ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Illustrations:

Libmonster ID: UA-6565

Share with friends in SM

      Первые известия о древних кыргызах относятся  к гуннской  эпохе, ко времени становления и расширения Центральноазиатской  кочевой державы Хунну. Древние кыргызы относились к так называемым  народам Западного края (как именовали китайцы земли, расположенные  к западу  от  Ханьской империи  (Древнего Китая))  и, наряду  с другими, подчиненными  хуннам  народами  Западного  края,  обитали в пределах западных границ Хуннского государства.

       В эпоху Хань древние кыргызы (гегунь, гяньгунь  древнекит. источников) обитали в Восточном Притяньшанье. В конце II в. н. э. или в III в. н. э. часть кыргызов (Восточные кыргызы) по каким-то причинам отделилась ( или была отделена ) и волею судьбы оказалась на севере, и поселилась в междуречье Абакана и Кема (Енисей), в Койбальской  степи.  Другая  же  часть  древних  кыргызов  (Западные кыргызы)  продолжала  жить  на   своих  прежних   землях.  Восточные кыргызы,  вскоре  перешли  на  левый  берег Абакана,  в левобережнюю часть Минусинских степей. В  первое время  центр кыргызских кочевий  располагался  в  Койбальской  степи,  где на  горе Изых-тах находился  их  основной  некрополь,  усыпальницы вождей восточных кыргызов. Затем уже, в последующее время, центр кыргызских кочевий  перешел  в  степи  Уйбата,   которые  и   поныне  считаются лучшими  пастбищами  Минусинских  степей.  Здесь и  были расположены стойбища самых богатых и  сильных   скотоводов,  возглавлявших кыргызский племенной союз на Енисее (Эсен уулу Кылыч; 1994).

       Весь кыргызский племенной союз,  первоначально, в значительной  мере состоял  из местных этнических групп населения,  которые до этого  обитали  в этих краях. Динлины, частично были вытеснены на другие территории, но в значительной мере, были подчинены кочевниками кыргызами, которые образовали Кыргызско-Динлинский племенной союз.   Динлины, составляли большинство населения Среднего Енисея,   но   находились   в  зависимом положении.  Это были,  в общем, белокурые,  голубоглазые, светлокожие люди,  европеоидного  типа,  которые  обитали на  этих землях  с незапамятных времен. Это были люди  искусные в  обработке металлов, земли, выращивании  различных земледельческих  культур, занимавшиеся охотой,  рыбной  ловлей,   строительством,  кузнечным делом, домашним хозяйством. Именно на их основе   сложился  так  называемый  народ  енисейских  кыргызов (Эсен уулу Кылыч;  1994).

       В целом,  этногенез народа енисейских (Кемских)  кыргызов происходил, первоначально в левобережней части среднего течения Кема (Енисея).  Население  же  правобережней части,  хотя и находилось в зависимом и подчиненном положении от   "левобережников"  (т.е. восточных  кыргызов),  тем не  менее оно  в течение  долгого времени сохраняло свое этническое своеобразие,  т.е. признаки, которые были присущи собственно динлинам, которые на востоке обитали до Байкала.

      Другая группа древних кыргызов(западные кыргызы) обитала в районах Вос­точного Притяньшанья, и упоминается в Бэй Шы и Суй Шу* в форме Хэгу**, как одно из племен, которых имено­вали Теле ( тюркское-Тоелес). Термином Теле (Тоелес) обозначали группу тюркских племен, расселенных в Восточном Притяньшанье. Этих племен было десять, и в этом перечне присутствует племя  кыргызов, а также уйгуры. Эти племена жили на запад от Иу, на север от Яньци, по сторонам Бай-Шаня ( Эсен уулу Кылыч; 1993: 8).

        Под "Белыми горами" китайцы подразумевали горы Эшке-баш-таг, лежащие в Восточном Туркестане "от Кучи на север, в 200 ли от Тенри-Олы на юг. Сии горы огромны, обширны, производят горячую серу". Так же в Древности, еще Белыми горами называлось огромное звено небесных гор (т.е. Тянь-Шаня ) в 120 ли от Хами на север, покрытые вечными снегами, т.е. Баркульские горы (Иакинф; 1851, ч.III: 52). Анализ данных карты Западного края (Центральной и Сред[*]ней Азии) при династии Суй также показал, что упоминаемые в "Бэй Ши" и "Суй Шу" Хэгу обитали в районах Восточного Притяньшанья  или где-то поблизости( Эсен уулу Кылыч; 1993 ).

      Во II пол. VI в. или в перв. пол. VII в.  кыргызы -теле уже обитали рядом с енисейскими  кыргызами, располагаясь главным образом в западной части Минусинской котловины. Когда, как и почему мигрировали кыргызы-теле туда, неизвестно, но в первой пол. VII в. они обитали в Минусинской котловине районах  и возможно вместе с енисейскими (восточными) кыргызами составляли одно целое государственное образование, которое впервые,  упоминается как Гегу* кит. источников.

 Примерно около 39 года VII в. западно-тюркский Дулу-хан "привел под свою власть владения Сяоми и Гегу и простирал виды на поколения  Хилишево"( Иакинф; 1851. Ч.1. отд.VI : 317). Кыргызы упоминаются вместе с басмылами, кыпчаками и бома, в числе племен, которые обитали "как правильно указывается в китайских источниках, к северо-востоку от западных тюрок" (Потапов; 1953: 143-144).

      Алтайские  кыргызы-теле обитали в горной части западной  Минусы, а енисейские-в степной части левобережья Енисея.  Возможно часть из них была и в правобережней части Среднего Енисея. В китайских источниках есть сведения о кыргызах -теле. Так, Тан-Шу сообщает, что они питались мясом и кобыльим молоком, "один Аже употребляет хлебеное" (Иакинф; 1851: 445). В Тай­пиньхуаньюйцзи говорится: "К пище Аже добавляют хлеб­цы. Что касается подчиненных (ему) родов, то (они) едят только мясо, конину, верблюжатину и ничего другого" (Кюнер; 1961: 58).  Это при том, что земледелие в кыргызское время (V-X вв. н.э.) на Енисее было как никогда развито. У любого рядового енисейского кыргыза на столе всегда был хлеб и другие продукты земледелия.

    "Атмосфера наиболее холодная; даже большие реки до половины промерзают. Сеют ячмень, просо, пшеницу и гималайский ячмень. Муку мелют ручными мельницами; хлеб сеют в третьей, а убирают в девятой луне. Вино квасят из каши"( Иакинф; 1851, ч.I, отд.II: 444).

    В "Тайпиньхуаньюйцзи" говорится, что кыргызы выращивают ячмень, пшеницу, темное просо, конопляное семя. «В 3-ю луну постоянно пашут и сеют, в 8-ю и 9-ю луну собирают (урожай), варят кашицу, чтобы делать напиток, также чтобы перебродить (на) водку. Для пшеницы имеется пеший (т.е. он приводится в действие людьми) жернов, (которым) делают муку»( Кюнер; 1961 : 58).

     Не зря китайцы заметили, что язык и письмо кыргызов совершенно был сходен с уйгурским, т.е. телесским. "Письмо их и язык совершенно сходны с ойхорскими"( Иакинф; 1851, ч.I, отд.II :  446). Даже переводчик этих источников Иакинф Бичурин, приметил, что Хагяс  по своему составу должен был состоять из двух народов:  одни- коренные жители, другие-суть их повелители (Там же...).

      Это не просто сходство, а имелось ввиду принадлежность к телесскому диалекту, на котором говорили уйгуры. У телесцев, (они же поздние тогуз-огузы)   были,  в общем,  схожие  этнические признаки,  начиная от головного убора, языка и т.д., и  кончая   погребальным  обрядом (погребения  с  конем). Даже  согласно  эпосу  "Манас" кыргызы  и уйгуры являются   частями   одного  народа.   Кыргызы,  здесь   обозначаются  как байгуры,  одна  часть  народа,  другой  частью  которого были  уйгуры. Это полностью согласуется с историческими данными, по которым Тяньшаньские  кыргызы,   потомки   Алтайских кыргызов-теле  описываются  как  один  из  огузских  народов, т.е. исторические сведения указывают на огузское происхождение Тяньшаньских  кыргызов(  Эсен уулу Кылыч; 1993; Эсен уулу Кылыч; 1994).

     Действительно, подобные известия об Алтайских   (Западных) кыргызах  верны, поскольку они в свое   время  входили   в  огузскую общность, образовавшейся  из  ряда   восточно-тюркских  племен.   К  началу VII в.  или  в  нач. VII в.  Алтайские   кыргызы-теле  отделились от прочих  огузских ( телесских)   племен  и   переселились  на   север  Алтая,    к   западу  от   Кемских (Восточных) кыргызов. Вскоре они  проникли и на их территорию, став  гегемоном   в  стране кыргызов (Эсен уулу Кылыч ; 1993; Эсен уулу Кылыч ; 1994).

        Алтайские  кыргызы занимались кочевым скотоводством. Разводили овец, лошадей, верблюдов. Жили они в юртах и шатрах. О них хорошо повествуется в анонимном персидском сочинении X в. Худуд аль- аалам (Границы мира). Там говорится: "И это люди, которые нравом напоминают диких зверей; лица (у них) грубые, волос мало, (они) неспра­ведливы и безжалостны, отличаются воинственностью и склонностью к распрям; со всеми народами, которые находятся вокруг них, они воюют и враждуют" ( Материалы по истории киргизов и Киргизии; 1973: 41). Алтайские  кыргызы "кочуют (в поисках) воды, сухой травы, (благоприятной  погоды и зеленых лугов"( Там же).

     Археологический материал ярко иллюстрирует сложное общественное устройство страны кыргызов на Енисее. Особенно показательны в этом отношении погребальные памятники. Для енисейских (восточных) кыргызов был характерен обряд трупосожжения, описанный в Тан Шу (Иакинф; 1851:  599).

    Остатки такого обряда и обнаружены на Енисее, при раскопках так называемых Чаатас -групп кыргызских курганов. Под их каменными насыпями открывались могильные ямы, на дне которых нахо­дились грудки сожженных костей покойника, тщательно очищенные от угля, золы и других остатков погребального костра ( Кызласов; 1960 : 265 ).

      Первые кыргызы пришли на Енисей, в Минусинскую котловину в период, предшествовавший Раннему Средневековью, примерно во II или III вв. н.э. Первоначально они поселились в междуречье Абакана и Енисея, в Койбальской степи; затем расселились по всей Минусе. В первое время их центр находился в Кой­бальской степи, затем он был перенесен на левобережье Абакана и Енисея, в степи Уйбата. Восточные кыргызы, поселившись в Минусинской котло­вине, в значительной степени утратили свое этническое содержание, под­верглись аккультурации со стороны местного  населения, под влиянием их  культуры (Эсен уулу Кылыч ; 1994).

    Вместе с тем, на Енисее в свое время были обнаружены погребальные сооружения другого типа - погребения, выполненные по обряду трупоположения в сопровождении коня. Это каменные курганы, которые характеризуются длинными могилами под невысокой плоской каменной насыпью. Насыпь без врытых камней по сторонам.

    Обряд погребения  с конём довольно однотипен. Мужчина клался в могилу обычно в сопровождении лука и стрел в колчане, железного ножа, иногда железного пальштабовидного топора. Лошадь клалась в могилу взнузданной; обычно во рту находились железные удила. Судя по тому, что во всех могилах стремена находились возле самой лошади — они клались в могилу засёдланными. Это подтверждают также находки под брюхом лошадей костяных или железных пряжек от подпруги.

    В этих погребениях были найдены железные, лопастные наконечники стрел, некоторые из них с напускным костяным свистящим шариком,  пряжки — бронзовые и железные, железные стремена  с полукруглым подножием и плоской высокой лопаткой на верхней петле и костяные пряжки от подпруги.  В погребениях были найдены части баранов, разрубленных на куски,  глиняные вазы    и четырёхугольные поясные железные пряжки .

    Открытые  проф. С.В.Киселевым в Минусинской котловине погребе­ния с конем в каменных кольцах у с. Усть Тесь и с. Кривинского датиро­вались им первоначально VI-VIII вв. (Киселев ; 1929 : 156). После находок монет Каюань Тунбао,  Л.А.Евтюхова все трупоположения с конем в Минусинской котловине (Усть Тесь, Кап­чалы II, Таштык, Уйбат II и др.) датировала IX в. и предположила смену погребального обряда у енисейских кыргызов . Как выяснилось впослед­ствии, монеты Каюань Тунбао имели достаточно широкий период обраще­ния ( начиная с 621 по 907 гг.), и поэтому их находки в погребениях не могут служить опорным датирующим пунктом .

      Работа по датировке алтайских курганов была продолжена А.А.Гавриловой на материалах могильника Кудыргэ. Главный принцип ее исследо­вания - "разработка относительной хронологии памятников с малым ко­личеством датирующих находок - необходимое условие и для определения хронологии абсолютной" -позволил детально рассмотреть развитие основных форм предметов сопроводительного инвентаря и сгруппировать могилы, где они были найдены, в определенные типы: кудыргинский - VI-VII вв. (куда вошли и минусинские погребения с конем), катандинский - VII-VIII вв., сростскинский - VIII-X вв., и наиболее поздний -часовенно-горский - XIII-XIV вв. При этом А.А.Гаврилова вернулась к ранней датировке Усть-Тесинских погребений, включив их в число памятников Кудыргинского типа.

Погребения с конем, которые могут быть отнесены к VI-VII вв., изве­стны во многих районах Первого Тюркского каганата - в Южной Сибири (на Алтае, в Туве и Минусинской котловине), в Средней Азии и Казах­стане. На Горном Алтае этим временем датируется часть погребений Ку­дыргинского могильника, в одном из которых (мог. №15) была найдена мо­нета 575-577 гг. К Кудыргинскому типу могил на Алтае А.А.Гаврилова относит также погребения Катанда II, кург. I; Курота I, кург. I; Туэкта, кург. 7, «отличающиеся от кудыргинских широтным расположением могил и некоторыми вещами» (Гаврилова ; 1965 : 58).

Появление захоронений с конем в Минусинской котловине (с отклоне­нием на юг) под каменными кольцами, раскопанные С.В.Киселевым у с. Усть Тесь и с. Кривинского ( Киселев ; 1929 : 114-119), может быть связано с  проникновением какой-то группы алтайского населения на Средний Енисей (Савинов ; 1984 : 53).  Что касается других погребений с конем в Минусинской котловине, отнесенных А.А.Гавриловой к Кудыргинскому типу могил (Капчалы II,  кург. I, 8, 12, 19; Уйбат, кург.1), то принадлежность их к VI-VII вв. вызывают сомнение. Могильник Капчалы II, за исключением кург. 4, 5 с остатками трупосожжений, представляет собой достаточно монолитный комплекс, который, по поздним типам может датироваться VII-VIII вв. и вплоть до IX в. (Левашова ; 1952 : рис. 5). В кургане I могильника Уйбат II,  найдены плоские ромбические наконечники стрел (Евтюхова ; 1948 : 61-62), которые появля­ются в Южной Сибири не  ранее IX в." (Савинов ;1984 : 54).

    По мнению Гумилева, Гавриловой, Савинова, Трифонова погребения с конем  относятся не к тюркам - тугю, а к другим тюркоязычным племе­нам, в первую очередь, телесским, входившим в состав древнетюркских каганатов ( Там же ; 55). По мнению Киселева и Евтюховой, "в разных районах погребения с конем имеют разную этническую принадлежность - в Мон­голии они оставлены древними тюрками, на Алтае - племенами теле, в Минусинской котловине - енисейскими кыргызами" (Там же ).

 С.А.Теплоухов, относивший раскопанное им погребение на р. Таштык к VII в., отмечал, что "подобного рода могилы являются новым типом для Минусинского края" ( Савинов ; 1984 : 63). Л.Р.Кызласов считает, что, погребения с конем, как и другие нетипичные для енисейских кыргызов захоронения, оставили представители иных этнических групп. Наиболее верным, на наш взгляд является заключение проф. Д.Г.Савинова, ведущего специалиста по археологии Южной Сибири древнетюркского периода. Приведем его дословно: "Погребения с конем, на территории Мину­синской котловины образуют определенный хронологический ряд: Усть Тесь и Кривинское (VI-VII вв.); Капчалы II, Тепсей III (VII-VIII вв., скорее всего VIII в.); Taштык (VIII-IX вв.,); Уйбат II, где найдены уже плоские ромбические наконечники стрел (IX-X вв.), что можно рассматри­вать как отражение длительного проживания на протяжении всей второй половины I тыс. в Минусинской котловине какой-то группы населения, хоронившей своих покойников в сопровождении коня"( Савинов ; 1984 : 64).

    Совершенно верное заключение, являющееся археологическим свиде­тельством проникновения в Минусу во 2-ой пол. VI или нач. VII в.  кыргызов-теле, до этого живших в составе   племен теле и государства Тугю (Тюркского каганата).   

По мнению А.А.Гавриловой, носители кудыргинского типа погребений с конем были "пришельцы на Алтае, вклинившиеся на территорию, заня­тую ранее берельскими племенами, продолжавшими жить и в кудыргинское время, и появившиеся до кудыргинцев тюрками -тугю" ( Гаврилова ; 1965 : 59). По Д.Г.Савинову, по крайней мере, "часть скотоводов теле, очевидно, придер­живалась традиционного для территории Саяно-Алтая обряда погребения с конем" ( Савинов ; 1984 : 51).

     Первоначально, кыргызы –теле вероятно, поселились  в верховьях Оби,  а затем уже проникли в Ми­нусу. Ко времени существования Первого Тюркского каганата на Северном Алтае  относятся несколько погребений Осинковского могильника, исследованного Д.Г.Са­виновым в 1970 г. (мог. 19, 21, 23, 52). Они представляют собой одиночные трупоположения на спине с неустойчивой ориентировкой погребенных (се­веро-запад, юго-запад, северо-восток). В числе предметов сопроводительно­го инвентаря найдены бронзовые щитовидные и фигурные бляшки, трехло­пастный наконечник стрелы, однокольчатые удила с одним костяным двудырчатым псалием (Савинов ; 1971 : 219-220). По форме этих предметов, ранее не встречавших­ся в культуре Северного Алтая, они связываются с кругом памятников кудыргинского типа (Савинов ; 1984 : 75). Примечательно, что именно в это время кончает свое существование верхнеобская культура, скорее всего, в результате при­хода нового  населения .

    

     Кыргызы вышли на ведущее положение  в Хагясе (стране кыргызов) с сер.VII в. Проф. С.В. Киселев считал, что  господство местных наименований, при отсутствии общего "Кыргыз" (в то время хорошо известного политикам Центральной Азии и Китая)  указывает на известную сла­бость политического единства енисейских племен в VII в. Он также указывал на устойчивость в кыргызской среде местных  элементов, которую "косвенно подтверждает и тот факт, что общее наименование "Kыргыз" отсутствует в Минусинских и Тувинских надписях».

    Л.Р.Кызласов на основе исторических сведений разноязычных источ­ников, начиная с VIII в., пришел к выводу, что на Енисее  кыргызы были не особым народом, а немногочисленной, но руководящей группой,  ядром, объединяющим и возглавлявшим разноязычные племена и роды (угорские, самодийские и тюркоязычные), входившие в одно государ­ственное целое (Кызласов ; 1968 : 90, 91). Из состава кыргызов, по его мнению, выходили беги, каганы, возглавлявшие все племена Среднего Енисея ( Там же : 91).

Далее, он отмечает, что в известных "древнекыргызских надписях VII-XII вв. обнаруженных в бассейне Верхнего и Среднего течения Енисея, не упоминается имени кыргызов. Зато, там, постоянно встречается термин эль (на разных наречиях писался как -эл или - ил), переводимый языковедами, в достаточной степени условно, как "государство, племенной союз, народ…» ( Там же : 96).  По мнению Л.Р.Кызласова, эль енисейских надписей  есть своеобразный синоним господствующего племени, находившегося  у власти на Среднем Енисее. "Для современников  одного государства слово эль не требовало  никакой дополнительной расшифровки. Все знали, что такое господствующий эль. Поэтому, имя  «Кыргыз» не писалось. Кроме того, нельзя было назвать кыргызами и часто упоминающийся в надписях кара-будун (т.е. черный или простой народ), ибо народ относился к другим родам и племенам. Проти­вопоставление или разграничение эля и кара-будун в этих эпитафиях до­вольно обычно" ( Кызласов ; 1968 : 97).

    В кыргызское время на Среднем Енисее население было разнообразным: оседло-земледельцы, полукочевники, кочевники, охотники, рыбо­ловы. Енисейские кыргызы в значительной степени ут­ратили свое этническое содержание, подверглись аккультурации со стороны  культуры местного населения, но не утратили своего языка и этнического самоназвания, передав их немалой части населения Среднего Енисея, Минусинской котловины.

    Кыргызы-теле сохраняли свое эт­ническое содержание, своеобразие на всем протяжении своего длительного исторического развития. Несмотря на то, что  алтайские кыргызы жили на Среднем Енисее, в Минусинской котловине, тем не менее они не смешались с прочим населением этих земель, за исключени­ем, может быть, каких-то заимствований элементов из жизни знати ени­сейских кыргызов, их  культуры. В свою очередь, Хагяс подвергся влиянию всего того, что привнесли туда новые гегемоны — алтайские кыргызы –теле (Эсен уулу Кылыч; 1994; Эсен уулу Кылыч; 1993).

     Население  Кыргызского каганата никогда не представляло собой монолитное этническое образование, с единой куль­турой, самоназванием, этническими признаками. Это были территориаль­но-племенные объединения, состоявшие в различной мере из этнических групп населения разного происхождения, образа жизни, соматических признаков.  Каждый из этих элей, улусов или княжеств стремился к самостоятельному образу жизни и расширению своих владений за счет своих соседей (кыргызских и некыргызских) и, в конечном счете, к господству над всей страной.

Некоторым из них удавалось подчинить всю страну кыргызов, т.е. централизовать власть в Хагясе (страна кыргызов на Енисее) на то или иное время. Во второй половине VI века в Хагясе появились новые гегемоны — алтайские кыргызы, т.е. кыргызы из конфедерации племен Теле. Им удавалось время от времени объединять  эли-княжества Хагяса и государство Алого знамени (т.е Кыргызский  каганат) становился сильным и грозным каганатом.

     Есть предположение, что Кыргызский Каганат на Енисее был создан Алтайскими кыргызами-теле, по тюркскому образцу. Ведь Кыргызский каганат по своему устройству точ в точ напоминает Тюркский каганат, начиная с титула кагана и кончая мелкими административными единицами и должностями.  Кыргызы-тоелесы, находясь  в составе племенного союза Тоелесов(Теле-кит. источников) жили в степях, к северу от Восточного Тянь-Шаня и активно участвовали в жизни Тюркского каганата, откуда приобрели большой опыт в деле организации и управления государством, созданного  Алтайскими тюрками. В то же время, из истории мы знаем, что именно Тоелесы  активно участвовали в ликвидации Тюркского каганата,  после крушения которого Тоелесы получили свободу и стали повсеместно создавать свои государства.

       Подробнее об этом и других актуальных проблемах вы можете ознакомиться в вышедней недавно в печати монографии  Эсен уулу Кылыча  «Хагяс. История Енисейских кыргызов (С древнейших времен до нач. XVIII века).-  Ассоциация историков Кыргызской Республики; Кыргызский государственный университет им. И. Арабаева.-Бишкек.-2013.-(второй вариант)-438 стр.

 

 Литература

 

Киселев C.В. Материалы археологической экспедиции в Минусинский край в 1928 г.-В кн.: Ежегодник Гос. музея им. Н.М. Мартьянова, т.VI, вып.2.- Минусинск. 1929.

 

Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. М. 1951.

Кызласов Л.Р. Таштыкская эпоха.-М.1960.

 

Материалы по истории киргизов и Киргизии. вып.1.-М. 1973.

 

Кюнер Н.В. Китайские известия онародах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока.-М.1961.

 

Потапов Л.П. Очерки по истории алтайцев.-М.Л.1953.

 

Иакинф. Собрание сведений онародах, обитавших в Средней Азии в Древ ние времена. Спб. 1851. ч.1. отд.IV.  Жуань-жуань;  ч.II . отд.VI . Тугю;         Ч.I  отд. II . Хакянсы-Хагяс; ч. I. отд. I, Хунну; ч. I . отд. VII . Повествование о Доме Хойху;  ч.I . отд. III . Сянби; ч. III . отд. II. Повествование о Западном крае.; ч. I . отд.II.  Хусе.

 

Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху.-Л.1984.

 

Левашова В.П. Два могильника кыргызов (хакасов).-МИА, №24, 1952.

 

Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племен.-М.-1965.

 

Евтюхова Л.А. Археологические памятники енисейских кыргызов (хакасов).-Абакан-1948.

 

Савинов Д.Г. Осинковский могильник на Северном Алтае.- АО.-1970 –М.1971.

 

 

Уманский А.П. Археологические памятники у с. Иня.-Изв. алтайского отдела ВГО СССР. вып. 11. 1970.

 

Неверов С.В. История изучения  памятников сростскинской культуры Алтая.- Барнаул. 1980.

 

Мартынов А.И., Мартынова Г.С. Кулемзин А.М.-Шестаковские курганы.-Кемерово. 1971.

 

Кызласов Л.Р. Взаимоотношения терминов Хакас и кыргыз в письменных источниках VI-XII вв. // Народы Азии и Африки. 1968. №4.

 

Эсен уулу Кылыч. Древнекыргызское государство Хагяс. Каганат Кыргыз.-Бишкек, -1994.

 

Эсен уулу Кылыч.Древние кыргызы. Кыргызы в Средней Азии. Бишкек, -   1993.

 

Эсен уулу Кылыч. Хагяс. История енисейских кыргызов.-Бишкек,-2013.

 

 



* Суй Шу — История династии Суй (581-618 гг.).

* Гегу — одна из письменных форм древнекитайской передачи названия Кыргыз, исходя из норм древнекитайской письменности.

 

 

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Кыргызы-Теле-погребения-с-конем-Автор-Эсен-уулу-Кылыч-Историк-тюрколог

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

кылыч эсен уулуContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/hagyas

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Кыргызы-Теле (погребения с конем). Автор: Эсен уулу Кылыч. Историк, тюрколог. // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 02.07.2015. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Кыргызы-Теле-погребения-с-конем-Автор-Эсен-уулу-Кылыч-Историк-тюрколог (date of access: 15.10.2019).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
кылыч эсен уулу
Бишкек, Kyrgyzstan
942 views rating
02.07.2015 (1567 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes


Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Кыргызы-Теле (погребения с конем). Автор: Эсен уулу Кылыч. Историк, тюрколог.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2019, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones