ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-68

Share with friends in SM

Илья БЕЛЕВАНЦЕВ, ветеран Великой Отечественной войны

"Везет" нам в жизни или "не везет", "судьба" или "не судьба"? Отвечая на этот трудный вопрос всей своей судьбой, вошел в семейные предания нашего рода Белеванцевых мой старший брат Павел Федорович.

В крестьянской сибирской семье нас было 14 детей. Павел - девятый, 1923 года рождения, я, Илья, - тринадцатый, 1928 года. Судьба распорядилась так: мать умерла на операции в 1932 г.; отец погиб, отстаивая коллективизацию. Еще в Гражданскую он был в партизанской армии Щетинкина. А его старший брат, дядя Иван, подался к Колчаку. Брат на брата. Нас, детей, после гибели родителей вскоре осталось четверо: сестра Татьяна - 1908 г., брат Сергей - 1919 г., и мы с Павлом - 11 и 6 лет. Татьяна растила двух своих детей вдали от нас. Сергей в 15 лет уже батрачил и с отцовской земли пытался прокормить нас. Но тяжеловато 15-летнему подростку держать хозяйство, землепашествовать, смотреть за двумя младшими братьями. А в хозяйстве было 2 лошади, 2 коровы, овцы, птица... Все пошло прахом.

И ходили мы с Павлом по родному поселку Иркутский, Тогучинского района Новосибирской области, от родни к родне, от бедных к состоятельным, от них к богатеньким, и пели песни сообразно окружению: "О сотне юных бойцов из буденновских войск", или "Отец мой был природный пахарь, а я работал вместе с ним...", или в состоятельной семье: "Три недели мясо ели, поминали Ленина". Тем и держались. Очевидно, Аркадий Гайдар свой типичный образ Жигана - вагонного героя Гражданской войны списывал и с нас, сотен и тысяч беспризорных периода коллективизации.

Но у крепнувшей Советской власти дошли руки и до нас. В августе 1934 г. нас с Павлом по решению и просьбе родичей направили в Новосибирск в детприемник. Вез нас пожилой сосед, дед Мокей, на карей лошадке. На дрожках под сеном в мешке лежало "изобилие" провизии: 3 краюхи хлеба, кружка масла, крутая гороховая похлебка в туеске, яйца, огурцы. Всей улицей собирали нас в дорогу соседки. Ехали двое суток. Ночевали в промежуточной деревне. А к исходу второго дня въехали в город на заходящее солнце. Значит, ехали в Новосибирск с востока. Город нас оглушил, ошеломил. На второй или третьей улице от окраины дед Мокей скомандовал: "Тпр-у-у!" Показал на небольшой дом - "там принимают в приют". Отрезал хлеба, подал яиц и огурцов, забрал себе кружку масла - "а то в приют не примут, скажут, что богатые!". С этим напутствием и отправились мы в новую жизнь. А дед развернул лошадь и скрылся за поворотом улицы. В указанном доме мы никакого приюта не нашли. Брат, очевидно, понял, что дед нас попросту оставил на произвол судьбы в большом городе. Вскоре, побродив по окраине, накрытые августовской темнотой, мы приютились за забором двора, в котором не было собак.

Следующее утро было солнечным, с первым морозцем. До полудня бродили мы по городу, искали "приют". К вечеру начали искать просто крышу над головой. Я принимался несколько раз плакать, брат успокаивал меня. Спасение к нам пришло в образе громадного добра молодца в буденовке со звездой, в белом полушубке с меховой оторочкой. Такого богатого одеяния у себя в деревне я не видел. Он поднял меня, скулящего, на руки, смахнул рукавом слезы и сопли, скомандовал брату:

"Пошли", и вскоре мы были в детприемнике. Вспоминаю спасателя уже 67 лет. Хочется назвать его - Добрыня Никитич. Следы Добрыни я обнаружил через четверть века, уже будучи блестящим офицером ВВС, капитаном, командиром звена стремительных "мигов" и отцом двухлетнего сына в марте 1958 года. Вместе с другом детства по Чумайскому детскому дому Рудковским Владимиром Александровичем, к которому я приехал в отпуск из Волгодонска в Новосибирск, чтобы отпраздновать его награду - орден Трудовой Славы II степени, мы начали поиски того детприемника и нашли старейшую сотрудницу, которая вспомнила и рассказала, как рослый симпатичный красноармеец привел двоих ребят. И что старший ушел из детприемника с документами, свидетельствами о рождении. А младший говорил, что он "отпустил" брата в родную деревню. И так случилось в те давние 30-е годы, что жизнь нас развела с Павлом, и, оказалось, навсегда.

Брат вернулся в деревню, а вскоре переехал в Киселевск к младшему отцову брату, дяде Алексею, и тетке Аксинье. У них было своих двое. Приняли, тесно не было. Окончил семь классов. Пошел работать в геологоразведку коллектором. Работая, Павел учился и мастерству и, много читая, становился уникальным специалистом в разведке угля и угледобыче. Приближалось совершеннолетие Павла. Но навстречу восемнадцатилетнему парню шел грозный 1941 год...

Брат Сергей к тому времени уже третий год служил на Тихоокеанском флоте. Он писал Павлу и дяде Алексею, что служит исправно, легко и все ему во флотской службе по душе. Что он впервые увидел настоящую жизнь. Сравнивал со своей деревенской борьбой за кусок ржаного хлеба. С началом войны, в 41-м, Сергей добровольцем шагнул из строя в морскую пехоту. Погиб в 42-м и остался навечно в Смоленской земле.

А о Павле тех суровых дней пишет корреспондент газеты "Правда" А. Богачук в статье "И чуточку удачи" за 15 марта 1981 года. Эта статья, как свет далекой звезды, через десятки лет освещает раннюю гражданскую зрелость брата. Вот некоторые выдержки из нее: "Шел август 41-го года. Враг рвался в Донбасс. Государственный Комитет Обороны принял решение резко увеличить добычу топлива на востоке, в короткий срок построить в Кузбассе десятки малых шахт, на крупные требовались бы годы. Только что прибывшего из ин-

ститута Селятицкого назначили участковым геологом на Дальние горы. Селятицкий вопреки канонам геологии совместил поисковые работы с детальной разведкой месторождения. Вслед за геологами на Дальние горы прибыли горняки, и к зиме 41-го года три штольни и уклон на новом месторождении начали действовать. С тех пор и пошла молва, что удача ходит за Селятицким по пятам... А может, наибольшей удачей для Георгия Александровича было назначение в Киселевскую геологоразведочную партию. Прокопьевско-Киселевский район в те дни давал три четверти всего добываемого в стране кокса. Война не давала времени для долгих раздумий, не прощала ошибок. Это была суровая школа, где дни и месяцы приравнивались к годам. Да, Селятиц-кому везло. Но больше всего на учителей. Среди первых наставников его был старший геолог Кузнецов, избранный вскоре секретарем Киселевского горкома партии. Своими учителями Селятицкий считает старейших рабочих - проходчиков Сутягина и Шистерова. Их именами назвал он два угольных пласта на Карагайлинском месторождении. Но чаще других Георгий Александрович вспоминает Пашу Белеванцева. В институте Селятицкий слушал лекции академика Шатского и других видных ученых. Но ни один академик не мог знать того практического дела, что было хорошо известно любознательному коллектору - самоучке Белеванцеву. Паша знал, что называется, "в лицо" все угольные пласты Прокопьевско-Киселевского района, и это было особенно важно для начинающего геолога.

Удача всегда сопутствовала Георгию Александровичу. И сейчас многие в объединении "Запсибгеология" в шутку утверждают, что генеральный директор наверняка "родился в рубашке", что у него редкостная интуиция, удивительное чутье на уголь".

А Павел Белеванцев - "угольный академик-самоучка" - осаждал Киселевский военкомат с заявлениями в армию и на фронт. Но на него была бронь - работай в углеразведке, там твой фронт. И все же в декабре 41-го года он уже был в составе лыжного стрелкового батальона под Москвой. Довелось ему участвовать в наступательных боях зимой 1942 года, освобождал Подмосковье от фашистов.

В одном из боев при плотном минометном обстреле рвануло Павла за правый бок. И остались на подмосковном снегу часть правой руки, правое легкое, правая почка. Но выжил шахтер. Полгода провалялся сибиряк в госпиталях и поздней осенью 1942 года вернулся на родину инвалидом. С единственной солдатской медалью "За отвагу". С семиклассным образованием, но с головой, как говорят в народе. Понял - спасение в учебе. Засел за школьные учебники, консультировался у учителей. В 1944 году экстерном сдал программу за 8, 9, 10-й классы.

В 1945-1947 годах одолел 4-годичный курс Свердловского геолого-разведывательного института. Получил распределение в Восточные Саяны. Стал начальником геологоразведочной партии. Научился писать левой, управлял веслами левой, стрелял - заядлый охотник - левой.

На последнем курсе института познакомился с симпатичной хохлушкой из Горловки Анкой Боевой, очень целеустремленной, цельной натурой. Вместе засиживались в библиотеках.

Полюбили друг друга. Но Павел оканчивал институт раньше и уехал один, не зная, что Анна носит под сердцем его дитя. При этом еще и рассуждал сам с собой: "Зачем я, инвалид, нужен такой красавице?" И Анна по окончанию института уехала к родителям в Горловку, точнее в Никитовку, рожать да иногда поплакать.

Павел вживался в геологическую жизнь. Судя по всему, участвовал в Ирша-Бородинских изысканиях. Писал Анне осенью 1947 года, не зная, что у него растет сын Петр, названный по нашему деду. В другом письме сообщал, что при очередном медконтроле врачи заподозрили у него туберкулезный процесс в оставшемся легком.

Как Павлу удалось уломать врачей и выйти во главе геологической партии в разведочный летний сезон, одному ему известно. И осенью 1948 года Анна вместе с двоюродной сестрой Анохиной Лилей Евгеньевной, только что с отличием окончившей биофак МГУ, приехали к Павлу - с сыном. Привезли сдвоенную путевку в туберкулезный санаторий "Боровое", что между Новосибирском и Барабинском. Зимой 1949 года сыграли свадьбу с сибирскими конными катаниями. Анна стала начальником своей геологической партии. За сыном Петром смотрела наша старшая сестра Татьяна. А в апреле 1950 года родился еще сынок, Миша.

В январе 1951 года Павел сильно застудил оставшуюся почку. Температура за 42 градуса, часто терял сознание, бредил. Анна вызвала санитарный самолет. Располагались они тогда в селе Ивановна, сто км южнее Транссибирской магистрали. За 40 минут до прилета санитарного "По-2" Павел скончался. Это было 21 января 1951 года. Похоронен на сельском кладбище с. Ивановна. И остался в памяти двадцатисемилетним ветераном Великой Отечественной войны. Приходя в сознание, Павел наказывал жене: "Забирай детей, и в Донбасс, к родителям! Выходи замуж!" Анна выполнила первую часть наказа мужа. Но Миша умер по дороге из Сибири. А Петр Павлович Белеванцев вырос в достойного гражданина нашей страны, хорошего семьянина, превосходного летчика, пролетавшего 30 лет. Полковник ВВС, 10 лет командовал Центральным Аэроклубом СССР им. Чкалова на Тушинском аэродроме в Москве. А начал он знакомство с авиацией с моей командирской ладони и в моем самолете - но это уже другая повесть.

Вторую часть наказа мужа Анна не выполнила. "После мужа- инвалида ни одного настоящего мужчины я не встретила", - исповедовалась она мне в 1958 году, когда я их разыскал. Она хранила фото Павла военных лет и мое свидетельство о рождении (истинное); в детдоме мне дали дубликат с другой датой рождения.

Умерла жена Павла, Анна Егоровна Белеванцева, в 1992 году на 73-м году жизни. В Москве, на руках у сына.

Так повезло или не повезло моему старшему брату Павлу Федоровичу Белеванцеву? Наверное, каждый ответит на этот вопрос по-своему, но никто не посмеет отрицать, что жизнь свою Белеванцев из рода Белеванцевых прожил высоко и достойно.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/О-СТАРШЕМ-БРАТЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Валерий ЛевандовскийContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/malpius

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О СТАРШЕМ БРАТЕ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 27.02.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/О-СТАРШЕМ-БРАТЕ (date of access: 23.09.2019).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
ВИЛЬГЕЛЬМ ШТИБЕР В БОРЬБЕ С МАРКСОМ И ПРИЗРАКОМ КОММУНИЗМА
НЕТ ЛИБЕРАЛЬНОМУ ФАШИЗМУ
КТО МОЖЕТ БЫТЬ СУБЪЕКТОМ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ?
ПОЛИТИЧЕСКИЙ КЛУБ "ИСТИНА". НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕОЛОГИЯ В РОССИИ
ДОКУМЕНТЫ. На русском языке публикуются впервые
Catalog: История 
История. ПРАВДА О БЫЛОМ. ИЗ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ (ч.1)
Catalog: История 
ИЗ БЕСЕДЫ Г. А. ЗЮГАНОВА С ПОСЛОМ РЕСПУБЛИКИ ИНДИЯ В МОСКВЕ КРИШНАТА РАГХУНА И ГРУППОЙ ЖУРНАЛИСТОВ ИЗ ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН
К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ СОЦИАЛИЗМА И РЫНКА
ОБРАЗ КПРФ XXI ВЕКА
"ДЕРЕГУЛИРОВАНИЕ" В ДЕЙСТВИИ
Catalog: Экономика 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
О СТАРШЕМ БРАТЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2019, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones