ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-1350

Share with friends in SM
Заглавие статьи Критика и библиография. Обзоры. ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РАБОТАХ СОВЕТСКИХ ИСТОРИКОВ
Автор(ы) Н. ЛУКИН
Источник Историк-марксист,  № 5, 1927, C. 197-205

История Великой Французской революции была предметом многочисленных и ценных исследований русских историков еще во времена царизма: заслуги так называемой "русской школы" (Кареева, Ковалевского, Лучицкого и их учеников, - Е. Тарле и др.) в деле изучения Великой революции не раз отмечались виднейшими представителями западно-европейской научной мысли. Но на работах "русской школы" не могли не отразиться классовые взаимоотношения, характерные для России конца XIX и начала XX века. Совершенно очевидно, что проявленный русскими учеными исключительный интерес к положению французского крестьянства в дореволюционной Франции стоит в теснейшей связи с движением русской народнической интеллигенции 70-х гг. и тем огромным значением, какое приобрел аграрный вопрос в России в конце 19 в., и особенно в революции 1905 года; что сравнительно слабый интерес к эпохе якобинской диктатуры или к положению рабочего класса и зародышам социалистических движений в эпоху Великой революции об'ясняется не только наблюдавшейся до 90-х гг. слабостью рабочего движения в России, но и почти исключительно либеральным или либерально-народническим составом профессуры наших университетов. Вообще, политические условия, господствовавшие в самодержавной России, как известно, менее всего благоприятствовали изучению Французской революции с последовательно-марксистской точки зрения. Поэтому, нет ничего удивительного, что марксистские работы по интересующей нас эпохе были тогда редчайшим исключением. Но и те немногочисленные историки, которые разделяли марксистскую точку зрения, не выдвигали многих проблем Великой революции не только по цензурным условиям, но и просто потому, что эти проблемы не стояли в связи с актуальными вопросами тогдашней политической борьбы.

Колоссальные социально-политические сдвиги, произведенные февральской, а особенно октябрьской революцией 1917 года, создали совершенно новые условия для изучения Французской революции в России. Совершенно естественно, что в стране пролетарской диктатуры историческая наука не могла оставаться в монопольном владении буржуазно-либеральной профессуры; последняя не была лишена возможности продолжать научную работу, но руководящее значение в деле университетского преподавания и подготовки молодых ученых получили историки-марксисты. Среди последних число специалистов по истории Великой Французской революции было ничтожно. Тем не менее, за десять лет существования Советской власти успела вырасти немногочисленная, но идеологически выдержанная группа молодых историков, специализировавшихся на истории Франции конца XVIII века.

Понятно, почему именно эта эпоха привлекла, наряду с эпохой Парижской Коммуны 1871 г., наибольшее внимание историков-марксистов; при всем различии социально-экономических баз, на которых происходили Великая Французская и русская пролетарская революция XX в., между ними несомненно имеются некоторые черты сходства, позволяющие проводить параллели между положением французской республики в 1793 - 4 г. и советской республики в годы гражданской войны и интервенции, продовольственной и финансовой политикой в эпоху якобинской диктатуры, с одной стороны, и нашей экономической политикой эпохи военного коммунизма, с другой, реорганизацией вооруженных сил Конвента и строительством Красной армии и т. д. Сама якобинская организация - с ее строго централизованным аппаратом, "чистками", партийными мобилизациями и крепкой связью с массами - во многом напоминает ВКП большевиков.

Классовая борьба, развертывавшаяся в ходе пролетарской революции и социалистического строительства в России, будила интерес к изучению тех или иных проблем эпохи Великой Французской революции; нередко научное освещение этих проблем либо косвенно способствовало разрешению чисто практических задач,

стр. 197

стоявших перед советской властью, либо обогащало историческую науку новыми социологическими обобщениями, и таким образом укрепляло позиции пролетариата на "идеологическом фронте". Но и обратное воздействие было не менее плодотворным: опыт классовой борьбы в России облегчал правильный научный подход ко многим важнейшим вопросам Великой революции.

Марксистской разработке эпохи Вел. Французской революции много способствовало происходившее за последние 10 лет пополнение старых государственных библиотек; и также сосредоточение ценнейших печатных и отчасти архивных материалов в одном из отделов библиотеки Института Маркса - Энгельса в Москве1 ).

Но наряду с благоприятными условиями необходимо учесть и ряд неблагоприятных, которые следует иметь в виду при оценке достижений советской науки в области истории Великой революции. Нельзя, прежде всего, забывать, что большинству как старого, так и молодого поколения историков-марксистов приходилось отдавать весьма значительную часть своего рабочего времени преподавательской деятельности, а также партийной или административной работе, что не могло не сказаться на продуктивности работы научно-исследовательской. Во-вторых, до последнего времени русские ученые, особенно коммунисты, были лишены возможности работать по богатейшим материалам, сосредоточенными в парижской Национальной Библиотеке и французских архивах.

В общем, работы советских историков2 ) по Великой Французской революции носили тот же характер, что и современные исследования западно-европейских (преимущественно французских) ученых: как правило, это были не общие труды по истории Революции, в настоящее время уже превышающие силы отдельного исследователя3 ), а исследования отдельных периодов, отдельных сторон революции или отдельных специальных вопросов4 ).

Но большинство этих исследований относятся к эпохе Конвента, особенно к периоду якобинской диктатуры, как наиболее близкому к современности. В самом деле, социально-политическая сторона "старого порядка" представлена только пятью статьями, при чем три из них касаются аграрных отношений при "старом порядке"5 ), четвертая - общественных настроений в Париже после ареста Неккера6 ). Положение французской промышленности накануне революции освещено в небольшой, но чрезвычайно содержательной и оригинальной по выводам работе А. Я. Шульгина ("Экономическое развитие Франции в конце XVIII в." "Русск.


1 ) Достаточно упомянуть о материалах по Ан. Клоотцу, Марату, Робеспьеру и Сен-Жюсту (коллекция Ve...), а также значительное количество фотоснимков и подлинных рукописей Бабефа. Полный перечень имеющихся в И. М. Э. сочинений Клоотца и о Клоотце напечатан во 2-й книге "Летописей Марксизма" (1927); перечень материалов по Марату см. там же, кн. 3.

2 ) В дальнейшем изложении работы историков-марксистов означены знаком*. Нужно сказать, что огромное большинство работ по истор. Фр. рев., вышедших за последние 10 лет, принадлежат перу именно историков-марксистов. Популярные работы, естественно, вообще не вошли в настоящий обзор.

3 ) Недавно вышедшая общая работа Матьеза только подтверждает это положение: даже такой крупнейший специалист, каким является проф. Матьез, не смог охватить в своем труде некоторых весьма важных сторон Революции (как напр., экономическую базу старого порядка).

4 ) Общий обзор истории Вел. революции можно найти в книге Н. Лукина* - Новейшая история Зап. Европы, вып. I гл. IV (изд. 2-е 1926 г. ГИЗ), а также в лекциях по ист. Зап. Европы Ц. Фридлянда (ч. I, М. 1926 г.) и Захера*) Ист. Вел. Фр. революции. Конспект лекций в Комм. Унив. им. Зиновьева 1923 г.). См. также научно-популярный очерк Фрязинова - "Великая Франц. революция". Аналогичный характер носит - работа Кареева "Великая Французская революция", вып. I-IV прилож. к журн. "Нива" за 1918 г.). Изданное Захером собрание документов по всей эпохе Вел. революции (Захер "Франц. револ. в документах" Лен. 1926 г.) носит характер хрестоматии, приспособленной для "лабораторной" работы в ВУЗ'ах, значительная часть материалов взята из вторых и третьих рук (Жореса, Кареева и др.).

5 ) С. Д. Сказкин. Отражение феодальной реакции в наказах некоторых бальяжей Шампани и северо-восточной Франции накануне Великой революции ("Труды Института Истории". Вып. I. 1926). С. Глаголева-Данини. Крестьянство и аграрный вопрос в эпоху Вел. революции (постановка вопроса в современной науке). "Анналы", I. 1922. - Н. Лукин*. Судьба общинных земель во Франции в последнюю пору старого порядка (Труды Ин-та Красной профессуры) Куниский и Позняков*. Общинные земли в эпоху Вел. Французск. революции (М. 1927 Изд. Ком. Акад.).

6 ) Н. Платонова. Накануне Великой революции (по неизданным материалам), Отставка Неккера, "Свадьба Фигаро", "Ожерелье королевы" ("Анналы", N 1, 1922).

стр. 198

Бог-во", 1917 N 8 - 10). В противоположность Ковалевскому и Тарле, автор приходит к выводу, что капиталистическая организация промышленных предприятий получила значительное распространение уже в конце XVIII века.

Несколько больший интерес был проявлен также к социальным системам предреволюционной эпохи, что, несомненно, стоит в связи с основательным изучением истории социализма, имевшим место в советской России с самого октябрьского переворота.

На первом месте здесь должна быть поставлена превосходная работа В. Волгина* "Революционный коммунист XVIII в. Мелье и его завещание". ("Минувшие годы", 1918, N 1 - 3. В 1919 г. работа вышла отдельным изданием). Написанная на основе тщательного анализа знаменитого завещания, - книжка Волгина впервые ставит перед нами во весь рост фигуру этого "единственного социалиста-революционера дореволюционной Франции". Эпохе французского "просвещения" посвящены работы О. Вайнштейна, Кибовского, Попова и Петрова1 ). Наконец следует отметить небольшую статью Я. Захера ("Тюрго, как предшественник Маркса") (записки О-ва марксистов, N 6).

Менее всего привлекала внимание советских историков эпоха Учредительного и Законодательного Собраний. Здесь приходится отметить; во-первых, интересную работу И. Л. Попова-Ленского2 ) - "Антуан Барнав и материалистическое понимание истории" (1924). -Чисто материалистический подход Барнава к об'яснению причин Великой революции впервые был отмечен Жоресом в I томе его "Социалистической истории", но настоящую оценку, как предшественника Маркса в деле материалистического понимания истории, Барнав получил лишь в работе Попова-Ленского. Во-вторых, статью Холостовой - "Прения о "veto" короля в Учредительном собрании" (Журн. Мин. Нар. Проев. 1917, XI-XII). Наконец, отметим напечатанную в 4 книжке "Аннал" статью М. Буковицкой - "Разложение королевской армии в первые годы Великой Французской революции".

Иное дело - эпоха Конвента. Целый ряд проблем, относящихся к этому периоду революции, впервые подвергся научной разработке с марксистской точки зрения, или вообще впервые стал об'ектом обстоятельного научного исследования; при чем были введены в оборот некоторые печатные материалы, до тех пор остававшиеся вообще не использованными не только в России, но и за границей. Таковы проблемы террора, бумажно-денежного обращения, строительства армии Конвента, классовой борьбы в деревне, борьбы внутри монтаньярства, термидорианской реакции, культурного строительства.

Крупный интерес к изучению истории Конвента проявился в издании большого (45 печати, листов) сборника документов и материалов по эпохе Революционного Правительства, вышедшего под редакцией проф. Лукина*. Сборник охватывает период с 10 августа 1792 г. до 27 июля 1794 г. (9 термидора II г.) и распадается на семь отделов: 1) революционное правительство и его органы; 2) террористический режим; 3) социально-экономическая политика Конвента (куда вошли: продовольственная, финансовая, аграрная, рабочая политика и социальное обеспечение); 4) религиозная политика; 5) оборона страны и внешняя политика; 6) борьба партий (с подразделениями: Гора и Жиронда3 ), борьба внутри якобинства; 7) гражданская война (федералистское движение и Вандея). Сборник составился из материалов, извлеченных, главным образом, из Moniteur'a, Archives Parlementaires, Histoire parlementaire Bucpez et Roux, а также из протоколов Якобинского клуба, изданных Оларом. Собранные документы и иные источники рисуют, главным образом, работу Конвента и революционное движение в столице; провинция и фронт остаются почти не освещенными4 ). Предназначенный, главным образом, для семинар-


1 ) Вайнштейн О. Л. Fragment inedit sur Voltaire ("Журн. научно-исследовательской кафедры в Одессе, т. I, N 7 1924). Работа представляет анализ рукописи секретаря Вольтера Ваньера, хранящейся в Воронцовском фонде Центр. Научн. б-ки в Одессе. Кибовский* - Мировоззрение Руссо (Сборник секции Философии Ин-та Красн. профессуры 1924 г.) Попов. Ж. Ж. Руссо-Космополит (сб. в честь проф. Кареева). Петров. Общественные идеи Руссо в новейшем научном освещении ("Анналы" N 1).

2 ) Революционное Правительство во Франции в эпоху Конвента (1792 - 1794), сборн. документов и материалов. Перевод Н. П. Фрейберг под редакц. Н. М. Лукина*. Изд-во Ком. Ак. М. 1927 г.

3 ) Специальный подбор материалов по процессу Людовика XVI имеется в книге Берковой - "Процесс Людовика XVI", 1920 г.

4 ) Этот пробел до известной степени восполняется сборником материалов, извлеченных из Собрания Актов Комитета Общественного спасения (издаваемого Оларом) А. К. Дживилеговым (Дживилегов. Французская революция в провинции и на фронте 1923 г.).

стр. 199

ских занятий на соответствующих факультетах ВУЗ'ов, сборник снабжен примечаниями и обширной библиографией, являющейся необходимым пособием для всякого, приступающего к самостоятельному изучению эпохи Революционного Правительства.

Еще раньше, в 1918 г., проф. Тарле было издано собрание материалов (воспоминания современников и документы), посвященное Революционному Трибуналу1 ). Хотя автор и говорит (в предисловии), что в оценке террора он примыкает скорее к Олару и Матьезу, чем к Валлону, Мортимер-Терно или Тэну, сборник носит несомненные следы тенденциозного подбора материалов, создающего впечатление совершенной необоснованности приговоров Трибунала, полного произвола в деле выдачи свидетельства о благонадежности и т. п. Обстановка, в которой складывался режим террора (внешняя опасность, гражданская война внутри страны) выявлена совершенно недостаточно. Более правильный подход к изучению террористического режима находим в небольшой работе Р. Авербух* (Террористический режим во Франции в 1793 - 94 гг. "Вестник Ком. Акад.", 1925, XI) Пользуясь печатными источниками, автор убедительно доказал, что моменты обострения террора совпадали с моментами наибольших продовольственных затруднений, внешней и внутренней опасности, которым подвергалась Республика. С другой стороны, анализируя материалы, собранные Валлоном, Авербух вскрыла методологическую ошибку прежних исследователей, судивших о социальном положении проходивших через Революционный Трибунал лиц по их дореволюционной профессии и совершенно игнорировавших характер их занятий в эпоху Революции. Между тем, как раз пользование этим ошибочным методом приводило Тарле и других исследователей к ошибочному выводу, будто Революционный Трибунал разил чуть ли не исключительно "простых людей" - рабочих, крестьян, мелких ремесленников и торговцев. Наконец, в работе Авербух подчеркнута весьма важная роль Дантона в создании террористического режима. В несколько иной плоскости та же проблема трактуется в ст. Авербух "Олар и теория насилия". (Печать и революция 1927 г. кн. I), представляющей критический разбор вышедшей за границей брошюры Олара (А. Олар. Теория насилия и Французская революция. Русск. к-во Поволоцкий и Ко . Париж. 1924). Автор доказывает, что названная работа Олара, коренным образом изменившего в последнее время свою точку зрения ни террор, уничтожает насилие во Французской революции ценою недопустимого искажения общеизвестных исторических фактов, и что, вопреки Олару, Дантон, Сен-Жюст, Робеспьер и др. вожди революции были сознательными "теоретиками насилия"2 ).

Революционному Трибуналу посвящена также ст. проф. Кареева, помещенная в "Вестнике культуры и политики" за 1918 г. N 3. В статье проводится та же тенденция, что и в сборнике Тарле.

До сих пор почти не изученная история бумажно-денежного обращения революционной эпохи подверглась обстоятельному исследованию в работе С. А. Фалькнера3 ), представляющей любопытный образчик решения чисто теоретической проблемы (выдвинутой, в свою очередь, жгучими потребностями современности) на основе конкретно-исторического материала. Общий вывод, к которому пришел автор, таков: бумажные деньги в общем удачно разрешили задачу финансирования государства в этот критический период; около 80% "издержек революции" было покрыто эмиссией. Но, анализируя судьбы ассигнатов, автор должен был попутно остановиться на истории установления твердых цен и других методах регулирования народного хозяйства, проводимых в целях борьбы с обесценением "бумажных денег". Соответствующие главы книги Фалькнера написаны на основе большого печатного материала, имеющегося в русских библиотеках. В общем, работа является ценным вкладом в еще мало изученную экономическую историю Великой революции.

В качестве одного из недостатков книги Фалькнера критика справедливо отметила игнорирование автором вопроса о влиянии "ассигнатов" и политики твердых цен на сельское хозяйство - вопроса, имеющего колоссальное значение для освещения проблемы взаимоотношения города и деревни. К сожалению, этот вопрос не привлек внимания и других исследователей. Вообще, по истории револю-


1 ) Революционный Трибунал в эпоху Великой Французской революции. (Изд-во "Былое". Историческая библиотека. Революции запада Ч. I-II).

2 ) Разбор этой брошюры Олара см. также в ст. Моносова*, помещенной в журн. "Под знаменем марксизма" (1924 год, кн. 8 - 9). См. еще С-ий* "Буржуазная революция и юридический кретинизм". (По поводу речи Олара: "Теория насилия и французская революция", "Революция права", 1927, кн. 2 - 3)

3 ) Фалькнер*. Бумажные деньги французской революции (1789 - 1797). М. 1919, см. также небольшую работу А. М. Смирнова. Кризис денежной системы французской революции 1921 г.

стр. 200

ционной деревни вышла лишь одна работа, касающаяся судьбы общинных земель в эпоху Французской революции (С. Куниский* и В. Позняков*. "Общинные земли в эпоху Вел. Франц. революции". Под редакцией и со вступительной статьей Н. Лукина. Труды Инст-та Красной Профессуры, М. 3927), Авторы впервые использовали опубликованные bourgin'ом материалы для выяснения настроений различных групп крестьянства и вскрыли картину ожесточенной классовой борьбы, происходившей вокруг вопроса о судьбах общинных угодий и толкавшей революционное законодательство. Марксистскому анализу этого законодательства авторы посвятили специальные главы своего труда. После работы Куниского и Познякова, являющейся ценным вкладом в историю аграрных отношений во Франции, можно, между прочим, считать научно опровергнутым утверждение Кропоткина, будто декрет о разделе общинных земель должен был вызвать единодушный протест всей крестьянской Франции.

По истории армий Конвента вышла небольшая, очень живо написанная книжка Дживилегова - "Армия французской революции и ее вожди" (М. -П. 1923). Один из существенных недостатков этой работы - неудачная попытка автора доказать на примере французской революции правильность пресловутого буржуазно-либерального лозунга - "армия должна быть вне политики". Марксистское освещение вопроса было дано в одной из глав работы Н. Лукина* ("Из истории революционных армий". 1923. ГИЗ).

Вопросы культурного строительства революции трактуются в статье Фортунатова ("Закон 29 фримэра II года". Страница из истории народного образования во время Вел. Фр. революции. Ученые записки Ин-та истории, т. II) и брошюре Пельше* "Нравы и искусство французской революции", 1919 г.)1 ). Вопросу об эмиграции посвящена брошюра О. Вайнштейна* Очерки по истории Французской эмиграции в эпоху Великой революции (1789 - 1796). ГИЗ Украины. 1924.

Ряд работ советских историков освещает классовую борьбу в 1793 - 4 г., в частности - вопрос о борьбе фракций внутри монтаньярства. Эти работы кладут начало марксистской разработке истории Конвента2 ). Общая картина классовой борьбы до 9 термидора дана в IV отделе книжки Н. Лукина* "Максимилиан Робеспьер" (М. 1919 4-е изд. 1924 г.). Автор придал своей работе научно-популярный характер, хотя в значительной своей части она написана на основании первоисточников. Специальное внимание уделено здесь классовому анализу якобинской идеологии в ее робеспьеристской форме3 ).

Борьба внутри якобинства подвергалась специальному исследованию в работах Моносова и Фридлянда4 ).

Первый из названных молодых историков впервые подверг специальной проработке соответствующие томы изданных Оларом протоколов Якобинского клуба. Автор прослеживает судьбу отдельных фракций якобинства и анализирует выдвигавшиеся ими в процессе борьбы лозунги, связывая последние с классовыми интересами различных общественных групп, которые стояли за теми или иными политическими течениями. В статье Фридлянда затрагивается, между прочим, интересный вопрос о взаимоотношениях Марата и Жака Ру, также о роли Марата после революции 31 мая - 2 июня 93 г. К статье приложен перевод характеристики Ру, напечатанный в одном из N "Publiciste", и письмо Ж. Ру к Марату, поме-


1 ) См. также "Педагогические идеи Вел. Франц. революции. Речи и доклады Мирабо и др. Перевод и вступительная статья Сыркиной, под ред. и с предисл. А. И. Пинкевича* 1926 г.

2 ) Если не считать работы полу-марксиста Жореса (Histoire socialiste, т. III - IV), единственным марксистским исследованием по эпохе Конвента была известная работа Кунова. Однако данная им схема классовой борьбы в эпоху Великой революции недостаточно обоснована конкретно-историческим материалом.

3 ) Специально о Робеспьере см. тоже популярную брошюру Захера (Захер*. - Робеспьер. 1925 г.); тому же автору принадлежит небольшая работа о Сен-Жюсте (П. 1922 г.); автор правильно считает Сен-Жюста типичным представителем якобинства, но это последнее совершенно неверно определяет, как буржуазное течение, которое интересовалось якобы, почти исключительно политическими вопросами и ненавидело богатых не "классовой ненавистью", как "бешеные" (эти представители "народного" движения в революции), а из "соображений морального порядка" или чисто политических мотивов ("богатые вредят делу революции").

4 ) С. Моносов*. Фракционная борьба в якобинском клубе ("Вестн. Соц. Акад.", 1923, кн. N 1). Работа Моносова, как и указанные выше исследования Познякова, Кунинского и Авербух, вышла из семинария, занимавшегося в Институте Красной Профессуры под руководством проф. Лукина в 1923/25 ак. г.г. Фридлянд*. Классовая борьба в июне и июле 1793 г. (Историк-марксист, 1926, N 1 - 2.

стр. 201

щенное в журнале Матьеза за 1916 г. К сожалению, Марат очень мало привлекал внимание советских историков1 ); эта своеобразная политическая фигура еще ждет своего исследователя-марксиста2 ).

В более счастливом положении оказались "бешеные". Характеристика этого крайне-левого течения и борьбы с ними робеспьеровцев имеется уже в упомянутых выше работах Лукина, Моносова и Фридлянда. Кроме того, "бешеным" посвящена специальная работа Я. М. Захера* ("Очерки по истории бешеных" эпохи Вел. Франц. революции. Ж. Ру. Доливье. Л'Анж. 1925. См. также его брошюру "Ж. Ру". 1922), написанная, правда, преимущественно не на основе первоисточников, но вполне самостоятельная в вопросе о классовой подоплеке "бешеных". Автор удачно опровергает мнение Кропоткина, видевшего в "бешеных" чуть ли не коммунистов, но он ошибается, утверждая, что "бешеные" проявляли полное пренебрежение к вопросам политической свободы3 ).

Несостоятельность этой точки зрения хорошо доказана в ст. Н. П. Фрейберг, долженствующей появиться в одном из ближайших номеров "Историка-Марксиста" ("Декрет 19 Вандемьера II года и борьба бешеных за конституцию 1793 г."). Основываясь на архивных материалах, имеющихся в И. М. Э. ввиде фотоснимков с рукописей и брошюр Ру и Варле, Фрейберг, во-первых, доказала, что как раз в процессе борьбы с робеспьеровцами осенью 1793 года бешеные развернули последовательно демократическую программу, надеясь, что с введением в действие конституции 1793 г. их сторонникам удастся проникнуть в будущее законодательное собрание; во-вторых, автору удалось установить, что в сентябрьском движении "бешеных" принимали участие и наемные рабочие, среди которых в это время шло движение в пользу повышения заработной платы.

По вопросу о парижских секциях вышла специальная работа Захера ("Парижские секции 1790 - 1795 г., их политическая роль и организация". ГИЗ. 1921).

Особый интерес, проявленный советскими историками к движению "бешеных", заслуживает быть отмеченным особенно потому, что еще недавно (до появления работ Жореса и Кунова) историки Великой революции не интересовались этим течением сколько-нибудь серьезно. С другой стороны, агитация бешеных несомненно, подготовила почву для бабувизма, а в эпоху термидорианской реакции уцелевшие представители бешеных находились в несомненной связи с Бабефом, этим основоположником революционного коммунизма, ставшим, как увидим ниже, предметом внимательнейшего изучения в Советской России.

9-е термидора получило обстоятельное освещение в брошюре Захера ("9 термидора", 1926), основанной как на новейшей литературе вопроса, так, до известной степени, и на источниках и заполнившей весьма существенный пробел в истории якобинства. Автор считает, что летом 1794 г. крушение якобинской диктатуры было абсолютно неизбежно, так как уже с весны этого года началось внутреннее перерождение монтаньярской партии, стоявшее в связи с обострением классовых противоречий и отходом от этой мелко-буржуазной организации ее крайней правой (дантонисты) и крайней левой (гебертисты) фракции). В 93 году якобинцы были "с революционным большинством народа", а в половине 94 года они уже не опирались на рабочий класс и отчасти потеряли симпатии даже мелкой городской буржуазии (благодаря политике централизации); новая буржуазия, а также кулацкое и среднее крестьянство были безусловно враждебны якобинской диктатуре. Это чрезвычайное сужение классовой базы робеспьеровцев и было причиной 9 термидора.

Термидорианской реакции посвящены статьи Добролюбского и Щеголева4 ). Впервые использовав интересные наблюдения немцев-очевидцев (Frank reich im Jahr 1795. Aus den Briefen Deutschen Manner in Paris. Aetona, 1795, I-II B.), автор приходит к выводу, что новейший исследователь восстания 13 вандемьера (проф.


1 ) Работа И. Степанова* (Жан-Поль Марат и его борьба с контр-революцией. 1918) носит популярный характер. Под ред. Дживилегова были изданы письма Марата, относящиеся к дореволюционному периоду деятельности "друга народа".

2 ) Первой попыткой научного исследования о Марате является интересная статья Фридлянда*, помещенная во II т. Записок Коммун. Университета имени Свердлова (М. 1924 г.) - "Ж. П. Марат до Великой Французской Революции". Названная статья представляет первые главы из подготовляемой автором большой работы о Марате; вышла отдельной брошюрой в 1927 г.

3 ) Захер* совершенно напрасно включил в свои "Очерки по истории "бешеных" Дюливье и особенно открытого Жоресом социалиста-утописта Л'Анжа: ни тот, ни другой к движению "бешеных" отношения не имели.

4 ) Добролюбский*. Термидорианская реакция (Ист. -Марксист, кн. 1), Щеголев*. К характеристике экономической политики термидорианской реакции (Ист. -Марксист, кн. 4).

стр. 202

Кареев) недооценил роялистского характера этого восстания. Второй из названных авторов интересовался экономической политикой термидорианской реакции. На основании материала, извлеченного из Monteur и Собрания Актов К. О. С. Щеголев приходит к заключению, что благодаря наличию в антиробеспьеровской коалиции левого крыла некоторое время держалось неустойчивое равновесие социальных сил, а потому до начала ноября не было резкого разрыва между той экономической политикой, какая наметилась (в смысле уступок кулацкому крестьянству), еще с весны 94 г., и политикой термидорианцев, которые продолжали итти по пути смягчения режима твердых цен и реквизиций, но не решались сразу покончить с законом о максимуме.

Обстоятельному научному исследованию подвергся Бабеф - и бабувизм, что несомненно об'ясняется наблюдающимся со времени Октябрьской революции огромным интересом к истории социалистической мысли вообще и к тем ее представителям, которые выдвигали революционный характер социализма и неизбежность революционной диктатуры для его осуществления, в особенности. Во-первых, на русский язык была переведена известная книга Буонаротти ("Гракх Бабеф и заговор равных". Перев. К. Горбач, под редакц. и с предислов. проф. В. Святловского. Петр. 1923). За год перед тем в вестнике Соц. Ак. (за 1922 г., N 1) была помещена статья проф. В. П. Волгина. ("Идейное наследие бабувизма")1 ), в которой впервые была дана марксистская оценка Бабефа, как теоретика революционного коммунизма, и проанализированы практические мероприятия (как в экономической, так и в политической области), рассчитанные бабувистами на "переходный период" и долженствовавшие обеспечить преобразование современного общества в коммунистический строй.2 ) Кроме того, о Бабефе вышли работы Пригожина и Щеголева.3 ) Первая из них дает в общем правильную картину эволюции воззрений Бабефа; ее дефектами является трактовка Бабефа, как "чисто аграрного коммуниста", и причисление Бабефа (в первые месяцы после 9 термидора) к левому флангу якобинцев. В действительности ближе всего Бабеф стоял в эту эпоху к остаткам бешеных (совместная работа с Варле в Электоральном клубе). Работа Щеголева основана на тщательном изучении имеющихся в Ленинграде источников, в том числе газет и брошюр Бабефа. Автор обстоятельно выясняет, как складывались теоретические воззрения Бабефа (влияние соц. -экономических и политических условий, с одной стороны, представителей социалистической мысли, главным образом Морелли - с другой). В то же время в работе дается эволюция тактической (политической) позиции Бабефа. В общем книжка Щеголева является ценным вкладом в марксистскую литературу о Бабефе.

Переходя к историографической и библиографической работе советских историков по эпохе Великой революции, заранее оговариваемся, что размеры журнальной статьи не позволили дать перечень многочисленных обзоров и рецензий, появившихся за последние десять лет в "Печати и Революции", "Книге и Революции", "Анналах", "Научных Известиях", "Историке-Марксисте", журнале "Под Знаменем Марксизма" и др. Из наиболее крупных работ библиографического характера отметим книжку проф. Кареева (Революция и Наполеоновская эпоха. Наука и школа, Пет. 1922)4 ) и библиографический отдел в уже упомянутом сборнике материалов по Революционному Правительству (под ред. Лукина). Из обзоров новейшей литературы по истории Революции следует упомянуть статьи А. Ольшевского, помещенные в N 3 - 4 за 1920 и N 7 за 1922 журнала "Книги и Революция", Глаголевой-Данини (Научное изучение Великой Революции. Сорокалетие журн. Олара "La Revolution Francaise" 1922, 2) Моносова* "Новая литература на русском языке по французской революции". ("Историк-Марксист 1926, N 1) и Бутенко. "Наука новой истории в России". (Анналы, N 2).

Из крупных историографических работ укажем на обстоятельную марксистскую статью о Жоресе, как историке, Куниского5 ) и трехтомный труд проф. Кареева (Историки Французской революции. Том I - Французские историки первой половины XIX века; т. II - Французские историки второй половины


1 ) Эта статья вошла затем в "Очерки по истории социализма", изданные тем же автором в 1923 г.

2 ) См. еще ст. В. Волгина* в 4-м томе, Б. С. Энц. - "Бабеф".

3 ) Пригожий*. "Гракх Бабеф провозвестник диктатуры трудящихся" ("Вестн. Ком. Ак." 1925). Его же. "Гракх Бабеф" ред. Свердл. Ун-та 1925. Щеголев*. "Заговор Бабефа" (1927).

4 ) Означенная работа вышла в серии: "Введение в науку". История, под ред. Жебелева, Касавина, Приселкова. Вып. 16. Зап. Европа в новое время.

5 ) Куниский*. Жорес-историк ("Историк-марксист", кн. 2, 3, 4. О Жоресе-историке см. еще ст. Н. Лукина*, помещенную (в виде предисловия) в III томе "Истории Вел. Фр. Рев." Жореса (ГИЗ. 1924).

стр. 203

XIX в. и начала XX в.; т. III - Изучение революции вне Франции (немецкие, бельгийские, итальянские, английские и русские историки), Ленинград "Колос", 1924). Солидная эрудиция автора, обстоятельное изложение исторических работ, умение проследить прогресс в науке в смысле привлечения новых источников и критического отношения к ним и т. п., весьма ценные указания библиографического характера, сведения, даваемые о современном состоянии научной мысли, наконец - крайняя скудость историографических работ по интересующей нас эпохе не только на русском, но и на иностранных языках, - все это делает работу ценным и необходимым пособием для всякого, приступающего к самостоятельным занятиям по истории Великой революции. Но в читателе, привыкшем к марксистскому подходу к истории идеологий, работы проф. Кареева должны вызвать разочарование.

Правда, автор признает, что, "принадлежа к известному общественному классу и к той или другой партии, историки французской революции именно и отражали на своих трудах характерные особенности своих эпох" (т. I, 13). Но общественные условия, социальная среда - для него факторы, которые можно поставить на одну доску с "прирожденными индивидуальными способностями и склонностями историков". Исторический идеализм автора и отсутствие определенных, целостных социологических взглядов роковым образом отразились на оценках, даваемых тем или иным авторам работ по истории Великой революции. Проф. Кареев пытается связать труды некоторых историков с настроениями известных классов или общественными движениями в соответствующую эпоху, но сколько-нибудь систематически этот метод проводится лишь в отношении историков Реставрации и Июльской монархии, отчасти при оценке работ Сореля, Зибеля и Тэна. Такие крупнейшие историки, как, напр., Токвиль, не говоря уже о всей "русской школе", остались висящими в воздухе. В частности автор ничего не говорит о современных политических группировках во Франции, обусловливающих известный антагонизм между школой Олара и Матьеза и т. д. Несмотря на кажущееся беспристрастие, политические симпатии автора сказываются довольно определенно (см. оценку Токвиля или критику якобинской диктатуры в работах анархистов Кропоткина и Борового). Чувствуется и его отрицательное отношение к историческому материализму (см., напр., критику работы Кунова, т. III, стр. 97) или замечания по поводу точки зрения Тарле на происхождение закона Ле-Шапелье (227). Проф. Кареев совершенно напрасно относит к марксистским работам книгу германского социал-демократа Блоса, в которой нет и следа марксистского подхода к изучению истории. С другой стороны, он совершенно умалчивает о ряде подлинно марксистских исследований (статьях Плеханова, посвященных историкам эпохи Реставрации; "Очерках по истории социализма" Волгина, куда вошли главы, специально посвященные Мелье, Морелли, уравнительным теориям 18 века, бабувизму1 ). Наконец, говоря об историках-современниках революции, автор даже не упоминает о Барнаве.

В заключение настоящего обзора укажем на чрезвычайный рост переводной литературы по истории Великой революции, наблюдающийся за последнее десятилетие и также свидетельствующий об огромном интересе к этой эпохе как среди русских ученых, так и читающей публики. Так из общих работ по истории Великой революции были переизданы: "Политическая история Франц. революции" Олара (1918), 1-й том Истории Великой Фран. революции Жореса (Учред. Собр. Пер. Водена, ГИЗ, 1922) и книжка Блоса. Впервые вышли на русском языке II и III тома Жореса2 ), "Великая Фран. революция" Кропоткина (М. 1918 г. Первое русское издание вышло в Лондоне в 1909 г.) ("Французская революция" Мадлена (пер. Штейна, т. I - II, 1922) 1-й том "Французской революции" Матьеза (пер. Цедербаум, под редак. и с предисловием проф. Бороздина, 1925).3 ) Из литературы по специальным вопросам появились в русском переводе: Каутский. Противоречия классовых интересов в 1789 г. М. 1919, 1923 (Переиздано); Г. Кунов. Борьба классов и партий в Великой французской рево-


1 ) Названные работы пропущены и в библиографическом обзоре того же автора - "Революция и наполеоновская эпоха".

2 ) Жан Жорес. "История Великой Французской революции". Т. II. Законодательное Собрание. Пер. с франц. А. Водена. М. ГИЗ. То же, т. III. Конвент, вып. I Республика (1792); вып. II. Социально-политические идеи Европы и революция. Перев. с франц. под ред. Н. Лукина и Н. Попова с предисловием Н. Лукина (ГИЗ 1923). До революции существовал лишь сокращенный и весьма плохой перевод III тома в изд. "Книги" (1907). В 1920 г. появился сокращенный перевод IV тома Соц. истории Жореса ("История Конвента, сокращенный перевод Левицкого, под редак. Ф. Дана. 1920).

3 ) Рецензия на кн. Матьеза была помещена в журнале "Печать и Революция" (1925, кн. 71, а также в "Историке-Марксисте") 1926, т. I, рец. Моносова.

стр. 204

люции. (1784 - 1794). Перевод, предисловие и дополнение И. Степанова 1919.1 ) Его же. Политические кофейни. Силуэты времени Вел. Фран. рев. (перевод с нем.) Л. 1926); Г. Лоран. Рабочий депутат Конвента (пер. с фр. Федотова. 1925); Олар. Христианство и французская революция (пер. с фран. под ред. Шпицберга, 1925); Его же. Церковь и государство в эпоху Вел. Фран. революции (пер. с фран. Рубинштейна. Предисл. Р. Пельше. Харьков, 1925). Домманже. Бабеф (пер. с фр. 1925); Вольтере, Очерки по истории аграрных отношений и аграрного вопроса во Франции 1700 - 1790 г. (пер. под ред. Н. М. Попова. ГИЗ. 1923); Саньяк. Гражданское законодательство Французской революции (пер. с фр. О. А. Старосельской. Изд. Ком. Ак. 1927); Шарлотта Робеспьер. Воспоминания (пер. с франц. Овсянниковой. С предисл. и примеч. А. Ольшевского 1925); Тьерсо. Празднества и песни Франц. Революции (пер. Жихаревой 1918 г.). Дантон. Избранные речи. 1924.


1 ) В 1923 г. появилось 2-е издание, пересмотренное по новому немецкому изданию. Рец. Лукина на первое изд. см. "Научн. Известия", 1922, I.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Критика-и-библиография-Обзоры-ВЕЛИКАЯ-ФРАНЦУЗСКАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-В-РАБОТАХ-СОВЕТСКИХ-ИСТОРИКОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Бельбек ТахумовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Scientist

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Критика и библиография. Обзоры. ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РАБОТАХ СОВЕТСКИХ ИСТОРИКОВ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 16.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Критика-и-библиография-Обзоры-ВЕЛИКАЯ-ФРАНЦУЗСКАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-В-РАБОТАХ-СОВЕТСКИХ-ИСТОРИКОВ (date of access: 06.08.2020).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
753 views rating
16.06.2014 (2243 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Французская политическая публицистика накануне Великой революции. Ж.-Г. Туре
7 days ago · From Україна Онлайн
Партизаны и подпольщики Дона и Кубани. 1941-1942 гг.
12 days ago · From Україна Онлайн
Ф. Рузвельт и социальное законодательство США
Catalog: Право 
12 days ago · From Україна Онлайн
Согласно физикам XX века некакого времени «самого по себе». Нет времени, которое существовало бы без связи с тем, что происходит в физическом мире. Время всегда и везде выступает не «вообще», а конкретно — в каждом данном физическом явлении оно свое. Это именно то время, которое длится в ходе данного явления в данном месте пространства
Catalog: Физика 
14 days ago · From someone
Торговая конкуренция в Сибири в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Министерство внутренних дел Франции и студенческие волнения 1968 г.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Народно-республиканское движение во Франции и послевоенная европейская интеграция
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Что такое простата?
Catalog: Медицина 
18 days ago · From Україна Онлайн
The monograph explores the current problems of macroeconomic analysis and forecasting using new methods and models. The decisions of problems of transformation of the value of goods in their prices of manufacture, modeling of the expanded reproduction, researches of influence of taxes and inflation on economic growth, etc. are shined. The main paradoxes of post-Keynesian and neoclassical macroeconomic models are explained. A new macroeconomic model of economic growth has been developed, which makes it possible to measure the impact of different types of technological progress on the dynamics of gross domestic product, employment, and inflation. The author has revealed the regularities of economic growth in the USA and Ukraine, which are of practical importance. The prerequisites for accelerating economic growth in Ukraine have been formulated.
Catalog: Экономика 
27 days ago · From Valeriy Kalyuzhnyi

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критика и библиография. Обзоры. ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РАБОТАХ СОВЕТСКИХ ИСТОРИКОВ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones