ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-1346

Share with friends in SM
Заглавие статьи Критика и библиография. Критические статьи. К ИСТОРИИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В 1917 ГОДУ
Автор(ы) М. ЮГОВ
Источник Историк-марксист,  № 5, 1927, C. 172-183

Автор: М. ЮГОВ

КРИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ: М. Югов, С. Томсинский, И. Ф. Гиндин. КНИЖНЫЕ ОБЗОРЫ: А. Е. Кудрявцев, Л. М. и А. Ш., М. Нечкина, И. Троцкий, С. Валк. ОБЗОРЫ ИСТОРИЧЕСКИХ ЖУРНАЛОВ: А. Звавич, А. Шестаков, М. Велиговский. РЕЦЕНЗИИ: П. Кушнер, Ф. Алексеев, Л. Райский, Ф. Потемкин, А. Пресняков, Е. Д., А. Ангаров, Е. Мороховец, В. Ангарский, И. Волковичер, А. Шебунин, М. Нечкина, Граве, Вл. Малаховский, В. И. Невский, Э. Генкина. В. И. Невский, А. Шестаков, И. Лукомская, К. Молотов, Г. Шпилев, Н. Яковлев, В. Рейхбер, Л. Мамет.

Сборник Центрархива "Рабочее Движение в 1917 году". Подготовили к печати В. Л. Меллер и А. М. Панкратова. Предисловие Я. А. Яковлева. ГИЗ. 1926 г. 371 стр.

Руководство рабочим движением в 1917 г. в силу ряда причин оказалось на первое время в руках политического представительства городской мелкой буржуазии и слоев рабочего класса, наиболее родственных - и политически, и материально-последней.

Что же показало рабочее движение 1917 года?

С первых же дней вскрылась вся тщетность меньшевистских попыток уложить ход действительной борьбы огромных пролетарских масс в Прокрустово ложе меньшевистских представлений о законах и нормах "правильного" течения этой борьбы.

С первых же шагов своих рабочее движение в 1917 г. наглядно показало, как совершенно неизбежно переплетение экономической и политической борьбы, как огромные массы начинают именно с экономических требований, как наряду с переплетением экономики и политики происходит и своеобразное перерастание первой во вторую.

Только относительно незначительные наиболее передовые слои пролетариата стали с самого начала на почву борьбы за диктатуру пролетариата и связывали любое свое экономическое требование с этой "конечной целью" пролетарской борьбы в капиталистическом обществе. Массы же подводились к этому основному политическому лозунгу в процессе борьбы за свои интересы и лишь по мере того, как обнаруживалась полная неспособность буржуазного и полубуржуазного правительства их удовлетворить.

К сожалению, разбираемый сборник, в общем весьма не плохой, недостаточно подчеркнул как самый факт постоянного переплетения и непрерывной связи экономики и политики в рабочем движении, так и борьбу меньшевиков против этих "незаконных" явлений в нем. Не то, чтобы в сборнике не было приведено фактов, вскрывающих переплетение и борьбу с ним меньшевиков, - этого не могло быть уже и потому, что и то, и другое резко бросается в глаза при самом поверхностном взгляде на ход рабочего движения того периода, - но материал не сгруппирован и не выделен под этим углом зрения. Ведь вышеназванный сборник не просто сборник документов какого-либо учреждения за какой-либо период. Здесь авторы подбирают материал, известным образом классифицируют и систематизируют его. В основном, рубрики вопросов, намеченные авторами, выделены правильно, распределение материала безусловно хорошее - ив этом несомненная заслуга автора, - но известные недочеты имеются. К числу их относится нами только что отмеченный, к некоторым другим мы вернемся ниже.

Как известно, Петроградский, а сейчас же вслед за ним и Московский Советы прекратили политическую стачку, как только выяснилось, что общенародный под'ем смел старый режим. Это постановление вызвало большое неудовольствие рабочих. Ряд заводов вынесли резолюции, в которых отказывались подчиниться постановлениям Совета; больше того, некоторые районные Советы, например, Московский в Питере, приостановили на несколько дней постановление Центрального Совета. В низах, даже там, где сразу же подчинились Совету,

стр. 172

его решение было встречено очень неблагоприятно. Ряд постановлений заводов, так же, как и упомянутое постановление Московского района, приведен в сборнике1 ). О чем говорят эти постановления? Часть говорит о преждевременности прекращения стачки, так как борьба с царизмом еще не кончена, другая часть - и в ней в большей мере выражаются настроения самых широких слоев питерских рабочих - говорит о необходимости приступить, к работам лишь после улучшения положения рабочих. Решение приступить к работам было вынесено Петроградским Советом еще 5-го марта и было принято огромным большинством 1170 против 30. Между тем, десятки предприятий - и раньше всего крупнейшие (завод Динамо, Старый Парвиайнен, Сестрорецкий завод, Балтийский завод, завод Новый Лесснер, где резолюция против прекращения стачки собрала семь тысяч голосов против шести голосов, зав. Розенкранца и т. д.) были против этого постановления.

Как бы там ни было, Совет вынес решение подавляющим большинством, и большевистский и межрайонный комитеты, высказывавшиеся против возобновления работ, призвали к подчинению Совету, выставив только требование немедленного введения 8-часового рабочего дня. Но на предприятиях сопротивление возобновлению работ было очень сильным. 7 марта рабочая секция специальным постановлением еще раз обязывала приступить к работе. 10 марта состоялось вторичное постановление пленума Петроградского С. Р. Д., где еще раз в самой энергичной форме подтверждалась необходимость приступить к работам, в виду того, что некоторые категории рабочих еще не приступили.

Все же к тому времени работы в большинстве предприятий были возобновлены. Но здесь-то и оказалось, что в огромном большинстве случаев, вопреки предложениям и предположениям меньшевиков, работы возобновились не на старых условиях. Стихийно, самочинно предприятия вводили иные, лучшие условия труда и раньше всего вводили явочным порядком 8-мичасовой рабочий день, кое-где, преимущественно, на казенных заводах, сменяли начальство и т. д.

К сожалению, неизвестно какая часть заводов ввела явочным порядком 8-мичасовой день. Точного подсчета нет, нет и попытки приблизительно подсчитать. Первым его ввели, повидимому, печатники затем ввели раньше всего, нужно полагать, крупнейшие заводы (так, напр., был введен самочинно 8-мичасовой рабочий день на Невском Судостроительном, Стар. Парвиайнене, Максвеле, Русско-Балтийском, Розенкранце, Сестрорецком, Ижорском, Франко-Русском, Лангензинене, Адмиралтействе и т. д.). Можно думать, что 8-мичасовой день был введен явочным порядком не менее, чем, на половине крупных предприятий. В весьма интересном протоколе заседания членов С. Р. Д. Петроградского района от 8 марта, извлеченного нами из одной папки архива иногороднего отдела Петроградского Совета (составители сборника, к сожалению, совершенно не использовали этот архив, имеющий огромную ценность для освещения дел в провинции), помещены доклады с мест о положении на предприятиях. Из этого протокола видно; что 7 заводов начали работать на прежних условиях (из них на одном 8-мичасовой день был и раньше); 9 же предприятий (зав. Щетинина, Заречная станция, водопровод, зав. Слюсаренко, трамвай, Ботанический сад, Фефелевский завод, завод беспроволочного телеграфа Тюдор и Лангензинен) - ввели явочным порядком 8-мичасовой рабочий день, а один завод вообще не приступил еще к работе. Вероятно, и в других районах соотношение было такое же, а в Московском и Выборгском районах; возможно, еще больший процент предприятий самочинно "осложнил" политическую стачку введением 8-мичасового рабочего дня и других улучшений.

Но и те предприятия, которые начали работать при старых условиях, немедленно начинали пред'являть экономические требования. Уже 9 марта Исп. К-т оказался вынужденным опубликовать в "Известиях" воззвание, где выступил против разрозненных требований и самочинных действий. Но последние оказали свое влияние, правда, не столько и не так быстро на меньшевиков, как на предпринимателей. Того же 9 марта на заседании Исп. К-та рассматривались известные предложения общества фабрикантов и заводчиков, легализовавшие 8-мичасовой рабочий день, рабочие Комитеты и т. п.

Это была, с одной стороны, уступка силе стихийного давления масс - кадетский специалист по социалистическому движению, Изгоев прямо писал, что большевики террором вынудили о-во фабрикантов и заводчиков согласиться на 8-мичасовой рабочий день, с другой стороны, это была попытка наиболее дальновидных руководителей промышленности предвосхитить ту блестящую (для буржуазии) политическую комбинацию, которую в 19 г. разыграли Ленин и Стиннес в своем знаменитом соглашении.


1 ) Большинство из них, взятых авторами из архива От. Труда Петроградского Совета, было ранее опубликовано Шляпниковым во II части "1917 года".

стр. 173

Приходится сожалеть, что авторы сборника недостаточно четко подчеркнули отношение меньшевиков к восьмичасовой кампании. Составители не поместили ни знаменитой статьи в "Рабочей Газете" против 8-мичасового рабочего дня, ни открытого письма П. Маслова к Советам (письма, перепечатанного во многих провинциальных советских "Известиях").

Только под стихийным давлением рабочих масс, при своеобразном нейтралитете Совета, при сопротивлении меньшевиков, удалось добиться сначала в Питере, полутора неделями позже и в Москве, установления одного из великих завоеваний революции - восьмичасового рабочего дня. Но завоевания восьми часов в столицах оказалось лозунгом и для всего российского пролетариата1 ). Из города в город перекатывалась волна требований восьмичасового дня, и скоро вся провинция оказалась захлестнутой борьбой рабочих масс за восьмичасовой рабочий день. Борьба эта приняла точно такие же формы, как и в центрах - стихийное давление массы, противодействие меньшевиков, первоначальный нейтралитет советов.

И. К. Петроградского С. Р. Д. отнесся отрицательно к перенесению борьбы в провинцию и в ответ на многочисленные запросы еще 22-го марта, т. -е. через две недели после установления восьми часов в Питере, советовал ждать разрабатывающегося законопроекта. Такую же позицию заняли и местные Советы - почти все они высказываются "принципиально" за восьмичасовой рабочий день, но советуют разрозненно не выступать, не об'являть забастовок, сдавать все требования предпринимателям, которые последними не принимаются, в Совет и ждать либо соглашения Совета с предпринимателями, либо соответствующего закона. Если бы рабочие следовали этой тактике, они не дождались бы, по всей вероятности, ни закона (он, впрочем, и появился кажется только после 25-го октября), ни соглашения с промышленниками, ни декретирования восьмичасового рабочего дня местными Советами.

Остановимся для иллюстрации на некоторых крупных провинциальных Советах. Возьмем, напр., Нижегородский. В начале Совет, как и большинства остальных, не думал о немедленном введении восьмичасового рабочего дня. Так, на заседании Пленума Совета 11 марта в единогласно принятой резолюции. Совет, перечислив в ряду других экономических требований и восьмичасовой рабочий день, однако, далее говорит: "В виду того, что эти требования могут быть проведены в жизнь лишь с помощью сильных организаций, С. Р. Д. призывает к немедленному созданию профессиональных союзов" (Известия Нижегородского С. Р. Д. N 2 от 14-го марта). До этого же Совет предлагает направлять к нему все требования к предпринимателям и не об'являть забастовки без ведома и согласия С. Р. Д. Попытки соглашения с местной предпринимательской организацией ни к чему не привели. Предприниматели признали введение 8-мичасового рабочего дня "государственным преступлением" и жаловались на явочный порядок введения его на некоторых предприятиях. Под давлением стихийного движения рабочих Совет на своем заседании через неделю постановляет: "с 17 марта ввести восьмичасовой рабочий день во всех предприятиях, как частных, так и общественных, и государственных Нижегородской губернии". Это постановление распространилось т. о. и на прилегающий к Нижнему Канавинский район с 30 тысячами рабочих. Любопытно, что некоторые заброшенные Советы мелких городов Нижегородской губернии самостоятельно вводили восьмичасовой день. Так, например, Сосновский Совет информирует Нижегородский о состоявшемся 20 марта "всеобщем" собрании рабочих и кустарей Сосновского района, на котором были произведены выборы первого Совета и состоялось постановление о введении 8-мичасового рабочего дня. Юридическую санкцию, так сказать, это постановление получило на заседании Совета 22-го марта.

На Урале, как и всюду, меньшевики задерживали введение 8-часового дня. На заседании Уральского (по сути дела Пермского) Совета докладчик И. К. - меньшевик, делая доклад о введении 8-мичасового дня "в духе принятого ранее постановления И. К", говорил: "вводить можно его лишь при условии соглашения обеих заинтересованных сторон, т. -е. предпринимателей и рабочих, и при непременном условии, чтобы осуществление 8-мичасового рабочего дня не наносило ущерба производству. Эта чисто предпринимательская резолюция, повидимому, встретила сопротивление2 ). В результате прений была принята следующая резо-


1 ) К сожалению, провинция в сборнике вообще бледно освещена, и в известной мере, по вине составителей, как вследствие недостаточного использования ими и без того бедного фонда провинциальной прессы в АОР'е, так и из-за упомянутого уже нами неиспользования архива иногороднего Отдела.

2 ) Мы пишем: "повидимому", т. к. ни меньшевистская "Пермская Жизнь" (N 38 от 22 марта), ни меньшевистские "Известия Уральского С. Р. и С. Д. (N 3 от 2 апреля) не приводят содержания выступлений, указывая только на наличие

стр. 174

люция: "Уральский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, ставя вопрос о ближайшей социально-экономической политике в зависимости от разрешения его в обще-российском масштабе, постановил обратиться в Центральный Совет Рабочих и Солдатских Депутатов с предложением немедленно добиваться от Временного Правительства введения путем декрета восьмичасового рабочего дня, установления минимума заработной платы и примирительных камер. До этого же Уральский Совет Раб. и Солд. Депутатов призывает товарищей рабочих воздержаться от разрозненных выступлений"

Меньшевикам ненадолго удалось задержать введение восьмичасового рабочего дня. На заводах начинается стихийное движение и еще к концу марта И. К. Уральского (Пермского) Совета в связи с конфликтами на Серебрянском, Салдинском, Надеждинском, Сосьвинском заводах посылает туда своих комиссаров. На ряде заводов - в большинстве казенных - под давлением рабочих: администрация соглашается на введение восьмичасового дня; таковой, например, был установлен на огромном, насчитывавшем до 26 тысяч рабочих, Мотовилихинском заводе еще 23 марта. В Екатеринбурге, где большевики преобладали с самого начала, на первом же заседании об'единенного Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, 23 марта, было постановлено ввести 8-мичасовой рабочий день. В Уфе еще 31 марта Совет признает "недопустимым введение восьмичасового рабочего дня явочным порядком в отдельных предприятиях", однако, после окончившихся неудачей двухнедельных переговоров с промышленниками, Исп. К-т Совета поручает 13 апреля в трехдневный срок выработать формы проведения восьмичасового дня без соглашения с промышленниками. На Областном Уральском С'езде Советов 15 - 17 апреля докладчик-меньшевик еще резко высказывался против демагогии, которая призывает к немедленному введению восьмичасового рабочего дня. Однако И. К. встретил довольно резкую критику с мест в его поведении в проведении восьмичасового дня. Большевистская Лысьма и пермский завод Лесснер даже предложили вынести недоверие Исполнительному Комитету Уральского Совета. Последнее хотя и было значительным большинством отклонено (при воздержании трети с'езда), но соглашательское крыло должно было принять восьмичасовой день. Такова картина войны за восемь часов на Урале.

В Донбассе на конференции делегатов Советов шести крупнейших районов 15 - 17 марта, на котором было представлено около 200 тысяч рабочих, по вопросу о введении восьмичасового рабочего дня была принята следующая резолюция: "Конференция считает, что следует воздержаться от отдельных выступлений, а находит нужным требовать от Временного Правительства немедленного проведения в жизнь восьмичасового рабочего дня во всей стране"1 ).

В Харькове крупнейшие предприятия - заводы ВЭК'а, Харьковский Паровозостроительный, Гельферих-Саде - вводят явочным порядком восьмичасовой рабочий день. Совет, вначале бывший против восьмичасового дня, затем вынужден был санкционировать его. Почти всюду мы видим, таким образом, одну и ту же картину. Всюду одинаковая последовательность - стихийные выступления рабочих при неодобрительном отношении к ним Советов; переговоры Совета и предпринимателей; декретирование Советом восьмичасового рабочего дня при отказе пойти на соглашение. Конец марта и апрель месяц весь заполнен этой борьбой. Во многих местах предприниматели пошли на уступки (Саратов, Самара Ярославль, Одесса, Симферополь, Баку), и восьмичасовой рабочий день явился следствием соглашения сторон, но очень часто восьмичасовой рабочий день декретировался постановлением Совета, вопреки предпринимателям, так было, например, в Казани, Омске, Смоленске, Иванове, Костроме, Харькове, Череповце, Борисове и др. местах. Но всюду - начиная с уже упомянутой статьи в "Рабочей Газете", вызвавшей хвалебные отзывы "Биржевки" и "Речи" - всюду меньшевики старательно отделяли экономику от политики, всюду выдвигали на первый план "демократию", полагая, вслед за своим учителем Каутским, что материальные интересы рабочих не стоят того, чтобы за них вести ожесточенную борьбу.

К сожалению, повторяем, именно этот момент - отношение меньшевиков к развернувшейся большой битве за восьмичасовой день - совершенно не отмечен ни в документах сборника, ни в комментариях составителей.

Завоевание восьмичасового рабочего дня имело огромные, неисчислимые последствия. Это была большая победа. Из 2218 тысяч рабочих по предприятиям, подчиненным фабричной и горной инспекции, в 1913 году работало восемь часов


оживленных требований. О характере прений можно судить по тому, что принятая "резолюция была значительно более радикальной, чем доклад.

1 ) Папка листовок 1917 г, в АОР'е. Листовка "Резолюции Бахмутской Конференции делегатов С. Р. и С. Д. 6-ти районов Донецкого Бассейна".

стр. 175

только 199 тысяч, т. -е. всего 9%, зато 1351 тысяча рабочих работало 10 часов и выше1 ). Но помимо этих групп рабочих, были и огромные слои других, которых непосредственно касался восьмичасовой день, - достаточно упомянуть о сотнях тысяч рабочих, занятых на транспорте.

Самые отсталые слои в самых глухих районах, оказались втянутыми в "восьмичасовую кампанию" 1917 года. А выигранная кампания не только втянула, но и закрепила миллионные массы за революцией.

Попутно, в процессе проведения восьмичасового рабочего дня, пролетариату России и его партии пришлось провести огромную раз'яснительную кампанию. В течение двух-трех недель, изо дня в день буржуазная пресса, к тому времени еще огромной силы аппарат давления на общественное мнение и формирования последнего, натравливала армию на рабочих. Было пущено в ход все, начиная от подложных резолюций воинских частей и выдуманных антирабочих демонстраций, кончая спекуляцией на мелко-собственнических инстинктах крестьянина.

Эта карта буржуазии была бита. В сборнике документов этой неудачной попытке буржуазной контр-революции посвящена целая глава (IV).

Чтобы покончить с восьмичасовой кампанией, нам остается сказать еще несколько слов. Как широко ни развернулось - а оно развернулось неслыханно широко - рабочее движение, все же оставались еще многие группы, которые не сумели отвоевать себе восьмичасовой день. К таким раньше всего принадлежали рабочие мелких, кустарных и ремесленных предприятий. Значительно позже был введен восьмичасовой рабочий день и в небольших непромышленных городах глухих районов, особенно на окраинах. Введение восьмичасового рабочего дня затягивалось, например, даже в таких сравнительно не отдаленных районах, как Мальцевские заводы.

Следующие три главы (V-VII) посвящены возникновению рабочих организаций, борьбе с ними предпринимателей и защите рабочими своих организаций. Довольно полно и хорошо подобранный материал дает ясное представление об этих темах. Но на одном вопросе мы считаем необходимым остановиться более подробно. Это - на вопросе о влиянии и взаимодействии Советов и профессиональных организаций в тот период. Составители недостаточно подчеркнули тот факт, что первое время руководство экономической борьбой было целиком в руках Совета, но и позже, в момент; когда уже были налицо крепкие профессиональные организации, Совет очень энергично и в самых разнообразных формах вмешивался в экономическую борьбу пролетариата. Об этом составители только глухо упоминают. В комментариях в одной из глав, авторы пишут: "В первые месяцы революции союзы были ещё слабы и плохо организованы. В это время параллельно с союзами, а частью заменяя их, действовали Советы Рабочих Депутатов и их отделы Труда... В производствах, особенно в мелких, отдаленных и трудно поддающихся организации предприятиях, где профессиональных союзов еще не было, Советы энергично содействовали их организации"2 ). Это верно, но это еще не все. Основное заключалось не только в том, что Совет, иногда заменяя профсоюз, руководил экономической борьбой и содействовал организации профсоюзов в отдаленных районах. Содействие свое Совет оказывал не только в отдаленных районах, но буквально всюду. Даже самый созыв III Всероссийской Конференции профсоюзов состоялся, в известной мере по инициативе Советов - так Всероссийское Совещание Советов по докладу своей рабочей секции поручило постановить Отделу Труда Петроградского Совета совместно с Петроградским и Московским Центральным Бюро профессиональных союзов созыва этой конференции.

Не в том также и основное, что первое время Совет вел экономическую борьбу вместо профсоюзов3 ).


1 ) Статистический сборник 1913 - 1917 гг., Труды ЦСУ, том VII, выпуск первый, изд. 1921 г.

2 ) 86 - 87 стр. сборника.

3 ) В самом начале революции исключительно Совет вел экономическую борьбу и концентрировал полностью в своих руках руководство ею. Вот, для примера, план экономической борьбы, намеченный Нижегородским Советом Рабочих Депутатом на пленуме 18 марта. На каждом предприятии, согласно решению пленума Совета, избирается завком, куда обязательно входят члены С. Р. Д., от данного предприятия. Заводской комитет вырабатывает требования и после утверждения их на обще-заводском собрании пред'являет их администрации, посылая копию Совету. В случае несогласия администрации, завком, не об'являя забастовки, обращается к Совету Рабочих Депутатов ("Известия Нижегородского С. Р. Д. N 4 от 24 марта). В плане, как видно, нет ни слова о профсоюзах. Таких примеров можно привести очень много.

стр. 176

Главное заключается, по нашему мнению, в том, что рабочая масса, даже шедшая за меньшевиками и эсерами, видела в Советах не просто классовую организацию, а классовые органы власти, и всякий раз, когда по ее мнению, забастовка начинала выходить из сферы "чистой политики", либо когда желала извлечь забастовку из этой сферы, рабочая масса давила на Совет, требуя его вмешательства. Вмешательство Совета принимало самые разнообразные формы, и это вмешательство происходило не потому, что не было еще союзов, либо существовавшие союзы были еще слабы, не потому также, что вследствие неурегулированности отношений Советов и профсоюзов существовал параллелизм, а потому, что этого требовала рабочая масса, потому, что в Советах массы видели "верховную инстанцию", имевшую реальную возможность, а потому и обязанную изменить соотношение, которое складывалось между отдельными группами предпринимателей. Здесь мы снова видим то же самое переплетение экономики и политики, переплетение, которое является основным законом рабочего движения как в 1905 г., так и в 1917 г. В 1917 г. переплетение проявилось только в значительно более многообразной форме, оказалось более глубоким, более богатым всякими осложняющими моментами, более, мы бы сказали, переплетенными.

Мы приведем несколько примеров. Вот что мы, например, читаем в "Известиях Костромского СРД" N 13 от 22 марта. На фанерном заводе из-за предстоящего капитального ремонта был об'явлен временный расчет. Рабочие обратились с протестом к Совету. На заседании Совета Рабочих Депутатов 19 марта Совет постановил: "Поручить Исполн. Комитету с товарищами из фанерного завода выработать определенные меры для урегулирования вопроса и предложить фанерному заводу их исполнить, сообщив ему, что в противном случае придется считаться не с рабочими своего завода, а со всем Советом Рабочих Депутатов". Исп. Комитет немедленно же, не дожидаясь ответа от владельца, делегирует своих уполномоченных для осмотра котлов, предназначенных к ремонту. Факт, несомненно, очень колоритный. Здесь не просто руководство Советом экономической борьбой рабочих, здесь Совет выступает не как сторона, а как власть; вмешивающаяся в "святая святых" капиталиста, в административный и производственный механизм предприятия. Вот другой факт: в Москве администрация фабрики искусственного шелка "Вискоза" пыталась остановить предприятие, мотивируя отсутствием топлива, сырья и т. д. Завком выяснил, что последнее имеется в достаточном количестве, и тогда Мытищенский Районный Совет берет фабрику под свой контроль1 ). В "Известиях Одесского С. Р. Д." N 107 от 13 августа мы читаем в заметке "В президиуме" следующее сообщение: "Красная гвардия и Отдел Труда С. Р. Д. делают заявление о том, что магазин цветов бр. Брун, об'явленный Союзом Приказчиков и президиумом СРД под бойкотом за об'явленный локаут служащим, функционирует теперь при помощи штрейкбрехеров. Решено поручить Отделу Труда и Красной Гвардии принять против штрейкбрехеров все меры, имеющиеся в распоряжении С. Р. Д.". Не нужно забывать, что столь своеобразные формы "экономической" борьбы применял небольшевистский Совет после июльских дней и до корниловщины. После корниловщины прямое вмешательство Совета, как органа пролетарской власти, в экономические конфликты между рабочими и хозяевами встречается десятками на каждом шагу, почти в любой стачке города. Тогда вмешательство красной гвардии, аресты администрации, прямые приказы Совета о выполнении требований стачечников являются совершенно обыденными явлениями, и составители сборника приводят много таких документов. Но мы приводим факты; (которые понятно; можно во много раз умножить) относящиеся как раз к другому периоду - периоду, когда разграничение профессиональной и политической борьбы должно было быть наибольшим.

Еще более любопытно было переплетение экономической и политической борьбы в таких районах, как Донбасс и. Урал. Здесь строительство профсоюзов началось очень поздно. В Донбассе, например, организация масс в профсоюзы начинается собственно только перед самым октябрьским переворотом. Здесь, благодаря разбросанности предприятий, отдаленности их от городских поселений, на каждом отдельном заводе либо руднике возникали вполне самостоятельные Советы. Совет же занимался и милицией, и продовольственными делами, руководил, большей частью, обывательскими и общественными комитетами, возникавшими в рабочих поселках по примеру крупных центров, и на ряду с этим руководил всей экономической борьбой. Здесь-то мы и наблюдаем чрезвычайно любопытное явление - в лице Совета и его комиссий мы имеем организацию, выполняющую одновременно и функции политического представительства рабочих, их экономической защиты, культурного их обслуживания и т. д. Здесь совершенно невозможно было раз'единить политическую деятельность Совета от


1 ) Известия Моск. Сов. Рабочих Депутатов N 84 от 13 июня. Стенограмма заседания С. Р. Д. от 6 июня.

стр. 177

профессиональной, да и сам Совет мало об этом заботился1 ). В результате мы имеем весьма оригинальное явление, когда один и тот же Совет пред'являл в качестве профессиональной организации требования об улучшении материального положения рабочих и в качестве уже собственного Совета, т. -е. организации политической, арестовывал предпринимателя либо директора за невыполнение этих требований. В Донбассе, где влияние соглашателей было в течение долгого времени преобладающим, какой-либо меньшевистский, либо эсеровский Совет весьма усердно арестовывал администрацию за невыполнение экономических требований, им же пред'явленных. С подобного рода арестами мы встречаемся в Донбассе еще в мае 1917 г.

Но в Донбассе и профессиональная организованность и, особенно, политическая сознательность была меньшей, чем на Урале, и описываемые явления проявлялись далеко не в столь резкой форме, как на большевистском Урале.

Здесь в экономической борьбе и особенно в деятельности Совета мы наблюдаем гораздо большее участие партийных организаций, большее воздействие их на Советы и на ход рабочего движения, и потому самые формы последнего отличаются большей ясностью, находятся на более высокой ступени. Мы приведем здесь три выдержки из документов, относящихся к трем крупнейшим уральским заводам - Богословскому, Надеждинскому, Мотовилихинскому.

Вот, например, каково было положение дел в Богословском заводе:

"В Богословском заводе 9 марта образовался Совет депутатов рабочих и служащих, который на первом же собрании выделил из среды своей депутатов в продовольственную комиссию и комитет общественной безопасности, передав этим двум организациям ведение делами, первому - продовольствия, второму - общественной безопасности, оставив в своих руках лишь по этим вопросам наблюдательно-контролирующую позицию, и, выделив Исп. Комитет, Совет занялся делами чисто демократического органа". "В последних своих заседаниях Исп. Комитет приступил к рассмотрению поступающих просьб рабочих об улучшении их быта. Для проверки подобного рода просьб, из среды комитета была выбрана наблюдательная комиссия. А 20 с/м письмом за N 17 Совет рабочих и служащих через Исп. Комитет предложил директору медного завода, в брикетно-коксовом цехе с 1 апреля ввести вместо двенадцатичасового восьмичасовой рабочий день. Этого же числа письмом на имя управляющего за N 18 предложено заводоуправлению в самом непродолжительном времени улучшить положение рабочих, повысив соответственно заработок и создав лучшие гигиенические условия. Кроме того, предложено в тех цехах, где то требуется условиями работы, выдавать рукавицы и прочие предохранительные средства. Предлагая заводоуправлению улучшить положение работы, Совет Рабочих депутатов и служащих воздержался от указания размера минимального заработка рабочего, сознательно имея в виду собрать для этого материал на местах, путем цеховых собраний. Материал этот был 22-го числа собран, и на основании его составлены 23 числа следующие расценки труда, имеющие быть предложенными управлению: рабочие, принадлежащие к I группе чернорабочие - от 3 до 4 рублей, к II группе - от 4 до 6 рублей, III - от 6 до 10 рублей. Женщины, если они несут одинаковые работы наравне с мужчинами, подростки - от 1 до 3 рублей в день..."2 ).

На Надеждинском заводе однородные явления: "Исп. Комитет Совета Рабочих и Солдатских Депутатов постановил вызвать 31 марта директора - гражданина Постникова и пред'явить ему расценки ново-снарядного, доменного и крупно-сортного цехов. Потребовать у него категорического заявления о согласии или несогласии на пред'явленные к нему расценки. В случае отговорки, что у него нет полномочия, дать ему срок 24 часа на получение таковых из Петрограда. По прошествии этого срока, Совет Рабочих и Солд. Депутатов об'являет рабочим о результате переговоров с директором завода и ту меру, которую необходимо предпринять. Мера эта состоит в просмотре заводских книг, и если по проверке последних окажется, что пред'явленные расценки лишь только уменьшат прибыль акционеров, то потребовать немедленного их утверждения. В случае же отказа телеграфно вызвать представителя Петроградского С. Р. и С. Д. и представителя Временного Правительства, с которыми и разобрать дело"3 ).


1 ) Очень интересная выдержка из "Торгово-Промышленной Газеты" приведена в сборнике на стр. 242 - 243.

2 ) Доклад представителя Богословского С. Р. Д. Взят из протокола совещания Исп. Комиссии Комитета Обществ. Безопасности Надеждинского завода с представителями мест от 25 марта. А. О. Р. Ф. XXX сер. Д. 18 N 100.

3 ) Протокол заседания Исп. Комитета Совета Рабочих и Солдатских Депутатов Надеждинского завода от 30 марта пункт 6. Взят из фонда ЦИК'а I созыва, архив иногороднего Отдела, папка N 100.

стр. 178

На всех заводах мы наблюдаем одинаковую картину. Советы не только представительствуют рабочих, не только об'единяют их и выставляют от их имени требования, но они командуют предприятием, предписывают администрации в определенных цехах вводить определенный рабочий день, устанавливают расценки и минимум рабочей платы, регулируют отпуска рабочих, самочинно берут на себя право приема и увольнения рабочих, следят за поднятием производительности, за прогулами рабочих и т. д. - одним словом, Советы являются властью.

Вмешательство пролетариата в производственный механизм происходило с первых же дней революции. Особенно ярко сказалось это вмешательство на казенных заводах, где в большинстве случаев администрация в первые дни разбежалась и рабочие взялись сами за управление производством. По преимуществу на казенных же заводах началась и смена администрации. Так в Питере уже в первые дни на заводах Трубочном, Франко-Русском, Адмиралтейском, Гребном порту, на Сестрорецком оружейном, на орудийном, патронном и т. д. была удалена, целиком либо частью, старая администрация. В течение создавшегося "переходного" периода, заводские комитеты приобрели известные права контроля и вмешательства в управление. Происходившая в апреле конференция заводских комитетов государственных предприятий Петрограда легализовала известным образом это положение, выработав устав заводских комитетов, по которому завкомам принадлежит право отвода администрации, нормировка рабочего времени и зарплаты и увольнение служащих.

Смена администрации - картина в первые недели революции обычная для самых различных районов. Она происходила на Урале (Мотовилиха, Богословский район, Сергинско-Уфалейские заводы, Сосьвинский район и т. д.); несколько позже в Донбассе, где к июню война против администрации приняла очень широкие размеры, в Казани (Крестовниковская фабрика, Казанский пороховой завод), на Мальцовских заводах, где Советами для создания "промышленного мира" был арестован ряд лиц административного персонала и т. д.

На некоторых предприятиях происходили самые забавные сцены - высший административный персонал боялся рабочих до того, что убегал при первом известии о перевороте, и рабочим приходилось принимать насильственные меры не к тому, чтобы свергать фабричное начальство, а к тому, чтобы удержать технических руководителей. Вот, например, что мы читаем в "Известиях Уральского СРД" N 6: на Баранчинском заводе "с первых дней революции администрация завода до того перепугалась случившимися событиями, что все администраторы вместе с управлением покинули свои посты и даже сняли охрану завода. Рабочие же все оставались на своих местах, устроили общее собрание и принудительным порядком заставили администрацию занять свои покинутые посты" (из докладов с мест на рабочей секции Уральского С'езда Советов).

Насколько велико было движение в сторону обновления администрации на местах, видно из того, что по некоторым данным из 77 случаев рабочих волнений, зарегистрированных за март и апрель - 64, т. -е. более 80%, относятся к удалению администрации.

Но это были, естественно, только первые шаги. Вслед за удалением наиболее нетерпимых из фабрично-заводского командного состава началась борьба за контроль над производством. В этой войне главнейшую роль играют заводские комитеты.

Заводские комитеты с первых же месяцев следили за ходом производства вообще, особенно за тем, чтобы предприниматели под тем либо иным вымышленным предлогом не закрывали предприятий и не дезорганизовали хозяйственной жизни страны. Мы приведем несколько иллюстраций такого вмешательства рабочих в первые же месяцы. Так, в Нижнем, по сообщению "Известий Нижегородского С. Р. Д." N 6 от 9 апреля, заводский комитет завода Доброва-Набгольц выяснил, что заводоуправление сознательно не доставляло кирпичей, отсутствие которых угрожало остановкой некоторым цехам. Заводский комитет, во избежание остановки цехов, сам принял меры и достал кирпич. Вот другое аналогичное сообщение. На заседании Московского СРД от 19 марта представитель трамвайных служащих Миусского парка сообщил, что рабочие и служащие парка выбрали ревизионную комиссию специально для вопроса о сокращении движения. Выяснилось, что нарочно загонялись на запасный путь вагоны, требующий незначительной починки. После ревизии количество вагонов в движении увеличилось с 60 до 1001 ). На Казанском пороховом заводе, где работало свыше 9.000 человек, завком с самого начала присваивает себе функции контрольного органа, но мало-по-малу он забирается и в управленческую сферу, и начинает попросту отдавать приказания. Завком с первых же дней берет на себя охрану завода, преобразовывает


1 ) "Известия Московского СРД", N 16 от 21 марта.

стр. 179

заводскую милицию и руководит ею, увольняет трех нежелательных ему чиновников, постановляет платить беременным полностью за 4 недели до и после родов, вводит с 15-го апреля шестичасовой рабочий день в ряде вредных отделений. 23 мая завком постановляет произвести переоценку квартирной платы чиновников, отобрать у них во всеобщее пользование бани, отбирает затем дворников у чиновников, 19 мая постановляет обеспечить пенсионеров и т. д.1 ). Пределы компетенции завкома, как видно, весьма широки; описанные явления далеко не единичны.

На целом ряде заводов на Урале - преимущественно в крупнейших предприятиях области: на Лысовенском заводе, Невьянском, Верх-Исетске, Надеждинске, на Сормовском, Коломенском заводах и др. - создаются специальные контрольные комиссии. Как показывает самое название их, это были специальные органы завкома для наблюдения и воздействия на ход производства. Что являлось непосредственной причиной организации контрольных комиссий, лучше всего показывают следующие две телеграммы от коломенских рабочих своему представителю на Всероссийском С'езде Советов. Первая телеграмма от 5 июня следующая:

"Товарищи депутаты. Привет вам от Коломенского Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов. Доводим до вашего сведения, заводоуправление Коломенских заводов расторгает договор, заключенный рабочими с заводоуправлением при участии члена Думы Ржевского. Заявляем вам о том, что вы стоите перед неизбежным фактом организации производства и распределения. Уделите этому вопросу больше внимания на вашем с'езде и дайте руководящие начала в этой области. Мы образуем контрольную комиссию". Вторая телеграмма от 18 июня уже гораздо более решительная по тону и адресована Петроградскому Совету. "Мы создали контрольную комиссию, которой отказывают открыть книги доходности заводов. Стоим перед закрытием завода, грозные последствия, действуйте решительно"2 ).

Чаще всего такие контрольные комиссии организовывались, как мера самообороны рабочих в целях предотвращения подготовляемого закрытия предприятий. Очень хорошо это видно из истории контрольной комиссии завода Лангезинена и конфликта на заводе3 ). Но, организовав контрольную комиссию, хотя бы и в качестве оборонительного пункта, рабочие вынуждались логикой положения врываться очень далеко вглубь в институт частной собственности. От проверки наличия необходимого для продолжения работ топлива и сырья, они подходили к возможности добыть последнее, а отсюда неизбежно переходили к вопросу о финансовом состоянии предприятия, к его кассе. Вместе с тем завкомы являлись наиболее сильным препятствием на пути к закрытию предприятий. Если предприятия все же закрывались владельцами, завкомы обращались в совет, непрерывно напоминали последнему о необходимости возобновления работ, организовывали самостоятельные делегации в правительственные учреждения, в министерства, и, чем дальше, тем чаще, сами принимали на себя ведение дел закрытых администрацией предприятий.

В ряде мест завкомам принадлежала "вся власть" на предприятиях, административный персонал стушевывался, играл подчиненную роль. Такое положение было, напр., на Шлиссельбургском пороховом заводе, на механическом в Петербурге, на Франко-Русском4 ), на Раменской мануфактуре, где завком являлся властью не только на фабрике, но и во всем уезде.

Вмешательство рабочих в производственное управление, захват рабочими организациями контрольных, а кое-где и административных функций, - очень интересный процесс, к сожалению, совершенно не подвергнувшийся изучению.


1 ) Данные о действиях завкома Казанского Порохового завода взяты нами из выдержек из архивов этого завода. Последние приведены в книге Бочкова "Хроника Октябрьской революции 1917 года в Казани".

2 ) А. О. Р. Ф. XXX, архив иногороднего отдела.

3 ) См. протоколы Петроградского Совета. Заседание Бюро ЦИК'а 5 июня, стр. 272.

4 ) Каково было положение вещей на этом заводе, показывает обращение директора завода в Исп. Комитет С. Р. и С. Д. 30 мая. В этом обращении он говорит: "Вследствие постановлений рабочих я не имею возможности ни произвести сокращения штата рабочих, ни даже повлиять на введение работы в нормальное русло, а занимаюсь лишь изысканием средств для удовлетворения претензий... Прошу срочно и не позже 15 июня принять весь завод с его активом и пассивом в распоряжение правительства, при чем, т. к. общество Франко-Русских заводов иностранное - французское, о передаче заводов и охране интересов их доверителей с сим мною сообщено французскому послу". А. О. Р. Ф. XXX, Отдел Труда N 4.

стр. 180

Наиболее полное представление о размерах, формах и характере овладения рабочими фабрикой можно было получить, только внимательно изучив архивы ряда предприятий за 1917 год. Не только этой работы, но даже попыток в этом направлении, насколько нам известно, никто не производил. Недостаточное освещение этой стороны рабочего движения в сборнике отнюдь не является виной составителей его1 ).

Если попытаться схематически наметить процесс своеобразного перерастания экономической борьбы рабочих масс в политическую, то, можно сказать, что борьба началась с восьмичасового рабочего дня, перешла к борьбе за повышение жизненного уровня масс и установление минимума зарплаты. Здесь борьба оказалась более ожесточенной, чем в восьмичасовой кампании, далеко не всегда сдерживалась в рамках официальных организаций, вызвала гораздо большее сопротивление предпринимателей. И тактика последних, и тактика меньшевиков, стоявших во главе рабочих организаций, заключались в том, чтобы возможно дольше удерживать рабочих от стачек, передавать конфликты на разрешение от одной согласительной инстанции к следующей. Конец апреля, май, первая половина июня - время, когда больше всего возникало конфликтов. Попытки уладить их в примирительных камерах - начиная от местной и кончая всероссийской - министерством труда обычно никакого успеха не имели. Предприниматели отказывались от выполнения постановлений третейского суда, вынесенных не в их пользу. Там же, где удавалось добиться соглашения, последнее через некоторое, непродолжительное время аннулировалось ростом дороговизны. Начиная с июня в крупнейших центрах и в важнейших отраслях промышленности развертывается острая стачечная борьба (в сборнике этой борьбе посвящены две большие и очень хорошие главы - X и XI. К сожалению, даже не упомянуты крупнейшие: Сормовская забастовка, стачка нефтепромышленных рабочих в Баку, стачка в Волжском речном бассейне). Основное содержание стачечной борьбы - тариф, но на ряду с этим борьба шла и за улучшение санитарного состояния предприятия, за сокращение рабочего дня перед праздниками, за право фабзавкомов, особенно за право приема и увольнения рабочих через фабзавком, борьба за оплату депутатов и т. д.

Всякую уступку предприниматели при первой возможности брали назад, прибегая иногда к самым остроумным способам. Так, на Большой Ярославской мануфактуре, где было занято свыше 11 тысяч рабочих, администрация, вынужденная пойти на увеличение расценок, компенсировала себя немедленным повышением цен на фабричном лабазе. В среднем она увеличила цены на 450%, между тем, как повышение заработной платы рабочих было значительно меньшим2 ).

Борьба принимала исключительно нервный и напряженный характер (между прочим, обострение стачечной борьбы, рост конфликтов, невозможность разрешить их нормальными методами - все это обстоятельства, сыгравшие исключительную роль в создании той напряженной обстановки "революционного нетерпения" перед июльскими днями, какая создалась в рабочих районах Питера и других местах. Выступление огромной сорокатысячной массы путиловских рабочих прямо было связано с экономическими конфликтами). Предприниматели попытались пустить в ход сильнейшее свое оружие - локаут. Рабочие массы, против этой попытки, в качестве ответной меры повели борьбу за рабочий контроль. Последнее неизбежно толкало рабочий класс России к проблеме организации производства в общегосударственном масштабе, к проблеме завоевания и организации государственной власти.

Конечно, требование рабочего контроля не возникло только лишь, как реакция на локаут. Это требование было популярно в массе с первых же дней. Острая тарифная борьба, в основном вращавшаяся вокруг установления минимума, сильно способствовала усилению этого лозунга среди рабочих. В листовке, выпу-


1 ) Также недостаточно освещен и также не по вине составителей - захват предприятий, происходивший повсеместно в России за последние два месяца перед ноябрьским переворотом. В этой музыке весьма, впрочем, неприятной для определенного класса - первую скрипку играли большевики. Они-то и были первыми захватчиками. Но их целиком поддерживала беспартийная рабочая масса. Не только большевики становились захватчиками, но и захватчики становились большевиками.

2 ) Наибольшее повышение последовало на наиболее необходимые продукты: хлеб вместо 2 1/2 коп. продавался по 10, говядина вместо 20 и 25 коп. по 1 р. 50 к. и 1 р. 65 к., мера картофеля вместо 55 коп. стоила 5 р. Повышение, что и говорить, божеское. Сведения о Ярославской мануфактуре взяты нами из органа Ярославского С. Р. Д. "Труд и Борьба" N 124.

стр. 181

щенной еще в мае Центральным Правлением Петроградского Союза Металлистов: "Ко всем рабочим-металлистам Петрограда и его пригородов" говорится:

"Товарищи, в настоящее время перед всеми сознательными рабочими встали небывало сложные и ответственные задачи. Не успев еще создать прочных, устойчивых классовых организаций, мы вынуждены не только бороться за повышение зарплаты и улучшение общих условий труда, но и приступить к регулированию и контролю производства".1 ) Но только локаут превратил рабочий контроль над производством из лозунга наступательной борьбы в необходимый акт самообороны.

Стачечное движение необходимо перерастало границы экономической борьбы и выходило далеко за ее пределы. Не только выставлялись требования, имевшие Существенно политический эффект, не только наряду с экономическими лозунгами выставляли лозунг перехода власти к советам, но и самые методы борьбы все более превращались в методы борьбы за власть. Захват рабочими отдельных предприятий, организация т. -н. контрольных комиссий, которые вмешивались не только в производственную, но и в коммерческую сторону деятельности предприятия, аресты администрации, удаление ее с предприятий, вмешательство красногвардейских отрядов и рабочих дружин - такие меры были не только и даже не столько мерами борьбы с отдельным предпринимателем, сколько мерами борьбы с буржуазным государством.

К проблеме захвата власти и организации производства пролетариат России подошел вовсе не из абстрактных лозунгов демократии, либо диктатуры. Шаг за шагом подводила жизнь к этому огромные пролетарские массы: учила их науке революционной борьбы.

История завершила весь путь от свержения самодержавия в России до свержения капитала всего в 8 месяцев. Но месяцев, неисчислимо богатых событиями, поворотами, осложнениями, переплетенностью самых различных моментов, разновременностью одних явлений и одновременностью многих. Жизнь оказалась в миллионы раз многограннее, разнообразнее, своеобразнее, чем всякая схема. Самый переход от экономики к политике был отнюдь не простым, а очень сложным, запутанным. Далеко не всегда ясно было, где именно вскрывается та качественная грань, которая отделяет политику от экономики. Но в основном схема остается верной. В течение всего хода рабочего движения 1917 года сохранялась неразрывная связь, переплетение между экономической и политической борьбой пролетариата. Экономическая борьба с самого начала втянула в движение миллионные массы. Она не только была связана, но и неизбежно перерастала в прямую политическую борьбу - самую политическую, какая только может быть - в борьбу за власть.

* * *

Чтобы закончить наши значительно затянувшиеся замечания, остановимся еще на технической, так сказать, стороне сборника. Раньше всего насчет комментариев составителей к отдельным главам. Все они отличаются особенной краткостью. Некоторые комментарии просто превращаются в связные предложения между документами, и иногда совсем неудачные (напр., на стр. 140). Поэтому на ряду с безусловно хорошими вступительными замечаниями к главам (например, к главе XIX) есть и не совсем удачные, организующиеся общими и не всегда правильными утверждениями. Вряд ли можно, к примеру, согласиться с замечаниями, - будто соглашательские партии в провинции гораздо скорее, чем в центре, подорвали к себе всякое доверие! (243 стр.). Это вообще неверно и в особенности неверно для Донбасса. Не совсем верно, будто июльские дни и репрессия побудили массы выбирать большевиков в Совет на место соглашателей. Первое время в провинции - и даже на некоторых предприятиях Питера - была известная деморализация в рабочей среде; о ней хоть вскользь нужно было упомянуть. Странное впечатление производят вступительные замечания к главе VIII. Автор замечаний пишет, что по сообщению "Дело Народа" до 15 марта было послано до 14 тысяч приветственных телеграмм на адрес Совета Врем. Правительства и Госуд. Думы. "Получается - пишет автор - по этой заметке впечатление, что это общее ликование охватило и пролетариат". Автору это явно не нравится и в опровержение он ссылается на то, что в одной из архивных папок, где имеются сотни приветствий на имя Врем. Правительства, почти нет таковых от рабочих организаций. Но автор пишет, что эти приветствия относятся ко второй половине апреля, и понятно, что они ничего не могут говорить о настроениях рабочих в первой половине марта. Что в марте, и не только в первой его половине, даже питерские


1 ) Подчеркнуто нами. Листовка приведена в статье т. Шляпникова в сборнике металлистов "За двадцать лет". В этой статье кстати хорошо показано, как от борьбы за минимум переходим к лозунгу рабочего контроля, перехода власти. - Советам.

стр. 182

пролетарии были охвачены ударом общего ликования - слишком общеизвестно, и автору замечаний следовало бы не опровергать эти факты, да еще таким странным образом, а дать им правильное об'яснение.

Кое-где составители приводят и документы, либо явно не проверенные, либо вообще ничего не говорящие. Такова, например, таблица о количестве профессиональных союзов и численности рабочих в них. Она взята из брошюрки Томского 1920 г. и не сопровождается ни оговорками, ни об'яснениями. По этой таблице получается, что в первой половине 1917 года в Вятской губернии в 65 раз, а в Тамбовской даже в 95 раз было больше профессионально организованных рабочих, чем в Иваново-Вознесенской губернии, где было всего 1 союз с 207(!) рабочими. По той же таблице в Саратовской губернии в первой половине 1917 г. было 24 союза с почти 53 тысячами рабочих, а в Тульской 3 союза с 650 рабочими, в Харьковской губернии в то же время 3 союза с 5,2 тысячами рабочих, а в Киевской 27 союзов с 61,7 тыс. рабочих. Ясно, что в таблице с одними данными просто недоразумение, в других одни цифры относятся к самому началу первого полугодия, другие к концу.

К числу упущений - правда, не из великих, относится и то, что авторы нигде не упомянули о положении труда военно-пленных и инородцев. Военнопленные занимали относительно большое место в рабочей армии - в Донбассе, например; в горной промышленности они составляли по отдельным районам до 25% и выше общего числа рабочих рук, на Урале в горной промышленности военнопленные составляли 21%, а в лесообрабатывающей промышленности выше 40% всех рабочих. На Урале же и в Сибири огромную роль играл ввозной желтый труд. Положение их было очень тяжелым, и после революции местные Советы иногда ничего не могли сделать, и инородческие рабочие обращались с жалобами прямо в центр (в делах иногороднего отдела ЦИК'а имеются, например, такие телеграммы от 8 тысяч китайцев Бодайбинского района). Интересные данные о положении инородцев есть и в докладе по вопросу о труде инородцев в "Известиях Московского С. Р. Д." (N 30).

Другим упущением является то, что совершенно не обрисовано движение (не видно даже, было ли оно) у сахарников, строителей, сельскохозяйственных рабочих. Повидимому, эти категории рабочих не входили в план составителей, но это нужно было оговорить; равно как и то, почему в сборник не включены железнодорожные рабочие.

Кое-где даны не наиболее характерные документы. Так, в главе VIII следовало бы, наряду с резолюциями об условной поддержке Временного Правительства, дать и резолюции предприятий и рабочих митингов против Временного Правительства, призывающих к его свержению. Точно так же нельзя было ограничиваться для иллюстрации отношения рабочих к событиям 20 - 21 апреля выдержками исключительно из документов Московского Совета и московских газет.

Внешне книга издана прилично. Хотя, конечно, встречаются опечатки (напр., на стр. 86, 94, 179, 275), иногда документы перемещены в другой отдел (например, "Положение Совета Общества заводчиков и фабрикантов" и "Декларация промышленников Врем. Правительству 27 мая 1917 г." помещены не в главе "Борьба предпринимателей с рабочими организациями", а в главе "Рабочие в борьбе за право своих организаций"), кое-где крупный шрифт употребляется вместо мелкого и обратно.

Все эти отмеченные нами дефекты и упущения все же являются незначительными. Сборник в общем является ценным и полезным.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-К-ИСТОРИИ-РАБОЧЕГО-ДВИЖЕНИЯ-В-1917-ГОДУ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Бельбек ТахумовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Scientist

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Критика и библиография. Критические статьи. К ИСТОРИИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В 1917 ГОДУ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 16.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-К-ИСТОРИИ-РАБОЧЕГО-ДВИЖЕНИЯ-В-1917-ГОДУ (date of access: 06.08.2020).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
324 views rating
16.06.2014 (2243 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Французская политическая публицистика накануне Великой революции. Ж.-Г. Туре
8 days ago · From Україна Онлайн
Партизаны и подпольщики Дона и Кубани. 1941-1942 гг.
12 days ago · From Україна Онлайн
Ф. Рузвельт и социальное законодательство США
Catalog: Право 
12 days ago · From Україна Онлайн
Согласно физикам XX века некакого времени «самого по себе». Нет времени, которое существовало бы без связи с тем, что происходит в физическом мире. Время всегда и везде выступает не «вообще», а конкретно — в каждом данном физическом явлении оно свое. Это именно то время, которое длится в ходе данного явления в данном месте пространства
Catalog: Физика 
14 days ago · From someone
Торговая конкуренция в Сибири в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Министерство внутренних дел Франции и студенческие волнения 1968 г.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Народно-республиканское движение во Франции и послевоенная европейская интеграция
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Что такое простата?
Catalog: Медицина 
18 days ago · From Україна Онлайн
The monograph explores the current problems of macroeconomic analysis and forecasting using new methods and models. The decisions of problems of transformation of the value of goods in their prices of manufacture, modeling of the expanded reproduction, researches of influence of taxes and inflation on economic growth, etc. are shined. The main paradoxes of post-Keynesian and neoclassical macroeconomic models are explained. A new macroeconomic model of economic growth has been developed, which makes it possible to measure the impact of different types of technological progress on the dynamics of gross domestic product, employment, and inflation. The author has revealed the regularities of economic growth in the USA and Ukraine, which are of practical importance. The prerequisites for accelerating economic growth in Ukraine have been formulated.
Catalog: Экономика 
27 days ago · From Valeriy Kalyuzhnyi

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критика и библиография. Критические статьи. К ИСТОРИИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В 1917 ГОДУ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones