Libmonster ID: UA-12456

Статья представляет собой краткое изложение различных подходов к изучению языкового феномена суржика, которые влекут за собой противоречивые интерпретации и определения этого явления в различных научных трудах. Главной проблемой, стоящей перед исследователями суржика в настоящее время, является определение границ этого языкового феномена, а также его места среди других форм существования языка.

The author gives a brief survey of different approaches to the study of surzhyk, which involve contradiction in interpretation of this language phenomenon in various researches. The main issue that needs to be solved is to define the bounds of surzhyk and interference which are usually being confused. The other problem is to find surzhyk's place among the other forms of language. The article also describes the genesis and the geography of this language phenomenon.

Ключевые слова: суржик, украинский язык, русский язык, межъязыковая интерференция, двуязычие, языковая норма.

Для современной языковой ситуации на Украине интерференция1 в речи является реалией повседневной жизни, не вызывающей сомнений. Она характерна для лиц, имеющих различную языковую компетенцию, и выражается как в редких языковых ошибках, так и в регулярном нарушении языковых норм. Интенсивность интерференционного процесса в речи отдельных лиц различается, что связано с рядом психологических и социальных факторов. К таким факторам относится, например, место рождения индивида, его возраст, язык семьи, уровень образования, способности к языкам, языковое окружение на работе. Считается, что в речи малообразованных украинцев, переехавших в город из деревень или маленьких городков, процесс интерференции намного интенсивнее. В лингвистике такую степень межъязыкового взаимодействия называют по-разному: суперинтерференция, гиперинтерференция [1. С. 102 - 119] или просто суржик.

Существует большое количество работ, посвященных описанию суржика. Главная проблема, возникающая при его исследовании, заключается в определении границ этого явления.

Некоторые лингвисты склонны рассматривать любой вариант интерферированной речи как суржик и утверждают, что "он присутствует в речи не только людей с недостаточным уровнем образования, но и в речи политиков, журналистов, учителей" [2]. Так, В. Дончик называет речь дикторов украинского теле-


Курохтина Татьяна Николаевна - канд. филол. наук, научный сотрудник Института славяноведения РАН.

1 Под интерференцией подразумевается такое взаимодействие языковых систем в условиях билингвизма, при котором происходит перенесение определенных структур или элементов одного языка в другой.

стр. 93

видения суржиком и утверждает, что суржик является результатом украинизации средств массовой информации, когда русскоязычные дикторы вынуждены говорить по-украински, не имея для этого основательной подготовки. Вследствие этого, утверждает лингвист, часто нарушаются нормы литературного языка, встречается большое количество русизмов, неправильное словоупотребление и прочее [3. С. 68 - 77]. Как суржиковые элементы рассматривает ошибки в речи дикторов и в печатных СМИ А. Сербенская в пособии по культуре речи "Антисуржик" [4].

Согласно этому мнению, любое проявление взаимодействия украинского и русского языков, любая интенсивность интерференционного процесса является суржиком. Следовательно, в данном понимании этого явления суржикоговорящим можно назвать любого двуязычного представителя украинского общества, поскольку психологические особенности человеческого организма не дают возможности овладеть в полной мере двумя и более языками, что выражается в интерференционных процессах, сопровождающих речь билингва.

Следует отметить, что лингвисты, придерживающиеся подобного широкого понимания суржика, не отвергают и более традиционную трактовку этого явления.

Большинство ученых сходятся во мнении, что суржиковая речь характерна для малообразованных слоев общества Украины. Возникновение и распространение суржика исследователи связывают с низкой культурой и пренебрежительным отношением к нормам обоих языков. Считается, что носители суржика являются монолингвами, т.е. они не способны варьировать свою речь в зависимости от ситуации, цели коммуникации и адресата [5]. Следовательно, предполагается, что суржик является единственным средством коммуникации в любой сфере общественной и частной жизни.

Принято считать, что формирование суржика происходит на основе украинского языка, в который активно "заимствуются" русскоязычные элементы. Следует также уточнить, что в качестве базы суржика рассматривают диалекты украинского языка, поскольку основные носители этого языкового образования по происхождению - сельские жители, переехавшие в большой город, где основным языком коммуникации является русский. По нашему мнению, узкое понимание суржика наиболее близко к реальной ситуации, поэтому вслед за другими исследователями этого явления определим суржик как интерферированную речь малообразованных лиц, переехавших в крупный город из небольших населенных пунктов.

Широкое и узкое понимание суржика возникло не случайно. Это связано с тем, что при исследовании данного языкового явления ученые исходят из разных временных и политико-экономических условий его возникновения.

Суржик в узком понимании имеет корни в далеком прошлом (по разным данным в XVII, XVIII или XIX в.). К сожалению, исследователям этого языкового феномена пока не удалось установить точных временных рамок его возникновения. За неимением точных статистических данных о языке каждодневного общения в населенных пунктах Украины тех времен, ученым приходится опираться на немногочисленные документальные записи, письма, а также на язык художественных произведений украинских писателей, использовавших смесь украинского и русского языков в качестве речевой характеристики своих героев. Так, произведения И. П. Котляревского и Г. Ф. Квитки-Основьяненко демонстрируют наличие смешанных форм языка в деревнях в конце XVIII - начале XIX в.; сочинения Т. Осьмачки, Б. Гринченко, В. Винниченко и других свидетельствуют о распространении суржика из деревень и пригородов в крупные города в период конца XIX - начала XX в.

Л. Масенко относит период возникновения суржика уже к концу XVII в., к тому времени, когда, по мнению ученого, "русский язык был введен в административно-управленческую сферу и образование" на Украине, что и спровоциро-

стр. 94

вало перерыв в развитии староукраинской письменной традиции [6. С. 5]. Л. Масенко предполагает, что в XVIII-XIX вв. суржиком пользовалась ограниченная часть украинского населения, а именно местное чиновничество, приспособившее свою речь к русскоязычным канцеляризмам, и солдаты, прошедшие многолетнюю службу в русской армии. Можно утверждать с большой долей вероятности, что в то время основным коммуникативным кодом значительной части деревенского населения были территориальные диалекты. Только с развитием промышленности и началом индустриализации в конце XIX в. суржик получает более широкое распространение за счет жителей украинских деревень, переезжающих в русскоязычные города. Согласно статистическим данным, на рубеже веков в крупных городах украинцы составляли всего треть населения, остальные две трети были русские и евреи, говорившие на русском. Таким образом, города Украины, входившие в то время в состав Российской империи, представляли собой мощные русскоязычные центры. По мнению Л. Масенко, ко времени революции 1917 г. социальные различия между носителями украинского и русского языков стали очень заметны, что способствовало быстрому распространению переходных смешанных украинско-русских форм речи. В деревнях типичными носителями этого языкового субкода являлись представители местной администрации, а в городах -работники, приехавшие из деревень на заработки [6. С. 8 - 10].

Ситуация изменилась лишь в 20-е годы XX столетия, в период так называемой украинизации. В течение этого десятилетия велся активный поиск критериев нормативности украинского литературного языка, его внедряли во все сферы общественной жизни Украины. Именно в то время впервые в украинском обществе и лингвистике начали активно обсуждаться проблемы и последствия взаимодействия украинского и русского языков. Первым, кто обратил внимание на активность и опасность интерференционных процессов, был русский языковед Б. Ларин, изучавший язык украинских городов (в частности Киева) [7; 8].

Краткий период "украинизации" сменился господством новой идеи развития национально-русского двуязычия, которое способствовало укреплению и развитию интерферированной речи на большей части Украины. Русский язык был распространен не только в восточных и центральных областях страны, он проникал и в более стойкие к русификации западные регионы. Однако на западе интенсивность проникновения заимствований из русского языка не достигла того уровня, после которого начинается процесс смешивания кодов [6. С. 24]. Несмотря на очевидное активное взаимодействие украинского и русского языков, в советской лингвистической литературе этому процессу не уделяли должного внимания, не воспринимая это как проблему и тем более угрозу для обоих языков на территории Украины.

Борьба за чистоту украинского языка возобновилась лишь с обретением страной независимости. Если в советский период в украинском языке культивировались и поощрялись грамматические формы, лексемы, словообразовательные элементы, совпадающие с русскими, то с 90-х годов XX в. начался обратный процесс. Любой русскоязычный элемент рассматривается теперь украинскими филологами как враждебный и недопустимый ни в речи, ни в языке. Любую степень интерференции и любой русизм в украинском языке начали называть суржиком. Таким образом, мы считаем возможным говорить о возникновении нового, более широкого взгляда на суржик, включающего разные формы интерферированной речи, однако этот взгляд имеет отношение скорее к современной языковой ситуации на Украине.

В настоящее время в понятие суржика включают не только русизмы в украинском языке, но и элементы украинского языка в русском. Так, например, А. Окара в статье "Полтавский "суржик" и духовное плебейство" описывает состояние русского языка во многих городах Украины. Характеризуя особенности русского

стр. 95

языка в городах Полтавской области, находящие свое выражение в "мягком произношении, невыносимом для русского уха "гекання"2, отсутствии редукции безударных гласных", автор статьи вводит понятия "украинский русский" и "полтавский русский" [9. С. 53]. Украинско-русский и русско-украинский суржик также склонен выделять американский лингвист М. Флаер [10], который не отвергает вероятности существования и других вариантов суржика. Следовательно, базой для образования суржика в его широком понимании может быть как украинский, так и русский язык.

По нашему мнению, расширение значения термина "суржик" имеет под собой психологическую основу. Очевидно, что лингвистический термин "интерференция" понятен ограниченному кругу людей, имеющих, скорее всего, высшее филологическое образование, а значение слова "суржик" в украинском языковом сообществе не нуждается в толковании, его значение понятно каждому украинцу. К тому же, в сознании большей части населения слово "суржик" вызывает исключительно негативные эмоции и ассоциации, что находит отражение в следующих характеристиках этого явления: гремучая смесь, хохлятский диалект, искалеченный язык жителей украинских сел, имперский диалект, украинско-русский гибрид, языковая болезнь, проявление национальной шизофрении, свидетельство духовно-интеллектуальной ущербности, высшая степень духовного плебейства и т.п. Подобные негативно-оценочные дефиниции суржика ярко демонстрируют отношение к этому явлению на Украине. Поэтому, чтобы привлечь внимание общества к существующей проблеме активного использования русскоязычных элементов в речи, лингвисты и борцы за чистоту украинского языка склонны каждый русизм называть суржикизмом, а любую степень интерференции - суржиком. По нашему мнению, широкое понимание суржика более ангажировано, поскольку возникло в рамках острой борьбы за чистоту украинского языка, в целях привлечения внимания к насущной языковой проблеме культуры речи в украинском обществе.

География распространения суржика. В лингвистике пока не существует точных критериев для определения того интерференционного порога, за которым начинаются процессы смешения украинского и русского языков, т.е. образуется суржик. Нам кажется очевидным, что главным критерием является интенсивность процесса взаимодействия. Однако пока этот критерий не определен, каждый исследователь суржика исходит из собственных представлений относительно этого явления.

Специалисты Киевского международного института социологии (КМИС), проводившие статистическое исследование среди населения Украины с целью определения наиболее легкого для общения языка, пришли к следующим выводам относительно населения, которое они, исходя из собственных представлений о суржике, отнесли к суржикоговорящему. Среди тех, кто утверждал, что на украинском языке им общаться намного легче, в течение интервью в 4.6 раза реже переходили на украинско-русскую смесь, чем те, кто называл себя билингвами (т.е. утверждал, что им все равно, на каком языке вести беседу). Для сравнения, русскоговорящие респонденты в 6.7 раза реже переходили на суржик, чем так называемые билингвы. Исследование также показало, что распространенность суржика зависит и от этнической принадлежности индивида. Так, почти 14% этнических украинцев в 2003 г. пользовались украинско-русским суржиком, тогда как среди этнических россиян на нем говорили 5%, а среди остальных этносов суржикоговорящее население составляло 5 - 10% [11].

Немаловажную роль в распространенности суржика играет территориальный критерий. Ниже, на Рис. 1, представлены результаты исследования


2 Произнесение "г" фрикативного на месте "г" взрывного.

стр. 96

Рис. 1

КМИСа об объеме использования украинско-русской языковой смеси3 в зависимости от региона. Если раньше ареал распространения суржика связывали с регионами восточной и южной Украины, то сегодня (как видно на карте) это языковое явление уже не является исключением и в западных областях государства. Западная Украина всегда была самым устойчивым к русификации регионом. Эта часть страны безусловно выделяется на общеукраинском фоне доминированием украинской этнической и языковой основы, заметно более высокой степенью национального самосознания, что обусловлено особым историческим развитием данного региона и бесспорно является существенной преградой "суржикизации" населения. Однако немаловажную роль в распространении интерференции в этом регионе сыграла общедоступная русскоязычная теле- и видеопродукция, являющаяся коммерчески выгодной, а значит, пользующаяся широким спросом у населения не только на востоке, но и на западе Украины. Относительно малый процент суржикоязычного (по определению специалистов КМИСа) населения на востоке и юге страны (9.6 % и 12.4 % соответственно) объясняется значительной степенью русифицированности населения вследствие интенсивного развития промышленности этого района и активной миграции населения из украинских деревень в большие города. Большой процент этнических русских в этих районах способствует денационализации немногочисленного местного украинского населения и полному переходу на русский язык. Самым неоднозначным и неоднородным регионом оказался центр Украины, в составе которого принято выделять центрально-западный (Правобережье) и центрально-восточный (Левобережье) подрегионы. Данный факт объясняется как географическим положением этого региона, так и историческими фактами. Центрально-западный подрегион подвергся русификации в значительно меньшей степени, чем центрально-восточный, а значит, и процент суржикоговорящих там не так велик, как на Левобережье. Всего, по данным КМИСа, на суржике общается от 11 до 18% всего населения, т.е. 5.1 - 8.3 млн. человек.

Относительно представленного исследования необходимо добавить, что в опросе участвовало взрослое население старше 18 лет. Главным критерием при подведении итогов опроса являлось то, на каком языке отвечал респондент ин-


3 Русско-украинская языковая смесь - термин, используемый учеными КМИСа для обозначения суржика (ср. укр. російсько-українська мовна суміш).

стр. 97

тервьюерам. Следовательно, специалисты КМИСа исходили из собственного понимания суржика. Последующие социологические исследования покажут, как изменяется языковая ситуация в стране. Процесс перехода с одного языка на другой очень медленный, поэтому можно предположить, что за семь лет, прошедших с момента проведения исследования КМИСа, процентное соотношение говорящих на украинском, русском языке и суржике вряд ли изменилось.

Проблемы квалификации суржика. Еще одним пунктом в исследовании суржика, который до сих пор остается открытым, является решение проблемы квалификации этого языкового явления. Одни ученые пытаются вписать его в стратификационную систему национального украинского языка, другие сравнивают его с такими языковыми образованиями, как лингва франка и пиджины, имеется также ряд исследователей, рассматривающих суржик как самостоятельный язык.

Жаргон и молодежный сленг. Одной из устойчивых традиций классификации суржика является определение его в таких терминах, как жаргон, городской сленг. Подобную интерпретацию можно встретить в работах Р. Смаль-Стоцкого, В. Чапленко, Ю. Шевелёва [12; 13; 14] и некоторых других. В работах Р. Смаль-Стоцкого и В. Чапленко речь идет исключительно о языке города, в связи с этим они используют такие термины, как "малороссийский жаргон" и "жаргонизация" для описания смешанного языка русифицированного украинского города. Ю. Шевелёв же наряду со смешанным языком города (жаргоном) рассматривает деревенский суржик и отмечает существенное терминологическое различие этих двух определений. Следует отметить, что, по мнению современных социолингвистов, такое отождествление суржика и жаргона неправомерно. Оно могло возникнуть вследствие недостаточной теоретической разработанности проблем двуязычия в украинском языкознании предшествовавшего периода. Л. Ставицкая объясняет это тем, что, не имея устоявшегося термина для обозначения результата межъязыковой интерференции, исследователи были вынуждены использовать уже существующий термин, на семантической периферии которого имеются значения неправильного, искаженного языка [15. С. 36]. Так, даже в современной энциклопедии "Українська мова" в статье о жаргоне встречаем следующее утверждение: "В широком понимании жаргоном иногда называют язык необразованных слоев населения, в частности, испорченный межъязыковой интерференцией" (здесь и далее перевод мой) [16].

Однако традиционное ассоциирование суржика с жаргоном дает почву для сопоставления этого языкового явления с таким социолектом, как молодежный сленг. Кроме того что многие писатели используют суржик в своих произведениях для характеристики речи молодежи, в последнее время этот языковой феномен можно встретить на страницах Интернета, основной процент пользователей которого относится именно к молодежной возрастной категории. Для переписки на форумах и в чатах в качестве языка общения довольно часто избирается украинско-русская языковая смесь. По нашему мнению, причиной этого является быстрый темп обмена сообщениями и языковая небрежность, характерные для такого вида обмена информацией. В форумах встречается как сознательное использование суржика (с пояснением "мне так удобнее"), так и неосознанная интерференция, проявляющаяся в незначительных языковых ошибках.

До недавнего времени во "всемирной паутине" существовал вариант энциклопедии "Википедия" на суржике. Суржиковая переписка на форумах и в чатах, возникновение энциклопедии - все это свидетельствует о том, что данное языковое явление значительно расширяет сферу своего употребления именно за счет использования его молодежью, а потому суржик потенциально может претендовать на статус молодежного городского сленга. Нельзя не отметить, что, приспосабливаясь к новому общественно-культурному окружению современной жизни, сур-

стр. 98

жик обнаруживает способность к маневру, приобретает новые функции. Однако, несмотря на некоторые особенности, объединяющие молодежный сленг и суржик Интернета, есть более существенные факторы, не позволяющие, по нашему мнению, отождествлять эти два явления.

Самостоятельный язык или полуязычие. Известный американский славист М. Флаер относится к категории тех лингвистов, которые полагают, что суржик является самостоятельным языком со своей грамматической и фонетической системой. Подобной точки зрения придерживается и украинский лингвист В. Д. Радчук. Ученый считает, что суржик возникает не хаотично, "смешение языков происходит проторенным путем, уже изученным лингвистами, по известным закономерностям так называемой интерференции" [17. С. 40 - 41]. Однако большинство исследователей склонны видеть в этом феномене лишь языковую болезнь, с которой следует бороться, и они ищут способы и методы ее лечения.

Российские лингвисты В. И. Беликов и Л. П. Крысин предложили свою интерпретацию суржика, они называют его полуязычием, которое возникает в условиях контакта близкородственных языков в тех случаях, когда общение индивида с носителями его родного языка ограничено, в результате чего утрачивается его знание, а второй язык осваивается лишь в ограниченных пределах [18. С. 58]. В украинской лингвистике термин "полуязычие" также встречается для обозначения украинско-русской языковой смеси, к примеру в работах Б. Ажнюка [19]. Обычно полуязычие характеризуется учеными отсутствием шести языковых параметров или навыков: 1) объема словарного запаса; 2) правильности языка; 3) подсознательного, доведенного до автоматизма оперирования языком; 4) языкового творчества, т.е. способности создавать неологизмы; 5) функционального владения языком (например, эмотивного); 6) языковой образности [20. С. 606]. Для носителей полуязычия смешение кодов является характерным и органичным процессом, в котором оба языка воспринимаются как одна коммуникативная среда.

По нашему мнению, как полуязычие суржик можно рассматривать только в его традиционном, узком понимании, т.е, как языковой код малообразованных людей, не владеющих ни русским, ни украинским языком.

Креольские языки и пиджины. Многие лингвисты склонны сравнивать суржик с пиджинами и креольскими языками. Л. Масенко, рассматривая суржик, соотносит механизм его образования с процессом пиджинизации. Исследовательница обосновывает свою точку зрения тем, что суржик, как и языки-пиджины, образовался в результате "колониального по своему характеру вмешательства России в развитие экономики и культуры Украины". В итоге, по мнению Л. Масенко, "сформировался языковой подвид, созданный из бессистемной смеси двух языков, украинского и русского, и используемый в бытовом общении" [21. С. 28].

Оппонентом подобной точки зрения является один из первых исследователей суржика, Т. Кознарский, считающий, что пиджины и креольские языки представляют собой явление совершенно иного порядка, чем суржик. С его утверждениями трудно не согласиться. Так, исследователь совершенно справедливо подчеркивает тот факт, что пиджины и креольские языки формируются при смешении существенно различных по структуре языков (в качестве примера ученый приводит такие креолы, как гаитянско-французский или ямайско-английский). Образование подобных языков обусловлено в значительной степени тем, что господствующий язык непонятен для коренного населения, которое к тому же является неграмотным [22. С. 24]. Носители суржика, напротив, понимают, по крайней мере в бытовом общении, как украинский литературный, так и русский литературный языки. Т. Кознарский придерживается мнения, что суржик возник в результате переселения сельских жителей в города, но формируется он не для ускорения процесса взаимопонимания, как пиджины, а для быстрого освоения в городском социуме.

стр. 99

Просторечие. Одной из наиболее распространенных точек зрения на сущность суржика является представление о нем как о форме украинского просторечия. К этой лингвистической категории его причисляет К. В. Ленец - автор статьи о суржике в энциклопедии "Українська мова". Исследователь пишет, что термин суржик "употребляют преимущественно по отношению к украинскому просторечию, засоренному без особой нужды заимствованными русскоязычными элементами" [16. С. 616]. В статье "Просторечие" в той же самой энциклопедии отмечено, что пока что суржик является основным проявлением украинского просторечия [16. С. 499]. Подобную точку зрения высказывает украинский лингвист В. Труб. Ученый утверждает, что "суржик как форма просторечия является признаком низкого культурно-образовательного уровня, который формируется в ситуации двуязычия в условиях постоянного контактного билингвизма" [23. С. 47]. Продолжая свои рассуждения, исследователь приходит к выводу, что эту языковую нишу суржик занимает временно, пока на базе украинского языка не появится собственного просторечия, а потенциальными носителями этого национального просторечия, по мнению ученого, являются именно нынешние суржикоязычные индивиды.

Несмотря на неоспоримый интерес к суржику лингвистов разных стран, это явление еще очень мало изучено. Его исследователи до сих пор не могут прийти к общему мнению о времени и причинах его возникновения, о географии распространения, а также о месте этого явления среди других форм существования языка. Большинство языковедов склонны рассматривать суржик как одну из форм национального языка. Мы считаем, что не стоит ограничиваться рамками существующей стратификации языка, а следует обратить внимание на присущие только этому языковому явлению особенности. Очевидно, что суржик является следствием взаимовлияния украинского и русского языков, однако интенсивность интерференционного процесса различается в зависимости от индивидуальных особенностей говорящего. Можно предположить, что менее всего интерференция проявляется в речи образованных людей, которые в совершенстве владеют литературными нормами русского и/или украинского языков. Встречающиеся в их речи ошибочные формы слов или лексемы можно объяснить либо недостаточным вниманием к собственной речи, либо гиперкорректностью, либо намеренным использованием суржикизмов/русизмов для придания своей речи большей экспрессивности, выразительности. Чем ниже уровень образованности индивида, тем интенсивнее процесс взаимовлияния языков. Недостаточное владение нормами родного языка, вынужденные коммуникативные контакты (телевидение, радио, пресса и проч.), а также стремление приспособить свою речь к более престижному в обществе языку способствуют активному проникновению элементов одного языка в другой, т.е. образованию суржика4. Однако мы не отрицаем важность других факторов, также определяющих интенсивность интерференционного процесса и индивидуальные речевые особенности говорящего. По нашему мнению, основной ошибкой лингвистов, исследующих суржик, является попытка рассматривать эту языковую формацию, возникшую на стыке двух языков, в системных рамках одного языка, украинского.

В настоящее время перед лингвистами, изучающими феномен суржика, стоит задача комплексного исследования этого языкового явления, нацеленного на анализ не только лингвистических последствий взаимодействия русского и украинского языков, но и социальных условий и психологических установок и возможностей лиц, чью речь можно охарактеризовать как суржиковую.


4 Подробнее о влиянии индивидуальных особенностей и личностных установок говорящего на его языковую компетенцию см. [24].

стр. 100

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ставицька Л. О. Суржик: суміш, мова, стиль? // Динамизм социальных процессов в постсоветском обществе. Луганск, 2001. Вып. 2. Ч. 1. Филологические науки.

2. Обухова В. Н. Специфика русско-украинской интерференции в условиях Крыма (режим доступа - свободный) // http://www.rusnauka.com/NPM_2006/Philologia/3_obuhova.doc.htm)

3. Донник В. Мова не винна (про суржик, двомовність і грамотність на українському ТБ) // Слово і час. 2001. N2.

4. Сербенська О. Антисуржик. Львів, 1994.

5. Монахова Т. В. Кризовий стан мовленнєвої культури в південноукраїнському регіоні // Наукові записки. Київ, 2004. Т. 34. Філологічні науки.

6. Масенко Л. Суржик: історія формування, сучасний стан, перспективи функціонування // Belarusian Trasjanka and Ukrainian Surzyk. Structural and social aspects of their description and categorization (=Studia Slavica Oldenburgensia). Oldenburg, 2008.

7. Ларин Б. А. К лингвистической характеристике города. (Несколько предпосылок) // Изв. Гос. пед. ин-та им. Герцена. Л., 1928. Вып. 1.

8. Ларин Б. А. Мовний побут Мюта // Червоний шлях. Харків, 1928. Ч. 5/6.

9. Окара А. Полтавський "суржик" та духовне плебейство // Слово і час. 2000. N 12.

10. Flier M.S. Surzhyk: The rules of engagement // Harvard Ukrainion Studies. Cambridge, 2000. Vol. XXII.

11. Хмелько В. С. Лінгво-етнічна структура України: регіональні особливості та тенденції змін за роки незалежності (режим доступа - открытый) // http://www.kiis.com.ua/index.php?id=4&sp=1&num=15

12. Смаль-Стоцький Р. Українська мова в совєтській Україні. Нью-Йорк; Торонто; Сидней; Париж, 1969.

13. Чапленко В. Дещо про мову. Нью-Йорк, 1959.

14. Шерех Ю. (Шевельов) Літ Ікара (Памфлета Миколи Хвильового). Третя сторожа. Література. Мистецтво. Ідеології. Київ, 1993.

15. Ставіцька Л. Арго, жаргон, сленг. Соціяльна диференціяція української мови. Київ, 2005.

16. Українська мова. Енциклопедія. Київ, 2000.

17. Радчук В. Д. Мова в Укрїні: стан, функції, перспективи // Мовознавство. 2002. N 2 - 3.

18. Беликов В. И., Крысин Л. П. Социолингвистика. М., 2001.

19. Ажнюк Б. М. Мовна єдність нації: діаспора і Україна. Київ, 1999.

20. Concise encyclopedia of sociolinguistics / Ed. by R. Mesthrie. Amsterdam; New York; Oxford; Shannon; Singapore; Tokyo, 2001.

21. Масенко Л. Мова і політика. Київ, 1999.

22. Кознарський Т. Нотатки на берегах макабресок // Критика. 1998. Ч. 5.

23. Труб В. М. Явище "суржику" як форма просторіччя в ситуації двомовності // Мовознавство. 2000. N1.

24. Курохтина Т. Н. Межъязыковая интерференция в условиях близкородственного украинско-русского двуязычия. Автореф. дис.... канд. филол. наук. МГУ. М., 2010.


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/К-ВОПРОСУ-ОБ-ОПРЕДЕЛЕНИИ-ПОНЯТИЯ-СУРЖИК

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т. Н. КУРОХТИНА, К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ "СУРЖИК" // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 31.07.2022. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/К-ВОПРОСУ-ОБ-ОПРЕДЕЛЕНИИ-ПОНЯТИЯ-СУРЖИК (date of access: 13.08.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Т. Н. КУРОХТИНА:

Т. Н. КУРОХТИНА → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ИДЕИ НОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В ПРОГРАММАХ И КОНЦЕПЦИЯХ ИНАКОМЫСЛЯЩИХ И ДИССИДЕНТСТВА В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ. Конец 60-х - 80-е годы XX в."
11 hours ago · From Україна Онлайн
А. В. БОРТНІКОВА. Державна влада та місцеве самоврядування на Вопині (кінець XIV - середина XVII ст.)
Catalog: История 
11 hours ago · From Україна Онлайн
ИЕРАРХИ КИЕВСКОЙ УНИАТСКОЙ МИТРОПОЛИИ И ИХ ОТНОШЕНИЕ К СОХРАНЕНИЮ ВОСТОЧНОЙ ТРАДИЦИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА
11 hours ago · From Україна Онлайн
О. АЛФЬОРОВ, О. ОДНОРОЖЕНКО. Українські особові печатки XV-XVII ст. за матеріалами київських архівосховищ
Catalog: История 
Yesterday · From Україна Онлайн
О НЕКОТОРЫХ ИЗДАНИЯХ КИЕВСКОЙ МИТРОПОЛИИ В РУКОПИСНОМ НАСЛЕДИИ ЕВФИМИЯ ЧУДОВСКОГО
Yesterday · From Україна Онлайн
ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVII - ПЕРВАЯ ТРЕТЬ XVIII ВЕКА) И ДВА ЕЕ ИДЕОЛОГА
Yesterday · From Україна Онлайн
Д. БОВУА. Гордиев узел Российской империи: Власть, шляха и народ на Правобережной Украине (1793-1914)
Catalog: История 
Yesterday · From Україна Онлайн
М. КОСТЮК. Евангелічно-лютеранска кірха в Луцку: історико-архітектурный нарис
3 days ago · From Україна Онлайн
ГЕНШТАБИСТЫ УКРАИНСКИХ АРМИЙ 1917-1920 ГОДОВ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ И СССР ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1920-1945 ГОДЫ)
4 days ago · From Україна Онлайн
КАРПАТО-БАЛКАНСКИЕ ЛЕКСИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ В СВАДЕБНОЙ ОБРЯДНОСТИ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Україна Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ "СУРЖИК"
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2022, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones