Libmonster ID: UA-1294

Заглавие статьи Критика и библиография. Критические статьи. I ТОМ ПОЛНОГО СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА
Автор(ы) К. ШМЮКЛЕ
Источник Историк-марксист,  № 6, 1927, C. 215-221

КРИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ: К. Шмюкле, М. Нечкина, В. Сергеев; ОБЗОРЫ: Я. М. Захер, Ал. Гуковский, Л. Тардай; ЖУРНАЛЬНЫЕ ОБЗОРЫ: А. Васютинский, А, Шестаков; РЕЦЕНЗИИ: В. Д. Преображенский, С. Моносов, А, Молон, А. М-н, П. Ф. Преображенский, И. Рудерман, А. Ш-х, М. Нечкина, Е. Мороховец, Арк. Сидоров, А, Ш-ов, М. Югов, Ал. Гуковский, И. Кизрин, В, Рейхберг;

А. Иоаннисиани.

КРИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ.

I Том полного собрания сочинений Маркса и Энгельса

Karl Marx, Werke und Schriften bis Anfang 1844, nebst Briefen und Dokumenten (Karl Marx - Friedrich Engels, Historisch - Kritische Gesamtausgabe. Erste Abteilung Band I, Erster Halbband). Im Auftrage des Marx - Engels - Institute Moskau heransge geben von I). Rasanov.

Нельзя вполне основательно усвоить марксизм, не изучив труды Карла Маркса и Фридриха Энгельса в оригинальных текстах, нельзя усвоить марксизма всесторонне, не имея в своем распоряжении полного собрания трудов, брошюр, статей и т. д. основателей научного социализма

Подобного собрания сочинений не имеется по сей день. Мало того, что важнейшие работы Маркса и Энгельса рассеяны в частичных изданиях, но большая часть их гениальных творений в силу разного рода причин неизвестна по сей день. Кипы рукописей пролежали десятки лет в архивах, иные работы опубликованы были в очень, трудно доступных старинных журналах, газетах и т. п.

Предварительные работы к изданию полного собрания трудов обоих авторов, правда, проделывались. Известно, с каким энтузиазмом Ленин приветствовал опубликование четырехтомной "Переписи между Марксом и Энгельсом", или, как, например, Роза Люксембург приветствовала появление проредактированных Каутским так наз. "Теорий прибавочной ценности". Франц Меринг, которому после смерти Энгельса поручено было издание сочинений обоих "диоскуров", опубликовал четверть века тому назад те три тома" "Aus dem Lite rarischen Nachlass von Karl Marx und Friedrich Engels"1 относительно которых Рязанов заявляет: "издание Меринга составило в буквальном смысле этого слова эпоху в истории изучения марксизма"2 .

Ювелирная оправа исторических и теоретических "введений" была отличительной чертой этого издания. Но оно обнимало только период 1841 - 1850 гг. и не было полным даже для этого периода. Меринг весьма точно установил специальные цели и характер своего издания и вполне определенно обозначил его, как "предварительную работу". Он облек это "историческое" издание в ту политическую форму, которая столь свойственна его собственной фигуре борца и которая с полным основанием навлекла на него особую антипатию "чистой", совершенно "аполитичной" буржуазной науки. Ни один марксист не станет оспаривать заслуги Меринга по части его поучительных коментариев, по части его ценных вкладов в дело исторического изучения марксизма, в деле


1 Русский перевод появился уже в 1907 году - К. Маркс и Ф. Энгельс, литературное наследство. Изд. Фр. Мерингом (перевод с немецкого Е. А. Гуревич и М. Г. Лунца. Изд. "Мир", Москва, 1907 г.). В 1908 г. появился второй: "Собрание сочинений К. Маркса и Фр. Энгельса 1841 - 1850. Под редакцией Л. И. Аксельрод, В. И. Засулич и Д. Кольцова. Одесса. 1908. Третий том Меринговского издания издан был впоследствии Рязановым под заголовком - К. Маркс и Фр. Энгельсе эпоху немецкой революции 1848 - 1850 г.г. (Госиздат).

2 См. "предисловие" к рецензируемому тому, стр. XIV.

стр. 215

всего этого издания работ, относящихся к столь решающему и важному в развитии Маркса и Энгельса периоду борьбы классов - и все это несмотря на то, что издание это не могло быть исчерпывающим даже и для периода 1841 - 1850 гг.

Наконец, Рязанов опубликовал два тома из периода после 1852 гг.: "Gesammelte Schriften von K. Marx und F. engels" Он тоже принужден был тогда сделать выборку из имевшегося материала и не имел возможности вследствие начавшейся в 1917 году революции издать задуманные им третий, и четвертый томы. - Таковые главнейшие, предварительные работы к изданию полного собрания сочинений1 .

"Полное научное собрание статей, оставшихся после Карла Маркса и Фридриха Энгельса, было бы весьма желательно. Но в ближайшем будущем это является делом невозможным. Чтобы восстановить их надлежащим образом, необходим ряд предварительных работ, которые не могут быть выполнены в короткий срок не только одним человеком, но даже и многими"2 . Так писал Меринг еще в 1901 году. С тех пор случилось многое, что потрясло основу капиталистического общества, что придало старому миру новое лицо Октябрьская революция создала, наконец, материальную баз у, на которой можно было бы приступить к делу создания подобного "полного научного собрания" сочинений. Это перестало уже быть делом "недоступным в ближайшее время". Через десять лет после октября 1917 г. опубликовывается первый том "Полного собрания сочинений Маркса и Энгельса", "издаваемого по поручению Института Маркса-Энгельса, Д. Рязановым".

Мы не станем здесь вдаваться в подробности сообщаемого Рязановым в его "предисловии" общего плана издания: издание текстов рассчитано на три раздела, из коих первый обнимает все сочинения и статьи за исключением "Капитала", ко второй относится "Капитал" и все предварительные к нему работы, в третий войдет переписка. Для завершения работы потребуется более 40 томов, и, как недавно заявил Рязанов, не менее 10 лет работы.

В основу всей работы положены принципы, сводящиеся к следующему: исчерпывающая полнота издания, научная репродукция оригинальных текстов, систематическое историческое расположение материала. Для томов первого раздела, содержание коих, естественно, будет известным образом отличаться от гигантского основного труда Маркса - "Капитала", намечаются "Примечания и иные приложения", т. -е. определенное историческое комментирование3 . Общий указатель ко всему собранию сочинений предполагается издать отдельным, четвертым разделом. Издание должно, таким образом, носить "историко-критический" характер в специфическом смысле этого слова и создать "первую важнейшую основу для всестороннего изучения Маркса и Энгельса"4 .

По поводу единственно вышедшего пока тома этого "международного" полного собрания сочинений, которое по типу, очевидно, существенно будет отличаться" от тенденций Меринга, можно будет сказать, что техника издания безусловно стоит на той высоте и на уровне тех точных способов, которые достигнуты за последние десятилетия лучшими буржуазными специалистами Запада для издания "их" классиков. Каждая страница свидетельствует о той уйме работы, какая потрачена была для часто чрезвычайно трудного и сложного подбора и для достоверной передачи материалов. Одним словом - этот том обещает многое, выполнение чего мы ожидаем от продолжения начавшейся, наконец, работы по изданию.

Несколько слов об основном содержании. Мы попытаемся наметить несколько главных линий, представляющих особый интерес для марксистского исследователя. Само собою разумеется, что здесь прежде всего следует особо отметить важнейшие из опубликованных здесь впервые в оригиналь-


1 О предпринимавшихся еще при жизни Маркса и Энгельса попытках издания полного собрания сочинений "Предисловие" рецензируемого тома дает интересные данные.

2 Меринг в его предисловии - том I, стр. 1.

3 Так как рецензируемый том представляет собою полутом и помимо "Предисловия" и "Введения" редактора содержит исключительно марксовские тексты, то об этой части работы по изданию можно будет судить лишь по выходе второго полутома с обещанными документами, письмами, примечаниями, историческими приложениями и т. д.

4 "Предисловие", стр. XXVI.

стр. 216

ном тексте работ молодого Маркса1 . Как указано в "Введении". перепечатываемые, на основании рукописи, новые работы составляют очень значительную часть тома, а именно 15 листов текста из общего числа 39. Кроме того, 6 листов обнимают перепечатки первоизданий, до сих пор в достаточной мере не оцененных ни историками, ни теоретиками. Всякий, кто знакомится хотя бы в общих чертах с содержанием этого тома, должен вполне согласиться со словами редактора: "на основании нового материала, в числе коего имеются весьма ценные теоретические и публицистические работы, портрет юного Маркса несомненно сможет обогатиться многими и существенными новыми чертами, его развитие сможет быть прослежено гораздо более точно"2 .

Том посвящен исключительно Марксу и обнимает период от 1839 до начала 1844 г., т. -е. от "докторской диссертации" вплоть до появления (и немедленного прекращения) "Немецко-Французского Ежегодника"3 . Это расположение материалов прекраснейшим образом соответствует развитию самого Маркса.

Период, материалы которого собраны в этом томе, представляют собою более или менее законченный отрезок4 . Последнее слово юного Маркса, каким он предстает здесь перед нами в зеркале своих работ, уже первое слово коммуниста Маркса, хотя еще и не материалистического коммуниста. Карл Маркс, исходящий в эти годы в большей степени и почти исключительно из исторических и государственных теорий Гегеля; К. Маркс, набирающий в течение немногих месяцев своей политико-публицистической борьбы по линии "младогегельянцев" массу первого практического и даже тактического опыта и одновременно критически воспринимающий, составившие эпоху, работы философского материалиста Л. Фейербаха; Карл Маркс вслед затем в течение немногих месяцев теоретического "самопознания" проводящий решительную и почти окончательную критику Гегелевского образа мышления и вслед затем решительно и окончательно порывающий с идеологией и политикой мелкобуржуазного радикализма - прежде всего в лице Арнольда Руге - теоретическая и политическая линия развития этого юного Карла Маркса в высокой степени отличны от преимущественно литературно-политических начатков юного Энгельса, первоначально вышедшего из идейной среды "Молодой Германии". Несмотря на это оба разными путями быстро достигают той же цели: в том же "Немецко-Французском Ежегоднике", в котором Маркс (один из обоих редакторов этого журнала) фактически уже проводит свою первую, предварительную критику "Философии самосознания" Бруно Бауэра5 и впервые провозглашает "эмансипацию человека" путем исторической инициативы массы путем революционного действия пролетарского класса,6 Энгельс опубликовывает уже свой экономический этюд - "Очерк к критике политической экономии", который несомненно сыграл большую роль в том, что Маркс обратился в сторону анализа экономических основ общества и который Маркс впоследствии неоднократно7 хвалил, как "гениальную" работу. Вскоре вслед за тем начинается одна из тех грандиозных дружеских связей, подобных которой история знает так мало: уже в следующем - 1845 году - окончательно кладется основание тому теоретическому и практическому личному и политическому содружеству, из которого проистекла универсальная по своей тенденции теория диалектического материализма, или, иными словами, - научного социализма.

Материалы лежащего пред нами тома Маркса представляют собой единый, значительный крут, - предварительную историю творчества Маркса. Или точ-


1 В русском переводе рукописи это блестящее теоретическое исследование - "Критика государственного права Гегеля" - одновременно опубликовано в III книге "Архива Маркса и Энгельса" (стр. 143 и сл).

2 "Введение", стр. XXIX.

3 Документы и исследования по "истории семейства" Маркса и его юношескому развитию должны быть помещены во втором полутоме.

4 "Введение", стр. XXXII след.

5 Мы имеем в виду знаменитую статью - "К еврейскому вопросу" в которой Маркс по форме выступает еще весьма деликатно по отношению к прежнему другу и к его своеобразной "историко-философской" трактовке еврейского вопроса. Отход от Бруно Бауэра и его кружка (берлинских "свободных") начался из-за тактических только по видимости, а на самом деле принципиальных разногласий еще в период "Рейнской газеты". Окончательное размежевание с этими людьми последовало, как известно, лишь позднее в книге "Святое семейство", бывшей первым продуктом совместного сотрудничества Маркса и Энгельса.

6 В "Критике гегелевской философии права".

7 Так напр., в его работе "К критике политической экономии, в 1-ом томе "Капитала" и т. д.

стр. 217

нее - научной диалектики и политики Маркса, ибо экономическому обоснованию марксизма, которое началось в основной критике "немецкой" идеологии, предшествовало еще несколько других "звеньев". "Молодой марксизм", вырисовывающийся перед нами в этом томе, складывается еще преимущественно в философских формах даже там, где политические очертания этого образа мышления выделяются все резче и резче. Даже в "Рейнской Газете", в которой редактор ее Маркс выступает против столь "не философских" вещей, как королевская прусская цензура, как вопросы свободы печати, законодательства, "романтической" системы управления правительства Фридриха Вильгельма IV, как бюрократия и т. д. и далее, как кража леса, покровительственные пошлины и как тяжелое положение мелкого крестьянства, он свою политическую позицию постоянно излагает в терминах философских, "философии права". Решающее изменение начинается переселением в Париж (в конце 1843 г.). Только в центре страны, в которой в то время дальше всего продвинулось четкое разделение современных общественных классов, где противоречия политические развивались постоянно в новых формах, основываясь на не столь далеко отошедшей в прошлое Великой Революции, где социализм во всяческих нюансах идеологии выступил уже на арену, где практическая борьба мелкобуржуазного радикализма и пролетарского самосознания по меньшей мере стояла уже в порядке дня, а новая революция возвещала уже о своем наступлении угрожающими зарницами, только в этой экономически и политически прогрессивной по сравнению с Германией стране движущие силы современного буржуазного общества предстали перед очами Маркса во всей их материальной естественной величине. Только лишь в Париже - после крушения плана "духовного единения" немецких и французских вождей радикализма - Маркс окончательно отбрасывает в сторону "царство духов" гегелевской философии истории и прежде всего посвящает себя изучению уроков великой буржуазной революции и якобинской тактики, лишь в Париже он - с другой стороны - реально знакомится с современным пролетариатом на практике; лишь в Париже он совлекает с себя последние "немецкие", т. -е. философские оболочки теории и политики. Париж сыграл в жизни молодого Маркса роль, подобную той, какую сыграл Берлин в жизни молодого Бакунина1 : разница только та, что Берлин сделал более или менее "правоверного" гегельянца Бакунина радикальным левым гегельянцем, который впоследствии и в первые годы своего пребывания в Париже не нарушил еще мелкобуржуазно-демократических рамок, между тем как Маркс в Париже из лево-гегельянского радикала окончательно превратился в революционного коммуниста2 .

Мы видим, как все толкает его в сторону этого результата. До того Маркс в общем и целом базируется на теоретических предпосылках левого гегельянства. Он сам левый гегельянец, правда с тем особенным отступлением, которое при внимательном наблюдении с самого начала отличает теоретика и политика Маркса от прочих представителей этого направления. Он очень скоро становится критическим и последовательным гением, политическим и движущим элементом той радикальной интеллигенции, которая в отсталых условиях тогдашней Германии пыталась в борьбе с усилившейся все более реакцией создать себе своеобразное оружие из гегелевской диалектики. Но наиболее значительные поборники этого движения в общем и целом никогда не могли целиком разбить специфически мелкобуржуазные, более того, специфические немецко-идеологические рамки своих воззрений. С этим не справился Фейербах, который уже в 1839 г. выступил с первой попыткой критики гегелевского умозрения и который первым пробудил к новой жизни в Германии материализм 18-го века. С этим не справился Бруно Бауэр, который очень скоро довел "трансцедентальное презрение" до "ультра-радикальной" фразы. С этим не справился и Мозес Гесс, который, несмотря на блестящие коммунистические зачатки и несмотря на длительное на него влияние Маркса, никогда не переставал быть идеалистическим и сентиментальным утопистом. Не справился с этим Арнольд Руге, довольно резко выявивший свое мещанство, когда "резкий" вид социализма, т. -е. "резкого социалиста" Маркса, вселил ему в Париже необычайный ужас, от которого он так и не избавился до скончания своих дней. Главный бой, который левые гегельянцы того периода дали силам прошлого, направлен был против религии. Это остается значительной их исторической заслугой тем более, что французские социалисты того времени еще в большей своей части находились в плену религиозных или полурелигиозных представителей.


1 См. Вяч. Полонский - "М. А. Бакунин". 2-ос издание, том I.

2 Для этого вопроса безразлично, написаны ли в основном своем содержании статьи в "Немецко-Французском Ежегоднике" еще до переселения в Париж или - по гипотезе Рязанова (стр. LXXVIII, LXXXI)1 - лишь после того.

стр. 218

Молодой же Маркс, звезда которого поднялась сравнительно поздно на "небе германского мира", был единственным из них, который скорым темпом пошел дальше. Он тоже принял еще участие в борьбе против религии и церкви (хотя он в основном и не вышел за рамки литературных проектов). Рецензируемый том содержит две небольших статьи, которые здесь впервые воспроизводятся как произведения Маркса1 . Маркс, хоть и обозначает в "Введении к критике гегелевской философии права", "критику религии", "предпосылкой всякой критики", но и он резюмировал, однако, одновременно вполне законченный период идеологической борьбы, категорически заявляя - "Для Германии критика религии в основном закончена" (стр. 607).

Этим положением Маркс начинает статью, про которую Рязанов с полным основанием заявляет, что она "звучит, как боевой клич, как манифест нового направления, новой партии"2 . Журналу - "Немецко-Французскому Ежегоднику" Маркс в опубликованной там же "переписке за 1843 г." ставил задачу: "самопознание (критическая философия) своего времени об ее борьбе и желаниях. Это - работа для мира и для нас" и т. д. (стр. 575). Смелое слово. Но марксисты могут и сегодня сказать: весь тот процесс самопознания, который проделал Маркс в первый большой период своего развития, был не только "работой для мира", он на самом деле был своего рода "самопознанием" самого времени, иными словами - он не был сколько-нибудь важным суб'ективным явлением "своего времени", а, наоборот, был уже четким отражанием об'ективного перехода во всемирно-историческом масштабе. Исключительный гений молодого Маркса в пределах теории выразил в классической форме переход от буржуазной революции к пролетарской, от политической к социальной. В политических и социальных категориях "критической", т. -е. противо-умозрительной и реалистической, философии это раннее развитие Маркса в очень короткий срок резюмировало историческую тенденцию развития, мучительно медленно боровшуюся за сознательное выявление со времени Французской революции. То, что Маркс провозгласил, как результат этого об'ективного этапа развития, в конечном счете было не чем иным как "последняя революция" Гракха Бабефа. Но на сколько ступеней выше стоит уже теория радикальной революции общества, в защиту которой в 1944 г. выступает Маркс!

Настоящую идейную движущую силу этого скорого развития следует усмотреть в диалектике. Этот метод рассматривать мир был "насквозь революционен" уже и в выработанной Гегелем "абсолютной" форме, хоть она и осталась у Гегеля облеченной в умозрительную форму и уже хотя бы потому связана была с отнюдь не прогрессивными политическими выводами. Бесспорно, что никем из главарей гегельянства, - в том числе и Фейербахом - диалектический метод не был усвоен в столь широком об'еме и с тою конкретностью, как Марксом. К "раннему марксизму" применимо поэтому то, что правильно по отношению к зрелому марксизму - диалектика является собственно революционным элементом этого образа мышления.

Огромное историческое понимание, бывшее отрицательной чертой учения Гегеля, является общей основой, из которой исходит Маркс с самого начала. Диалектика истории, государства, общества составляет собственно тему, которая трактуется во всех конкретных проблемах, во всех теоретических и публицистических работах этой первой эпохи. Освобождение диалектики от ее спиритуалистической и "систематической" мистификации, развите ее практическо-революционных и социалистических выводов, ее превращение в материалистическую диалектику - мы видим начало этого процесса (о котором Маркс в 1873 г. говорит в своем предисловии ко второму изданию "Капитала") и видим, как он приводит к принципиально-новой точке зрения. "Историческая диалектика" - "королевский путь" философии, по которому Маркс стремительно двигается вперед... за пределы философии.

Уже в первой его теоретической работе - в докторской диссертации - видна лапа льва. Она посвящена теме по истории идей - "Различие демокритовской и эпикурейской натурфилософии". Предмет исследования материалистический, трактовка его в основном идеалистическая. Маркс сам определенно ссылается на гегелевское изложение древней философии. Эта работа известна была уже по Меринговскому изданию. Совершенно новыми


1 "Luther als Sehiedsrichter zwischen Strauss und Feuerbach" (Из изгнанного прусской цензурой в Швейцарию сборника "Anekdota"). "Noch ein Wort uber Bruno Bauer und die akademische Lehrfreiheit von O. F. Gruppe" (Из редактировавшегося Руге знаменитого философского журнала левых гегельянцев - "Deutsche lahrbucher"). Последняя статья представляет собою резкую полемику по поводу дела Бруно Бауэра, лишенного университетской кафедры вследствие его "критики евангелий".

2 "Введение", стр. LXXXI.

стр. 219

являются, однако, обширные исследования, опубликованные теперь под заголовком: "Vorarbeiten zur Geschichte derepikureschen, stoischen und skeptischen Philosophic" ("Предварительные работы истории философии эпикурейцев, стоиков и скептиков"), которые несомненно проливают на самую диссертацию гораздо более яркий свет. В обеих работах фактически уже поставлена проблема обмирщения философии, вопрос об ее связи с движущими силами истории, ее общественной "субстанциональности" и даже ее политической злободневности. Маркс имел потребность не только диалектически и исторически трактовать диалектическую и историческую темы, но и делать программные и полемические заявления для современности. Редактор с полным основанием указывает на то, что теоретикам историкам и теоретикам марксизма надлежало бы уделить больше внимания этому самому раннему продукту марксовского гения (конкретные результаты коего никогда не рассматривались Марксом, как пройденная ступень).

Вторую основную группу собранных в этом томе материалов составляют документы того времени, когда Маркс сразу сменяет свою студенческую каморку на кресло политического редактора и в течение нескольких месяцев, а именно вплоть до удушения газеты правительственным распоряжением руководит значительнейшим политическим органом радикальной немецкой буржуазии того времени - "Рейнской Газетой" в Кельне. Впервые собраны без пробелов все напечатанные Марксом в этой газете статьи, заметки и т. д. Сделано это на основании очень нелегкой работы по установлению авторства статей. Из важнейших и более крупных вновь опубликованных статей мы упомянем здесь о следующих: "К вопросу о централизации", "О бракоразводном законе правительства Фридриха Вильгельма IV", "о сословных комиссиях" в Пруссии, о выборах в ландтаг, целый ряд полемик с другими газетами различных политических оттенков, наконец, ставшие уже знаменитыми в истории изучения марксизма статьи о нуждах малоземельных виноделов на берегах р. Мозель. Статьи эти принадлежат к числу тех, которые, по собственным его позднейшим заявлениям, впервые натолкнули его на изучение материально-экономических условий. Статьи эти прекрасно показывают, как мало он в состоянии был справиться с этими экономическими вопросами, исходя из тогдашней его точки зрения, т. -е. путем преимущественно общественно-политической критики. То, что открыл Маркс в эпоху "Рейнской газеты" - это была движущая сила интересов, антагонизм частной собственности. Общая линия Маркса, как редактора, характеризуется тем, что он повсюду старается ставить принципиальные вопросы. Правда, форма трактовки, как мы уже указывали выше, была философская, или, выражаясь языком Маркса, - " преимущественно философски-правовая". Но эта маскировка навязывалась хотя бы уже грубой бдительностью цензуры. Для марксиста, которому не приходится заниматься специальными историческими вопросами десятилетия, предшествовавшего 1848 году, несомненно наиболее важной является суть той государственной теории, которую Маркс выработал в эту эпоху своего развития, а также той политической тактики, какую он применяет в тогдашних условиях. "В руководстве "Рейнской Газетой" - теоретическо-практического органа стремящейся вверх радикальной буржуазии - Маркс, в тот период еще буржуазный демократ, проявляет себя как будущий учитель революционной тактики пролетариата"1. Основательное историческое исследование политической роли и теоретической позиции Маркса в эпоху "Рейнской Газеты" еще не написано. Документы для подобного-исследования, наконец, имеются в исчерпывающей полноте и уже дают картину, существенно более выпуклую и значительную, нежели все, что известно было до сих пор. Социал-демократический рецензент лежащего перед нами тома - г. Отто Бауэр - собственной персоной недавно заявил с едва скрытым торжеством, что вновь опубликованными статьями "разоблачена" новая "в изумительной степени оппортунистическая фаза" в раннем развитии Маркса2 . Не трудно будет на основании исторических материалов разоблачить, что изумительного или неизумительного оппортунизма нет и следа. Еще менее трудно будет разоблачить, что систематический оппортунист Отто Бауэр увидел лишь отражение своей собственной "в изумительной степени оппортунистической фазы".

В той переписке 1843 г., которая опубликована была в "Немецко-Французском Ежегоднике", Маркс возвещает уже "революцию, которая нам предстоит"3 .


1 Рязанов в "Введении", стр. LVII.

2 "Der Karapf" год XX, вып. II ноябрь 1927 г. стр. 538.

3 Стр. 557. Письмо имеет дату "в марте 1843 г " - Упомянутая "Переписка 1843 г" содержит в высшей степени важный в истории развития Бакунина документ, которому исследователи Бакунина всегда уделяли много внимания (стр. 566 и след.). Кроме того, имеется письмо Фейербаха, довольно отрицательное отношение которого к практическим целям "Немецко-Французского Ежегодника" Меринг с полным основанием определил, как "черный день" в развитии Фейербаха.

стр. 220

По времени этим открывается особая эпоха теоретических исследований, последним плодом которой является первая социалистическая теория революции. К этим месяцам вслед за закрытием "Рейнской Газеты" относится прежде всего неопубликованная с тех пор "Критика Государственного Права Гегеля", в котором Маркс параграф за параграфом критически исследует государственную теорию Гегеля и с "головы снова ставит ее на ноги". Решающий толчок дала материалистическая теория Фейербаха1 , но и тут сразу поражает принципиальное различие между исторически мыслящим Марксом и абстрактно - натуралистически запутавшимся Фейербахом. В этой своей чрезвычайно показательной работе Маркс приходит к тому выводу, что "политическое государство" не является творцом и господином "буржуазного общества", а что, наоборот, оно является продуктом и выражением этого общества и находится в противоречии с ним2 . Особенно важна критика бюрократии, т. -е. бюрократического государственного аппарата. Впервые Маркс затрагивает вопрос упразднения государства, его отмирания. Опубликованные в "Немецко-Французском Ежегоднике" исследования Маркса, - помимо его доли в только что упомянутой "Переписке 1843 г." статьи "К еврейскому вопросу" и "К критике Гегелевской философии права" - во всех почти основных чертах точнее и конкретнее детализируют то, что уж намечено в этой об'емистой рукописи. Все документы этой третьей основной группы тесно связаны между собой и представляют собою единое, бурное движение вперед. Маркс развивает свою первую, составившую эпоху критику "политической" или "буржуазной" революции. В общих смелых чертах, он рисует противоречия классов во французской революции, он открывает в пролетариата "отрицание" и "упразднение" буржуазного общества, признанном превратить политическую революцию в революцию человечества", т.-е. радикально-социалистическую. В "Критике гегелевской философии права" - в последнем документе рецензируемого тома встречается ряд пунктов, впоследствии повторяющихся - в экономически обоснованном виде - в коммунистическом манифестве3 . Но эта "критика" сама по себе написана пламенным и революционным языком манифеста. Можно ее даже прямо обозначить "предварительной" философской формой Коммунистического манифеста.

Мы уже выше говорили о результатах этой фазы "раннего марксизма". О "Немецко-Французском Ежегоднике" можно сказать словами короткой и точной формулы историка Макса Бера: "В этом журнале имеются зачатки марксизма, особенно в сочинении "К критике гегелевской философии права". В этих статьях Маркса "уже даны основные черты его позднейшей деятельности"4 . (Перев. с немецк. рукописи Фр. Штрум).


1 Ср. "Введение", стр. LXXIII.

2 Ср. из более поздних работ прежде всего "18-ое Брюмера Луи Бонапарта" и работу Энгельса о "Фейербахе и исходе немецкой классической философии".

3 Рязанов указывает (стр. LXXIX) на то, что в критике буржуазного общества в некоторых местах "К еврейскому вопросу" уже слышатся "тона Коммунистического манифеста". Констатирование этого факта бесспорно очень важно. Пожалуй, еще более значительным нам кажется, однако, то обстоятельство, что это также можно сказать и про "Критику гегелевской философии права". Если в коммунистическом манифесте, напр., сказано "Жизненные условия старого общества уже уничтожены в жизненных условиях пролетариата", то этим только резюмируется то, что впервые изложено в той "Критике". Или следует, напр., сравнить ход мыслей Коммунистического манифеста о тогдашнем "немецком" социализме с местами, касающимися "немецкого" понимания государства и права в той более ранней работе и т. д., и т. д.

4 M. Bler, Allgemeine Geschichte des Sozialismus und der sozialen Kampfe. Berlin, 1924. Стр. 450 и 454 (имеется русский перевод. Прим. ред).


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-I-ТОМ-ПОЛНОГО-СОБРАНИЯ-СОЧИНЕНИЙ-МАРКСА-И-ЭНГЕЛЬСА

Similar publications: LUkraine LWorld Y G


Publisher:

Бельбек ТахумовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Scientist

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Критика и библиография. Критические статьи. I ТОМ ПОЛНОГО СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 13.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-I-ТОМ-ПОЛНОГО-СОБРАНИЯ-СОЧИНЕНИЙ-МАРКСА-И-ЭНГЕЛЬСА (date of access: 14.06.2024).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
555 views rating
13.06.2014 (3654 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА В ПРЕДСТАВЛЕНИИ АРАБСКИХ ГЕОГРАФОВ IX В.
Catalog: География 
Yesterday · From Petro Semidolya
"ТУРЕЦКОЕ ОЗЕРО": ЧЕРНОЕ МОРЕ В XV-XVII ВВ.
Catalog: География 
Yesterday · From Petro Semidolya
АВСТРАЛИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА: В ПОИСКАХ НАЦИОНАЛЬНОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
2 days ago · From Petro Semidolya
НОРМАТИВНО-ПРАВОВЕ РЕГУЛЮВАННЯ МИТНИХ ВІДНОСИН У ВЕЛИКОМУ КНЯЗІВСТВІ ЛИТОВСЬКОМУ XVI ст.
Catalog: Право 
4 days ago · From Україна Онлайн
СУЧАСНИЙ УКРАЇНСЬКИЙ ҐРАНД-НАРАТИВ: ПІДХОДИ, КОНЦЕПЦІЇ, РЕАЛІЗАЦІЯ
4 days ago · From Україна Онлайн
The majority of theoretical misconceptions and the most significant misunderstandings in modern astronomy, cosmology and physics are caused by a purely mathematical approach and ignoring philosophical comprehension of physical reality and, as a result, by not deep enough understanding of the essence of certain physical phenomena and objects.
The cardinal difference between relativistic gravithermodynamics (RGTD) and general relativity (GR) is that in RGTD the extranuclear thermodynamic characteristics of matter are used in the tensor of energy-momentum to describe only its quasi-equilibrium motion.
Якщо за лексикою саме балтські мови є найбільш близькими до санскриту, то праслов'янська мова є найбільш близькою як до більш архаїчної сатемної ведичної стародавньоіндійської мови, так і до стародавньокитайської мови, що згідно з дослідженнями Цун-тунг Чанга була індоевропейською мовою.
Термодинамічна інтерпретація загальної теорії відносності та розглядання Всесвіту як єдиного спіральнохвильвого утворення, а так званих елементарних частинок і кварків як кінцевих локальних стоків цих спіральних хвиль фактично дозволили створити «теорію всього»
12 days ago · From Павло Даныльченко
Thermodynamical interpretation of General Relativity, consideration of the Universe as a single spiral-wave formation, and consideration of the so-called elementary particles and quarks as finite local flows of these spiral waves actually allowed the creation of a "theory of everything".
12 days ago · From Павло Даныльченко

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

ELIBRARY.COM.UA - Digital Library of Ukraine

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Критика и библиография. Критические статьи. I ТОМ ПОЛНОГО СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UA LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Ukraine ® All rights reserved.
2009-2024, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android