ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-1295

Share with friends in SM
Заглавие статьи Критика и библиография. Критические статьи. НОВАЯ РАБОТА ПО ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ
Автор(ы) М. НЕЧКИНА
Источник Историк-марксист,  № 6, 1927, C. 221-227

О книге проф. П. И. Лященко "История русского народного хозяйства". Научно-политической секцией Государственного Ученого Совета допущено в качестве учебного пособия для вузов. М. -Лгр. ГИЗ. 1927. Стр. 520. (Экономическая библиотека).

Книга проф. П. И. Лященко - несомненно крупное явление и в учебной литературе последних лет и в русской историографии.

Подводя итоги марксистскому изучению русской истории, приходишь к выводу, что дело с изучением хозяйственного развития России продвинуто у нас

стр. 221

недостаточно. Издано значительное количество монографий, сборников документов, велик статейный материал, но при всем этом богатстве преобладают темы революционного движения. Истории хозяйства уделено значительно меньше места. Несколько работ о финансовом капитале и об отдельных хозяйственных темах предреволюционных эпох (перед 1905 и 1917 г.) кое что по экономике гражданской войны и отдельные работы по ранним периодам русской истории или ее отдельным отраслям народного хозяйства в сущности исчерпывают монографическое изучение хозяйственной истории. Это в значительной степени затрудняет работу и историков теоретиков и историков классовой борьбы, историков партии и т. д. Перед ними два пути: или взяться самому за монографическую разработку хозяйственных тем, прилежащих к его специальной теме, а потом перейти к последней, или, ограничившись беглым и поверхностным очерком экономики эпохи на основании уже имеющихся случайных и неполных работ, все силы сосредоточить на своей теме. В большинстве случаев избирается второй путь, конечно в. ущерб исследованию. Будем надеяться, что ближайшее будущее принесет нам ряд монографий по истории хозяйства - особенно нужных для XIX - XX. веков. А покамест всякий новый труд по истории хозяйства должен вызывать особо пристальное внимание, и значение его должно тщательно оцениваться.

П. И. Лященко не оставил перед собою исследовательских задач. Его цель - дать пособие по истории хозяйства России учащимся высшей школы, даже уже - учащимся экономических вузов. Книга выросла из лекций и семинарских занятий, проводимых автором на экономическом отделении I Московского Университета и в других высших учебных заведениях Москвы в течение 1922 - 1926 годов. Единственная цель, которую автор ставит себе помимо вышеозначенной, - это дать пособие и более широкому кругу читателей, "желающих самостоятельно ознакомиться с основными явлениями экономической истории дореволюционной России". Но все это не значит, что книгой проф. Лященко заинтересуется лишь учащийся, педагог и занимающийся самообразованием. Значение книги шире поставленной ей автором цели. Книга П. И. Лященко - первый имеющийся в литературе труд, дающий общую картину развития русского хозяйства с древнейших времен до предпосылок Октябрьской революции. Имеющиеся в литературе курсы истории хозяйства России или захватывают лишь древнейший период истории и не доведены до конца (работы М. В. Довнар-Запольского, И. М. Кулишера), или сосредоточены на какой-либо специальной теме определенной эпохи (работа В. И. Пичеты). Следовательно, перед П. И. Лященко впервые в литературе стояла крупнейшая научная проблема - вопрос о хозяйственной периодизации, об общей схеме хозяйственного развития России и самая проблематика хозяйственной истории, как самостоятельная задача. Недаром автор, давая в Ранион'е автореферат этой работы озаглавил его "Основные моменты развития русского народного хозяйства". Над этой темой трудилось уже много историков, но ни перед одним из них она не стояла, как самостоятельная задача. Поэтому книга П. И. Лященко, бесспорно, должна иметь не только педагогическое, а и серьезное научное значение, особенно при нашей бедности на специальные работы по истории хозяйства.

Книга делится на шесть крупных разделов, из которых каждый в свою очередь делится на ряд глав, а главы распадаются на более мелкие подразделения. Первый раздел "Первобытное хозяйство" имеет лишь одну главу "Колонизация страны и зачатки народного хозяйства". Второй раздел "Эпоха феодально-городского хозяйства", содержит три главы (нумерация глав сплошная и по разделам не разбивается): II Общая характеристика эпохи феодализма, III Сельское хозяйство и земельные отношения в эпоху феодально-вотчинного хозяйства, IV Торговля и город в эпоху феодально-вотчинного хозяйства. Третий раздел "Начало торгового капитализма. Распад феодально-вотчинной системы и возникновение денежного хозяйства" делится на главы: V Общая характеристика эпохи торгового капитала, VI Сельское хозяйство и земельные отношения, VII Городское хозяйство Московской Руси, VIII Торговля и рынок. Четвертый раздел "Торговый капитализм и его завершение в крепостном хозяйстве" содержит главы: IX. Общая характеристика крепостного хозяйства, X Экономика крепостного земледельческого хозяйства и ее противоречия, XI Крепостная промышленность, XII Кризис и ликвидация крепостного хозяйства, XIII Реформа 1861 года, ее социально-экономические условия и последствия. Пятый раздел "Промышленный капитализм" имеет главы: XIV Предпосылки и общий характер развития промышленного капитализма, XV Сельское хозяйство после реформы, XVI Процесс образования внутреннего рынка.

XVII Эпоха грюндерства и формирование национального капитализма (70-е годы), XVIII Закрепление национального капитализма (90-е годы). Шестой и последний раздел именуется "Эпоха финансового капитала" и содержит главы:

стр. 222

XIX На переломе к финансовому капиталу. Кризис и депрессия 1900 - 1909 г.г.,

XX Монополизация промышленности и под'ем 1909 - 1914 г.г., XXI Финансовый капитал и русская промышленность, XXII Капитализация деревни и новая аграрная политика, ХХIII. Итоги развития и распад системы.

Работе предпослано обширное введение, трактующее смысл выделения хозяйственной истории в самостоятельную дисциплину, теоретико-познавательную ценность изучения этой дисциплины, построение и особенности марксистской схемы хозяйственного развития и, наконец, методологические вопросы. Внимательное знакомство с этим отделом вызывает ряд сомнений. Схема развития стоит у П. И. Лященко на первом плане, - метод на втором. Теория хозяйственного развития и изучение хозяйственного развития отдельной страны теснейшим образом связаны между собою, но все же они должны иметь разграниченные задачи, - по мнению же автора - иначе: первая является центральной задачей, второй: "Изучение конкретных фактов исторической действительности, вмещаясь в отточенные грани экономической теории, должно вырастать до создания теории хозяйственного развития" (стр. 5 - 6). Содержание схемы, принятой автором, заполнено тремя хозяйственными этапами, установленными К. Марксом: первобытно-коммунистическое, феодально-вотчинное и буржуазно-капиталистическое хозяйства, в его трех стадиях: торговый, промышленный и финансовый капитализм (стр. 8). Схема эта общепринята и прочно вошла и в научный и даже в школьный обиход Возражения возникают по поводу места этой схемы в воззрениях П. И. Лященко на дисциплину истории хозяйства, по поводу подчиненности марксистского метода схеме, явно заметной во введении. Отсюда и определение изучаемой дисциплины, которое едва ли можно признать марксистским: "Как политическая экономия представляется теоретической наукой, изучающей хозяйство определенной исторической формации, капитализма, так история народного хозяйства представляется исторической наукой, изучающей генезис, развитие, сложение, а вместе с тем и элементы разложения хозяйства капиталистического общества" (стр. 11). Автор не замечает теоретического различия абстрактной науки-политической экономии, изучающей законы определенной хозяйственной формации-капитализма от изучения истории народного хозяйства данной страны. При его определении естественно отпадают многие темы хозяйственной истории: в нее нельзя включить хозяйственную эволюцию античного мира (стр. 11), т. к. она в своем развитии не привела к капитализму, из нее должно выпасть изучение тех хозяйственных формаций, которые смогут перейти к социалистическому строю, не пройдя всех этапов установленного развития (вспомним Ленинские "пять укладов").

Лучшее опровержение взгляда П. И. Лященко - история самой марксистской схемы хозяйственного развития: последний этап капиталистического развития - финансовый капитализм не был установлен Марксом по той простой причине, что Маркс еще не имел возможности наблюдать его в действительности. Но применение марксистского метода дало возможность Гильфердингу установить этот новый этап, а В. И. Ленину его разработать, уточнить, а не пригнетать материал нового этапа к определениям, данным в ранее бывшей схеме. Нет сомнений, что история хозяйственного развития советской России, военный коммунизм, НЭП, строительство социализма чрезвычайно обогащают дисциплину истории хозяйства, дают возможность установить новые этапы отмирания капитализма, сопровождаемые строительством следующей за ней хозяйственной формации, а отнюдь не выпадают из этой дисциплины, как должно быть по определению П. И. Лященко: ведь история социалистического хозяйства этим определением исключена! "Марксизм не догма, а руководство к действию", между тем знакомство с вводными замечаниями уважаемого автора заставляет подумать о том, что марксизм превращен им в догму. Для выражения простой истины "все наше познание начинается с опыта", П. И. Лященко для чего-то потревожил почтенную тень Иммануила Канта, но участвовала ли эта простая истина в самом построении автора, остается неясным: ведь опыт-то, как раз наш теперешний опыт социалистического строительства, оказывается, этим построением не может быть учтен по теоретическим соображениям.

Вероятно из особенностей теоретических взглядов П. И. Лященко вытекают и основные недостатки его работы: схематизм и сухость.

В краткой статье невозможно достаточно подробно остановиться на вопросах введения - это дело специального обсуждения. Точно так же богатое и интересное содержание всей книги П. И. Лященко в целом вызывает гораздо больше замечаний и соображений, чем изложенные ниже. Поэтому наш разбор не может претендовать на полноту. Мы остановимся здесь только на некоторых вопросах, оставляя за собой право в будущем вернуться к поднятым темам и поставить, наряду с ними новые.

стр. 223

Первобытное хозяйство России и эпоха феодально-городского хозяйства должны по замыслу автора служить лишь введением к изучению последующих хозяйственных этапов. Этот вполне педагогически правильный замысел основывается на цели книги: современный студент, для которого она предназначена, должен сосредоточить все внимание на капиталистической эпохе русского хозяйства и ее основных стадиях. Но все же этот отдел занимает более 100 страниц. Первобытное хозяйство занимает период с древнейших времен по X век. X - XI века являются периодом разложения первобытного хозяйства и зарождения элементов классового феодального общества (стр. 57). Эпоха феодального хозяйственного и общественного строя захватывает период с XII по XV век. В указанные периоды автор останавливается и на хозяйстве "Киевской Руси" и на "удельном периоде", привлекает к изучению большое количество источников, - от летописей до договорных грамот и писцовых книг включительно. Усвоить этот отдел неподготовленному читателю будет довольно трудно, но он чрезвычайно интересен. Приходится пожалеть, что вопрос о периодизации русского хозяйственного развития не выделен автором в отдельную главу; представление о нем было бы цельнее и ярче. Критерий периодизации в первых двух периодах вызывает возражение: гранью, более четко отделяющей первобытное хозяйство от феодально-городского, является, по мнению П. И. Лященко, "то обстоятельство, что период первобытного хозяйства - догосударственный и дописьменный период, Завершение разложения первобытного хозяйства выливается в создание новых форм государственного и общественного быта" (стр. 52). Критерием перехода одной хозяйственной формы в другую могут быть лишь хозяйственные явления, а не явления политические и культурные: самодержавие и после реформы 1861 года оставалось политической организацией торгового капитала, но особенности экономики заставляют счесть этот момент переходной хозяйственной гранью. Другое возражение относится к некоторому принижению форм хозяйства т. н. "Киевской Руси": они были более сложными, менее "натуральными", чем хочет в интересах схематизации представить их автор.

Крупной заслугой П. И. Лященко является внимательное изучение крестьянского хозяйства эпохи торгового капитала. У многих предшественников его этот вопрос заслонен аграрными взаимоотношениями дворянства, главным образом имущественными вопросами общественных "верхов". Чрезвычайно ценны также отделы, посвященные теоретической характеристике торгового капитала и этапам развития торгового капитализма в русском народном хозяйстве. Последний вопрос особо важен, и попытку ясно дифференцировать стадии развития торгового капитала в России надо приветствовать, - она отвечает вопросу, вполне назревшему в русской историографии. Корни эпохи торгового капитала уходят в XV - XVI века (стр. 132), "завершение и изживание" этой эпохи по П. И. Лященко падает на вторую половину XIX века. В течение почти двух веков - с XV по конец XVII в. "идут первые шаги торгового, капитала и завоевания им экономических позиций разлагающегося феодально-вотчинного хозяйства", но для преобладающей массы крупных и мелких хозяйств господствует натурально-хозяйственный строй. С начала XVIII в., особенно со второй его половины, торговый капитал достигает высшего своего предела, обуславливая вместе с тем и наивысший расцвет системы крепостного хозяйства и в территориальном, и в экономическом и в социально-политическом отношениях. К этому времени торговый капитал захватывает в сферу своего влияния не только земледельческое хозяйство, но и мелкое городское ремесленное хозяйство и мелкое же крестьянское "кустарное" производство, обслуживая ими широкий потребительный рынок, вплоть до вывоза их продуктов за границу" (стр. 133). Но с начала того же XVIII века и особенно со второй его половины, начинают развиваться элементы промышленного капитала; они настолько слабы и обставлены столь неблагоприятными условиями, что, по мнению П. И. Лященко, "в нашем хозяйственном развитии вплоть до XIX в. наблюдается не падение и изживание системы крепостного хозяйства, а наоборот, ее усиление" (стр. 134). Необходимо пожелать, чтобы автор продолжил свою работу по периодизации эпохи торгового капитала - в настоящем своем виде данная схема едва ли всецело удовлетворит исследователя - ее необходимо обогатить, уточнить, пронизать точной терминологией. Педагогическое же ее значение умаляется не вполне четким выделением признаков отличия второго периода от третьего: тут бросается в глаза очевидное противоречие в формулировке, может быть, лишь случайно проскользнувшее. На стр. 133 автор пишет, что с начала XVIII века и особенно со второй половины его "торговый капитал, владея рынком,... не обнаруживал никакой склонности получить в свои руки самое производство". На следующей же странице не менее ясно сказано, что почти с начала того же XVIII столетия "особенно со второй половины его... торговый капитал постепенно начинает переходить в формы промышленного капитала".

стр. 224

Рубежом между эпохой торгового и промышленного капитализма П. И. Лященко кладет 1861 г. Это напоминает нам схему, принятую Н. А. Рожковым, вызвавшую достаточно много обоснованных возражений. Тут прежде всего необходимо ввести точное употребление терминов "капитал" и "капитализм". Промышленный капитал развивается и ярко проявляет себя и в XVIII веке, во время которого все же господствует система торгового капитализма. Но, говоря о первой половине XIX века, уже нельзя удовлетвориться термином "промышленный капитал". Перед нами явная борьба уже двух систем - одной слагающейся, не установившейся окончательно, другой - отживающей. На это время падают уже первые проявления системы промышленного капитализма, борющегося за свое политическое оформление. Если же в первой половине XIX века экономическая гегемония все же остается за торговым капиталом, если мы имеем дело все же с господством торгового капитализма, то необ'яснима ни самая реформа 1861 г., которая лишь юридически оформила процесс, ни первая попытка буржуазной революции в России - восстание декабристов. Тут опять, хотя в более скрытом виде, налицо попытка включить в критерий экономической периодизации элементы "надстроечного порядка", как юридическое оформление. На наш взгляд схема хозяйственной периодизации значительно выиграла бы, если бы в нее была введена "эпоха разложения крепостного хозяйства и зарождения промышленного капитализма", падающая в основном на первую половину XIX века, вместо эпохи, веденной П. И. Лященко: "Торговый капитализм и его завершение в крепостном хозяйстве". К тому же вопросу относится и невнимание П. И Лященко к проблемам железнодорожного строительства в первой половине XIX в.: автор начинает говорить о нем лишь в анализе второй пол. XIX века (стр. 336). Конечно, основной размах ж. -д. строительства мы имеем именно в эту последнюю эпоху, но, как бы ни были слабы его начатки для, первой половины века, они чрезвычайно характерны для назревшей потребности в нем, и рассмотрение неосуществившихся даже проектов строительства очень поучительно именно для характеристики развивающихся промышленно-капиталистических отношений.

Эпоху промышленного капитализма П. И. Лященко начинает условной гранью 1861 года. После 1905 г. оформляется русский финансовый капитализм: "законченный характер организованного финансового монополистического капитализма наш капитализм начинает принимать со второй половины первого десятилетия XX века, а к началу мировой войны он представляется уже окончательно оформившимся" (стр. 467). Как видим, в спорном вопросе о датировке начала финансового капитализма. П. И. Лященко примыкает к точке зрения Н. Ванага.

Большим плюсом разработки темы о пореформенной экономике у П. И. Лященко являются уделение должного внимания крепостническим пережиткам в системе пореформенного хозяйства и сравнительно подробное освещение спора об общине и о путях развития русского крестьянства. В содержательном отделе "Проблема развития капитализма в литературе" (стр. 290 и сл.) автор останавливается на споре о путях капиталистического развития России, излагает критически взгляды В. В. и Николая - она, выясняет роль Ленина и его работ в этом споре. Жаль, что П. И. Лященко не остановился подробно на четко очерченных В. И. Лениным двух путях аграрного развития - прусском и американском.

Анализируя эпоху финансового капитала, автор приходит к правильному выводу, что русскому капитализму пришлось, развивая свою банковую систему и укрепляя ее связь с промышленностью, в то же время, в поисках финансовой базы для своего дальнейшего развития и укрепления, обращаться к мировому банковому капиталу. Русский финансовый капитализм получает таким образом характер несамостоятельной и зависимой системы (стр. 459).

Заканчивается работа П. И. Лященко анализом итогов развития и распадом системы. Здесь изложение доведено непосредственно до экономических предпосылок Октябрьской революции. Вопрос о влиянии империалистической войны на хозяйство России является последней темой разбираемой книги.

Трудности составления обширных общих трудов, захватывающих любую историческую дисциплину в целом, всегда чрезвычайно велики. Они становятся еще больше, если общий труд имеет цели учебного пособия, и еще более увеличиваются, если отсутствует детальная монографическая разработка отдельных вопросов данной дисциплины, которая смогла бы достаточно подготовить почву для разработки общей картины. В работе П. И. Лященко налицо все три трудности. Особенно остро, конечно, должно сказываться отсутствие монографий: в целом ряде тем автор оказывался лицом к лицу с грудой еще неразработанного архивного материала и поневоле должен был в своем труде отразить неудовлетворительное состояние специальной литературы. Было бы несправедливо требовать от него равномерного освещения всех, как разработанных ранее в литера-

стр. 225

туре проблем, так и еще неразработанных. Но поскольку работа П. И. Лященко имеет крупное научное значение, столь же несправедливо было обойти в разборе ее эту сторону вопроса. Ряд следующих ниже замечаний и вызван этой стороной дела.

Выше мы отмечали достоинства работы в части, касающейся аграрного кризиса XVI века. Монографическим предшественником автора является Н. А. Рожков со своим "Сельским хозяйством Московской Руси XVI века". П. И Лященко несогласен со взглядом Рожкова на юридическую природу поместья, как на причину закабаления крестьян, но Рожков, несомненно, помог ему в правильной постановке вопроса о крестьянине-мелком производителе, независимо пользовавшемся своим клочком земли, а вовсе не являвшемся каким-то бродячим арендатором помещичьей "собственности", как хотели представить дело ряд буржуазных историков. Но вот перед нами другой аграрный кризис - разложение крепостного хозяйства, эпоха предпосылок реформы 1861 года. Марксистской монографии, изучающей вопрос, в литературе нет. Значительная экономическая литература о предреформенной эпохе оживленно обсуждает, главным образом, вопросы помещичьего хозяйства. Крестьянское хозяйство, как определенная единица, развивавшаяся своим особым путем, не тождественным развитию помещичьего хозяйства, - совершенно забыто. Между тем хозяйство крепостного крестьянина как-то развивалось, не всегда покрывалось особенностями помещичьего хозяйства даже при барщинной форме взаимоотношений, не говоря уже об оброчной, дававшей еще больший простор его самостоятельному развитию.

В какой-то мере крепостное крестьянское хозяйство соприкасалось с рынком без посредничества барина, в какой-то мере и в крестьянской среде шло капиталистическое накопление, зарождающийся промышленный капитализм в какой-то мере относился и к крестьянскому хозяйству. Крепостное крестьянство было дифференцировано, - вопрос об этом ярко поставлен в экономической литературе последних лет (см. статью В. Кашина "Экономический быт и социальное расслоение крепостной деревни в XIX в.". "Звезда", 1926 г. N 1, 2, 4). Кроме того, в предреформенной России существовало и некрепостное крестьянское хозяйство: новые хозяйственные взаимоотношения как-то проникали в хозяйство крепостного крестьянства, например, последнее иногда эксплоатировало хозяйство крепостного крестьянина. Все эти вопросы до сих пор не были в литературе ни изучены, ни поставлены, и П. И. Лященко в этом смысле следует за литературой Фигура помещика у него, как и в предшествовавшей историографии, на первом плане, а кратчайшие сведения о дифференциации крестьянства не превышают сведений о купце-крестьянине, данных Туган-Барановским в "Русской фабрике", а кратенького раздела о взаимоотношениях помещика и крестьянина к рынку явно недостаточно. Между тем, и с чисто педагогической точки зрения вопрос необходимо поставить. Этот вопрос настойчиво встает перед современным студентом: почему, говоря о предпосылках 1905 года, мы говорим о крестьянском хозяйстве, а такого же вопроса перед реформой 1861 года не ставим: там мы интересуемся крестьянином лишь как придатком помещика и только? Классовая суть дореволюционной историографии ярко сказывается в разработке этой темы.

То же влияние дореволюционной тематики заметно в работе П. И. Лященко по вопросу о самой реформе. Она получила в литературе прочное наименование крестьянской. Но ведь она была в таком случае и рабочей реформой: она "освободила" большое количество крепостных рабочих, она бросила в ряды пролетариата сотни дворовых "на другой день" после реформы, несколько развязав процесс пролетаризации деревни, она сейчас же сконструировала то основное ядро российского пролетариата, к которому впоследствии все прибавлялись и прибавлялись новые слои пролетаризированной деревни. Шаблон "крестьянской" реформы также отразился в работе Лященко: о "рабочей" ее стороне сказано явно недостаточно, новая проблема не подчеркнута и не поставлена перед учащимся во весь рост.

Еще одно: дореволюционная историография обошла полным молчанием вопрос о царской России, как о колониальной державе. Сибирь, Кавказ, Туркестан не отделялись от "метрополии" морем, и это обстоятельство, вероятно, было молчаливо принято старой историографией, как доказательство отсутствия у России колоний. В книге "Марксизм и особенности исторического развития России" М. Н. Покровский отчетливо поставил проблему царской России, как колониальной державы. Правда, монографически вопрос, в сущности неразработан, но самая марксистская концепция П. И. Лященко неполна без этой проблемы. Верно, что в этом вопросе автор сводного курса оказывается перед особенно путанной и сложной грудой сырого материала, верно и то, что одному лицу и не под силу поднять эту архивную целину. Но было бы очень удачно - в популярной книге перед учащимся разбить старый шаблон и поставить новую проблему.

стр. 226

Столь же неразработан в литературе вопрос об истории техники, этой первейшей хозяйственной основы. Здесь работа П. И. Лященко, естественно, отражает состояние литературы. Он добросовестно собрал все, что мог, о технике хозяйства, - но этого оказалось мало. Получилась бледная картина технической истории русского хозяйства без дифференциации по районам, без достаточного количества фактов. Конечно, это неизбежно при данном состоянии литературы, но может быть стоит ставить вопросы даже там, где литература не дает ответа? Может быть, стоит подчеркнуть учащемуся недостаточную разработанность вопроса - этого требует его любознательность, это дает толчок для творческого интереса к истории русского хозяйства. Нам думается, что это именно так.

Очень ценно в работе П. И. Лященко наличие продуманного отдела библиографии. Она удачно разбита по главам, а не дана в виде общих справок, не разбитых по темам, как к сожалению часто делается за последнее время. Удачно и то, что она дана не в виде перечня пособий, а снабжена большим количеством ценных замечаний. Очень жаль, что иногда они недостаточно подробны, а заглавия книг и статей не всегда библиографически точны - в этом случае полезнее даже перегнуть палку в другую сторону и быть педантически-точным в библиографической части: борьба с библиографической безграмотностью один из очередных вопросов. Подчас совершенно необходимы и указания о том, как пользоваться указанной литературой: нет сомнений, что указание восемнадцати томов "Первого издания материалов редакционных комиссий для составления положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости" без раз'яснения того, как ими можно воспользоваться, пропадет для студента. Чрезвычайно полезно было бы отметить, марксистом или не-марксистом написана работа, - это делается П. И. Лященко очень редко (стр. 299). Ряд пособий, без которых никак не сможет обойтись студент, пропущен: укажем на отсутствие указания на такой важный документ, как "Положение 19 февраля 1861 года о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости". Они, кстати, были переизданы с учебной целью в 1916 и имеются во многих библиотеках. При повторных изданиях книги П. И. Лященко, - а мы уверены, что нужда в них скажется очень скоро, - было бы очень желательно доработать отделы рекомендательной литературы.

Повторяем, книга П. И. Лященко вызывает значительно большее число вопросов и соображений, чем место позволило высказать здесь. Хорошо, если эта книга - первый признак грядущего оживления в изучении специально хозяйственных вопросов русской истории. Будем надеяться, что это именно так. Книга П. И. Лященко, несомненно, ценный вклад в мало разработанную область хозяйственной истории России.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-НОВАЯ-РАБОТА-ПО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ-ИСТОРИИ-РОССИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Бельбек ТахумовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Scientist

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Критика и библиография. Критические статьи. НОВАЯ РАБОТА ПО ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 13.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-НОВАЯ-РАБОТА-ПО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ-ИСТОРИИ-РОССИИ (date of access: 05.08.2020).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
281 views rating
13.06.2014 (2246 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Французская политическая публицистика накануне Великой революции. Ж.-Г. Туре
7 days ago · From Україна Онлайн
Партизаны и подпольщики Дона и Кубани. 1941-1942 гг.
11 days ago · From Україна Онлайн
Ф. Рузвельт и социальное законодательство США
Catalog: Право 
11 days ago · From Україна Онлайн
Согласно физикам XX века некакого времени «самого по себе». Нет времени, которое существовало бы без связи с тем, что происходит в физическом мире. Время всегда и везде выступает не «вообще», а конкретно — в каждом данном физическом явлении оно свое. Это именно то время, которое длится в ходе данного явления в данном месте пространства
Catalog: Физика 
13 days ago · From someone
Торговая конкуренция в Сибири в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
14 days ago · From Україна Онлайн
Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в.
Catalog: История 
14 days ago · From Україна Онлайн
Министерство внутренних дел Франции и студенческие волнения 1968 г.
Catalog: История 
14 days ago · From Україна Онлайн
Народно-республиканское движение во Франции и послевоенная европейская интеграция
Catalog: История 
14 days ago · From Україна Онлайн
Что такое простата?
Catalog: Медицина 
17 days ago · From Україна Онлайн
The monograph explores the current problems of macroeconomic analysis and forecasting using new methods and models. The decisions of problems of transformation of the value of goods in their prices of manufacture, modeling of the expanded reproduction, researches of influence of taxes and inflation on economic growth, etc. are shined. The main paradoxes of post-Keynesian and neoclassical macroeconomic models are explained. A new macroeconomic model of economic growth has been developed, which makes it possible to measure the impact of different types of technological progress on the dynamics of gross domestic product, employment, and inflation. The author has revealed the regularities of economic growth in the USA and Ukraine, which are of practical importance. The prerequisites for accelerating economic growth in Ukraine have been formulated.
Catalog: Экономика 
27 days ago · From Valeriy Kalyuzhnyi

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критика и библиография. Критические статьи. НОВАЯ РАБОТА ПО ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones