ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-5865

Share with friends in SM
Заглавие статьи ОХОТА НА КИТОВ ИЛИ ПРИЧИТАНИЯ?
Автор(ы) ПИТЕР БРИДЖУОТЕР
Источник Международный журнал социальных наук,  № 48, 2005, C. 31-36

Среди правовых режимов, имеющих в той или иной степени отношение к охоте на китов, наиболее важной представляется Международная конвенция по регулированию китобойного промысла от 1946 г. (ICRW). Руководящим органом этой комиссии выступает Международная комиссия по охоте на китов (IWC). В контексте тех тем, которые исследуются в данном номере журнала, IWC дает впечатляющий пример возрастающей сложности недетерминированного характера современного отношения к окружающей среде и регулированию деятельности, оказывающей влияние на среду обитания (Bridgwater, 1995). Несмотря на широкую поддержку, которая оказывается во многих странах некоторым формам запрета на китобойный промысел, несмотря на то, что это настроение вполне согласуется с бессрочным мораторием, за которым в настоящее время наблюдает IWC, под видимой действительностью скрывается множество разногласий, противоречий и разрывов. ICWR имеет некоторые расхождения во мнениях о состоянии экологических задач и знаний, и находится теперь в непростой ситуации в отношении разнообразных культурных контекстов, в рамках которых существует китобойный промысел - как традиция, которую требуется сохранить, и одновременно как нечто отвратительное, что требуется поставить вне закона. Вместе с тем, данная проблема бросает вызов окружающей среде, на который надо отвечать. В пределах этой сложной картины и в согласии с главной темой, обсуждаемой в настоящем номере, сама роль НПО становится более разносторонней. Особенно остро отличаются мнения по поводу относительного приоритета защиты китов и учета требований туземных народов, обусловленных их культурой. Оказывается, что, как и в случае с другими проблемами, о китобойном промысле невозможно размышлять с точки зрения конфронтации между международным сообществом, состоящим из государств, озабоченных в первую очередь своим суверенитетом, и международным гражданским обществом, движимым глобальными заботами. Динамика проблемы гораздо сложнее. Точка зрения, которую я здесь предлагаю и защищаю, состоит в том, что, для регулирования охоты на китов, для обеспечения адекватной и достаточной сохранности природы и управления в этой области совершенно необходимы правовые режимы. Вместе с тем, следует учитывать также определенную матрицу культурных форм, образующих мировые мнения о китах и их отношения с людьми. Статья не претендует на то, чтобы решить проблему китов и IWC, но использует эти сюжеты в качестве частного примера более сложных отно-


Питер Бриджуотер - в настоящее время генеральный секретарь Конвенции по заболоченным территориям, имеющим международное значение (Рамсар, Иран, 1971 г.), До этого занимал должность секретаря Программы человека и биосферы ЮНЕСКО. Между 1996 и 1999 гг. работал в Комиссии парков и дикой природы, Северные территории, Австралия, представлял Австралию в Международной комиссии по охоте на китов (с 1990 по 1997 гг.), а в период с 1995 по 1997 гг. возглавлял эту Комиссию. Также входил в состав Независимой международной комиссии по океанам (1995 - 1998 гг.). E-mail: pbwater@ramsar.org.

стр. 31


шений между человечеством и дикой природой.

Международная комиссия по китобойному промыслу была учреждена в 1946 г. в рамках Международной конвенции по регулированию охоты на китов (ICRW), когда после второй мировой войны возобновился коммерческий китобойный промысел. Комиссия пыталась предотвратить повторение той сверхэксплуатации больших китов, которая имела место в 1930 гг. ICRW преследовала цель решения двойной задачи: должного сохранения популяции китов в масштабах, которые могли бы позволить упорядоченное развитие китобойной промышленности. Нет необходимости говорить здесь о том, что последующий всплеск этнического беспокойства, наряду с очевидными свидетельствами неустойчивости в уровне охоты, привели к изменению соотношения между этими задачами и значительно модифицировали опорные принципы регулирующих структур. С 1960 г. по мере того, как были защищены определенные виды китов, введены национальные запреты на китобойную индустрию в некоторых государствах, разработаны санкции в Южном и Индийском океанах, баланс между утилитарными расчетами изменился. Одновременно подвергся критике сам принцип подсчета, и здесь аргументом послужило утверждение о том, что недопустим ни один способ убийства китов, и что киты являются неотъемлемо особыми существами, и потому не подходят для использования людьми в потребительских целях. С введением в 1982 г. IWC моратория на охоту на китов оказалось, что популяции многих видов демонстрируют способность восстанавливаться, хотя голубые киты по-прежнему насчитывают очень незначительное количество особей. Брайден (Bryden, 1993) показывает, однако, что ситуация гораздо сложнее с экологической точки зрения, чем это считалось ранее.

В то же самое время, механизмы регулирования оставались по сути неизменными, несмотря на то, что задачи, которые они были призваны решать, становились все сложнее. IWC перенесла центр внимания, в соответствии с потребностями времени, на решение задачи исключительного сохранения поголовья китов. Последние рабочие встречи показали, что, похоже, движение зашло в полный тупик.

За одиннадцать лет, прошедших после конференции ООН по защите окружающей среды и развитию (UNCED, состоялась в Рио де Жанейро в 1992 г.) в деле управления глобальным разнообразием были достигнуты значительные успехи. Однако в то время как проблемы охраны окружающей среды приобрели глобальный характер, их потенциальные управленческие решения становились более локальными. Глобальные соглашения, от Конвенции по биологическому разнообразию (CBD), включая Конвенцию о противодействии опустыниванию (CCD), Конвенцию по международной торговле вымирающими видами дикой фауны и флоры (CITES) а также, в числе прочих, ICRW, обеспечили для управления в природоохранном секторе условия для подхода с учетом "общего нижнего знаменателя". Такой подход часто игнорирует, или даже воинственно противостоит, аспектам культурного разнообразия, включая адекватное уважение и понимание проблем, стоящих перед традиционными или туземными народами. Комиссия по устойчивому развитию, выдвинув свои приоритеты, также невольно внесла свой вклад в этот глобальный результат. Линж (Lynge, 1993) обратил внимание на тесную связь между вопросом об устойчивом использовании дикой природы, правами туземных народов и проблемой генетических ресурсов.

Между тем, напряжение, которое возникает между глобальными проблемами и местными решениями, не относится к простому несоответствию политических курсов, и не представляет собой простое препятствие, которое надо преодолеть. Это противоречие изначально присуще самой проблеме глобального биоразнообразия. Живые системы, вне зависимости от уровня своей организации, просто не являются линейными организациями. Менеджмент, использование, разделение и сохранение биологического разнообразия должны ответить на следующие вызовы:

- сдержать кризис;

- держать под контролем конфликтный потенциал;

стр. 32


- избегать кажущихся простыми линейных подходов и решений, использовать креативный интеграционный подход.

Одна из значительных проблем в любой дискуссии об управлении экосистемами и природоохранной деятельностью заключается в том, чтобы поддерживать уровень осознания шкалы и существования более чем одной шкалы. По человеческим понятиям, это напоминает, в пределах заданной шкалы, конфронтацию между теми заботами, которые испытывает человек, и заботами о нем, то же самое применительно к группе, когда беспокойство испытывает группа людей, и наличествует беспокойство об этой группе, опять же речь идет о балансе собственных интересов с более общими интересами. Более того, такие же вопросы встают и над всякой шкалой, так как редко бывает так, чтобы просто "по сути проблемы" задействованные группы людей получали дефиницию на некотором определенном уровне. Охота на китов являет собой пример такой проблемы, которая приводит в действие шкалы от самых что ни на есть местных до радикально глобальных, и не случайно рассуждения об интересах туземных народов поднимают вопрос: "Разнообразие для кого?" Аналогично, с точки зрения природоохранительной перспективы, озабоченность может выражаться в континууме от видов популяций до стебелька на земле. В конечном аналитическом итоге мы видим, что на уровне любой шкалы существуют законные и соответствующие озабоченности. Конфликт возникает тогда, когда устанавливаются приоритеты и размещаются ресурсы. Большинство вопросов могут быть подвергнуты селективному и переменному шкалированию, в зависимости от ассоциативных ценностей и убеждений. Вне сомнения, экосистемный подход, одобренный CBD, абсолютно подходит для шкалирования.

Учет всех этих параметров указывает на сложность вопроса о разнообразии. Есть три базовых и интерактивных элемента разнообразия: культурный, биологический и местный. Не следует минимизировать важность каждого из трех элементов, но не следует также допускать доминирование какого-либо одного из них. Человеческая идентичность происходит из интеллектуальной интерпретации взаимодействий этих элементов. Именно здесь глобализация оказывает наибольшее влияние. Преобладающие ценности, производные от сегодняшних общественных убеждений, могут подвергаться влияниям и со временем видоизменяться под воздействием научно собранной информации, но в любой из данных отрезков времени эти ценности и убеждения важнее для формирования общественной политики, чем результаты самых последних исследований.

В этом отношении важно подчеркнуть, что деструктивные человеческие способности представляют собой неотъемлемый компонент экосистемы, в большей степени, чем какие-либо внешние и отдельные от нее факторы. Разнообразие видов, с которыми мы взаимодействуем на более или менее личном уровне, огромно, и частота контактов с видами, от постоянно проживающих рядом с нами и в нас, до чрезвычайно необычных и редко встречающихся, зависит от симбиоза. Очевидно, что взгляд на человеческие существа как на биологический вид, на который распространяются широкие экологические принципы, применимые к другим видам, встречает сопротивление. Есть немало приверженцев взгляда на человека, как на находящегося вне природного мира, или же отличного от него. Тем не менее, мы охотимся на другие виды (плотоядно и травоядно) ради еды и получения других ресурсов. Как и другие виды, мы изменяем место нашего обитания, и вполне способны сделать его необитаемым. И мы конкурируем с другими видами за ресурсы, включая и те, которые находятся в океане. Действительно, один из доводов в пользу охоты на китов определенных видов (например, на полосатиков-минков) состоит в том, что киты соперничают с рыбаками за рыбные стада. Как отмечает Стивенсон (Stevenson, 1977), опираясь на доклад канадского департамента рыбного хозяйства и океанов, "там, где человеческие существа считают себя частью природных экосистем, пользование ресурсами может стать отличной природоохранительной стратегией. Например, и иннуиты, и ученые признают, что среди тех популяций, охота на которых осуществляется на устойчивой основе, встречается меньше

стр. 33


болезней, у них больше еды, они быстрее размножаются, по сравнению с теми популяциями, охота на которых не ведется на устойчивой основе".

В большинстве стран сильное лобби отстаивает политику в области дикой природы, будь то природоохранные меры, охота или менеджмент. Парадоксально, но сильные НПО лоббируют в некоторых государствах действия, направленные против дикой природы или же других наций через международные механизмы, такие, как CITES и ICRW. Я не собираюсь судить, кто прав, а кто не прав, я просто хочу идентифицировать совершенно шизофренический подход, который мы демонстрируем в вопросах управления дикой природой на местном, национальном и глобальном уровнях. Если мы поймем, что многие наши земельные и водные ландшафты находятся ныне в нестабильном состоянии, при том, что популяции выведены за рамки их природного баланса, тогда станет ясно, что управление популяциями в дикой природе играет ключевую роль, невзирая на экологически нежелательное, с точки зрения определенных перспектив окружающей среды, значение самого слова "менеджмент".

В текущем контексте дебатов о международной политике в области китобойного промысла, при данных проявляющихся разнообразных и сложных напряжениях, не избежать вопроса о менеджменте, в широком смысле этого понятия. Ввиду восстановления некоторых популяций китов, тотальное беспокойство по поводу их вымирания, которое не сбросишь со счетов, теперь кажется менее важным, чем, например, озабоченность негуманностью убийства китов, которая усиливается благодаря меньшей потребности в продуктах китобойной индустрии. Поражает, однако, что все эти мнения и взгляды исповедуются в контексте западных супермаркетов и кофе баров, и никак не учитывают обеспокоенность сообществ, занятых охотой на китов. Это лишь подчеркивает продолжающееся и в некотором смысле усиливающееся напряжение между первоначальными целями IRCW, а именно, между сохранением китов как природного ресурса, и упорядоченным развитием китобойной индустрии.

В последнее время дело осложнилось новым обстоятельством, даже с позиции самой узкой утилитарной перспективы, а именно, теми масштабами, в которых сообщества по всему миру все больше признают и получают выгоду от использования китов в непотребительских целях. Туры туристов-наблюдателей за китами и дельфинами превратились в настоящее время в важную индустрию для таких сообществ, у которых, в некоторых случаях, есть мало альтернативных экономических возможностей для существования. В качестве примера можно назвать общину Маори с южного острова Новой Зеландии, которая зарабатывает турами к китам. Такие проблемы неизбежно порождают напряжение между антропоцентристским и антиантропоцентристским подходом в деле охраны природы.

Возможно, именно ICRW самым красноречивым образом воплощает противоречия и загадки, перед которыми мы стоим. Как писал в 1997 г. Рей Гэмбелл, бывший секретарь IWC, развивая высказанные в более ранней статье взгляды: "Сегодня сохраняется напряжение между задачами сохранения китов как природного ресурса и упорядоченным развитием китобойной индустрии. Некоторые правительства, такие как правительства Исландии, Японии и Норвегии, требуют возобновления коммерческого китобойного промысла как элемента устойчивого развития природных ресурсов теперь, когда достигнуты соглашения по пересмотру менеджмента в этой сфере с учетом научных разработок. Другие страны, включая Австралию, Францию, Германию, Нидерланды, Соединенное королевство и США, занимают более протекционистскую позицию и не желают совершать действия, которые могли бы привести к повторению прошлой ситуации сверхистребления китов" (Gambell, 1997).

IWC, как управляющий орган ICRW, по-прежнему придерживается своей позиции по аборигенной охоте на китов, в соответствии с которой такая охота составляет основу их существования, при распространении на китовую охоту специальной управленческой процедуры, включающей не только оценку статуса поголовья таких китов, но

стр. 34


также культурные и жизненные потребности аборигенных народов. Такие операционные технологии применяются в Российской Федерации, США (на Аляске и северо-западном побережье Тихого океана), в Гренландии, Сент Висенте и Гренадинах (острове Бекия). Такие осторожно регулируемые действия не вызывают нареканий.

Но существует проблема - несоответствие между первоначальными целями Конвенции и их современной интерпретацией. Многие стороны сейчас интерпретируют Конвенцию в большей степени в качестве консервационного инструмента в согласии с нынешней глобальной этикой в области охраны окружающей среды. Однако не все сообщества, которых это касается, полностью соглашаются или принимают ограничения, накладываемые на практическое исполнение такого подхода.

Более того, то, что в операционном отношении стоит на кону в гипотетическом ослаблении моратория IWC, мало отличается от деятельности аборигенов, в которой, независимо от культурной и экономической значимости, используются аналогичные охотничьи технологии. Аргументы самые разные, но в фокусе находятся некоторые стороны коммерческой деятельности японских и норвежских операторов, и подразумеваемый недостаток того же в действиях аборигенных сообществ. Действительно, поступают регулярные просьбы возобновить разрешение на некоторые стороны охоты на китов от Японии и Норвегии, которые убедительно доказывают в Комиссии, что запрет на мелкомасштабную охоту на китов их береговыми общинами никак не оправдан, так как операционные стороны выглядят совершенно сходными с аборигенными операционными действиями в других странах. Дискуссии по этому вопросу, по которому глобальный инструментарий проводит разделительную "линию на песке", в то время как в действительности все неразрывно связано, стали ежегодным ритуалом. В особенности, в мае 2002 г., вслед за обвинениями со стороны японцев в "двойных стандартах" в отношении охоты на китов, IWC отклонила просьбы США и России возобновить квоты, которые позволяют туземным народам охотиться на китов. В конечном счете, решение было найдено, но, тем не менее, было принято больше резолюций, которые подчеркивают только консервационные требования, отвергая или игнорируя другие проблемы. В самом центре проблемы международного регулирования охоты на китов лежит, таким образом, столкновение культур общинно охотничьего характера, и это касается возможного использования природных ресурсов. Такая традиционная культура ныне затухает, так как над культурным императивом доминирует глобальная ортодоксия. В то время как я пишу эту статью (сентябрь 2003 г.), поступают новости, что Исландия отправила несколько китобойных кораблей на охоту за китами-минками популяции, находящейся в безопасности в Центральной Атлантике.

Между тем, гораздо большее значение имеет растущее осознание того, что китов нельзя рассматривать отдельно от морской среды обитания и тех пагубных изменений, которые угрожают и поголовью китов, и всей морской биоразнообразной среде. Эти опасные явления в окружающей среде, вкупе с неопределенностью оценок поголовья китов, сомнениями в отношении менеджмента и регулирования, послужили только укреплению позиции тех народов и наций, которые противостоят возобновлению коммерческой охоты на китов. Выражением этой озабоченности стало четко сформулированное требование образовать большой заповедник для обеспечения общего резерва китов, где они находились бы в безопасности от охоты. Действительно, защищенные объекты определенного типа со всей очевидностью являются частью экосистемного подхода.

Несколько лет назад австралийское правительство подготовило доклад, озаглавленный Универсальная метафора (Специальная национальная комиссия по китобою, 1997 г.). Публикация представляла собой попытку обосновать необходимость полного запрещения охоты на китов. Предлагалось, в качестве практической меры по достижению поставленной цели, распространить существующие заповедные районы на все международные воды. Возможно, с точки зрения чисто консервационной перспективы такая мера и не кажется необходимой. В конечном сче-

стр. 35


те, это предложение основано на мнении о том, что киты являются неотъемлемо особыми существами, и потому каждый кит заслуживает индивидуального убежища - утверждение, которое значительно выходит за рамки требований сохранения китов или принятия предупредительных мер, которые касаются разных видов китов. Чего не хватает в этом анализе китов как "метафоры", так это того, что киты и люди делят земной шар, и их взаимодействие носит сложный и даже изощренный характер. Вне сомнения, в последние сто лет это взаимодействие отличалось особой грубостью и разрушительностью для китов, но теперь это и не универсально, и не обязательно так. Киты и люди могут продолжать совместно обитать на земном шаре, но требуются более совершенные способы, чтобы отразить сложные существующие взаимоотношения, которые наличествуют особенно в туземных обществах. Как обсуждалось ранее, во многих текущих дискуссиях по вопросам охраны окружающей среды на национальном и международном уровнях, люди часто не трактуются и не рассматриваются как часть биосферы, и тем более как часть биоразнообразия. Корни сохранения биоразнообразия лежат в субкультурных ценностях, являющихся частью общих культурных ценностей, тех ценностей, которые детерминируют наше отношение к природе. Обобщая, можно сказать, что эти ценности, определяющие статус человека в отношении к природе, остаются противоречивыми, что создает большие трудности.

Различные научные дисциплины, которые охватывают природоохранную сферу, находятся под сильным воздействием того, что люди, включая ученых и экономистов, воспринимают как кризис настоящего момента. Отсюда игнорируется необходимость сосредоточиться на более длительной перспективе. Ресурсы любого типа могут направляться на решение конкретных угроз, иногда без обоснованной оценки важности или сложности этой угрозы относительно других нужд. Действительно, распространение ряда соображений, составляющих перспективу в области охраны окружающей среды, которая отражает, помимо прочих вещей, ранжир действующих сил (агентов) и интересов, наличествующих в этой области, может, в конечном счете, заслонить срочные потребности прямой, хотя и в некоторых отношениях старомодной, консервационной перспективы. Хотя, в конце концов, споры о праве охоты на китов, когда в океанах обитают популяции морских млекопитающих, чья численность и соотношение значительно отличаются от прежних времен, а океан отвечает неизвестным и непредсказуемым образом на такие изменения, подобны неронизму - музицированию на фоне горящего Рима.

Библиография

Bridgewater P. B. The International Whaling Commission (IWC): anachronism or future perfect? // Antarctica Offshore: a Cacophony of Regimes? / Ed. Herr R. Hobart: Institute of Antarctic and Southern Ocean Studies, 1995. P. 37 - 41.

Bryden M. M. Marine mammals and conservation in the Antarctic marine system // Australian Zoologist. 1993. V. 29. P. 63 - 76.

Gambell R. Management of whaling in coastal communities // Whales, Seals, Fish and Man / Eds Blix A. S., Walloe L., Ulltang O. Amsterdam: Elsevier, 1995. P. 699 - 708.

Gambell R. The International Whaling Commission Today // Whaling in the North Atlantic / Ed.

Petursdottir G. Reykjavik: Fisheries Research Institute, Univ. of Iceland Press. 1997. P. 47 - 65.

Lynge A. The Story of the Inuit Circumpolar Conference. Nuuk, Greenland: ICC, 1993.

National Task Force on Whaling. A Universal Metaphor: Australia's Opposition to Commercial Whaling. Public report. Canberra: Commonwealth of Australia, 1997.

Stevenson M. G. Introduction // The Anthropology of Community-Based Whaling in Greenland / Eds Stevenson M. G., Madsen A., Maloney E. Studies in Whaling, 4. University of Alberta / Canadian Circumpolar Institute, 1997. P. 3 - 15.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ОХОТА-НА-КИТОВ-ИЛИ-ПРИЧИТАНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Семен ВисюлькаContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/semeneee

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ОХОТА НА КИТОВ ИЛИ ПРИЧИТАНИЯ? // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 16.11.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ОХОТА-НА-КИТОВ-ИЛИ-ПРИЧИТАНИЯ (date of access: 12.12.2019).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
РЕЦ. НА: ВИКТОР ШНИРЕЛЬМАН. ЛИЦА НЕНАВИСТИ: АНТИСЕМИТЫ И РАСИСТЫ НА МАРШЕ
Catalog: Право 
3 days ago · From Україна Онлайн
СЕМАНТИКА УНИКАЛЬНОГО ДЕКОРА ПРЕДМЕТОВ КОНСКОЙ УПРЯЖИ XI-XIII вв. ИЗ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ
3 days ago · From Україна Онлайн
ИНИЦИАЦИОННЫЕ ОБРЯДЫ В ПОГРЕБАЛЬНО-ПОМИНАЛЬНОМ РИТУАЛЕ
3 days ago · From Україна Онлайн
НАЦИОНАЛЬНОЕ И КОНФЕССИОНАЛЬНОЕ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ СРЕДНЕВОЛЖСКОЙ ДЕРЕВНИ РУБЕЖА XIX-XX ВЕКОВ
3 days ago · From Україна Онлайн
ЯЗЫЧЕСКИЕ СВЯТИЛИЩА В КОРОЛЕВСТВЕ МЕРОВИНГОВ
11 days ago · From Україна Онлайн
Рецензии. РЕЦ. НА: Г. Е. МАРКОВ. НЕМЕЦКАЯ ЭТНОЛОГИЯ
11 days ago · From Україна Онлайн
ИНТЕРВЬЮ С ФРАНС ГЕРЕН-ПАС И ИЗАБЕЛЬ ВИЛЬ
11 days ago · From Україна Онлайн
ОТКУДА МЫ? О ПРОСТРАНСТВЕННО-ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ ЖИТЕЛЕЙ ФРАНЦИИ
11 days ago · From Україна Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
11 days ago · From Україна Онлайн
АНТРОПОЛОГИЯ В НИДЕРЛАНДАХ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ
16 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОХОТА НА КИТОВ ИЛИ ПРИЧИТАНИЯ?
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2019, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones