ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-1216

Share with friends in SM
Заглавие статьи Новая история. ИНДИЯ НАКАНУНЕ СИПАЙСКОГО ВОССТАНИЯ 1857 ГОДА
Автор(ы) В. МОСКАЛЕВ
Источник Исторический журнал,  № 7, Июль  1937, C. 64-76

Индия является типичной колониальной страной, история порабощения которой отражает, как в зеркале, историю колониального закабаления многомиллионных масс трудящихся Востока.

В 1857 году в Индии вспыхнуло грандиозное национально-освободительное восстание против английского колониального владычества в Индии, против нового слоя феодалов-земиндаров (крупные арендаторы, торговцы, скупщики урожая и т. д.).

Это восстание вошло в историю под названием сипайского, так как авангард восставших состоял из сипайев - наемных солдат англо-индийской армии. Основную массу повстанцев составляли крестьяне. На первых порах к восставшим примкнула и некоторая часть старой индийской феодальной знати, недовольная владычеством Англии, которая, однако, вскоре перешла на сторону англичан, предав восстание. Сипайское восстание охватило несколько миллионов человек и распространилось на значительной части территории Индии (Бенгалия, Бихар, Соединенные провинции и т. д.).

Повстанцы стремились изгнать иноземных захватчиков - англичан - и выступали против помещиков, требуя ликвидации феодальной системы и передачи земли крестьянам.

Английские колонизаторы использовали классовые противоречия в лагере повстанцев и после длительной и ожесточенной борьбы в 1859 году потопили в крови это восстание.

Несмотря на неудачи сипайского восстания крестьяне отдельных областей в Индии в результате этого движения все же добились некоторого, правда, не особенно длительного, улучшения своего положения. Так например в 1859 году в Индии было отменено крепостное право. Прямым следствием сипайского восстания была

стр. 64

окончательная ликвидация династии великих моголов и замена в Индии власти Ост-Индской компании властью английской короны.

1

Сипайское восстание 1857 года органически связано со всей историей колониального захвата Индии британскими колонизаторами, и следовательно, прежде чем рассматривать причины сипайского восстания, необходимо кратко осветить политику Великобритании в Индии и те экономические изменения в стране, результатом которых явилось это восстание.

В начале XVII столетия в Англии возникают первые торговые купеческие организации для торговли с Востоком, в частности с Индией. В этот период в Индии имелись и другие торговые фактории: голландские, португальские и французские. В результате продолжительной торговой борьбы и ожесточенных войн британская Ост-Индская компания вытеснила своих иностранных конкурентов из Индии.

Свою монополию Ост-Индская компания поддерживала прямыми подкупами, начиная от государственных деятелей и кончая английским королем.

Маркс говорил, что "Ост-Индская компания устранила простой народ от торговли с Индией".

"Уже в 1693 г. было установлено парламентскими расследованиями, что ежегодные расходы Ост-индской компании под рубрикой "подарков" влиятельным лицам, редко превышавшие до революции 1200 ф. ст., достигли к тому времени суммы в 90000 ф. ст. Герцог Лидс был обвинен в получении взятки в 5000 ф. ст., а сам добродетельный король был изобличен в получении 10000 ф. ст."1 .

Взятки государственным деятелям, королю, правительственные займы - все это с лихвой покрывалось тем грабежом, который так ярко описан Марксом в "Капитале". Стоит еще раз напомнить эти строки: "...искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги к завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих, - такова была утренняя заря капиталистической эры производства... Варварство и бесстыдные жестокости так называемых христианских рас по отношению ко всяким иноверцам и иноплеменникам, которых им удавалось поработить себе, превосходят все ужасы, совершавшиеся в любую историческую эпоху любой расой не исключая самых диких и невежественных, самых безжалостных и бесстыдных"2 .

Такова была "торговая" деятельность Ост-Индской компании, таковы были те источники, из которых черпались средства для подкупов. В 1757 году войска Ост-Индской компании разбили армию бенгальского набоба и захватили всю Бенгалию, Бихар и Ориссу. В начале XIX столетия Ост-Индская компания подчинила себе Дели, Агру, Рохильканд. В 1848 году были завоеваны Синд, Пенджаб и часть Бирмы. Ост-Индская компания из торговой державы, говорит Маркс, превратилась в державу военно-территориальную: "Английское правительство, таким образом, вело в течение 200 лет войну, прикрываясь именем компании, пока не были достигнуты естественные границы Индии"3 .

Вместе с грабежом и захватом военной добычи в процессе войны за покорение отдельных провинций Индии английский торговый капитал имел и другие возможности выкачивать богатства страны. Такими рычагами были:

1) монополия всей торговли с Индией;

2) монополия на соль, опиум, табак и пр.;

3) организация огромных факторий, где за гроши и под угрозой расправы работали индийские ремесленники.

Таким образом, "Сокровища, притекавшие из Индии в Англию в течение всего XVIII столетия, приобретались не столько путем сравнительно незначительной торговли, сколько путем прямой эксплоатации террито-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. IX, стр. 353, 354.

2 К. Маркс "Капитал" Т. I, стр. 603. Соцэкгиз. 1931.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. IX, стр. 357.

стр. 65

Туземная лавка.

Индия.

рии и захвата огромных богатств, переправлявшихся затем в Англию"1 . Если в начале деятельности Ост-Индской компании требования о допущении к торговле в Индии раздавались со стороны части английского купечества, которое было лишено участия в ограблении Индии, то в конце XVIII столетия положение резко изменилось. Промышленный переворот в Англии, бурный рост английской промышленности, особенно текстильной, увеличение политического веса промышленной буржуазии Англии, необходимость обширного рынка для английской промышленной продукции, потребность в источнике сырья - все это не могло не выдвинуть вопроса об изменении колониальной политики Англии по отношению к Индии. Таким образом, вопрос упирался в монополию Ост-Индской компании. В парламент начинают поступать требования промышленных кругов об отмене монополии Ост-Индской компании и жалобы на дешевизну индийских тканей, которые успешно конкурируют с отечественной промышленностью и разоряют ее. В 1784 году правительство Питта (младшего) устанавливает некоторые ограничения деятельности Ост-Индской компании, а затем и прямое запрещение ввоза в Англию тканей индийского происхождения.

"Таким образом, в течение большей части этого периода индийские мануфактурные изделия обыкновенно ввозились в Англию с тем, чтобы быть проданными на континент, минуя английский рынок"2 .

В 1813 году Ост-Индская компания уже не могла сопротивляться давлению торгово-промышленных кругов Англии. Ее монополия в отношении Индии была отменена, и на индийский рынок получили доступ все английские купцы. И Индия, которая до 1813 года была страной преимущественно экспортирующей, после этого стала импортирующей.

Индия стала рынком сбыта английской продукции и в первую очередь хлопчатобумажной. В результате этого наводнения Индии английскими товарами началось разорение некогда знаменитой индийской мануфактуры. "Индия, бывшая с незапамятных времен величайшей мастерской хлопчатобумажных изделий... стала наводняться теперь английской пряжей и английской хлопчатобумажной материей... что повело к гибели туземного, некогда столь славившегося хлопчатобумажного производства"3 .

Миллионы ремесленников были разорены, выброшены из колеи многолетнего, привычного ремесла. Большое число ткачей погибло в нищете.

Покупательная способность индийского крестьянина и ремесленника с каждым годом падала. Рост английской хлопчатобумажной промышленности, зависевшей от американского хлопка (неурожай которого в 1850 году принес английским фабрикантам миллионные убытки), вызывал у английской буржуазии стремление создать из Индии аграрно-сырьевой придаток. Поэтому вся последующая политика английского правительства, представленного генерал-губернатором Дальхузи (1848 - 1856), сводится к дальнейшему захвату новых территорий туземных княжеств, особенно таких, земли которых могли быть без затраты больших средств использова-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. IX, стр. 369.

2 Там же, стр. 358.

3 Там же, стр. 359.

стр. 66

ны для посевов технических культур, нужных английской промышленности. Английский историк Кей так характеризует политику Дальхузи перед аннексией туземного княжества Берар: "Лорд Дальхузи выдвигал особенность Берара - хлопководство - как один из многих мотивов, которые он приводил в пользу аннексии этой территории"1 . "Короче говоря, нужен хлопок для английских фабрик - вот главный мотив в пользу аннексии.

Для аннексии княжества Сатар был найден другой повод: "В 1849 году княжество Сатар было включено в британские владения по праву отсутствия наследника, когда умер раджа"2 . Старую традицию - усыновление преемника - англичане отвергли, хотя давали обещание уважать обычаи страны.

'При аннексии княжества Ауд Ост-Индская компания предложила своему резиденту, некоему Оутраму, "убедить короля Ауда официально отречься от своих суверенных прав"3 и передать их Ост-Индской компании. В результате такого "убеждения" было аннексировано и княжество Ауд.

Часть княжеств не была затронута прямой аннексией, но большинство их было связано с компанией определенными договорами, что, в сущности, являлось лишь особой формой колониального захвата. В частности, княжество Патиала оказывало англичанам большую помощь в период сипайского восстания. Этого не могли не отметить дальновидные английские политики. Так, Русселль пишет: "Если бы государство Патиала было бы аннексировано... мы бы там увидели (как и во многих других местах Индии) восставших туземцев"4 . Таким образом за восьмилетнее правление Дальхузи англичанами были захвачены Пенджаб, Бирма, Нагпур, Ауд, Сатар, Берар и другие туземные княжества с общей территорией, превышающей 150 тысяч квадратных миль, и с налоговым доходом в 4380 тысяч фунтов стерлингов, что составляло почти 30% всего земельного дохода Ост-Индской компании в 1857 - 1858 годах.

Следующим мероприятием Дальхузи было строительство железных дорог, в первую очередь в целях выкачки сырья из глубинных мест и переброски внутрь континента промышленных товаров.

Какие же изменения претерпевала аграрная политика Ост-Индской компании?

Захватив Индию, англичане столкнулись с фактом отсутствия здесь частной собственности на землю.

Английские колонизаторы в зависимости от тех или иных обстоятельств устанавливали различную систему землевладения: в некоторых случаях они шли на компромисс с туземными феодалами, создавая местного помещика, индийского лэндлорда; в некоторых - под влиянием сопротивления масс (восстания сикхов в Пенджабе) оставляли общинное землевладение. Таким образом, "...и в Индии англичане превратили поземельный налог, платившийся, райотами (крестьянами) государству, в "ренту" и вследствие этого - по крайней мере в Бенгаре - превратили земиндара (сборщика налогов в пользу индийского государя) в лэндлорда, владеющего землей в силу номинального ленного пожалования от короны"5 .

Таким образом, эта "рента" составляла долю необходимого труда. И если прибавить к этому все методы и ухищрения английской власти в Индии в целях более успешного выкачивания налогов с райота, то безвыходное положение индийского крестьянина накануне сипайского восстания станет совершенно очевидным.

Вместе с усилением власти промышленного капитала в Англии происходило и изменение аграрной политики в Индии. Индия превращалась в источник сырья для английской фабрики и рынок сбыта английской продукции. Англии нужно было сырье, ей необходимо было товаризовать крестьянское хозяйство, и вот лорд Дальхузи начинает политику устранения неугод-


1 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. I, p. 86.

2 Там же, р. 71.

3 Там же, р. 86.

4 W. Russell "My diary in India". Vol. II, p. 267.

5 Письмо Энгельса к Николаю-ону от 10 июня 1891 года.

стр. 67

ных ему феодалов. Насаждается новый помещик в лице торговца-ростовщика. Этот новый помещик обходится Англии много дешевле. Он скорее подчинит крестьянское хозяйство интересам промышленного капитала. Надо дать ему возможность концентрировать землю в своих руках, чтобы в силу долговых и прочих обязательств заставить крестьянина сеять ту культуру, в которой нуждается метрополия. А это и есть то, к чему стремился Дальхузи.

Проникновение товарно-денежных отношений в деревню разоряло крестьянина и ремесленника, отдавало их в полную власть торгово-ростовщическому капиталу и вынуждало работать на внешний рынок, на метрополию.

Аграрная политика Дальхузи не была политикой развязывания производительных сил сельского хозяйства на базе превращения индийского феодально зависимого крестьянина в фермера: феодальные методы угнетения и эксплоатации были сохранены - и крестьянин оказался в более тяжелом положении, чем был до прихода английских колонизаторов.

Старого феодала все более и более вытесняет ростовщик-торговец. Но в то же время захват торгово-ростовщическим капиталом крестьянской земли, опутывание райотов долговыми обязательствами, неминуемо укрепляет и феодальные методы эксплоатации, долговое рабство, издольщину.

Аграрная политика Дальхузи была политикой промышленного капитала, заинтересованного в индийском сырье, в колониальном покупателе английских товаров, в том, чтобы большая часть выжатой ренты попадала не в карман старого феодала, а в карманы английских колонизаторов.

Аграрную политику Ост-Индской компании этого периода можно полностью охарактеризовать словами Маркса: "Если история какого-либо народа и представляет ряд неудачных и действительно нелепых (на практике позорных) экономических экспериментов, так это хозяйничанье англичан в Индии. В Бенгалии они создали карикатуру английского крупного землевладения; в юго-восточной Индии - карикатуру парцеллярной собственности; на северо-западе они превратили, поскольку это зависело от них, индийскую экономическую общину с общинным землевладением в карикатуру ее самой"1 .

Из каких же источников извлекались огромные доходы в Индии? На этот вопрос Маркс дает следующий ответ:

"...приблизительно три пятых всего чистого дохода получается с земли, около одной седьмой - с опиума и больше одной девятой - с соли. Эти статьи дают 85% всех поступлений"2 .

Все эти огромные доходы, разумеется, отсылались в Англию ввиде "дани за хорошее управление..." (Маркс).

О том, как тратились выжатые из индийского крестьянина доходы, Маркс говорит:

"Внутреннее управление поглощает 3% всех доходов, годовые проценты по внутреннему долгу и дивиденды - 14%, - всего 17%. За вычетом этих ежегодных переводов из Индии в Англию военные издержки составляют около двух третей всех расходов по Индии, т. е. до 66%, а расходы на общественные работы берут не больше 2 3/4 % общего дохода, или 1% в Бенгалии, 7 3/4 % в Агре, 1/8 % в Пенджабе, 1/2 % в Мадрассе и 1% в Бомбее местных доходов. Это - официальные цифры самой Компании...

Что касается князей, состоящих на пеней и, то те 2468969 фунтов, которые английское правительство ассигновало на их содержание из индийских доходов, составляют слишком тяжелое бремя для народа, питающегося исключительно рисом и лишенного предметов первой необходимости... Возьмите, например, Великого Могола, потомка Тимура. Ему назначено содержание в 120000 ф. в год"3 .

Весь этот аппарат угнетения тяжелым бременем ложился на плечи индийского крестьянина и ремесленника. При всех так называемых реформах


1 Маркс "Капитал". Т. III, стр. 319. Соцэкгиз. 1931.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. IX, стр. 342.

3 Там же, стр. 312 - 341.

стр. 68

колонизаторы неуклонно стремились к пересмотру налогов в сторону их увеличения. И без того тяжелое положение крестьянства еще более ухудшалось с каждым годом.

"Мадрасский и бомбейский крестьянин является, подобно французскому крестьянину, жертвой лихоимства частных ростовщиков... Подобно крепостному, он должен обрабатывать землю в принудительном порядке, но он не обеспечен, как крепостной, от нужды в самом необходимом... Как в Бенгалии при земиндарской системе, так и в Мадрассе и Бомбее при системе Ryotware крестьяне (а они составляют 11/12 всего индийского населения) подверглись ужасающей пауперизации"1 .

Когда опутанный непомерными налогами индийский райот оказывался не в состоянии платить налоги, на помощь налоговому аппарату приходил английский штык. Один английский историк сообщает: "Британские войска постоянно вызывались, чтобы принудить непокорных арендаторов и стимулировать сбор налогов с помощью штыка"2 .

Наряду с повышением налогов английские колонизаторы находили и другие пути для эксплоатации крестьян: увеличение косвенных налогов и принудительное заключение кабальных контрактов. "Цены на другие предметы необходимости были повышены если не путем прямых налогов, то системой контрактов, которая имела одинаково вредные результаты"3 . Да и сам чиновничий аппарат рассматривал выгодность своей работы в зависимости от суммы собранных налогов. Кей пишет: "Чиновники усвоили, что польза их работы как общественных служащих оценивалась в связи с успехом, сопровождающим их действия, направленные на то, чтобы подтянуть доходы их округов до наиболее высокой ступени"4 .

Так из году в год накапливалось жгучее недовольство в массах, и понадобилась лишь искра, чтобы взорвать весь этот горючий материал.

2

О сипайском восстании в иностранной буржуазной литературе имеется много самых различных исследований. И в каждом из них имеются самые различные оценки этого события. Английские историки, в подавляющем большинстве, хотят видеть в нем обыкновенный бунт, феодальный мятеж против британской агрессии. Ренегат Рой, занимающий видное место среди от'явленных британских колонизаторов, идет еще дальше, заявляя в своей работе "Новая Индия", в главе о сипайском восстании: "...восстание 1857 г. было... военным мятежом... Это восстание ни в коем случае не было национальным движением... его нужно признать (восстание 1857 г. - В. М. ), однако, явно реакционным..." И как итог всему: "...ни один индийский националист, который борется за социальный прогресс своей страны и добивается для этого политической независимости, не должен следовать заветам 1857 г.".

Маркс и Энгельс, современники сипайского восстания, называют его в своих статьях (опубликованных в газете "Нью-Йорк дейли трибюн" в 1857 - 1858 годах) национальным восстанием. Приведем несколько выдержек из их статей.

"Инсургенты Ауда... все же выявили... силу национального восстания... он (Дизраэли. - В. М. ) заключает, что нынешние беспорядки в Индии являются не простым военным мятежом, а национальным восстанием... Со временем просочатся и другие факты, которые убедят даже Джона Буля в том, что то, что он считает военным мятежом, в действительности есть национальное восстание"5 .

Таким образом, мы имеем твердые указания Маркса и Энгельса на то, что синайское восстание было именно национальным восстанием.

Против английских колонизаторов выступили широчайшие массы крестьянства и ремесленников, независимо от их религии, ибо факты присоединения


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. IX, стр. 344.

2 Kaye "History of tne Sepoy War". Vol. I, p. 120.

3 Там же. Vol III, p. 426.

4 Там же. Vol. III, p. 425.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 286, 225, 228 (подчеркнуто мной. - В. М. ).

стр. 69

Индийские крестьяне за пахотой.

к бенгальским сипаям (индусам) ряда мусульманских полков и мусульманского населения доказывают, как говорит Маркс, что "быстро налаживался общий союз разнообразных племен против англичан".

Тяжелый гнет, бесчеловечные средневековые, инквизиторские методы выколачивания налогов и ренты не могли не привести крестьянские массы, городскую бедноту, ремесленников к восстанию против чужеземных грабителей. Уже перед самым восстанием (1856 - 1857 годы) палате общин был представлен материал о наличии в Индии настоящих, ничем не прикрытых пыток. Вот некоторые выдержки из доклада комиссии: комиссия заявляет, что она "не сомневается в существовании вообще пытки в целях сбора дохода", но сомневается в том, чтобы "по уголовным обвинениям ежегодно подвергалось истязаниям хотя бы приблизительно столько лиц, сколько их подвергалось за неплатеж податей"1 .

Маркс прямо указывает на эти факты как на явления, "подготовившие почву для этого бурного взрыва".

На первых порах против иноземных поработителей выступила и часть обиженных феодалов, экспроприированных Ост-Индской компанией и лишенных своих прав и богатства. Это особенно ярко сказалось в центре восстания, в Ауде, где экспроприация крупных феодалов, по существу, только началась. О том, что феодальные вельможи Ауда были в числе инициаторов антибританского восстания, Дальхузи было хорошо известно. В одном из своих писем он говорит: "...Очевидно, самое большое зло, с которым придется бороться и которое должно быть преодолено и уничтожено, - это власть крупных землевладельцев, занимающих, согласно сообщениям полковника Слимана, около 250 замков по всей стране и содержащих огромные отряды вооруженных людей... Я хочу, чтобы в Ауде не осталось ни одного укрепления, за исключением правительственных. Далее я хочу, чтобы все население было обезоружено и чтобы ни одному человеку не было позволено носить оружие"2 .

Но когда крестьянство в процессе восстания начало громить сахарные заводы в Бихаре и Соединенных провинциях, когда крестьяне стали захватывать помещичьи земли, уничтожать домовые записи и т. д., в среде феодалов и помещиков усиливается раскол. Часть из них становится на сторону англичан. Обещания лорда Каннинга сохранить привилегии феодалов, а позднее и манифест королевы Виктории еще более углубляют этот раскол. Однако в первый период восстания известная часть феодалов еще шла против англичан, ибо, захватывая туземные княжества, сгоняя с насиженных мест старую, феодальную


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 243.

2 "Новая история в документах и материалах". Т. II, стр. 127 - 128.

стр. 70

знать, англичане восстановили против себя всех недовольных.

В статье "Индийский вопрос" Маркс следующим образом характеризовал британскую политику в Индии в тот период: "...последние годы в управлении Индией был принят новый принцип - принцип разрушения национальности. Он осуществлялся насильственной ликвидацией туземных князей, нарушением владельческих отношений и вмешательством в религиозные дела, народа... Принцип усыновления - этот краеугольный камень индийского общества - систематически игнорировался правительством. Таким образом, в период от 1848 по 1854 г. к Британской империи были принудительно присоединены владения более дюжины независимых князей... Список принудительных аннексий... завершается Аудом, который привел ост-индское правительство к конфликту не только с индусами, но и с магометанами... Не довольствуясь только этим способом захвата собственности туземцев, британское правительство прекратило уплату пенсий туземным вельможам, что оно было обязано делать в силу договоров"1 .

На эти же причины восстания указывает и фельдмаршал Роберте, прослуживший в Индии 41 год и достаточно изучивший страну и народ. В его изложении причины восстания сводятся к следующему:

1. Система проверки прав собственности на землю и установление поземельной подати.

2. Высокие налоги, закон о продаже имущества за недоимки, "очень часто применявшийся слишком жестоко"2 .

3. Уничтожение старого права наследования и на этой основе "присоединение владений туземных князей и прекращение платежей пенсий феодалам Индии. Все это истолковывалось народом как захват и непростительное вмешательство в обычаи страны, что имело прямым последствием создание нам врагов"3 .

4. Нарушение обычаев и верований страны.

5. В связи с ликвидацией туземных княжеств "каждый правитель туземного владения предполагал, что и его очередь скоро настанет"4 . Вместе с тем присоединение туземных княжеств к английской короне об'единило всех тех, кто ранее был во взаимной вражде друг с другом. Теперь, говорит Роберте, "для нас наступило опасное время"5 .

Отсюда становится ясным, почему против английского господства выступили также феодалы, раджи и духовенство. Вернуть свои княжества, отобранные латифундии, отменить налоги на жалованные раньше земли, вернуть храмам их земли и доходы - такова та программа, под знаменем которой выступили феодалы и духовенство.

Вот почему среди руководителей восстания мы находим и раджей и набобов: Нана-Сахиб, Лакшми-Бай, Хан-Бахадур-Хана, сипая Мангал Панди, туземных младших офицеров: Дхалип-Оинга, Бахт-Хана, Магомед Шафи, - учителей и чиновников - Ликат Али, Холас Синга. Но основной движущей силой восстания являлись, конечно, угнетенные крестьяне, разоряемые

Голодающие рабочие в Индии.


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 223, 224

2 Робертс "41 год в Индии" стр. 267.

3 Там же, стр. 268, 269.

4 Там же, стр. 270.

5 Там же.

стр. 71

ремесленники и городская беднота, имена которых остались неизвестными истории, но действия которых не могли быть не упомянуты даже английскими авторами. Кей открыто заявляет об участии в восстании крестьянства:

"Земиндары были заодно с низшими классами... Это восстание привело в движение массу населения... В некоторых районах меньше опасались армии, чем простонародья"1 . Такие указания можно найти и у других авторов. Все это говорит о довольно широком размахе восстания.

Однако такое обостренное положение было не во всех областях. Мы уже говорили, что деятельность Ост-Индской компании в различных районах была неодинакова. В силу этого и антибританские настроения были не везде одинаковы. Так, крестьянство юга Индии осталось в основном пассивным во время борьбы, происходящей в северной части Индии. Сипайские полки южной Индии англичанам удалось удержать на своей стороне, если не считать отдельных восстаний в Бомбее, Мадрассе и Гуджерате. Пассивность крестьянства юга была куплена частичным снижением налога, проведенного в 1852 году, а также биллем, который признавал крестьянина собственником земли.

Еще более благоприятное положение для англичан создалось в Пенджабе. Здесь после двух англо-сикхских войн 1845 - 1859 годов англичане пошли на значительные уступки, так как Пенджаб, лежавший на стыке с территорией непокорных афганских племен и по соседству с соперником Англии - царской Россией, - был слишком важен для английской короны в стратегическом отношении. В Пенджабе крестьянская община была оставлена как фискальная единица, имевшая в отличие от системы райотвари в своем пользовании выгоны, пустоши, леса. Налог здесь составлял 10 - 15% валовой продукции. Все это не могло не способствовать тому, что крестьянство Пенджаба не приняло участия в событиях, развертывавшихся в северной Индии, где крестьянство чувствовало всю тяжесть гнета нового помещика-ростовщика, весь гнет колониального режима.

Лорд Каннинг (генерал-губернатор Индии в 1857 году) пишет о крестьянстве Бенгалии, Бихара и Ориссы: "Только характер и интересы высших классов населения поддерживают здесь мирное настроение... в каждом большом городе существуют недовольные фанатические массы, всегда готовые к смуте. Значительная часть Бихара представляет собой область, из которой вербуются сипаи, и в настоящее время она находится в особенно возбужденном состоянии. Орисса имеет гораздо меньшее значение, но тамошнее население во многих местах - дикари или почти что дикари, и среди них в настоящую минуту происходит нечто такое, что в обычное время рассматривалось бы как серьезное восстание... В этой обширной области мы буквально отданы на милость туземцев и спокойствие поддерживается главным образом благодаря лойяльности и усилиям высших классов - раджей, земиндаров и чиновников из туземцев.., но оскорбление своей расы они чувствуют так же остро, как и все люди, и некоторые из них (особенно в Бихаре) недалеки от искушения избрать собственную линию поведения..."2 .

В ряде воззваний повстанцев мы находим попытку привлечь на свою сторону "низы" обещанием равенства между великим и малым, между богатым и бедным. Так, воззвание в Барейли гласит: "В нашей армии различия между малым и великим забудутся и равенство будет в управлении. Ибо всякий, кто обнажает свой меч в этой священной войне для защиты религии, одинаково славен. Они братья. Между ними нет различия"3 . Воззвание в Дели призывало "старых и молодых, великих и малых, ученых и простых, крестьян и сипаев, всех без исключения, стать на защиту религии пророка"4 .


1 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. III, pp. 246, 247, 250.

2 "Новая история в документах и материалах". Т. II, стр. 129.

3 "Nationalist". "The Indian War of Independence", p. 9.

4 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. II, p. 40.

стр. 72

3

Маркс в переписке с Энгельсом по вопросу о ходе индийского восстания неоднократно жаловался последнему на скудность, а подчас и на полное отсутствие тех или иных подробностей о восстании. В одной из своих корреспонденции в "Нью-Йорк трибюн" (14 августа 1857 года) Маркс приводит слова выдающегося государственного деятеля Дизраэли, который говорит, что, началось ли восстание с внезапного революционного взрыва в войсках или явилось результатом организованной конспирации, "вокруг этих пунктов... вращается весь вопрос"1 .

И только значительно позднее появившиеся в печати обширные материалы о сипайском восстании дали возможность более тщательно изучить подробности начала восстания. Ряд английских и индусских источников, судебные процессы над участниками восстания, свидетельские показания и т. д., неоднократно указывают на наличие широко разветвленной конспиративной организации повстанцев. Основным руководителем этой организации надо считать Нана Сахиба. Он вел работу не только внутри страны: его правая рука и советник Азимулла-Хан длительное время раз'езжал по ряду стран, в том числе был в России и в Турции. "Nationalist" утверждает, что "Азимулла отправился в Россию для того, чтобы выяснить, будет ли Россия продолжать войну против Англии в Азии, и если возможно, то заключить наступательное и оборонительное соглашение"2 .

Упоминание о России неоднократно встречается и в других источниках. Когда началось восстание, среди населения упорно ходили слухи, что "Нана заключил договор с Россией и что вся русская армия готова бороться против ферингов"3 . Аналогичные материалы мы находим и у Кея. Он сообщает, что накануне 1856 года в туземной печати начали циркулировать слухи о каких-то назревающих событиях, в результате которых произойдет "низвержение англичан"; о том, что Россия предоставляет полумиллионное войско и, если "регулярных военных сил России будет недостаточно, громадная часть русской полиции будет послана для их усиления"4 .

Не приходится говорить о всей фантастичности и беспочвенности этих планов, но совершенно ясна другая сторона этого вопроса - стремление инсургентов использовать международную обстановку, которая сложилась далеко не в пользу Англии в связи с ее войнами в это время с Россией, Персией и Китаем. Конспираторы старались также войти в соглашение с Персией. Роберте, например, сообщает, что в этот период ходили упорные слухи о какой-то связи между индийскими повстанцами и шахом персидским. В это же время на стенах крупнейшей мечети, Джама-Масжид, в Дели появилась прокламация, в которой говорилось, что "персидская армия спешит для того, чтобы освободить Дели от англичан, и призывает всех правоверных восстать и бороться с неверными"5 . Безусловно, эта прокламация (как почти все прокламации, она была без подписей) была делом конспиративной организации.

Накануне восстания один из руководителей движения - Нана - совершал "путешествие" по северу Индии,

Сипай-кавалерист.

Индия.


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 222 - 223.

2 "Nationalist". "The Indian War of Independence", p. 60.

3 Там же.

4 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. II, p. 35.

5 Роберте "41 год в Индии", стр. 272 - 273.

стр. 73

которое теперь историки рассматривают как инспекторскую поездку перед восстанием по низовым ячейкам тайной организации. Надо полагать, что эта конспиративная организация имела свои ячейки по всей северной Индии и главным образом в сипайских полках. Нана лично посещал "руководителей главных ячеек в городах Дели, Умбалла, Лукноу, Кальпи и т. д."1 .

Организации эти вели подготовительную работу, проводили тайные собрания, о которых мы находим ряд упоминаний в английской литературе. Так, в Каунпуре собрания проводились на квартирах у туземных офицеров: Тикка Синга и Шамсуддин-Хана; собрания проводились в 34-м и 19-м полках, где они затем были прекращены "вследствие некоторых возникших подозрений"2 .

Почти все полки были связаны друг с другом через свои комитеты, и "каждый полк являлся высшей единицей организации"3 .

Связь между организациями велась письменно (шифр) и через агентов, странствующих под видом факиров, мулл, паломников. Пользуясь тем, что в каждом сипайском полку был обычай содержать муллу или жреца, "конспираторы поступали на службу в роли полковых мулл и при наступлении ночи тайно проповедывали сипаям революцию"4 . Агитаторы работали главным образом "вокруг и около военных поселений"5 .

Члены организаций были неуловимы для английского правительства. Награды, которые обещало правительство за выдачу сведений, не давали результатов. За предательство изменникам грозила смерть. "Если кто-нибудь из членов был заподозрен в разглашении имен этих конспираторов врагу, он немедленно приговаривался к смерти..." Но предатели не находились, так как "ненависть их (повстанцев. - В. М. ) к нам так сильна, - пишет один английский чиновник, - что ни один не желал выдать..."6 .

Подобные указания можно встретить и у других историков. Кей, например, также говорит о существовании определенной связи между отдельными сипайскими полками и перед восстанием. Он подтверждает также и деятельность мулл в полках как агентов-конспираторов. Так, майор Роукрафт сообщал магистрату, что "мулла его 1-го полка туземной пехоты был в предательской переписке с богатым и влиятельным землевладельцем по соседству, который постоянно добивался преданности туземных офицеров и сипаев"7 .

Этот факт показывает связь между военными организациями и гражданским населением. Об этой же связи мы читаем и в другом месте. Генри Лоуренс в письме к генерал-губернатору писал, "что он обнаружил признаки опасных союзов между регулярными сипайскими полками и нерегулярными, принятыми на нашу службу из старой аудской армии, а также и между полицейскими частями; признаки интриг также в ходу среди некоторых из главных жителей города"8 .

Здесь приведена лишь часть таких фактов. Но и эти факты достаточно ясно говорят о том, что еще за несколько лет до восстания в Индии существовала конспиративная организация повстанцев.

Когда наступило время действовать, конспираторы начали давать условные сигналы, призывавшие к выступлению. Для оповещения о начале восстания конспираторы прибегали к остроумным приемам. Среди населения стали распространяться "чапатти" - лепешки, которые служили сигналом к восстанию. Лепешка передавалась чоукидару (старосте) деревни, который был обязан испечь такие же лепешки и передать их в соседние деревни. Чапатти переходили из рук в руки, из лагеря в лагерь, напоминая каждому об обязанности "стоять за своего товарища, каждому полку за своего соседа"9 . Эти чапатти начали распространяться в январе-феврале 1857 года, т. е. за 3 месяца до вос-


1 "Nationalist" "The Indian War of Independence", p. 79.

2 J. Grant "Illustrated History of India". Vol. II, p. 243.

3 "Nationalist", p. 75.

4 Там же, р. 68 - 69.

5 Там же, р. 68.

6 "Там же, р. 74, 164.

7 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. I, p. 304.

8 Там же, р. 577.

9 J. Grant "Illustrated History of India". Vol. II, p. 240.

стр. 74

стания. Вот первое официальное донесение о них со стороны местных властей:

"Магистрат Гургона, 19 февраля 1857 года.

Сэр, я имею честь информировать вас, что во многих деревнях этого округа распространился сигнал, значение которого еще не установлено. Чоукидары деревень... получали маленькие лепешки из атта (вид зерна) с указанием раздать их по всему округу.

Чоукидар, получая одну из этих лепешек, приготовлял пять или шесть еще, и таким образом они переходили из деревни в деревню; этот приказ так быстро был выполнен, что деревня за деревней были обслужены этим уведомлением.

На следующий день лепешки этого сорта поступили и были распространены в деревнях вокруг Гургона, и при этом усердно распространяется мысль, что раздача исходит от правительства.

В. Форд, чл. магистрата"1 .

Таково было первое известие об этих чапатти, смысл которых для правительства был еще не известен.

Все эти факты, несомненно, подтверждают существование определенной тайной организации, подготовлявшей сипайское восстание.

4

Сипайская армия, среди которой началось это восстание, являлась той силой, с помощью которой англичане держали в повиновении всю многомиллионную страну. "С первого же взгляда очевидно, - говорит Маркс, - что подчинение индийского народа покоится на верности туземной армии, созданием которой британское правительство одновременно организовало против себя же первый основной центр сопротивления, каким индийский народ когда-либо обладал"2 .

Об этой же роли синайской армии говорит и Кей: "Британское господство на востоке было укреплено и ограждено армией в 300 тысяч человек. Только маленькая часть армии была набрана из наших соотечественников. Ни мужское население Англии, ни доходы Индии не могли предоставить средства для защиты страны только британскими войсками; значительное большинство наших бойцов было, следовательно, туземцами Индии, обученными, дисциплинированными и снаряженными по английскому образцу"3 .

И вполне понятно, что повстанцы делали ставку именно на эту вооруженную силу, вымуштрованную английской военщиной и имевшую в руках современное оружие.

Сипайская армия была создана Ост-Индской компанией еще в период ее борьбы с французскими колонизаторами (XVII век). Первоначальная роль сипаев заключалась в несении охранной службы, затем они переходили в резерв английской армии.

Мало-помалу сипайские части росли численно, и к 1764 году они насчитывали 19 батальонов по тысяче человек в каждом. В 1764 году среди сипаев началось брожение по поводу отказа им в законной награде за выслугу лет. Это брожение, в конце концов, вылилось в восстание одного полка, который арестовал всех своих английских офицеров и дал клятву больше не служить англичанам. Восстание было подавлено самым жестоким образом. Кей пишет по этому поводу: "...было ясно, что это зло развивается и нужна твердая рука, чтобы приостановить его. Так, 24 сипая были судимы военным судом за мятеж и дезертирство, признаны виновными и приговорены к расстрелу из орудий... Войска были выстроены, европейские и туземные орудия заряжены, и обвиняемые были приведены на казнь. Майор Х. Мунро, командующий бенгальской армией, наблюдал за этим ужасным карательным парадом и подал команду привязать к стволам орудий первых четырех преступников. Приказ был выполнен... и по команде они были разорваны на куски"4 .

Казнь эта вызвала ропот среди бенгальских войск. Офицеры доложили Мунро, что в случае продолжения казни они не могут ручаться за сво-


1 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. I, p. 632.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 213.

3 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. I, pp. 201 - 202.

4 Там же, стр. 207 - 208.

стр. 75

их людей. Но Мунро, повернув пушки против сипаев, предложил им сложить оружие. Обезоружив сипаев, он все же расстрелял и остальных. Кей считает, что это была ужасная расправа, но она научила "сипайскую армию тому, что ни один британский солдат, черный или белый, не может восстать против государства без того, чтобы не навлечь на себя страшного возмездия..."1 .

Однако эти надежды не оправдались, и после этой зверской расправы наблюдались случаи дальнейших попыток к восстаниям в туземной армии. Так, в 1805 году вспыхнуло волнение в мадрасской армии; в 1824 году - в Баракпуре, в Бенгальском 37-м полку; в 1843 году - в 6-м кавалерийском полку мадрасской армии; в 1843 - 1844 годах - в 47-м кавалерийском полку; в 1844 году - в 34-м и 64-м полках бенгальской армии; в 1850 году - восстание в нескольких полках (22-м, 30-м и др.) в Пенджабе и, наконец, в 1857 году - почти во всей бенгальской армии.

Эти факты полностью подтверждают вывод английского историка Гранта о том, что "туземные войска Индии либо под командованием собственных принцев, либо под британским флагом никогда не были освобождены от некоторого духа неповиновения"2 .

И все же восстание 1857 года совершенно отличается от предыдущих восстаний в армии.

"Мятежи бывали и до этого в индийской армии, но нынешнее восстание отличается от предшествующих характерными и особо-опасными чертами, - писал Маркс. - Это первый случай в истории, что сипайские полки перебили своих европейских офицеров; что мусульмане и индусы, забыв взаимную неприязнь, объединились против своих общих господ; что "волнения, начавшись среди индусов, привели к возведению на трон в Дели магометанского императора"; что восстание не ограничилось небольшим количеством местностей и что, наконец, восстание в англо-индийской армии совпало с проявлением общего недовольства против английского господства со стороны великих азиатских народов, ибо восстание бенгальской армии, вне всякого сомнения, тесно связано с персидской и китайской войнами"3 .

Эти черты сипайского восстания 1857 года говорят уже не о простом мятеже, а о крупном национально-освободительном движении, связавшем воедино и мусульман и индусов. А если мы укажем здесь, что бенгальская армия вербовалась главным образом из туземцев наиболее неспокойных провинций: Бенгалии, Бихара и Ориссы, - то нам станет совершение ясно, почему именно в этой армии началось восстание 1857 года.

Имеется еще ряд причин, относящихся непосредственно к восстанию сипаев. Туземные офицеры постепенно выживались из армии и заменялись англичанами. "Английский младший офицер назначался в каждую роту, в то время как туземный офицер вытеснялся из армии"4 .

Общее недовольство в стране нашло живой отклик и в армии. И стоило появиться незначительному, на первый взгляд, поводу, чтобы вспыхнуло всеобщее восстание. Вскоре такой повод представился.

"Как причину недовольства, начавшегося уже 4 месяца тому назад среди бенгальских войск, официально выставляют подозрение туземцев, что правительство собирается нарушить их религиозные верования. Выдача патронов, бумажные гильзы которых были, по рассказам, смазаны говяжьим и свиным жиром и откусывание которых, как это приходилось делать, рассматривалось поэтому туземцами как нарушение их религиозных предписаний, - и явилась сигналом для местных волнений"5 .

История с патронами, о которой говорит Маркс, и послужила поводом к восстанию 1857 года. Ход и результаты самого восстания являются темой особого исследования, к которому мы вернемся в одном из следующих номеров журнала.


1 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. I, p. 208.

2 J. Grant "Illustrated History of India", p. 237.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 214.

4 Kaye "History of the Sepoy War". Vol. I, p. 211.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI, Ч. 1-я, стр. 214.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Заглавие-статьи-Новая-история-ИНДИЯ-НАКАНУНЕ-СИПАЙСКОГО-ВОССТАНИЯ-1857-ГОДА-Автор-ы-В-МОСКАЛЕВ-Источник-Исторический-журнал-7-Июль-1937-C-64-76

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Ксения ПетрашкевичContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Kanara

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Заглавие статьи Новая история. ИНДИЯ НАКАНУНЕ СИПАЙСКОГО ВОССТАНИЯ 1857 ГОДА Автор(ы) В. МОСКАЛЕВ Источник Исторический журнал, № 7, Июль 1937, C. 64-76 // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 06.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Заглавие-статьи-Новая-история-ИНДИЯ-НАКАНУНЕ-СИПАЙСКОГО-ВОССТАНИЯ-1857-ГОДА-Автор-ы-В-МОСКАЛЕВ-Источник-Исторический-журнал-7-Июль-1937-C-64-76 (date of access: 13.08.2020).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Офицерство российской армии в годы первой мировой войны
Catalog: История 
4 days ago · From Україна Онлайн
Представления идеологов либерализма в начале XX в. о государстве
4 days ago · From Україна Онлайн
В. Ф. Сокульский и история русского маслоделия
Catalog: История 
4 days ago · From Україна Онлайн
Становление иезуитской миссии в Новой Франции в 1611-1630 гг.
Catalog: История 
4 days ago · From Україна Онлайн
Французская политическая публицистика накануне Великой революции. Ж.-Г. Туре
15 days ago · From Україна Онлайн
Партизаны и подпольщики Дона и Кубани. 1941-1942 гг.
19 days ago · From Україна Онлайн
Ф. Рузвельт и социальное законодательство США
Catalog: Право 
19 days ago · From Україна Онлайн
Согласно физикам XX века некакого времени «самого по себе». Нет времени, которое существовало бы без связи с тем, что происходит в физическом мире. Время всегда и везде выступает не «вообще», а конкретно — в каждом данном физическом явлении оно свое. Это именно то время, которое длится в ходе данного явления в данном месте пространства
Catalog: Физика 
21 days ago · From someone
Торговая конкуренция в Сибири в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
22 days ago · From Україна Онлайн
Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в.
Catalog: История 
22 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Заглавие статьи Новая история. ИНДИЯ НАКАНУНЕ СИПАЙСКОГО ВОССТАНИЯ 1857 ГОДА Автор(ы) В. МОСКАЛЕВ Источник Исторический журнал, № 7, Июль 1937, C. 64-76
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones