ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-1203

Share with friends in SM
Заглавие статьи История гражданской войны. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ВОЛНЕНИЯ В ЯПОНСКИХ ИНТЕРВЕНТСКИХ ВОЙСКАХ (1918-1922 ГОДЫ)
Автор(ы) А. ШУРЫГИН
Источник Исторический журнал,  № 6, Июнь  1937, C. 64-71

1

Одна из основных причин наших побед над интервентами заключалась в том, что гражданская война - война пролетариата и беднейшего крестьянства в союзе со средним крестьянством против международной и внутренней контрреволюции - проходила при поддержке международного пролетариата.

Империалистические государства, бросившие свои силы для разгрома молодой Советской республики, жестоко просчитались в своих планах. Для капиталистических армий "почва, где совершилась Советская революция, оказалась очень опасной" (Ленин). Несокрушимая сила Советской страны и международная солидарность пролетариата вынудили капиталистические правительства убрать свои войска с советской территории. "Это - наша первая и основная победа, потому что это не только военная и даже вовсе не военная победа, а победа на деле той международной солидарности трудящихся, во имя которой мы всю революцию начинали, указывая на которую, мы говорили, что, как бы много ни пришлось нам испытать, все эти жертвы сторицей окупятся развитием международной революции, которая неизбежна. Это проявилось в том, что в таком деле, где больше всего играют роль самые грубые и материальные факторы, в военном деле, мы победили Антанту тем, что отняли у нее рабочих и крестьян, одетых в солдатские мундиры"1 .

Великая октябрьская социалистическая революция, вызвавшая революционный подъем в странах Запада и Востока, нашла яркое отражение и в революционном движении в интервентских войсках. Из истории гражданской войны нам известен целый ряд фактов, говорящих не только о сочувствии солдат экспедиционных войск Советам, но и об их активной борьбе против интервенции. В процессе гражданской войны в результате поражений, наносимых Красной армией и партизанскими отрядами, а также под влиянием коммунистической агитации и пропаганды отдельные части интервентской армии отказывались воевать против Советов, требовали возвращения на родину. В апреле 1919 года в Черном море французские моряки подняли восстание против интервентской политики французского правительства. Восстания солдат имели место и в английской армии на Севере, в чехословацкой и японской армиях, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Коммунистическая партия уделяла особое внимание работе среди экспедиционных войск. Именно благодаря этой работе удалось сломить интервентов; "путем агитации и пропаганды мы отняли у антанты ее собственные войска..." - писал Ленин.

Капиталистические страны, начав интервенцию против Советской России, развернули среди своих солдат бешеную агитацию против большевиков и советской власти. Офицерство усиленно обрабатывало солдат, внушая им, что они посланы "спасать цивилизацию", спасать Россию от большевиков, якобы несущих гибель всему человечеству. Особенно усиленно все эти белогвардейские бредни распространялись со страниц многочисленных буржуазных газет, выходивших на Дальнем Востоке и обслуживавших преимущественно интервентские войска: японская газета "Владиво-Ниппо", английская "Владивосток-


1 Ленин. Т. XXIV, стр. 595.

стр. 64

Дейли-ньюс", чешская "Дневник чехословака", американская "Здесь и там с 31-м пехотным" и др. Помимо этого среди солдат распространялись различные брошюры, наполненные клеветой на Советскую республику.

Дальневосточная организация большевиков, как и вся партия, вела большую революционную работу среди интервентских войск. В марте 1919 года Всесибирская подпольная конференция РКП(б) с участием представителей Дальневосточной организации в качестве одной из важнейших задач поставила развертывание "агитации среди иностранных военных частей, находящихся в Сибири". В июне Дальневосточный комитет РКП(б) подтвердил это решение, указав местным партийным организациям, что "агитация среди иностранных войск и восточных народов должна занять одно из первых мест в работе организаций"1 .

В связи с трудностями проведения устной агитации упор был взят на письменную. Дальневосточный комитет РКП(б), а также местные партийные организации и отдельные партизанские отряды выпускали специальные обращения, листовки к иностранным солдатам на японском, английском и китайском языках. В листовках партийные организации разъясняли солдатам, кто такие большевики, чьи интересы защищает советская власть, за что борются Красная армия и партизаны. Разоблачая разбойничью политику капиталистических стран, стремящихся задушить пролетарскую революцию, партия призывала солдат прекратить борьбу с рабочими и крестьянами и стать на защиту Советской Республики.

2

Одной из основных сил, участвовавших в интервенции, был японский империализм, стремившийся захватить Советский Дальний Восток от Тихого океана до Байкала.

Для борьбы с Советской Россией японский империализм отправил на Дальний Восток крупные воинские силы. К 1 октября 1918 года, через несколько месяцев после высадки первого японского десанта, число солдат в "японской экспедиционной армии Сибири" было доведено до 73 тысяч человек.

Политико-моральное состояние японской армии, не пережившей всех ужасов мировой империалистической войны, являлось сравнительно благоприятным, с точки зрения японской военщины.

Японская армия, как и всякая капиталистическая армия, являлась классово неоднородной: солдатская масса, в основном, состояла из крестьян, рабочих и мелкой буржуазии, в офицерские же кадры входили главным образом представители дворян, помещиков, буржуазии и кулачества.

Политическая обработка японских солдат была направлена на воспитание в них покорности монарху ("солдат - слуга императора") и на разжигание великодержавного шовинизма. Японское командование внушало солдатам, что Япония является "великой", "избранной" страной, в которую должен войти и Дальневосточный край.

Солдатам прививалось враждебное чувство к большевикам и Советам. В специальных памятках, которыми снабжались солдаты, слово "большевик" являлось синонимом всего отрицательного.

Японская армия тщательно оберегалась от "опасных идей" большевизма. В этих целях практиковалась частая смена войск, находившихся на территории Дальневосточного края. Офицеры устанавливали строжайший контроль над жизнью солдата. Газеты и книги выписывались солдатами только с разрешения офицеров. Письма, посылаемые в Японию и получаемые оттуда, подвергались цензуре. Наряду с этим устанавливался суровый, казарменный режим. В японской экспедиционной армии был создан военный суд, а для поддержания "порядка" в частях к каждой дивизии прикомандировывались роты жандармерии.

Однако, как ни старалась японская военщина оградить своих солдат от "вредных и опасных идей", они проникали в армию и имели там немалое влияние.

После Октябрьской социалистической революции обострение классовой


1 Дальневосточный партархив, ф. 29, оп. 101, д. 2.

стр. 65

борьбы и развитие революционного движения внутри Японии оказывали большое влияние на японскую армию.

По заявлению вождя японской компартии Сен-Катаяма, еще в начале интервенции "рисовые бунты" (август 1918 года) находили отклик "в среде солдат союзного отряда, отправляющегося в Сибирь под командой генерала Отани"1 .

В 1918 году японская компартия еще не оформилась, что значительно облегчило японскому правительству разгром "рисовых бунтов" и организацию интервенции в Сибири.

Но передовые слои японского народа вели активную борьбу против японской интервенции, вся тяжесть которой падала исключительно на плечи рабочих и крестьян (на интервенцию в Дальневосточный край японское правительство затратило свыше одного миллиарда иен).

Исполком социалистической группы Токио и Иокогамы в августе 1918 года заявил решительный протест против похода японского империализма на Советскую страну. В письме к "русским товарищам" говорилось: "В настоящий момент мы с негодованием относимся к посылке нашим правительством войск в Сибирь под тем или иным предлогом. Это, несомненно, послужит препятствием к свободному развитию нашей революции. Мы глубоко сожалеем о том, что не имеем силы предотвратить грозящей Вам со стороны нашего империалистического правительства опасности". Рабочие, обещая вести борьбу против своего правительства и японской интервенции, заявляли: "Вы можете быть вполне уверены, что красное знамя революции будет развеваться по всей Японии в недалеком будущем"2 .

Впоследствии ЦК компартии Японии выпустил воззвание, в котором писал: "С первого момента своего существования партия развертывала массовые выступления под лозунгом "Немедленный отзыв армии из Советской России" и энергично боролась против контрреволюционной войны микадо"3 .

Гражданская война и большевистская агитация способствовали дальнейшему прояснению классового сознания японских солдат.

Подробности о революционном движении в экспедиционных частях на Дальнем Востоке пока похоронены в делах японской жандармерии и в штабах, но, по имеющимся у нас материалам, можно установить многочисленные случаи сочувствия японских солдат большевикам и Советам и активной борьбы японских солдат против интервенции.

3

В годы гражданской войны партизанские отряды, организованные большевиками, играли огромную роль в борьбе с интервентами. Отлично знакомые с местностью и ее особенностями, они наносили неожиданные и ощутительные удары белояпонским войскам. Борьба с партизанами в таежной обстановке, в суровых климатических условиях была крайне тяжелой для японской армии. Беспрерывные налеты партизан изнуряли ее силы. Плохо вооруженные, полуголодные, дальневосточные партизаны били прекрасно вооруженную, сытую японскую регулярную армию.

В чудиновском, юхтинском, павловском, гошском и других боях с японцами дальневосточные партизаны вписали блестящие страницы в историю героической борьбы за Советы, за социализм.

В январе 1919 года партизаны около села Воскресеновки уничтожили японский карательный отряд в 150 человек. 17 февраля 1919 года около заимки Виноградовых, вблизи села Ивановки, амурские партизаны разгромили японский отряд майора Хори, в котором из 500 человек в живых осталось 78. 26 февраля 1919 года в бою под Чудиновкой амурские партизаны целиком уничтожили японский батальон Танака. В этом бою партизаны захватили богатые трофеи: два орудия, два пулемета, около тысячи винтовок, столько же шуб и мундиров, около десяти возов снарядов и патронов, продовольствие и т. д. Крупные потери понесли японцы в юхтинском, гошском и других боях.

В 1919 году в одной Амурской об-


1 Журнал "Пролетарская революция" N 2 - 3 за 1927 год.

2 Газета "Дальневосточные известия" N 156 за 1918 год.

3 "Коммунистический интернационал" N 33 за 1932 год.

стр. 66

ласти японские войска потеряли около 3 тысяч солдат убитыми, ранеными и обмороженными. Дальневосточные партизаны на деле развенчали лживую легенду японской военщины о непобедимости японской армии.

По официальным данным, приведенным в газете "Дзи-дзи", японская армия за годы интервенции потеряла "убитыми свыше 2700 человек и умершими от болезней свыше 800 человек"1 . Эти цифры потерь преуменьшены: на самом деле они были гораздо выше. Японское осведомительное бюро сообщало, что только за год (с августа 1918 года по август 1919 года) от одних болезней умерло 500 солдат и офицеров2 . Большой процент падал на обмороженных и раненых солдат.

Тяжелые условия войны и чуждость ее целей вызывали среди японских солдат недовольство политикой правительства.

К ужасу японской военщины, непрерывно росли число дисциплинарных проступков и количество солдат, заподозренных в большевизме.

По сведениям газеты "Хоци", "число солдат, присужденных военным судом в Сибири к тюремному заключению, все время возрастает, не было еще случая, чтобы пароход, пришедший из Владивостока, не привез нескольких арестованных"3 .

Дальневосточный комитет РКП(б) в 1919 году установил во Владивостоке связь с революционными группами японских солдат. Но незнание японского языка, отсутствие типографского японского шрифта значительно затрудняли ведение агитации. Несмотря на трудности, большевики, находясь в подполье, все же сумели организовать агитационную работу среди японских солдат (в основном эту работу вели корейские коммунисты и партизаны, знающие японский язык). В сводках приморской контрразведки в июле 1919 года отмечалось, что "бывший матрос П. Шевченко (большевик), служащий в артиллерийских мастерских на Чуркине, имеет связь с японскими большевиками. Санитары японского Красного креста бывают у Шевченко и предлагают ему оружие"4 .

В 1919 году городские партийные организации и партизанские штабы Дальневосточного края распространили среди японских солдат ряд листовок. В качестве агитационного момента были использованы случаи расстрелов японских солдат, заподозренных в большевизме.

Военно-полевой штаб 1-го района Рабоче-крестьянской армии Амурской области писал в листовке к японским солдатам: "Товарищи солдаты, японцы, вы обмануты своим монархическим правительством. Вы идете против своих же товарищей крестьян и рабочих... Вы сами, рабочие и крестьяне, работаете на буржуазный класс... Вы сами знаете, что ваши солдаты расстреливали в городе Благовещенске и других местах своих же солдат-японцев - большевиков, которые не хотели идти против и расстреливать российский трудовой народ. Честь и слава вашим товарищам - солдатам-японцам, павшим как честные борцы-социалисты за свободу и трудящийся рабочий класс"5 .

Влияние большевистской агитации среди японских солдат росло с каждым годом. Несмотря на суровый режим в японской армии отдельные солдаты отказывались воевать против Советской республики и переходили к партизанам, как например тов. Сато и др.6 .

В воззвании ЦК компартии Японии указывалось, что "тов. Сато и другие японские товарищи, вступившие в партизанские отряды в Сибири, бесстрашно вели пропаганду и агитацию против войны внутри японской армии и умерли славной смертью, защищая отечество мирового пролетариата. Эти героические подвиги наших това-


1 Цитируется по газете "Красное знамя" N 34 за 1922 год.

2 Газета "Голос родины" N 151 за 1919 год.

3 Цитируется по газете "Дальневосточное обозрение" N 243 за 1919 год.

4 Дальневосточное краевое архивное управление, дело управления Владивостокской городской милиции. 1919 год.

5 Крайархив. Дело комитета обороны 1-го района Амурской области.

6 По словам тов. Губельмана, японский коммунист тов. Сато после перехода к партизанам проводил большую коммунистическую агитацию среди японских солдат экспедиционной армии. Тов. Сато умер и был похоронен 10 декабря 1922 года в Хабаровске.

стр. 67

рищей стимулировали бунты сотен японских солдат (в числе их несколько офицеров), отказавшихся сражаться против Советской России и повернувших штыки против микадо"1 .

После занятия партизанами в феврале 1920 года некоторых городов Дальневосточного края агитация среди японских солдат приобрела широкий размах.

В феврале-марте 1920 года резко выросло число нарушений дисциплины японскими солдатами. В суражевском гарнизоне отдельные группы японских солдат срывали погоны, надевали красные банты и, приходя в партизанский клуб, заявляли, что они воевать с большевиками не хотят.

Газета "Красное знамя" от 19 февраля 1920 года сообщала, что "по линии Уссурийской железной дороги происходит настоящее братание между японскими солдатами и партизанами".

Тов. Постышев в своих воспоминаниях рассказывает о сценах братания японских солдат с партизанами в Хабаровске в феврале-марте 1920 года: "Наши партизаны стали помаленьку "снюхиваться" с японскими солдатами. Вот некоторые картины японо-партизанского братания. Японские солдаты собираются по два, по три человека, стараются сблизиться с нашими партизанами при каждом удобном случае. "Твоя бурсувику?" (т. е. "Ты большевик?") - спрашивает какой-нибудь японец. Наш кивает головой: "Да, бурсувику. Хочешь получить красный бантик? Если ты рабочий или трудящий крестьянин, - говорят наши партизаны, разъясняя смысл жестами, - то и ты бурсувику, получай". Солдат-японец смеется, радостно пожимает руки партизанам, берет бантик и прикалывает его с обратной стороны на подкладку. "Моя не може, моя не може, сердита начарник", - тоже жестами старается об'яснить свои слова японец: японский солдат не может приколоть этот бантик на видное место, так как их носят наши партизаны"2 .

Сношения японских солдат с партизанскими частями являлись серьезной опасностью для японского командования, так как солдаты заражались революционными настроениями.

Февральско-мартовские волнения (1920 год) среди японских солдат на Дальнем Востоке были неразрывно связаны с революционным движением в Японии, где в это время трудящиеся требовали всеобщего избирательного права и прекращения интервенции. Победы Красной армии и партизан усилили среди солдат недовольство интервенцией. В целом ряде японских частей вспыхнули волнения с требованиями отправки солдат на родину.

Председатель Приморского областного комитета РКП(б)3 тов. Губельман сообщал:

"В селе Яковлевка (Приморье) японские солдаты отказались выполнять распоряжения офицеров и вместо себя заставили стоять офицеров на карауле"4 .

Газета "Правда" писала о положении в японских интервентских войсках:

"Патриотический угар японских солдат понемногу улетучивается. Они оказались также подверженными большевистской заразе. Наблюдаются случаи открытого перехода японских солдат на нашу сторону. 13 февраля перешла целая команда японского санитарного поезда. Такие случаи не единичны"5 .

Волнения в японской армии имели место и на территории самой Японии. По сообщению газеты "Майници" от 12 марта 1920 года, в Иокосуке в начале марта группа солдат, недовольная чересчур суровой дисциплиной, ночью ворвалась в квартиру своего начальника, офицера, и избила его.

В феврале 1920 года во Владивостоке происходил ряд арестов среди солдат японской армии, "подозреваемых в большевизме"6 .

Газета "Начало", орган Никольск-


1 Журнал "Коммунистический интернационал" N 33 за 1932 год.

2 П. Постышев "Первый партизанский тунгусский отряд", стр. 32. Дальгиз. 1932.

3 П. Постышев "Первый партизанский тунгусский отряд". Дальгиз. 1920.

4 Дальпартархив. Воспоминания тов. Губельмана.

5 Газета "Правда" от 21 февраля 1920 года.

6 "Народ" N 7 за 1920 год.

стр. 68

Уссурийского ревкома, в конце февраля 1920 года сообщала:

"На Первой речке японским командованием разоружена рота японских солдат вместе с офицерами. Очевидцы передают, что солдаты из разоруженной роты группами по десять человек, со связанными за спину руками, посажены на судно".

Газета "Красное знамя" от 28 февраля 1920 года комментирует этот факт: "Из источников, заслуживающих доверия, нам передают такую версию: "Тяжелые условия и незнание, за что проливается кровь в чужой стране, брожение в самой Японии, связанное с борьбой рабочих за всеобщее избирательное право и улучшение быта, изменили психологию японского солдата и сделали его ум доступным критике. Передают, что рота, о которой пишет "Начало", не исполнила приказа, срезала погоны и надела красные банты. Японцы всех "зараженных большевизмом" концентрируют в Корее".

Очевидно, это же событие нашло свое отражение в отчетных материалах первой амурской областной конференции РКП(б), где указывалось, что "на Первой речке взбунтовалось 500 японских солдат, выкинувших красный флаг".

Факт, описанный в "Красном знамени" от 31 марта 1920 года, также характеризует неустойчивость отдельных частей японской армии. "Нам сообщают, - пишет газета, - что на станции Вира осталось 25 японских солдат, не пожелавших возвратиться в Японию и вышедших из повиновения своему начальству. Японские власти хотели их арестовать, но попытки остались безуспешными".

Волнения среди японских солдат подавлялись самым жестоким образом, и сведения о них всячески скрывались. Известно, что в феврале - марте 1920 года в Спасске и Владивостоке японские солдаты, заподозренные в большевизме, живьем закапывались в землю.

Насколько успешна была большевистская агитация среди японских солдат, можно заключить по требованиям японского командования во время мирных переговоров в марте 1920 года, в которых одним из главных пунктов стояло предложение прекратить коммунистическую пропаганду в японских частях.

Японское командование в этот период разоружило целые части и произвело большую "перегруппировку" в частях: ненадежные части были отправлены в Японию и заменены пехотой, набранной преимущественно из отсталых крестьянских слоев. Эта "перегруппировка" частей позволила японскому командованию организовать провокационное нападение на партизан в городах Приморской области 4 - 5 апреля 1920 года.

После поражения союзнической интервенции японский империализм удерживал за собой Дальний Восток до октября 1922 года, что стоило ему много жертв и денег.

4

Победоносное наступление Красной армии, рост мощи Советской страны, подъем революционного движения внутри Японии и обострение противоречий между Японией и США вынудили Японию прекратить интервенцию.

С 1920 года все с большей силой развивалось движение трудящихся Японии против продолжения интервенции. Это движение находило отражение и в японской армии. Необходимо отметить, что в 1921 - 1922 годах японский империализм вел борьбу с Дальневосточным краем главным образом при помощи остатков колчаковской армии и белых банд: части японской экспедиционной армии в этот период мало участвовали в боевых действиях ввиду деморализации целых батальонов.

После событий 4 - 5 апреля 1920 года дальневосточная большевистская организация еще более усиливает коммунистическую пропаганду среди японских солдат. Для этой цели при Дальбюро ЦК РКП(б) и местных партийных комитетах были созданы иностранные отделы, сыгравшие огромную роль в проведении коммунистической агитации в японских частях.

Например иностранный отдел Амурского областного комитета РКП(б) с 13 мая по 24 июля 1920 года выпустил 44 тысячи экземпляров различных воззваний и листовок на япон-

стр. 69

ском языке, распространявшихся в Приморье и Забайкалье.

Интересно привести названия листовок: 13 мая 1920 года издано "Воззвание по вопросу о цели приезда японских войск на Дальний Восток" - 10 тысяч экземпляров (в том числе для Забайкалья 5 тысяч); "Воззвание к японским солдатам от имени РКП(б)" - 5 тысяч экземпляров (в том числе для Забайкалья 2300); 4 июня 1920 года "От рабочих России" на тему "Кому нужна кровавая война" - 5 тысяч экземпляров (для Забайкалья 2300); 12 июня "О прекращении братоубийственной войны" - 5 тысяч экземпляров (для Забайкалья 2500); 3 июля "Воззвание, раскрывающее обман японской буржуазии" - 6 тысяч экземпляров (для Забайкалья 2500); 14 июля "От трудящихся России", посвященное истории революционного движения в России, - 8 тысяч экземпляров (для Забайкалья 3500); 24 июля "Советское правительство несет освобождение всему трудовому народу" - 5 тысяч экземпляров (для Забайкалья 2300)1 .

Иностранный отдел Приморского областного комитета РКП(б) с мая по июнь 1920 года выпустил следующие брошюры и листовки на японском языке: "Правда о большевиках", "Что такое рабочая партия", "Пауки и мухи", "Сказка о воде".

Была установлена тесная связь с матросами японского флота, через которых успешно распространялась агитационная литература.

Иностранный отдел Дальбюро ЦК РКП(б) за 1920 - 1922 годы выпустил на японском языке "Программу РКП(б)", "Конституцию РСФСР" "и целый ряд брошюр и листовок, разоблачающих политику японского империализма.

Большим успехом среди японских солдат пользовалось воззвание японца Киочи Симбо, бывшего добровольца французского авиоотряда, бежавшего из германского плена в Россию и вступившего в ряды Красной армии. В своем обращении к японским солдатам Киочи Симбо разоблачал политику японского правительства, пытавшегося задушить революцию на Востоке, и призывал японских солдат к борьбе: "Японский солдат, ты уже видишь правду, как тебя обманывают, не будь больше рабом, поверни свое оружие и вместе с японским рабочим направь его против тех, кто твой смертный враг, против микадо, против генералов и капиталистов, рука об руку с пролетариатом всего мира.

Смерть микадо, генералам и капиталистам!

Да здравствует японский рабочий, крестьянин и солдат!

Да здравствует победа всемирного пролетариата над всемирными угнетателями!"2 .

Революционное движение в японской экспедиционной армии имело место на протяжении всего периода японской интервенции, но особенно усилилось оно с 1920 года.

По сведениям газеты "Дальневосточная республика": "В конце марта 1921 г. японскими жандармами был произведен обыск в одном из полков, расположенных во Владивостоке на Второй Речке. При обыске у японских солдат была обнаружена в большом количестве большевистская литература. Попытка жандармов произвести аресты потерпела неудачу. Солдаты, как один, взялись за оружие, и жандармы были вынуждены уйти ни с чем"3 .

Тов. Катаяма в речи, произнесенной им 20 июня 1922 года на заседании Дальбюро ЦК РКП(б), указывал: "Японские пролетарии теперь уже узнали, к чему ведет политика правящих классов, им знаком и зверский разгром японскими императорскими войсками Амурской деревни Ивановки и обречение японским командованием на гибель своего японского гарнизона в Николаевске на Амуре, для создания предлога продолжения интервенции"4 .

Даже по признанию японской печати, положение в японской армии в 1920 - 1922 годах было не особенно благополучным. Газета "Джапан кроникл" в 1920 году сообщала: "Генерал Мимицу говорит, что среди японских солдат в Сибири дисциплина падает


1 Дальпартархив, ф. 16, оп. 17, д. N 35.

2 Крайархив. "Разные бумаги комитета обороны 1-го района Амурской области". 1920.

3 Газета "ДВР" N 79 за 1920 год.

4 Фонд Дальневосточного бюро ЦК РКП(б). 1922 г., д. N 26.

стр. 70

с каждым днем. Солдаты с большим пренебрежением относятся к своим заданиям и ведут себя далеко не превосходно. Подарки, посылаемые прежде японским народом, уменьшали военный бюджет и доставляли солдатам большое утешение. Теперь же сибирская экспедиция слишком непопулярна и японский народ не желает тратить денег для цели, которой не сочувствует. Народ отлично понимает, что война увеличивает долги, которые падают на его плечи. Он также отлично понимает, что это не оборонительная война и народ в ней не заинтересован"1.

На первомайских демонстрациях в Японии (1920 год) японские рабочие требовали прекращения интервенции. В день отправки 11-й японской дивизии в Сибирь на пристани города Такамацу собрались большие толпы народа с требованием не отправлять солдат в Сибирь. Это движение, безусловно, находило отклик в рядах японских солдат.

Одним из примеров большевистского влияния в японских частях является следующий факт: в селе Беклемишево в августе 1920 года частями народно-революционной армии через крестьян производилась закупка табаку и папирос у японцев. "Когда японские солдаты узнали, что крестьяне покупают для большевиков, как они наших бойцов называли, то они послали нам в подарок ящик табаку и папирос, прося крестьян передать нашим солдатам, что японские солдаты драться с большевиками не хотят и чтобы большевики не сердились на японских солдат за прошлое"2 .

Гражданская война оказала огромное политическое влияние на японских солдат и японских трудящихся. В корреспонденции из Токио это влияние характеризуется так: "Прежде слепое отношение к общественному порядку и охраняющему его правительству сменилось отношением критическим, доходящим вплоть до полного признания коммунистических идей. Героическое сопротивление, которое Советская Россия оказывает в течение 3 лет, вызывает в уме даже рядового японца неподдельное восхищение и преклонение перед титаническими усилиями русского трудового народа, гениальными организаторскими способностями его вождя Ленина. Ленин занял в уме японца из ряду вон выходящее положение как первоклассный политик и вождь"3 .

Японский журналист в специальной статье для газеты "Красное знамя" писал о японских солдатах: "Когда они вернулись в свои губернии, то нашли там только прежние поля, больных детей да старых родителей. Там они увидели зажиревших землевладельцев, жаждущих только арендной платы, да ростовщиков, вербующих солдатских сестер и жен в публичные дома в соседние города. На их плечи вместо ранцев и винтовок обрушилась целая куча хлопот и долгов. Теперь они ясно поняли, почему русские крестьяне - партизаны - были так сильны своей идеей: они умирали ради коммунизма"4 .

Гражданская война родила среди японских солдат сотни новых коммунистов, революционеров, поднявшихся на войну против японского империализма, за власть Советов. "Японские солдаты, вернувшиеся из Сибири, дали верное освещение революции, прямым результатом чего было то, что эти солдаты часто становились во главе крестьянского движения"5 , - писал Сен-Катаяма.

Японская военщина создает лживую легенду о непобедимости и монолитности японской армии, о необычайной преданности японского солдата императору.

Революционные волнения, разложение и деморализация японской армии во время интервенции на Дальнем Востоке в 1918 - 1922 годах являются серьезным уроком и грозным предостережением для японской военщины, готовящей захватническую империалистическую войну против Советского союза - социалистического отечества трудящихся всего мира.


1 Цитируем по газете "Красное знамя" N 120 за 1920 год.

2 Газета "ДВР" N 69 за 1921 год.

3 Газета "Голос труда" N 189 за 1920 год.

4 Газета "Красное знамя" N 62 за 1922 год.

5 Журнал "Пролетарская революция" N 2 - 3 за 1927 год.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/История-гражданской-войны-РЕВОЛЮЦИОННЫЕ-ВОЛНЕНИЯ-В-ЯПОНСКИХ-ИНТЕРВЕНТСКИХ-ВОЙСКАХ-1918-1922-ГОДЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Ксения ПетрашкевичContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Kanara

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

История гражданской войны. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ВОЛНЕНИЯ В ЯПОНСКИХ ИНТЕРВЕНТСКИХ ВОЙСКАХ (1918-1922 ГОДЫ) // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 06.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/История-гражданской-войны-РЕВОЛЮЦИОННЫЕ-ВОЛНЕНИЯ-В-ЯПОНСКИХ-ИНТЕРВЕНТСКИХ-ВОЙСКАХ-1918-1922-ГОДЫ (date of access: 09.08.2020).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Офицерство российской армии в годы первой мировой войны
Catalog: История 
5 hours ago · From Україна Онлайн
Представления идеологов либерализма в начале XX в. о государстве
5 hours ago · From Україна Онлайн
В. Ф. Сокульский и история русского маслоделия
Catalog: История 
5 hours ago · From Україна Онлайн
Становление иезуитской миссии в Новой Франции в 1611-1630 гг.
Catalog: История 
5 hours ago · From Україна Онлайн
Французская политическая публицистика накануне Великой революции. Ж.-Г. Туре
11 days ago · From Україна Онлайн
Партизаны и подпольщики Дона и Кубани. 1941-1942 гг.
15 days ago · From Україна Онлайн
Ф. Рузвельт и социальное законодательство США
Catalog: Право 
15 days ago · From Україна Онлайн
Согласно физикам XX века некакого времени «самого по себе». Нет времени, которое существовало бы без связи с тем, что происходит в физическом мире. Время всегда и везде выступает не «вообще», а конкретно — в каждом данном физическом явлении оно свое. Это именно то время, которое длится в ходе данного явления в данном месте пространства
Catalog: Физика 
17 days ago · From someone
Торговая конкуренция в Сибири в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
18 days ago · From Україна Онлайн
Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в.
Catalog: История 
18 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
История гражданской войны. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ВОЛНЕНИЯ В ЯПОНСКИХ ИНТЕРВЕНТСКИХ ВОЙСКАХ (1918-1922 ГОДЫ)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones