И.М. Майский или М.М. Литвинов. Так на одном из заседаний при обсуждении проекта документа по трансильванскому вопросу высокопоставленный советский дипломат Я.З. Суриц убежденно объявил, что Трансильвания никогда не была самостоятельной.

4 См. Чубарьян А.О. Советское руководство и некоторые вопросы европейской интеграции в начале 50-х годов. - История европейской интеграции (1945-1994). Под ред. А.С. Намазовой и Б. Эмерсон. М., 1995,с. 113.

стр. 167


На заседании Комиссии 25 марта 1944 г. ее председатель зам. наркома иностранных дел М.М. Литвинов конкретизировал указанные установочные идеи следующим образом: "Мы должны дорожить нашим положением единственной сухопутной державы в Европе, и мы этого положения ни с кем добровольно делить не можем" 5 . Но это вовсе не значит, что Комиссия в своей работе придерживалась только этого принципа. Наоборот, как видно из материалов, связанных с подготовкой мирных договоров с Румынией и Венгрией, нами тщательно изученных. Комиссией рассматривались все возможные решения трансильванской проблемы без всякого ограничения, и в их числе следующие основные:

1. Северная Трансильвания, отторгнутая от Румынии согласно решению второго Венского арбитража от 30 августа 1940 г. возвращается Румынии;

2. Северная Трансильвания остается в составе Венгрии;

3. Трансильвания выделяется в самостоятельное государство под патронажем СССР.

Единственный вариант, который в Советском Союзе не обсуждался, это присоединение Трансильвании к СССР. О том, что существовала и такая альтернатива, свидетельствует коллективное письмо жителей уезда Салард в Северной Трансильвании с просьбой "утвердить независимость Трансильвании" (в действительности речь шла о самоопределении края и его автономии в составе СССР) и "присоединить к Советскому Союзу", буквально "как государство" 6 . Как видно, в тонкостях международного права авторы обращения к мирной конференции явно не разбирались. "Мы не желаем относиться ни к румынскому, ни к венгерскому государству, так как к какому государству мы не присоединились бы, покой трансильванским народам не будет обеспечен", - писали жители уезда, обращаясь к мирной конференции 7 .

Могу, однако, ручаться, что в руководящих кругах Советского Союза подобные фантастические идеи никогда не возникали. Если не считать мимолетного эпизода с попыткой провозгласить советскую власть в округе Марамуреш (бывший венгерский комитат Марамарош, где наряду с румынами проживало значительное русинское и мадьярское меньшинство), и "волей народных масс" присоединить его к Украине. Об этом тоже можно прочитать в материалах Комиссии Литвинова. Кроме того, он описан в книге Б.И. Желицкого, изданной не так давно в Будапеште 8 . История не совсем ясная. В этом эпизоде активное участие принимали украинские руководители, лично Н.С. Хрущев и группа военных. Но и в этом локальном споре Москва решительно поддержала румынских коммунистов, оказав быструю и эффективную помощь в восстановлении здесь румынской администрации. Можно, однако, с уверенностью сказать, что СССР не собирался захватить Трансильванию, хотя, как показывает приведенный эпизод и письмо из Северной Трансильвании, возможность такая имелась, но насколько можно судить по имеющимся в нашем распоряжении документам, она никогда советским руководством не обсуждалась.

В целом же СССР, как и его союзники, в вопросах послевоенного урегулирования пограничных споров исходили из необходимости восстановления статус-кво антебеллум. Так в записке И.М. Майского от 10 января 1944 г. предлагалось связанные с Венгрией вопросы решать "путем пересмотра третейского решения о Трансильвании (имеется в виду второй Венский арбитраж 30 августа 1940 г. - Т.И. ) и другими способами". "Венгрия, - говорилось далее в записке, - должна быть сохранена на базе


5 Там же, с. 20.

6 Под письмом было собрано 200 подписей, но организаторы письма, опасаясь ответственности, уничтожили подлинник и подписи. Подписано оно было местными представителями всех трех правящих партий: коммунистической, социал-демократической и фронта плугарей (т.е. Крестьянская партия Румынии). См. Письмо советскому военному коменданту Бухареста от жителей уезда Салард губернии Орадеа-Маре (Сев. Транс.) для пересылки его Международной конференции в Сан-Франциско. - АВП РФ, ф. 0125, on. 33, д. 22, л. 47-51.

7 Трансильванский вопрос. Венгеро-румынский территориальный спор и СССР. 1940-1946. Документы, с. 312-317. Док. N 81.

8 Cм. Zselicky Bela. Karpatalja a cseh es szovjet politika erdektereben 1920-1945. Budapest, 1998.

стр. 168


строгого проведения этнографического принципа " 9 (курсив мой. - Т.И. ). Этот принцип, к сожалению, как раз в отношении венгерских границ ни в одном случае не был применен, что отнюдь не способствовало стабильности международно-политической ситуации в Карпато-Дунайском бассейне.

В пользу самостоятельности Трансильвании помимо Е.В. Тарле, высказывался также и другой член Комиссии - С.А. Лозовский. "Мне представляется, - говорил он, выступая на заседании Комиссии 29 июня 1944 г., - нам лучше пойти по линии создания самостоятельного Трансильванского государства. Мы совсем не заинтересованы в том, чтобы усиливать Венгрию или Румынию. Почему мы должны усиливать Румынию? Потому, что в Трансильвании имеется 3 миллиона румын? Или усиливать Венгрию потому, что в Трансильвании имеется полтора-два миллиона венгров?". У руководителя Совинформбюро помимо этих принципиальных соображений были и аргументы тактического порядка. "И с точки зрения маневрирования во время конференции (имеется в виду будущая мирная конференция. - Т.И. ), - продолжал оратор, - нам выгодно выдвинуть вопрос о самостоятельности Трансильвании, при условии национального самоопределения, чтобы румыны и венгры друг друга не угнетали" 10 . Но полемизируя с Я.З. Сурицем об отсутствии, якобы, исторического прецедента трансильванской государственности, Лозовский привел неуклюже-наивный аргумент, хотя некоторая своеобразная логика, надо признаться, в нем была. "Конечно, можно найти доказательство против этого, как это сделал т. Суриц. Но таким же образом можно сказать, что Чехословакия долго не была независимой, и Польша тоже. Мало ли что было". Попутно, в ходе дискуссии затрагивался принципиальный вопрос относительно роли исторического права (или противопоставляемого ему этнического фактора) при урегулировании спорных территориальных проблем в Европе. В целом участники дискуссии отдавали приоритет этническому фактору перед историческим. Ратуя за передачу Румынии и северной части Трансильвании, Я.З. Суриц, например, дополнил свои принципиальные соображения о желательности учета этнического фактора, указав на то, что при этом он имеет в виду "наш спор с Польшей", в котором, как известно, исторический аргумент использовался польской стороной. Но тот же этнический аргумент не работал в представлявшем уже чисто академический интерес бессарабском вопросе. Решенный в 1940 г. вопрос о спорной тогда между СССР и Румынией исторической области Бессарабия порождал в руководящих кругах смутное желание как-то компенсировать Румынию за утраченную территорию. Поэтому Я.З. Суриц полагал, что "передав Румынии Трансильванию -этот вечный источник разногласий между центральноевропейскими государствами, - мы заложим основы для действительно прочной зависимости Румынии от нашей политики. Такая перспектива тем более реальна, что Трансильвания бесспорно представляет для Румынии гораздо большую заманчивость, чем Бессарабия" 11 .

Далее оратор добавил: "О том, что нельзя одним миром мазать Румынию и Венгрию, лучше всего говорит вся история прошлого (так в тексте. - Т.И. ) Венгрии. Несмотря на свое угромонгольское происхождение (видимо, он хотел сказать: угрофинское! - Т.И. ), всегда были авангардом германизма в Юго- Восточной Европе и орудием угнетения всех (?!) славянских народов. Не случайно поэтому венгры почти во всех войнах, которые вела Россия, неизменно были на стороне врагов России. Почти обратное наблюдалось в отношении Румынии" 12 . Этот пассаж лишь подтверждает наше впечатление о некомпетентности Я.З. Сурица в исторических вопросах. Он не знал или не хотел вспомнить не только о многочисленных в истории Средней Европы войнах с "германизмом" и восстаниях мадьяр с момента их появления в Подунавье, но и о событиях 1848-1849 гг. К счастью, эти аргументы не нашли отклика у


9 АВП РФ, ф. 06 (секретариат В.М. Молотова), оп. 6, п. 14, д. 145, л. 11.

10 См. Протокол N 8 от 29 июня 1944 г. - Там же, on. 14, д. 141, л. 49-50.

11 Там же, л. 47.

12 Там же, л. 48.

стр. 169


просвещенных участников дискуссии, каковых было большинство. Более компетентный в вопросах истории М.М. Литвинов возразил на эти рассуждения: "Товарищ Суриц ошибается, думая, что трансильванские румыны только и мечтали о воссоединении с Румынией. Правда, агитаторы из Румынии стремились воздействовать на них в этом направлении, но на протяжении истории трансильванские румыны требовали для себя лишь автономии, не мечтая даже о самостоятельности Трансильвании. Вряд ли они будут возражать против того, чтобы получить полную независимость для Трансильвании, в которой они будут господствующей нацией" 13 . Тем не менее советский дипломат был достаточно осмотрителен в окончательных выводах и главное, в своих рекомендациях. И они не были в пользу Венгрии: "Я почти исключаю передачу Трансильвании Венгрии, но не совсем. Я себе мыслю и такое развитие дел, когда можно будет и Венгрии дать Трансильванию, но эта возможность отдаленная. Скорее можно будет придти к соглашению с Румынией взамен ее полного отказа от Бессарабии и Буковины, но это возможно при условии гарантий и некоторого нашего контроля над дальнейшей политикой Румынии. Я не знаю, сможем ли мы получить такие гарантии, даже если правительство (т.е. румынское. - Т.И. ) будет другим и поведет другую политику. Другое дело, если бы удалось получить там базы и контроль, но пока это не будет достигнуто, остается возможность выделения Трансильвании в особое государство. Это может быть или временно до тех пор, пока мы сможем придти к соглашению с Венгрией или Румынией, или может остаться на длительное время, учитывая, что это маленькое государство будет нуждаться в покровителе, которым может быть только Советский Союз, как ближайшая великая держава, причем в дальнейшем я не исключаю создание федерации из Венгрии, Румынии и Трансильвании, если мы действительно сможем влиять на политику Венгрии и Румынии" 14 . (Выделенные курсивом слова М.М. Литвинова почти повторяют предложение Е.В. Тарле в его краткой, предшествовавшей заседанию Комиссии двухстраничной записке.)

Совершенно очевидно, что при обсуждении трансильванского вопроса советские государственные деятели во главу угла ставили в первую очередь интересы Советского Союза. Но бесспорно также и то, что имелось в виду сочетать этот государственный интерес с необходимостью и перспективами обеспечения прочного спокойствия и стабильности в регионе, непосредственно примыкающем к границам СССР. Именно из этой перспективы исходил М.М. Литвинов, когда, выступая с докладом о подготовке мирных договоров с Румынией и Венгрией, выдвинул в качестве одного из вариантов решения румыно-венгерского территориального конфликта идею создания федерации в составе Румынии, Венгрии и Трансильвании. Но эта идея не нашла поддержки в самой Комиссии, поскольку принятие ее связало бы руки советской дипломатии в ее весьма сложных взаимоотношениях с союзниками, и в первую очередь с англичанами, которые имели свои варианты создания после войны федераций, не совсем угодных Москве. И.М. Майский, Б.Е. Штейн и Д.З. Ману- ильский, ссылаясь на это обстоятельство, поддержав идею предоставления независимости Трансильвании, отклонили предложение о федерации в составе Румынии, Венгрии и Трансильвании 15 . По мнению Б.Е. Штейна, "создание независимой Трансильвании является лучшим вариантом". Общее мнение выразил, причем в весьма категорической форме Лозовский: "Само собой разумеется, что перспектива присоединения Трансильвании к Венгрии вообще исключается" 16 .

Из вышеизложенного документального материала вытекает, что мысли, с которыми В. Роман счел нужным поделиться с Комиссией Литвинова, ничего необычного не представляли, органично вписывались в царившую к концу войны идейно-политическую


13 Там же, л. 52.

14 См. Стенографический протокол N 7 от 8 июня 1944 г. - Там же, д. 141, л. 44- 45.

15 Там же, л. 50.

16 Там же, л. 51.

стр. 170


атмосферу в Москве и вполне гармонировали с политическими настроениями и взглядами руководящих деятелей Советского Союза. Нам, к сожалению, ничего не известно, было ли письмо плодом только личных убеждений самого автора, его личным мнением, или же он отражал взгляды какой-то группы или отдельных лиц, с которыми мог общаться в то время. На эту сторону дела могли бы пролить свет письма, бумаги, дневники В. Романа, если они сохранились где-нибудь. Здесь Ваше участие, г-н Петре Роман, могло быть весьма полезным для восстановления полной картины.

Выше я говорил о созвучии предложений В. Романа с теми взглядами и предложениями, которые высказывались на заседаниях Комиссии Литвинова. Но было между ними одно весьма существенное различие, о котором нельзя умолчать. Оно заключалось в том, что исходные позиции у них были иные: румынский коммунист в своих предложениях исходил преимущественно из интересов самой Трансильвании, ее народов, а также из перспективы создания условий для установления добрососедских отношений между Румынией и Венгрией. Советские же деятели постоянно имели перед глазами интересы безопасности собственной страны, принесшей на алтарь войны столь неимоверные потери. Упреки здесь не уместны.

Чтобы удостовериться в корректности нашей интерпретации позиции В. Романа, ниже приводится с некоторыми сокращениями текст его письма, датированного 28 июля 1944 г. и поступившего в Комиссию Литвинова 2 августа 1944 г.

Отметив в начале письма, что он собирается "изложить одну точку зрения по трансильванскому вопросу в порядке обсуждения", В. Роман писал (стилистика и орфография оригинала сохраняются полностью):

"Учитывая всю сложность, разнообразность и особенность трансильванского вопроса, считаю самым подходящим и соответствующим данному этапу (послевоенному) разрешением создания независимой (и от Румынии и от Венгрии) Трансильвании от реки Тиса до Карпат (граница которой была бы гарантирована Советским Союзом, Англией, Америкой), исходя из следующих соображений:

1. Обе страны, претендующие на Трансильванию, почти в одинаковой мере участвовали в грабительской войне Гитлера. Кого же "награждать" присоединением Трансильвании?

(Стремление английского империализма иметь под своим влиянием Венгрию, включающую в себя Трансильванию, так как понятно, что Румыния не может быть в будущем никем использована как центр антисоветских интриг и плацдарм против СССР).

2. Этнографический состав. Между рекой Тиса и Карпатами живут в одном нераздельном конгломерате румыны и венгры (живут и саксы, и швабы, вопрос о которых напоминает вопрос о "приволжских" немцах, при необходимости может быть решен в том же духе).

3. Экономическая самостоятельность. Трансильвания (под которой мы сегодня понимаем: собственно Трансильванию, Банат, Кришану, Марамуреш) представляет одно целое с экономической точки зрения. В период присоединения Трансильвании к румынскому королевству промышленность ее была более развитой, чем промышленность Румынии. ("Решица" является самым крупным металлургическим центром; "И.А.Р." - самым крупным авиационным; "Астра" - самым большим вагоностроительным и "Дермата" - самым мощным кожеобрабатывающим заводом на Балканах).

Трансильвания располагает целым рядом естественных ресурсов: уголь, железная руда, медь, марганец, золото, серебро и т.д. Она богата также в аграрном отношении.

Раздел, произведенный Гитлером в августе 1940 г. - не имевший ввиду ничего, кроме интересов немецкого империализма - противоречит всем экономическим, историческим, национальным и этнографическим соображениям: как если бы отрезать одного из сиамских близнецов, не могущих жить один без другого.

4. Исторические корни. Долгие годы и неоднократно Трансильвания была самостоятельной страной, с собственным князем и в течение XVI и XVII веков играла важную

стр. 171


роль в международных делах. Идея самостоятельности Трансильвании имеет свои традиции и корни как среди трудящихся румын, так и среди венгров.

Исторические факты свидетельствуют о совместной мирной жизни венгров и румын в Трансильвании в течение столетий: в их совместной борьбе, направленной против общего угнетателя.

5. Трансильвания являлась самой прогрессивной частью страны и тогда, когда принадлежала Венгрии и когда принадлежала Румынии. Национально- революционное движение венгров и румын вспыхнуло не раз в Трансильвании. Рабочие Трансильвании были более организованы, чем в других частях Венгрии и Румынии. Рабочее движение более сильное, чем в Венгрии и Румынии 17 .

Из всех этих соображений считаю возрождение самостоятельной Трансильвании - и как временное и в переходное решение - реальным и своевременным, соответствующим интересам прогрессивного развития и Румынии и Венгрии (окончательное решение можно представить себе только при советском строе в Дунайском Бассейне).

С уважением (Вальтер Роман)

Уроженец из Трансильвании: член компартии Румынии; инженер-электрик; бывший начальник артиллерии 35 (интер) дивизии в Испании (1936-1939 гг.); бывший конструктор вагоноремонтного завода в г. Калинине; сотрудник ИККИ (до роспуска); Отв. редактор (румынской редакции) в институте N 205 при ЦК ВКП(б)

Москва, 28.VII.44 г.

"Люкс", ком. 205".

В заключение повторю еще раз то личное впечатление, которое я вынес по прочтении этого письма. Вальтер Роман был коммунистом- интернационалистом, а также патриотом родной ему Трансильвании. И только лишь в этом контексте возможно понять и объяснить его подход к решению трансильванского вопроса. Патриотическое чувство в нем явно преобладало над национальным. Тем он и интересен как личность.

P.S. Я очень благодарен Вам за присланную копию материала из парижской "Се soir", и в особенности за неизвестное нам загадочное письмо В. Романа М.М. Литвинову, датируемое 24 июля, 4 днями раньше опубликованного в нашем томе письма В. Романа от 28 июля тому же адресату. Мы его изучим, самым внимательным образом, и сделаем соответствующие выводы, если это письмо окажется подлинным. Хорошо бы, конечно, иметь факсимиле, фото- или ксерокопию, что технически не трудно сделать. Предварительные соображения по этому поводу содержатся в оставшемся безответным письме мадам Т. Покивайловой. Вместе с моими коллегами я готов вернуться к вопросу о дополнении нашей публикации, если в российских или в румынских архивах, либо в каких-нибудь частных архивах обнаружатся новые документы по интересующим нас вопросам. При этом необходимо иметь больше информации о происхождении и об обстоятельствах появления эпистолярных материалов, подобных присланной Вами копии, принадлежащих, якобы, перу Вальтера Романа.

Представляется целесообразным в интересах читателей и в интересах объективности одновременно опубликовать и Ваше письмо, адресованное нам.

Честь имею,

Тофик Исламов


17 Автор явно преувеличивает значение и роль организованного пролетариата в Венгрии. Ведущую роль в социалистическом движении Венгрии играли рабочие Будапешта и других крупных промышленных центров страны. Чересчур оптимистичен он и в оценке "совместной мирной жизни венгров и румын". Применительно к периоду венгерской революции 1848-1849 гг. это никак не отнесешь. Но правда и то, что на протяжении столетий два народа вполне мирно уживались друг с другом, а иногда и сражались вместе против "общего угнетателя", как выражается автор. Это проявилось, к примеру, в ходе многочисленных антиосманских войн, восстаний, походов, а позднее, в XVIII в., в период борьбы против австрийского абсолютизма.

стр. 172


Ниже публикуется в оригинале текст письма П. Романа, написанный его автором на русском языке.

ПИСЬМО Г-НА ПЕТРЕ РОМАНА

Ministerul Afacerilor Externe al Romaniei

Бухарест, 8 мая 2000 г.

Господину Т.М. Исламову

Госпоже Т.А. Покивайловой

Я прочитал с большим вниманием вашу книгу "Трансильванский вопрос. Венгеро-румынский территориальный спор и СССР. 1940-1946 гг. Документы" и был удивлен, обнаружив ряд упущений, которые определяют тенденциозность характера ее содержания по рассматриваемому вопросу. Более того, был неприятно удивлен, прочитав на 8 стр. Введения этой книги отсылку, абсолютно несоответствующей истине и вне всякой связи с документами, составляющими содержание работы, которая наносит оскорбление памяти моего отца, Вальтера Романа: "Идея создания трансильванского независимого государства была поддержана членом комиссии Е.В. Тарле и румынским коммунистом Вальтером Романом, находившимся в эмиграции в СССР, который был приглашен в качестве эксперта". Эта оценка, ошибочность которой я докажу, не подтверждается ни одним из документов, включенных в работе. Меня огорчило не только ваше истолкование, но и то обстоятельство, что в работе отсутствуют как раз те документы, которые доказывают ее обратность. Именно это упущение и определяет необходимость восстановления истины относительно позиции, занимаемой моим отцом Вальтером Романом в этом вопросе.

Приложенные документы, состоящие из письма Вальтера Романа, адресованного М.М. Литвинову, и статьи, написанной им и опубликованной в парижской газете "Се soir" доказывают абсолютную несостоятельность вашего утверждения.

Представив, в качестве министра иностранных дел Румынии, эти доказательства, я желаю не только защитить память о моем отце, но и устранить историческую несправедливость, допущенную с особой легкостью в вашей книге. Мое недоумение по поводу вашей позиции еще более усиливается в результате моей уверенности, что среди исследованных вами документов не могло отсутствовать письмо к Литвинову. Поэтому, во имя соблюдения исторической справедливости и уважения памяти моего отца я прошу срочно сделать соответствующие уточнения для восстановления правды в своих правах.

К сожалению, в случае отсутствия такого уточнения, в моем качестве министра иностранных дел, я буду вынужден констатировать, что распространение вымыслов о моем отце может быть использовано в определенных политических целях, а каких именно, мне еще непонятных.

Честь имею,

Петре Роман

Государственный министр

Министр иностранных дел Румынии

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ПО-ПОВОДУ-РЕАКЦИИ-В-РУМЫНИИ-НА-КНИГУ-ТРАНСИЛЬВАНСКИЙ-ВОПРОС-ВЕНГЕРО-РУМЫНСКИЙ-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ-СПОР-И-СССР-1940-1946-гг-ДОКУМЕНТЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т.М. ИСЛАМОВ, ПО ПОВОДУ РЕАКЦИИ В РУМЫНИИ НА КНИГУ "ТРАНСИЛЬВАНСКИЙ ВОПРОС. ВЕНГЕРО-РУМЫНСКИЙ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ СПОР И СССР. 1940-1946 гг. ДОКУМЕНТЫ" // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 18.01.2020. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ПО-ПОВОДУ-РЕАКЦИИ-В-РУМЫНИИ-НА-КНИГУ-ТРАНСИЛЬВАНСКИЙ-ВОПРОС-ВЕНГЕРО-РУМЫНСКИЙ-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ-СПОР-И-СССР-1940-1946-гг-ДОКУМЕНТЫ (date of access: 23.02.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Т.М. ИСЛАМОВ:

Т.М. ИСЛАМОВ → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Французские негоцианты в Черном море в конце XVIII - первой половине XIX в.
Catalog: История 
3 days ago · From Україна Онлайн
Курсы английского языка - как не ошибиться с выбором
5 days ago · From Україна Онлайн
Присоединение Крыма к Российской империи в XVIII в.
Catalog: История 
8 days ago · From Україна Онлайн
Полицейский надзор в Юго-Западном крае в 1830-х - 1850-х гг.
Catalog: История 
8 days ago · From Україна Онлайн
Б. Й. ЖЕЛИЦКИ, Ч. Б. ЖЕЛИЦКИ. Венгерские эмиграционные волны и эмигранты (середина XIX - конец 50-х годов XX века)
Catalog: История 
8 days ago · From Україна Онлайн
Донское казачество в начале 1950-х гг.
Catalog: История 
9 days ago · From Україна Онлайн
Август Людвиг фон Шлецер в Европе
Catalog: История 
9 days ago · From Україна Онлайн
Кардинал Миндсенти
Catalog: История 
10 days ago · From Україна Онлайн
ТРАГИЧЕСКАЯ СУДЬБА ЛАСЛО РАЙКА. ВЕНГРИЯ 1949 г.
Catalog: История 
13 days ago · From Україна Онлайн
Ж. Боден. МЕТОД ЛЕГКОГО ПОЗНАНИЯ ИСТОРИИ. М., 2000
Catalog: История 
13 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПО ПОВОДУ РЕАКЦИИ В РУМЫНИИ НА КНИГУ "ТРАНСИЛЬВАНСКИЙ ВОПРОС. ВЕНГЕРО-РУМЫНСКИЙ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ СПОР И СССР. 1940-1946 гг. ДОКУМЕНТЫ"
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones