ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-11494

Share with friends in SM

В сообщении Галицко-Волынской летописи о женитьбе Даниила Романовича на Анне, дочери занявшего на несколько лет галицкий стол Мстислава Удалого, указывается, что первый из рожденных в этом браке сыновей получил небывалое прежде на Руси имя Ираклий: "Первенець бо бе оу него (у Даниила. - А. М.) Ираклеи"1. Родившийся в начале 1220-х гг. Ираклий Данилович умер, вероятно, в раннем возрасте, во всяком случае, еще до 1240 г. и ничем не проявил себя в истории, кроме одного - своего необыкновенного имени, более ни разу не встречавшегося у Рюриковичей2.

Объяснить появление в именослове галицко-волынских князей столь экзотического для Руси имени, на наш взгляд, можно только с учетом особой практики имянаречения, сложившейся в этой семье в результате женитьбы Романа Мстиславича на византийской принцессе. Популярность имени Ираклия в Византии была связана с императором Ираклием I (610 - 641 гг.), одним из наиболее выдающихся правителей и полководцев3. Но вместе с тем, имя Ираклий имеет отношение к культу Честного Креста и почитанию его реликвий.

В 614 г. во время ирано-византийской войны, начавшейся после убийства императора Маврикия (582 - 602 гг.), родственника и союзника шаха Хосрова II Парвиза (591 - 628 гг.), иранские войска под командованием Феррухана Росмиозана (Шахрабараза) захватили и разграбили Иерусалим. По разным данным, в городе было убито от 60 до 90 тыс. человек, а оставшиеся в живых были обращены в рабство4. В персидский плен попала и величайшая святыня христиан - Честной Животворящий Крест Господень, который Шахрабараз отослал Хосрову, а тот поместил его в шахскую сокровищницу. Ценой огромных усилий, невзирая на постоянную угрозу Константинополю со стороны авар - союзников персов, - император Ираклий на средства, собранные церковью, сумел мобилизовать и снарядить огромную армию и совершить поход на восток, достигнув территории Персии и нанеся врагу сокрушительное поражение. Византийские войска штурмом овладели резиденцией Хосрова, персидская военная машина была сломлена, а шах убит


Майоров Александр Вячеславович - доктор исторических наук, профессор. Санкт-Петербургский государственный университет.

стр. 110

одним из своих сыновей, который поспешил заключить мирный договор с Ираклием. Армения, Месопотамия, Сирия, Палестина и Египет были возвращены Византийской империи. Иерусалимский Крест, пробыв в персидском плену 14 лет, был возвращен на прежнее место: по уточненным данным это событие должно было произойти в 630 году5. После обретения Истинного Креста св. Еленой возвращение его из персидского плена и воздвижение Ираклием в Иерусалиме имеет важнейшее значение в истории формирования культа этой главной христианской реликвии. Именно после победы Ираклия над персами и возвращения святыни Воздвижение Креста стало основным церковным праздником Креста Господня, с этим событием связаны также установление календарных памятей Креста 6 марта и в Крестопоклонную неделю Великого поста6.

Образ христианского подвига Ираклия был омрачен новой утратой Иерусалима в 638 г., завоеванного вместе с другими восточными провинциями империи арабами7. Репутации императора повредили также его попытки добиться примирения с монофилитами, впоследствии осужденные церковью8. В результате в Византии, и в частности среди византийских историков и писателей, с течением веков сложилось неоднозначное отношение к Ираклию: наряду с восхвалением нередко звучали и упреки9.

Тем не менее христианский подвиг императора Ираклия обеспечил ему широкую известность и почитание в странах византийского круга. Наиболее значительное развитие культ Ираклия получил на христианском Востоке, в частности в Грузии.

Идеальный образ этого византийского императора, мало соответствующий его историческому прототипу, выработался в средневековой грузинской литературе. Преклонение грузинских летописцев перед Ираклием как христианским подвижником выразилось в приписывании ему масштабного церковного строительства в самой Грузии10. В период арабского завоевания и гонений на христиан образ "царя Ираклия" стал символом борьбы за сохранение веры, вдохновляющим на новые христианские подвиги11.

По-новому переосмысливалась роль Ираклия во время его кавказского похода и осады Тбилиси, захваченного персами. Автор XI в. Сумбат Давитис-дзе особо подчеркивает миссионерскую роль византийского императора, сообщая, будто тот призывал, "чтобы все христиане вошли в церкви, а те маги и огнепоклонники, которые не приняли крещения, были бы истреблены", тем самым Ираклий "очистил веру Христа"12. В действительности, как было установлено еще Н. Я. Марром, возведения каких-либо храмов или иных фактов миссионерской деятельности в Грузии, связанных с византийским императором Ираклием, быть не могло13.

О широкой популярности среди грузин имени Ираклия свидетельствует тот факт, что оно на протяжении веков и вплоть до настоящего времени остается одним из самых распространенных мужских имен в Грузии. Это имя вошло также в именослов грузинских царей: его, в частности, носили картли-кахетинские цари Ираклий I (1688 - 1709 гг.) и Ираклий II (1744- 1798 гг.).

История возвращения Ираклием Честного Креста из персидского плена широко отразилась также в произведениях средневековой историографии и литературных памятниках Армении. Этому событию так или иначе уделено внимание почти во всех трудах средневековых армянских писателей, постоянно обращавшихся к подвигу Ираклия и дополнявших его описания многочисленными новыми подробностями, нередко перераставшими в легенды14.

Новый, еще более значительный интерес к образу императора Ираклия проявился в христианском мире в связи с началом Крестовых походов. Мож-

стр. 111

но уверенно говорить, что в это время культ Ираклия формируется в Западной Европе, где его образ становится не менее популярным, чем на христианском Востоке. В XII в. Ираклий превратился в легендарного героя, которого вспоминали как своего великого предшественника и вдохновителя западноевропейские крестоносцы, несмотря на принадлежность византийского императора к восточнохристианской церкви.

Распространению сведений о христианском подвиге императора Ираклия в странах Западной Европы, очевидно, способствовала деятельность Вильгельма (Гийома) Тирского (ок. 1130 г. - ок. 1186 г.), французского (по другим данным немецкого) историка и дипломата, родившегося в Палестине. Это был один из самых образованных христианских монахов в Святой Земле, служивший сначала архидиаконом тирского митрополита, затем приближенный иерусалимским королем Амори (Амальриком) I (1162 - 1174 гг.) и ставший его послом в Константинополе и Риме. Вильгельм был также воспитателем будущего иерусалимского короля Балдуина IV (1174 - 1185 гг.) и с приходом его к власти стал королевским канцлером, получив к тому же сан архиепископа Тира. После смерти Балдуина Иерусалимское королевство оказалось на краю гибели, и Вильгельм отправился во Францию проповедовать новый крестовый поход, где нашел горячую поддержку со стороны короля и многих рыцарей15.

Написанная Вильгельмом Тирским в 1164 - 1184 гг. "История деяний в заморских землях" ("Historia rerum im partibus transmarinis gestarum") или "Иерусалимская история" ("Historia Hierosolymitana") - самое полное из всех сочинений по истории крестовых походов (главным образом, первого и второго), получившее большую известность в Западной Европе и имевшее множество продолжателей. Особой популярностью пользовался его французский перевод, более известный под названием "История императора Ираклия". Ныне выявлено около 70 вариантов этого произведения, неоднократно дополнявшегося и переписывавшегося. Наиболее полные из них обнимают всю эпоху Крестовых походов (вплоть до падения Акры в 1291 г.). Таким образом, вся история крестоносцев в изложении французских хронистов конца XII-XIII вв. проходит под знаком имени византийского императора Ираклия16.

Образ императора Ираклия входит в западноевропейскую средневековую поэзию и изобразительное искусство. Во второй половине XII в. был создан один из самых популярных французских рыцарских романов - стихотворный роман "Ираклий", содержащий почти полностью вымышленное описание жизни и необыкновенных подвигов византийского императора17. Его автор - Готье из Арраса - состоял на службе у графа Филиппа I Фландрского (1168 - 1191 гг.), одного из вождей крестоносцев, предпринявшего в 1177 г. крестовый поход на Восток и погибшего в Святой Земле во время Третьего Крестового похода. Свой роман Готье посвятил еще одному видному крестоносцу - сенешалю Франции Тибо V Доброму, графу Блуа и Шартра (1152 - 1191 гг.), также участвовавшему в Третьем Крестовом походе и погибшему при осаде Акры18.

В Музее Лувра до нашего времени сохранилось уникальное произведение французского ювелирного искусства второй половины XII в. - декоративная пластинка с креста из позолоченной меди, со сценой подчинения императором Ираклием побежденного персидского царя Хосрова II. Произведение выполнено в сложной технике выемчатой эмали. Сакральный характер действия передается изображением Херувима, сопровождающего Ираклия19.

В эпоху крестоносных войн и особенно после завершения Четвертого похода, в котором активное участие принимали венецианцы и жители других итальянских городов, византийский император Ираклий - предшественник

стр. 112

и вдохновитель западноевропейских крестоносцев - приобретает широкую известность и популярность в Италии. История возвращения Ираклием Креста Господня была включена в "Золотую легенду" - знаменитый агиографический компендиум XIII в., первоначально именовавшийся также "Чтения о святых". "Золотая легенда", ставшая бестселлером средневековья, известна ныне более чем в тысяче списков; она стала самым популярным в Европе книжным изданием после изобретения книгопечатания, была переведена на множество языков (в том числе славянские) и по количеству напечатанных экземпляров уступала только Библии20. Ее автором считается итальянский монах-доминиканец Яков Ворагинский (Якопо да Варацце) (ок. 1230 - 1298 гг.), в конце жизни ставший архиепископом Генуи. Он был также автором первого перевода Библии на народный итальянский язык, церковной истории Генуи и ряда других произведений. Работу над "Чтениями о святых" Яков закончил около 1260 года. Первоначально в этот сборник входили жития около 180 святых, затем их число возросло до 200. История Ираклия вошла в "Золотую легенду", несмотря на то, что он не был канонизирован21.

Благодаря необыкновенной популярности "Золотой легенды" история Ираклия нашла широкое отражение в итальянском искусстве. Наиболее известен цикл фресок "Легенда о Честном Кресте" Пьеро делла Франческа (ок. 1420 - 1492 гг.) в базилике св. Франциска в Ареццо (Тоскана)22. Известен также другой подобный цикл на малом запрестольном образе Адама Эльсхаймера (1578 - 1610 гг.), немецкого художника, жившего в Риме (ныне хранится в Галерее Штеделя во Франкфурте-на-Майне)23. Оба этих цикла представляют сцены, где Ираклий изображен держащим Честной Крест вместе со св. Еленой. Непосредственной иллюстрацией к рассказу "Золотой легенды" является работа болонского живописца XV в. Ламбертини Микеле ди Маттео, изобразившего Ираклия несущим крест в Иерусалим.

О чрезвычайной популярности императора Ираклия в Италии свидетельствует история Барлеттского колосса. Эта огромная бронзовая статуя (высотой около 5 м) ныне стоит неподалеку от базилики Гроба Господня, на месте, где в средние века проводились общегородские собрания граждан (Sedile del Popolo) в местечке Барлетта (Апулия). По существующей легенде, колосс был захвачен венецианцами во время грабежа Константинополя в 1204 г. и затем морем доставлен в Италию. Однако из-за шторма и тяжелого груза венецианцы должны были оставить его на пляже у Барлетты. Местные жители признали в колоссе императора Ираклия, сочтя его появление в своем городе чудом. В действительности статуя представляет собой другого императора, жившего на несколько столетий ранее Ираклия, возможно, Феодосия II, и была отлита, как полагают, по приказу императора Валентиниана III в Равенне в 439 году. Есть также версия, что статуя происходит из расположенного неподалеку от Барлетты города Канозы, где некогда находились другие бронзовые колоссы, не дошедшие до наших дней24.

Наиболее ранние документально подтвержденные сведения о Барлеттском колоссе восходят к 1309 году. Тогда монахи-доминиканцы из города Манфредонии (на севере Апулии), пострадавшего от сильного землетрясения, добились у императора Карла II разрешения использовать ноги и руки статуи для отливки колоколов своей новой церкви, обязуясь при первой возможности изготовить новые конечности для статуи. Однако это обязательство было исполнено только в XV в., когда колоссу приделали заново отлитые ноги и руки, по форме, очень отличающиеся от оригинала. В соответствии с легендой об Ираклии, в правую руку статуи был вложен крест, символизирующий победу византийского императора над персидским царем Хосровом и возвращение в Иерусалим Креста Господня25.

стр. 113

Еще одним проявлением популярности византийского императора Ираклия на христианском Западе можно считать тот факт, что имя Ираклий со времен позднего средневековья и эпохи Возрождения становится одним из широко распространенных мужских имен во Франции и в Италии (фр. Hercule, итал. Ercole) и остается таковым до нашего времени.

Память об императоре Ираклии в Византии была увековечена в воздвигнутом в Константинополе монументе, представлявшем собой колонну, увенчанную крестом. Монумент, более известный под названием "Пестрая колонна", был установлен с восточной стороны храма Сорока Мучеников Севастийских, где простоял со времен Ираклия до первой половины XIV века. Свое название колонна получила в связи с тем, что каждый из составлявших ее барабанов был высечен из разного по цвету камня. После сильного пожара, ослабившего ее основание, колонна рухнула во время бури 12 февраля 1332 года26. Крест, установленный на вершине колонны, подчеркивал, что установлена она была в честь христианского подвига императора, воспринимавшегося как главное свершение его царствования.

Почитание императора Ираклия поддерживалось развитием культа Честного Древа Креста Господня, ставшего главной реликвией христиан. Начавшееся еще при императоре Константине, почитание Честного Креста особенно усиливается после победного возвращения его из персидского плена Ираклием. Именно в рамках константинопольской традиции, которая в послеиконоборческий период стала определяющей в богослужении всего православного Востока, Воздвижение Креста становится одним из великих праздников литургического года. К XII в. он представлял собой пятидневный праздничный цикл, включающий четырехдневный период предпразднества (10- 13 сентября), особое значение придавалось также субботним и воскресным дням до и после Воздвижения, которые получили свои литургийные чтения27.

В правление императора Мануила I Комнина (1143 - 1180 гг.) Византия после длительного перерыва возобновила активную политику в Палестине, всячески укрепляя отношения с основанным крестоносцами в конце XI в. Иерусалимским королевством, правители которого Балдуин III (1143 - 1162 гг.) и Амори (Амальрик) I (1162 - 1174 гг.) были женаты на племянницах Мануила, сам же Мануил женился на антиохийской принцессе. А в 1171 г. король Амори I и вовсе признал себя вассалом византийского императора28. Мануил I не только всячески содействовал возрождению христианских храмов и православного богослужения в Палестине, но и способствовал дальнейшему развитию почитания христианских реликвий и, прежде всего, Честного Креста. Об особом отношении императора и членов его семьи к этой главной христианской святыне свидетельствует значительное число принадлежавших им реликвий Древа Креста Господня, большинство из которых сохранились до нашего времени29.

Благодаря тесным контактам Мануила с королем Амальриком Честной Крест стал одним из главных символов Латино-Иерусалимского королевства и частью королевских регалий, а производство священных реликвий приобрело здесь самый широкий размах. В Иерусалиме вокруг храма Гроба Господня возник целый квартал ремесленников - златокузнецов и ювелиров, - поставивших на поток изготовление разнообразных реликвариев для паломников, прибывавших сюда со всего христианского мира30.

На время правления Мануила приходится расцвет древнерусского паломничества в Святую землю (1160 - первая половина 1170-х гг.)31. Благодаря прямым контактам и родственным связям русских князей с домом Комнинов на Русь стали попадать христианские реликвии самого высокого уровня, в том числе реликвии Честного Креста. Обладательницей сразу не-

стр. 114

скольких высокочтимых святынь - частиц Истинного Древа Креста и Крови Господней, камней Гроба Господня и Гроба Богоматери, а также мощей некоторых святых - стала полоцкая княжна-монахиня Евфросиния, состоящая в свойстве с императором Мануилом. Реликвии были вложены в драгоценный крест-мощевик, изготовленный полоцким мастером Лазарем Бог-шей для построенного Евфросинией Спасского собора в Полоцке32.

В Ипатьевской летописи под 1163 г. сообщается о высылке владимиро-суздальским князем Андреем Боголюбским в Византию своей мачехи-гречанки, второй жены Юрия Долгорукого и, вероятно, родственницы Мануила I. Вместе с ней в ссылку отправились и трое ее сыновей, двум из которых император пожаловал земли: княжич Мстислав Юрьевич получил в управление палестинский город Аскалон ("О(т)скалана")33.

С Мстиславом Юрьевичем, крестильное имя которого - Федор - устанавливается исследователями с большой вероятностью34, связывается также упоминание о "Федоре Росе из рода василевсов" в греческой рукописи середины XIII вв., хранящейся ныне в Библиотеке св. Марка в Венеции35. Среди произведений известных византийских авторов упомянутая рукопись содержит анонимные стихотворные эпиграммы и "поэмы на случай" в духе исторических стихотворений византийского поэта XII в. Феодора Продрома, посвященные в основном событиям правления императоров Иоанна II и Мануила I Комнинов36. Одно из таких стихотворений - эпиграмма на драгоценный энколпион, хранящий священный камень Гроба Господня, принадлежавший Федору Росу37.

Успехи восточной политики Комнинов, а также наступательные действия в Палестине западноевропейских крестоносцев привели не только к новому подъему почитания христианских реликвий Святой Земли, но и к актуализации исторической памяти об императоре Ираклии, что с особой силой проявивилось в конце XII - начале XIII века. Один из участников Четвертого Крестового похода амьенский рыцарь Робер де Клари сообщает о виденной им в Константинополе огромной медной статуе императора, восседающего на боевом коне и указывающего поднятой правой рукой на восток. Статуя была установлена на высокой мраморной колонне недалеко от собора св. Софии, и "греки говорили, что это был император Ираклий"38. В действительности же описанная статуя изображала другого императора - Юстиниана I (527 - 565 гг.). Это была знаменитая колонна Юстиниана, воздвигнута в 543 - 544 гг. на форуме Августеон, между храмом св. Софии и воротами Большого дворца и простоявшая до 1492 г., когда обветшавший памятник был разрушен молнией39.

Этот грандиозный монумент, видимый уже на подходе к Константинополю с моря, оказывал на зрителей неизгладимое впечатление. Сохранились его многочисленные описания и несколько изображений, в том числе рисунок из датированной 1440 г. венецианской рукописи переводов Аристотеля и других античных авторов40. Колонна Юстиниана представлена также в ряде произведений древнерусской живописи XV-XVII веков41.

Отмеченное де Клари переименование жителями византийской столицы колонны Юстиниана в памятник Ираклию может свидетельствовать об определенной трансформации исторического сознания византийцев, произошедшей в эпоху крестовых походов, когда подвиги защитника Креста Господня затмили собою блистательный образ его великого предшественника. Впрочем, переименовать колонну Юстиниана жители византийской столицы могли, вероятно, и под влиянием того уважительного отношения, которое испытывали к Ираклию крестоносцы, захватившие город.

стр. 115

В конце XII в. имя византийского императора Ираклия было широко известно и почитаемо не только в странах Западной Европы, но и на латинском Востоке. С ним, очевидно, связывались упования палестинских крестоносцев на новые решительные победы в противостоянии с мусульманами и на военную помощь Византии в этом священном для всех христиан деле. По-видимому, не случайно имя Ираклий оказалось в именослове иерусалимских патриархов. Широкую известность приобрел латинский патриарх Ираклий (1180 - 1191 гг.), служение которого пришлось на последний и самый тяжелый период в истории Иерусалимского королевства.

Шестой иерусалимский король Балдуин IV с детства болел проказой и не мог иметь детей. Продолжательницей королевского рода должна была стать его сестра Сибилла, выданная за маркиза Вильгельма (Гийома) Монферратского, состоявшего в родстве с императором Фридрихом I Барбароссой и французским королем Людовиком VII. От этого брака родился будущий король Балдуин V, коронованный еще при жизни своего больного дяди как соправитель. Правление Балдуина V оказалось недолгим: пробыв единоличным королем всего около года, он умер летом 1186 г. в Акре в возрасте восьми лет. В Иерусалимском королевстве разразился тяжелый политический кризис. Вследствие напряженной борьбы новым королем стал второй муж Сибиллы, незнатный французский рыцарь из Пуату Ги де Лузиньян (1186 - 1192 гг.)42.

В 1184 г. по поручению неизлечимо больного короля Балдуина IV иерусалимский патриарх Ираклий в сопровождении великого магистра Ордена госпитальеров Роже де Молинье и великого магистра Ордена тамплиеров Арнольда Торройского отправился на Запад с призывом к новому крестовому походу. Делегация посетила Италию, Францию и Англию, попутно ведя поиски достойных кандидатов на иерусалимский престол и везя с собой ключи от Иерусалима, храма Гроба Господня и башни Давида, а также другие священные реликвии крестоносцев. В начале мая 1185 г. вместе с английским королем Генрихом II Плантагенетом Ираклий прибыл во Францию к королю Филиппу II Августу. Оба монарха отказались тогда принять иерусалимскую корону, но обещали послать в Святую Землю войска и денежную помощь. По возвращении в Иерусалим патриарх Ираклий, будучи решительным сторонником Ги де Лузиньяна и королевы Сибиллы, сделал все возможное для победы Ги и совершил его коронацию в Храме Гроба Господня. Летом 1187 г., выступая в поход против египетского султана Салах-ад-Дина (Саладина), король Ги просил Ираклия, чтобы тот шел во главе армии с реликвией Честного Креста. Ираклий, однако, был болен и эту миссию исполнил епископ Акры. После сокрушительного поражения армии Ги в битве при Хаттине в июле 1187 г. патриарх Ираклий вместе с другими христианами латинского обряда покинул Иерусалим, сдавшийся Саладину 2 октября. Письмо Ираклия к папе Урбану III с извещением о падении Иерусалима стало причиной преждевременной смерти последнего: "Папа Урбан, который тогда был в Ферраре, умер от горя, услышав эти новости"43.

В представлении западноевропейских хронистов имена Ираклий и Урбан приобрели символическое значение в связи с историей Честного Креста и христианского Иерусалима. Одна из глав Хроники Салимбене де Адам - крупнейшего памятника средневековой латинской литературы, составленного во второй половине XIII в. францисканским монахом из Пармы, - посвящена рассуждениям автора "о том, что при [одном] Ираклии Крест Господень вновь был обретен, а потом при другом Ираклии в Иерусалим вторглись магометане"; точно так же, как "при [одном] папе Урбане" (римский папа Урбан II (1088 - 1099 гг.). - А. М.) был обретен и сам Иерусалим, "а ныне при

стр. 116

[другом] Урбане (римский папа Урбан III (1185 - 1187 гг.). - А. М.) Иерусалим захвачен теми же варварами"44.

Ряд эпизодов биографии патриарха Ираклия представляют особый интерес. Уроженец Оверни (центральная Франция) он проявился в Иерусалимском королевстве около 1168 г., - тогда в документах впервые возникает имя некоего "магистра Ираклия" (magister Heraclius), ведшего дела патриаршей канцелярии. Карьера Ираклия развивалась стремительно: в 1169 г. он был уже архидиаконом Иерусалима, а в 1175 г. стал архиепископом Кессарии Палестинской45. Появление в Иерусалиме латинского клирика с именем Ираклий и его стремительная церковная карьера совпадают по времени с появлением на иерусалимском престоле новой королевы - Марии Комниной, внучатой племянницы византийского императора Мануила I, выданной в 1167 г. за короля Амальрика. Мария прибыла в Иерусалим с огромным приданным и многочисленной византийской свитой, и ее появление вызвало значительные перемены при иерусалимском дворе. Они затронули и важнейшие стороны жизни церкви. Амальрик начал чеканить монету с изображением византийского Анастазиса (ротонды в храме Гроба Господня), велел переделать королевские регалии по византийским образцам, ввел византийский придворный церемониал. Вместе с императором Мануилом и латинским епископом Ральфом Амальрик участвовал в восстановлении храма Рождества Христова в Вифлееме, украшенного тогда роскошными мозаиками, выполненными в византийском стиле. Имена Мануила, Амальрика и Ральфа запечатлены в благодарственной надписи на греческом и латинском языках, сохранившейся в храме, где также упоминается имя византийского мозаичиста Эфраима, закончившего работы в 1169 году46. Блистательный внешний вид и церемониал византийских церковных иерархов неузнаваемо преобразили некогда скромный облик служителей латино-иерусалимской церкви. Именно патриарх Ираклий стал тем иерусалимским предстоятелем, чей роскошный византийский облик повергал в смущение и даже вызывал осуждение католиков на Западе. Такое впечатление вызвало, по свидетельству англо-нормандского хрониста конца XII - начала XIII в. Ральфа Нигера, появление Ираклия в Европе в 1184 - 1185 гг. во главе посольства иерусалимского короля Балдуина IV. Роскошные одежды и многочисленная пышная свита патриарха никак не соответствовали целям его миссии - просить финансовой и военной помощи для защитников христианского Иерусалима, терпящих крайнюю нужду в неравной борьбе с мусульманами47.

Какими же путями имя Ираклий могло попасть в именослов галицко-волынских князей? В первую очередь этому должен был способствовать брак Романа Мстиславича с византийской принцессой Евфросинией. Ее отец император Исаак II считал себя продолжателем дел Мануила, пытавшегося повторить великие свершения Ираклия, восстановив власть империи над святынями христианского Востока. По свидетельству Никиты Хониата, отправив в монастырь свою старшую дочь, Исаак исполнил то, что некогда "предполагала сделать еще царица Ксения по смерти своего супруга, царя Мануила Комнина". Тем самым царевна Евфросиния с раннего детства воспринималась как "жертва Богу", принесенная ее отцом в память о другом великом правителе Византии. В честь Мануила Исаак назвал также одного из своих сыновей, которому собирался передать престол империи в обход старшего сына Алексея48. Священная реликвия Честного Креста и драгоценный крест-реликварий с именем императора Мануила, полученные Романом в качестве приданного своей новой жены и унаследованные их потомками также должны были способствовать укоренению в Галицко-Волынской Руси культа Ираклия, возвратившего главную реликвию христиан из персидского плена.

стр. 117

Так или иначе, имя Ираклия, тесно связанное с византийской церковной и светской традицией, попало в именослов русских князей под влиянием галицко-волынской княгини Евфросинии и связанных с ней провизантийских настроений. Подобным же образом это имя вошло в именослов латинских патриархов Иерусалима под влиянием королевы Марии и провизантийской политики ее супруга, короля Амальрика.

Нельзя исключать и того, что имя Ираклия возникло не в первом, а во втором поколении потомков Романа и Евфросинии, когда с момента заключения их брака прошло около двадцати лет. К этому времени многое изменилось как в жизни княжеской семьи, так и в истории всей Европы - уже не было в живых Романа Мстиславича, распалась созданная им держава и не существовало прежней Византийской империи со столицей в Константинополе.

Имелся и еще один повод для появления у Рюриковичей столь необычного в их среде имени. Его следует искать не на востоке, а на западе. В эпоху крестовых походов, особенно в XII-XIII вв., имя византийского императора и христианского подвижника Ираклия приобрело чрезвычайно широкую популярность в Западной Европе и стало одним из символов крестового движения. К его подвигам постоянно апеллировали латинские проповедники крестовых походов, а его героический образ, поддерживаемый Римской церковью, широко отразился в произведениях литературы и искусства средневековой Европы. В конце второго десятилетия XIII в. эпицентр европейского крестового движения вплотную приблизился к границам Галицко-Волынской Руси. Имеется в виду объявленный папой Иннокентием III (1198 - 1216 гг.) в ноябре 1215 г. Пятый Крестовый поход (1217 - 1221 гг.), одним из главных предводителей которого на первом этапе стал венгерский король Андрей II (1205- 1235 гг.), некогда занимавший княжеский стол в Галиче. На силы венгерских крестоносцев особую ставку сделал новый папа Гонорий III (1216 - 1227 гг.), предложивший королю Андрею в обмен на участие в крестовом походе свое содействие в получении трона Латинской империи. Незадолго до этого, в феврале 1215 г., Андрей женился на Иоланде де Куртенэ, племяннице латинского императора в Константинополе Генриха I, после смерти которого в июле 1216 г. венгерский король заявил о своих правах на константинопольский престол49. Вспомнив об обете принять крест, данном еще его отцом королем Белой III, Андрей энергично принялся за дело. Он сумел собрать самую крупную королевскую армию за всю историю крестовых походов, насчитывавшую, по некоторым оценкам, до 20 тыс. рыцарей и их слуг и еще около 12 тыс. гарнизонных солдат. В конце августа 1217 г. венгерский король со своим войском прибыл в Сплит, где погрузился на предоставленные венецианцами суда и в конце октября достиг Палестины. По пути к ним присоединились многочисленные отряды других крестоносцев - Жана де Бриенна (Иоанна Бриеннского), номинального короля Иерусалима, а также австрийского и баварского герцогов, короля Кипра, князя Антиохи, нескольких духовно-рыцарских орденов и другие50.

После первой победы у армии крестоносцев начались различные затруднения, связанные с нехваткой припасов и разногласиями между предводителями. Кроме того, армия крестоносцев не получила вовремя необходимые ей катапульты и требуше, что предопределило неудачи предпринятых осад мусульманских крепостей и в частности провал осады крепости на священной для христиан горе Фавор51. Венгерский король Андрей, оправившись от внезапной болезни, постигшей его вскоре по прибытии в Палестину, стал требовать активизации боевых действий и нанесения удара общими силами крестоносцев по Дамаску. Однако совет баронов отклонил это требование, пред-

стр. 118

ложив взамен предпринять поход в Египет в надежде на помощь местного христианского населения. Оскорбленный Андрей в январе 1218 г. объявил о прекращении своего участия в походе и покинул Палестину. Более года он затем добирался домой через Киликийскую Армению, Иконийский султанат, Никейскую и Латинскую империи, а также Болгарию, проведя переговоры с императором Феодором I Ласкарем, армянским и болгарским царями Левоном II и Иваном II Асенем. Повсюду Андрей II предлагал заключать с ним династические союзы посредством браков с членами его семьи. Во время пребывания в Никее, в конце 1218 г. венгерский король договорился о браке дочери Феодора Ласкаря Марии со своим сыном и наследником, будущим королем Белой IV; при этом сам Андрей едва не стал жертвой заговора, устроенного его двоюродными братьями, также находившимися в Никее52.

Во время отсутствия короля Андрея в Галицкой земле успели произойти важные события. В борьбу за галицкий стол вступил новгородский князь Мстислав Мстиславич Удалой (Удатный), который сумел выгнать из Галича сына Андрея Коломана (Кальмана), княжившего здесь с 1214 года. Вопрос о количестве и хронологии походов Мстислава на Галич остается одним из самых запутанных в виду неполноты и противоречий в сообщениях источников. Всего князь совершил не менее трех попыток овладеть Галичем, которые можно датировать 1215, 1217 - 1218 и 1221 годами53. Впервые Мстислав оказался на галицком столе в конце 1217 или начале 1218 гг., то есть в то время, когда венгерский король находился в палестинском походе. В конце 1219 г. Андрею в союзе с малопольским князем Лешком Белым удалось выбить Мстислава из Галича. Однако через некоторое время с помощью своего зятя Даниила Романовича Мстислав вернулся на галицкий стол. Его решающая битва с венграми, закончившаяся полной победой русского князя, состоялась 13 - 14 августа 1221 года54.

Из письма римского папы Гонория III королю Андрею, датированного 1222 г., становится ясным, что между Мстиславом и Андреем, вероятно, осенью 1221 г. был заключен мирный договор, по которому венгерский король соглашался признать права Мстислава на Галич. Условием такого согласия должен был стать брак дочери Мстислава и сына Андрея, также носившего имя Андрей, к которому после смерти русского князя должны были перейти все права на галицкий стол. Появление в это время у Мстислава Мстиславича внука по имени Ираклий, по-видимому, было не только данью византийским традициям, чтимым в семье Даниила Романовича, зятя Мстислава, но и откликом на союз с рыцарем Христа и одним из предводителей Пятого Крестового похода, венгерским королем Андреем II. Косвенным подтверждением этому может быть санкция на союз русского и венгерского правителей римского папы Гонория III, о которой говорится в письме55.

За долгие годы тесных контактов с венгерским королем личное пристрастие к крестоносному движению могло развиться и у самого Даниила Романовича. Свои детские годы он провел в Венгрии и получил воспитание при дворе короля Андрея. Последний даже строил планы сделать Даниила своим наследником, женив его на собственной дочери56. По-видимому, у венгерского короля были весьма серьезные намерения вырастить из русского княжича надежного вассала57.

Тот факт, что именем Ираклия Даниил назвал своего старшего сына и вероятного наследника, "первенца", как называет его летопись, ясно свидетельствует, что Романович был настроен продолжать политику своего отца, поддерживавшего союзнические отношения не только с Византией, но и со странами Западной Европы. Даниил как бы посылал сигнал европейским государям о готовности участвовать в делах общеевропейской политики, важ-

стр. 119

нейшим из которых по-прежнему оставалась защита и приумножение завоеваний христиан в Святой Земле. С именем Ираклия галицко-волынские князья готовы были следовать по пути великого византийского императора, чьи подвиги во имя Христа несколько столетий объединяли христиан Востока и Запада.

Примечания

1. ПСРЛ. М. 1998. Т. II, стлб. 732.

2. DABROWSKI D. Rodowod Romanowiczow ksiazat halicko-wolynskich. Poznan; Wroclaw, 2002. s. 99 - 101; IBIDEM. Genealogia Mscislawowiczow. Pierwsze pokolenia (do poczata XIV wieku). Krakyw. 2008, s. 350 - 351.

3. См.: KAEGI W.E. Heraclius: emperor of Byzantium. Cambridge. 2003.

4. См.: ПИГУЛЕВСКАЯ Н. В. Византия и Иран на рубеже VI и VII вв. М. -Л. 1946, с. 191 - 205.

5. BAYNES N.H. The restoration of the Cross at Jerusalem. - The English Historical Review. 1912. Vol. 27 (106), p. 288; KAEGI W.E. Op. cit, p. 206.

6. МИХАИЛ (ЖЕЛТОВ), диакон, ЛУКАШЕВИЧ А. А. Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня. В кн.: Православная энциклопедия. Т. IX. М. 2004.

7. EL-CHEIKH N.M. Byzantium Viewed by the Arabs. Cambridge. 2004, p. 10 - 18, 205.

8. См.: BURY J.B. A history of the later Roman empire from Arcadius to Irene. [S. I.] 2005, p. 251; KAPTAUJOB A.B. Вселенские соборы. М. 1994, с. 261 и след.

9. См.: ЧИЧУРОВ И. С. Место "Хронографа" Феофана в ранневизантийской исторической традиции. В кн.: Древнейшие государства на территории СССР. М. 1983, с. 117 - 118.

10. ТАКАЙШВИЛИ Е. С. Источники грузинских летописей. Три исторические хроники. - Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис. 1900. Вып. 28, с. 127 - 128.

11. ЦУЛАЯ Г. В. Из истории грузинской агиографии: "Мученичества Давида и Константина". - Отнографическое обозрение. 1996, N 1.

12. СУМБАТ ДАВИТИС-ДЗЕ. История и повествование о Багратионах. Тбилиси. 1979, с. 30.

13. АНТИОХ СТРАТИГ. Пленение Иерусалима персами в 614 году: Грузинский текст. СПб. 1909, с. 59.

14. См.: АНТИОХ СТРАТИГ. Ук. соч., с. 48 - 62; АРУТЮНОВА-ФИДАНЯН В. А. Себеос об Ираклии. В кн.: Мир Александра Каждана. СПб. 2003; ДАРБИНЯН-МЕЛИКЯН М. О. Предисловие к кн.: История анонимного повествователя (Псендо-Шапух Багратуни). Ереван. 1971.

15. HIESTAND R. Zum Leben und Laufbahn Wilhelms von Tyrus. - Deutsches Archiv. 1978. Bd. 34; BABBITT S.M. William of Tyre. - Dictionary of the Middle Ages. Vol. 12. N.Y. 1989.

16. ЗАБОРОВ М. А. Современники - хронисты и историки крестовых походов. - Византийский временник. Т. XXVI. М. 1965, с. 144 - 145. См. также: MORGAN M.R. The Chronicle of Emoul and the Continuations of William of Tyre. Oxford. 1973; EDBURY P.W., ROWE J.G. William of Tyre: Historian of the Latin East. Cambridge. 1988.

17. МИХАЙЛОВ А. Д. Французский рыцарский роман. М. 1976, с. 95 - 106.

18. BRUCKNER M.T. Gautier d'Arras. - Medieval France: an encyclopedia. N.Y. 1995.

19. LABORDE L. de, marquis. Motice des emaux exposes dans les galeries du Musee du Louvre. T. II. P. 1852, N 28, p. 44 - 45.

20. MULCHAHEY M.M. "First the bow is bent in study...": Dominican education before 1350. Toronto. 1998.

21. См.: REAMES Sh.L. The Legenda Aurea: A Reexamination of Its Paradoxical History. Madison. 1985.

22. LAWIN M.A. Piero della Francesca: San Francesco, Arezzo. N.Y. 1994.

23. KLESSMANN R, etc. Adam Elsheimer. 1578 - 1610. L. 2006.

24. De PAOLA Th. The Mysterious Giant of Barletta: an Italian Folktale. San Diego. 1989.

25. An encyclopedia of the history of classical archaeology. T. I. L., p. 314.

26. КОНДАКОВ Н. П. Византийские церкви и памятники Константинополя. М. 2006, с. 59; KAEGI W.E. Op. cit., p. 63.

27. МИХАИЛ (ЖЕЛТОВ), диакон, ЛУКАШЕВИЧ А. А. Ук. соч.

28. LILIE R. -J. Byzanz und die Kreuzfahrerstaaten. Studien zur Politik des byzantinischen Reiches gegeniiber den Staaten der Kreuzfahrer in Syrien und Palastina bis zum Vierten Kreuzzug (1096- 1204). Munchen. 1981, S. 173 - 174.

29. RUNCIMAN S. A History of the Crusaders. Vol. 3. Cambridge. 1952, p. 381; HEYER F. Kirchengeschichte des Heiligen Landes. Stuttgart. 1984, S. 122, 276; FROLOW A. La relique de la

стр. 120

Vraie Croix, p. 296 - 297, 317, 342 - 344, 426 - 427; N 273. 312. 367, 529; GABORIT-COPIN D. La croix d'Anjou. - Cahiers Archeologiques. T. 33. P. 1985, p. 157 - 160.

30. FOLDA J. Crusader art in the Holy Land: from the Third Crusade to the fall of Acre. 1187 - 1291. N.Y. 2005, p. 28. См. также: ФОЛДА Я. Искусство Латинского Востока. 1098 - 1291. В кн.: История крестовых походов. М. 1998, с. 173.

31. НАЗАРЕНКО А. В. Древняя Русь на международных путях. М. 2001, с. 639.

32. См.: АЛЕКСЕЕВ Л. В. Крест Евфросинии Полоцкой 1161 года в средневековье и в позднейшие времена. - Российская археология. 1993, N 2; СВЯТОСЛАВСКИЙ А. В., ТРОШИН А. А. Крест в русской культуре. М. 2000, с. 124 и след.

33. ПСРЛ. Т. II. М. 1998, стлб. 521.

34. ЛИТВИНА А. Ф., УСПЕНСКИЙ Ф. Б. Выбор имени у русских князей в X-XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. М. 2006, с. 588.

35. ГРАЛЯ И. "Федор рос" византийского кодекса середины XIII в. - Спорные вопросы отечественной истории XI-XVIII веков. Тезисы докладов и сообщений Первых чтений, посвященных памяти А. А. Зимина. Ч. I. М. 1990.

36. ШЕСТАКОВ С. Заметки к стихотворениям Codicis Marciani gr. 524. - Византийский временник. Л. 1926. Т. XXIV (1923 - 1926); MORAVCSIK Gy. Byzantinoturcica. Berlin. Bd. II. 1983, S. 225.

37. БИБИКОВ М. В. Byzantinorossica. Свод византийских свидетельств о Руси. Т. I. M. 2004, с. 212, 650.

38. РОБЕР де КЛАРИ. Завоевание Константинополя. М. 1986, с. 63 (LXXXVI).

39. См.: Glorious horsemen: equestrian art in Europe, 1500 to 1800. [Exhibition] Museum of Fine Arts, Springfield, Massachusetts, September, 27 - November, 29, 1981; the J.B. Speed Art Museum, Louisville, Kentucky, January, 11 - February, 28, 1982. Springfield. 1982, p. 24.

40. DIEHL Ch. Manuel d'art byzantin. T. 1. P. 1925, p. 280.

41. БЕЛОБРОВА О. А. Статуя византийского императора Юстиниана в древнерусских письменных источниках и иконографии. - Византийский временник. Т. XVI1. М. 1960.

42. NEWEY W.K., LAY S. A leper in purple: the coronation of Baldwin IV of Jerusalem. - Journal of Medieval History. 1997. Vol. 23 (Dec), N 4; HAMILTON B. The Leper King and his Heirs: Baldwin IV and the Crusader Kingdom of Jerusalem. Cambridge. 2000.

43. EDBURY P.W. The Conquest of Jerusalem and the Third Crusade: Sources in Translation. [Aldershot, u. a.] 1996, p. 47, 162 - 163. См. также: EDBURY P.W. Propaganda and Faction in the Kingdom of Jerusalem: The Background to Hattin. - Crusaders and Muslims in Twelfth-Century Syria. Leiden. 1993.

44. САЛИМБЕНЕ де АДАМ. Хроника. М. 2004, с. 14.

45. KEDAR B.Z. The Patriarch Eraclius.

46. PRINGLE D. The churches of the Crusader Kingdom of Jerusalem. Cambridge. 1993. Vol. 1. A-K, p. 139. См. также: ФОЛДА Я. Искусство Латинского Востока, с. 176 - 177.

47. TYERMAN Ch. England and the Crusades. 1095 - 1588. Chicago. 1996, p. 39; IBIDEM. God's war a new history of the Crusades. Cambridge. 2006, p. 216.

48. Nicetae Choniatae Historia. Novi Eboraci. 1975, p. 419. Русский пер. см.: НИКИТА ХОНИАТ. История, начинающаяся с царствования Иоанна Комнина. Т. II. СПб. 1862, с. 85.

49. LOWER M. The Barons' Crusade: a call to arms and its consequences. Philadelphia. 2005, p. 75.

50. Van CLEVE Th.C. The Fifth Crusade. In: The later Crusades. 1189 - 1311. Leiden. 2006.

51. HUMPHREYS R.S. From Saladin to the Mongols: the Ayyubids of Damascus. 1193 - 1260. Albany; N.Y. 1977, p. 157; PERNOUD R., TAYLOR H., READ P.P. The Templars: knights of Christ. San Francisco. 2009, p. 74.

52. MORAVCSIK Gy. Byzantium and the Magyars. Budapest. 1970, p. 96.

53. Наиболее подробный обзор этого вопроса и реконструкцию событий борьбы за Галич в 1217 - 1221 гг. см.: ГОЛОВКО О. Б. Корона Данила Галицького. Волинь та Галичина в державно-політичному розвитку Центрально-Східної Європи раннього та класичного середньовіччя. Київ. 2006, с. 277 - 291. См. также: ВОЛОЩУК М. М. Венгерское присутствие в Галиции в 1214 - 1219 годах.

54. ГРУШЕВСЬКИЙ М. С. Хронольопя подій Галицько-Волинської літописи. - Записки Наукового товариства ім. Шевченка. Т. 41. Львів. 1901, с. 17.

55. Vetera Monumenta Hibemorum et Scoturum Illustranita. Roma. 1859 - 1860. T. I, N 65. Текст письма в русском переводе (в извлечениях) см.: ПАШУТО В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М. 1968, с. 349 - 350.

56. ПСРЛ. Т. II, стлб. 719 - 723.

57. См.: ВОЛОЩУК М. М. "Угорське дитинство" князя Данила Романовича (1206 - 1210 pp.). - На вівтар історії України. Ювілейний збірник на пошану В. В. Грабовецького. Івано-Франківськ. 2008.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/О-происхождении-и-символике-имени-князя-Ираклия-Даниловича

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. Майоров, О происхождении и символике имени князя Ираклия Даниловича // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 05.04.2020. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/О-происхождении-и-символике-имени-князя-Ираклия-Даниловича (date of access: 07.06.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. В. Майоров:

А. В. Майоров → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Пращур наш не знал странностей в мире, где жил, чтя его Корень — Бога: Причина, Бог есть наше Я. В мире новом, чей идол наука, Бог канул в умах: Колесо без Оси сей, Мир пуст, Центр его — есть дыра. Чрез нее льется Тайна страша: то стучит к нам в сердца вечный Двигатель, AX|IS OF ALL — ОСЬ ВСЕГО (АНГЛ.), АЛЛ|АХ. Our Ancestor did not know the strangenesses in the world where he lived, revealing its Root — God: Cause, God is our I. In the new world, whose science is an idol, God sank in the minds: a Wheel without this Axis, the Universe is empty, its Center is a hole. A Mystery pours through it frighteningly: it is beaten into our hearts by its Engine, God.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
Панспермии, жизнь внесшей в мир сей, смысл един: человек и жизнь эта на Землю сошли из В-СЕЛЕН-ной с ближайшего тела — Луны, сделав вниз ШАГ ОДИН. Рознь планет сих, нам зрима — обман: в очах вечных, Вселенной согласных, они стоят встык: с-EВЕ-р в север, макушка к макушке их. Земля есть следствье, Причина — Луна, EVE: Женщина, Жизнь.
Catalog: Философия 
8 days ago · From Олег Ермаков
Узрев себя впритык с Причиною всего, постигнем мы, прозрев, все тайны Мира. Причина эта — есть Луна. Seeing that we are standing close to the Cause of everything, we will comprehend, having seen, all the secrets of the Universe. This Cause is the Moon.
Catalog: Философия 
15 days ago · From Олег Ермаков
Казачья станица в 1930-е гг.
15 days ago · From Україна Онлайн
Социальное пространство – одна из топовых тем нынешних гуманитарных наук, поскольку пространство, по М. Кастельсу, и есть выражение общества. Социальное пространство, пребывая в пространстве физическом, в отличие от него, уже сформировавшегося, предопределяется и создается мыследеятельностной энергийностью людей, само воздействуя на них. Оно становится цивилизационным домом человеческого бытия, вариантная архитектоника которого закладывается в неких исходных «проектных решениях», не поддающихся легкому осмыслению.
Catalog: Философия 
20 days ago · From Александр Ральчук
О. Е. ПЕТРУНИНА. Греческая нация и государство в XVIII-XX вв.
Catalog: Право 
22 days ago · From Україна Онлайн
СМИ не однажды писали о том, что корабль «Аполлон-13» нес к Луне на своем борту бомбу. Писали бездоказательно. Здесь представлено мое доказательство того, что это — правда. The media have repeatedly written that the Apollo 13 ship carried a bomb to the moon on board. They wrote without proof. Here is my evidence that is true.
Catalog: Философия 
29 days ago · From Олег Ермаков
Преобразования "просвещенного абсолютизма" в Испании XVIII в.
Catalog: История 
31 days ago · From Україна Онлайн
Земельный вопрос в Дагестане в конце XIX - начале XX в.
Catalog: Экономика 
31 days ago · From Україна Онлайн
Информационная политика в Австро-Венгрии в годы первой мировой войны
31 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
О происхождении и символике имени князя Ираклия Даниловича
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones