ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-5859

Share with friends in SM
Заглавие статьи ЗЕМЛЯ ДЛЯ НЕКОТОРЫХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ: ПЕРЕМЕЩЕНИЯ В ЛАОСЕ, ВЫЗВАННЫЕ РАЗВИТИЕМ СТРАНЫ
Автор(ы) Питер ВАНДЕРГЕЕСТ
Источник Международный журнал социальных наук,  № 44, 2004, C. 57-69

Введение

Экономическое развитие во всех его формах неразрывно связано с действиями на территориальном пространстве. От самых грандиозных мегапроектов, привлекающих целые армии экспертов по экономическому развитию, и вплоть до самых мелкомасштабных планов распоряжения природными богатствами в пределах общин, все проекты экономического развития охватывают реорганизацию отношения к значению пространства и контролю за ним. Даже обеспечение базовой инфраструктуры, включая дорожные трассы, учреждения здравоохранения, школы или кредитные учреждения, представляют собой деятельность в территориальном пространстве - одни зоны получают доступ к этим службам, другие остаются без их помощи: крупные меры по реорганизации пространства и жизненных условий, принимаемые мегапроектами, например, строительство больших плотин, являются лишь наиболее очевидными примерами из набора широких процессов перераспределения пространства, сопровождающих экономическое развитие.

Поскольку экономическое развитие глубоко связано с реорганизацией территориального пространства, оно обладает потенциалом вызывать перемещения людей. Вопрос о том, каковы составные части перемещения населения, может провоцировать высказывание необоснованных аргументов и утверждений: то ли это принуждение, то ли пренебрежение к факторам "толкай и тяни" и т.д. Выполняя поставленную перед собой цель, я буду определять это понятие широко, включая в него как прямые, так и косвенные формы перемещений. Последние имеют место не в тех случаях, когда физически вынуждают перемещаться, а скорее тогда, когда планирование экономических мероприятий и политика государств подрывают или ограничивают уровень жизни в такой мере, что люди решаются менять места проживания как бы по собственной свободной воле. Но в более широком контексте их жизненный выбор ограничен политикой проведения преобразований. Эти ограничения могут выражаться во многих формах. Например, опоясывающие (разделяющие территорию) действия могут привести к тому, что люди окажутся в зонах, где правительство не обеспечивает свободного владения природными богатствами, или инфраструктура и службы могут распределяться таким путем, что людям приходится перемещаться, чтобы ими пользоваться.

Если связать воедино эти подходы к экономическому развитию и к перемещениям, то мы встретимся с широким набором ситуаций, когда экономическое развитие может вызвать перемещения людей.


Питер Вандергеест - профессор-ассистент социологии и директор Йоркского Центра исследований Азии в Йоркском университете (Канада). Работы по нолям и лесам Юго-Восточной Азии он писал в течение последнего десятилетия. E-mail: pvander@yorku.ca

стр. 57


Даже мелкие, инициированные местными условиями элементы экономического развития могут вызывать перемещения, если речь идет о реорганизации средств и использования территорий. Например, литература об общественной собственности выяснила, что необходимо делать исключения для институций общественной собственности, чтобы они могли эффективно работать. И действительно, установление новых границ между сельскими лесными участками (включение одних в сферу экономики и исключение других) является одной из главных проблем, беспокоящих широко распространенные службы, распоряжающиеся на основе общественных установок лесными пространствами. Однако главное внимание я в этой статье обращаю на формы экономического развития, проводившегося государственными органами и крупными международными организациями помощи, а также на специально вызванных перемещениями результатах того, что я называю новыми элементами реформы землевладения. Я буду иллюстрировать свои утверждения путем ссылок на проводящуюся в Лаосе Программу распределения полей и лесов.

Политика, касающаяся земельных владений, лучше всего объясняется как аспект отношения государства к его территории. Это включает не только создание внешних территориальных границ и их охрану, но и внутреннее разделение территории на зоны (Vandergeest, Peluso, 1995) на осине многочисленных взаимно перекрывающихся и конкурирующих между собой проектов разделения на зоны. Относятся сюда и претензии на исключительное право выносить решения о доступе к земельным и другим богатствам, чаще всего таким путем, который оформляется как распределение земли индивидам или хозяйствам в соавторстве с законами страны. Ограничение зон и распределение земли относится обычно к многочисленным объектам - эти действия не могут быть сведены к чему-то более простому, как увеличение экономического производства или действия, которые ощущаются людьми как усиление государственной власти (Scott, 1998), хотя то и другое часто достаточно важно. Главное состоит в том, что все государства используют в большей или меньшей мере разделение на зоны и политику в отношении земли для создания политического пространства и выработки моделей использования этих мер. Поскольку они играют решающую роль в преобразовании пространства, политика разделения на зоны и распределения земли почти всегда ведет к перемещению людей.

Этот подход можно использовать для того, чтобы понять некоторые специфические черты механизмов, которыми экономическое развитие систематически увязывается с перемещением людей. Дебаты вокруг экономического развития и перемещения редко учитывают эти систематические процессы, сосредоточиваясь вместо этого непосредственно на перемещениях, как на исключительных ситуациях, требующих специальных доказательств их необходимости и других подобных шагов для реконструирования жизненного процесса. Исключение из этого акцентирования проблем прямого переселения можно найти у группы активистов и ученых, которые ныне постоянно обращаются к понятию перемещения, чтобы подвергнуть критике разрушительный эффект новолиберального отношения к торговле, определению цен на товары и политике приватизации (Via Campesina, 2000). Политика, обсуждаемая в настоящей статье, может быть истолкована и как новолиберальная, но меня интересуют не столько торговля и рынок, сколько вопрос о том, каким образом политика владения землей содействует переделу пространства и прав на природные ресурсы.

Реформы в области землевладения являются хорошим примером потенциала перемещений, присущего экономическому развитию, в котором они часто расцениваются как результаты воздействия объектов, представляющихся противоположными тем, какие вызывают перемещения людей - они являются путем совершенствования доступа к земле бедным фермерам или - за последние время - методом обеспечения надежности инвестиций в землевладение и сельскохозяйственное производство путем уяснения прав на собственность (World Bank, 2001). Как может реформа землевладения вызывать переме-

стр. 58


щения людей? Программы реформ в области землевладения должны рассматриваться не как изолированные проекты перераспределения земли и прав на владение ею, а как часть более широкого государственного контроля за землей, а также как попытка вытеснить фермеров из сельского хозяйства, обеспечивающего средства к осуществлению, в сферу коммерческого земледелия. Этот более широкий проект явно вызывает эффект перемещения людей не только в обстановке политики распределения земли в Лаосе, но также и во многих других проектах реформирования землевладения, преобразующих доступ к пространству и контроль над ним.

Новый контекст земельной реформы

Начиная с 1970-х годов вопросы реформирования землевладения на материке Юго-Восточная Азия переместились с реформ по перераспределению земель и передачи их от богатых владельцев к бедным, на рассмотрение земельной реформы как метода придания прозрачности правам на собственность. Обе эти сферы рассматривались правомерно, частично с точки зрения их возможностей облегчить владение собственностью. Это новое определение земельной реформы проходило одновременно и во многих других странах, есть и параллельные отклики в обширной литературе по землевладению (World Bank, 2001; Chirapanda, 2000).

В Лаосе компании по коллективизации, начавшиеся в 1978 г., предполагали перераспределить возможности доступа к земле, предназначенной для сельского хозяйства, а также обеспечить фермерам лучшие возможности производства товаров (Evans, 1995). Но большинство фермеров-землевладельцев не очень-то стремились передать часть своих богатств сельским беднякам, участвуя в организуемых кооперативах. Коллективизация никогда не проводилась принудительно, и к середине 1980-х годов в кооперативы вступили менее 40% фермеров. Более того, многие или даже большинство кооперативов существовали лишь номинально (Evans, 1995, p. 58 - 63). Правительство утратило свои обязательства по коллективизации, и к концу 1980-х годов все кооперативы распались, а семьи, первоначально владевшие землей, вернули себе контроль над прежними владениями. Новый подход появился в 1980-х и 1990-х годах. Он отказался от перераспределения земли в пользу прояснения прав на собственность и неприкосновенность владений. К 1980-м годам большинство землевладельцев в Лаосе не имели вообще никаких официальных документов на владения землей, поскольку вся система распалась в 1975 г. после войны (World Bank, 2001, p. 37). По закону собственником всей земли являлось государство, а распределение прав на пользование ею основывалось на решениях неофициальных сельских органов. В текущей политике по реформам землевладения было два главных компонента: во-первых, расширение прав на землю, и, во-вторых, передача государственной земли отдельным хозяйствам или сельским коллективам.

Лаосская программа землевладения была разработана в середине 1990-х годов по образцу программы Таиланда (World Bank, 2001, p. 38). Она поддерживается Всемирным банком и пока что распространена только на городские и пригородные зоны. Долгосрочные планы предусматривают распространение программы на всю страну, чтобы затем завершить Программу распределения полей и лесов (далее сокращенно - ПРПЛ), о которой идет речь ниже. Совершенствующие государственные программы землевладений во всем мире были одобрены исследованиями, проведенными в Таиланде (Feder et al., 1988); что стимулирует осуществление эмпирических поддержек идеи о том, что право на надежную и свободную землю подтолкнет землевладельцев к внесению продуктивных инвестиций в их землю (World Bank, 2001, p. 12 - 13). Однако, судя по обзору Максвелла и Вибе (Maxwell, Wiebe, 1999, p. 831), свидетельства о поддержке этой связи за пределами часто упоминаемого в литературе исследования в Таиланде носят смешанный характер, в то время как другие исследования показали, что владение землей может и не быть единственным существенным фактором повышения продук-

стр. 59


тивности ее использования или гарантом получения продуктов питания. Недавно публикации Всемирного Банка (World Bank, 2001) показывают, что банк принял утверждения о том, что гарантия, необходимая для поощрения капиталовложений, может быть представлена целым рядом владений, включая привычные права на землю, а принятая в Лаосе программа распределения земли может, судя по этому, рассматриваться как пример программы, использующей право на коллективную и общественную собственность для достижения названных целей.

Право на владение землей подвергалось широкой критике, считающей, что оно может привести к потере контроля над землей и росту классового неравенства, так как малоземельные фермеры вынуждены продавать свою землю для погашения долгов. Однако по существу неясно, действительно ли продажа земли неместным покупателям является причиной обнищания или перемещения людей. Ригг (Rigg, 2001), например, цитируя сведения об исследовании, проведенном в деревнях вокруг г. Чиангмай (Chiangmai) в Таиланде, утверждает, что доступ к работе за пределами крестьянских хозяйств и уровни образования стали гораздо важнее землевладений как фактор формирования дифференциации жителей сельской местности. Ригг заходит так далеко, что даже предлагает такую версию: те, кто воспользовались инфляцией цен на землю в процессе ее продажи, могут оказаться среди новых сельских богачей.

Наиболее важные побуждения к перемещениям, исходящие от распределения прав на землевладения, могут быть заложены не столько в облегчении условий продажи земли, сколько в тех случаях, которые по-новому определяют и контролируют пространство. Эти эффекты могут осуществлять минимум двумя путями. Во-первых, предоставление прав на землю проясняет и защищает права на индивидуальную или частную собственность в рамках пространственных границ, проведенных при кадастровом распределении и его нанесении на карту, но не обеспечивает защиты богатств общественной собственности за пределами этих границ. Даже в зонах интенсивного сельского хозяйства существует много богатств общественной собственности, на которые может оказываться влияние при использовании частных землевладений, например, глубинными водами, животным миром, атмосферой или коллективно контролируемой землей, такой как деревенские лесные участки.

Второй фактор, при котором наделение правом владения землей может косвенно способствовать размещению людей, менее заметен, или во многих местах более важен. Предоставление прав за землю является обычно частью широких процессов разделения на зоны, причем вся земля разделяется тогда на подходящую для сельского хозяйства и непригодную для него. Земля, оцененная как непригодная для сельского хозяйства, часто передается под юрисдикцию государственных органов, чаще всего - управления лесами. В Лаосе такая связь естественна, поскольку проект распределения права на владение землей должен, как предполагается, следовать завершению Программы распределения полей и лесов (ПРПЛ), которая на данный момент является наиболее важным средством выполнения такого разделения на зоны. Исследование ПРПЛ в Лаосе покажет, как эта политика может приводить к массовому перемещению населению.

Распределение земли и перемещения людей

Во всей Юго-Восточной Азии многие фермеры занимают землю, классифицируемую как непригодную для сельского хозяйства или конкретно для вспахивания, причем на распоряжение ею претендуют государственные органы, особенно соответствующие управления лесным пространством. В этих зонах уточнение прав на собственность означало разрешение конфликтных претензий на обладание полевыми и лесными богатствами.

Во многих отношениях применяемые в Лаосе подходы производят впечатление модели, продвигаемой организациями по развитию экономики, защитниками общественных лесных хозяйств и теоретиками хорошо продуманного руководства. ПРПЛ

стр. 60


предоставляет жителям деревень право на коллективное владение лесами, как и землями для занятий сельским хозяйством. Распределение лесов коллективного пользования обладает преимуществами по сравнению с положением в других странах региона, которые часто оформляют все так называемые природные леса как эксклюзивные заповедники органов государственного управления. "Восьмиступенчатый" процесс распределения прав на леса, используемый с 1996 г., был разработан лаосско-шведской Программой лесоводства (2001), он принимает меры, которые, судя по текстам их записей, выглядят как проявление весьма серьезного сочувствия к обсуждению установления территории деревень о опоясывании их в отдельных зонах. "Национальный план действий по окружающей среде" констатирует, что соглашения заключены примерно с 6900 деревнями; это в 1999 г. составляло 50% всех деревень Лаоса.

Целями этой программы является не только уточнение прав собственности, но также и облегчение проблем владения ею путем расширения активных действий и совершенствования управления лесными пространствами на базе общественности, сохранения лесов и так называемой "стабилизации" сельского хозяйства. Впрочем, главное значение последней задачи раскрывается альтернативным наименованием программы - "Программа стабилизации изменений в возделывании земли". Это наименование используется как Управлением лесного хозяйства, так и в ведущем проекте Банка развития Азии (БРА). Этот проект считается базой для совершенствования процесса распределения территорий, чтобы сделать его еще более "прозрачным" и "привлекательным для участников" (Asian Development Bank, 1998). Международный союз охраны природы и природных богатств (IUCN, МСОП) также используют ПРПЛ, чтобы придерживаться новых методов сельского хозяйства в двадцати национальных зонах защиты биологических компонентов, определенных указом 1993 г. и покрывающих около 14% национальной территории (Gait et al., 2000, p. 50).

Прежде чем перейти к результатам перемещений, я должен подчеркнуть, что ПРПЛ является действительно образцовой во многих отношениях. Правила использования сельских лесов, сопровождающие разделение на зоны и распределение земель, содержат гораздо меньше ограничений, чем, например, те, которые присутствуют в законопроекте по общинным лесным хозяйствам, и поддерживаются как учеными, так и народными движениями в соседнем Таиланде. Как ожидается, процесс окончания демаркации границ деревень и зон приведет к актуальным переговорам между жителями деревень и местной администрацией, а результаты в целом базируются на той существующей практике, которая не противоречит сопровождающим мерам регулирования (таким, какие прилагаются к сельскому хозяйству).

Программу такого рода широко поддерживают большая сфера должностных лиц, организации помощи экономического развития, ученые, и все они высказываются за необходимость решать сомнительные проблемы и конфликты по поводу владения природными богатствами и строить управление их использованием на сельском уровне и на потребностях учреждений (Australian Mekong Resource Centre, 2002; Pravongviengkham). Многие экономические и демографические процессы вызвали конфликты по поводу доступа к природным ценностям и быструю деградацию последних в некоторых зонах. В числе этих процессов усилившаяся интеграция сельских территорий Лаоса в рыночную экономику, возросшие запросы на ценные леса и водные ресурсы из Таиланда, переселение людей, перемещавшихся из-за военных действий, и внутренняя миграция как результат правительственной политики, стремящейся сконцентрировать сельское население в местах сосредоточения ("фокусирования") в целях экономического развития (Pravongviengkham; Goudineau). Решение конфликтов по поводу доступа к земле и природным богатствам, возникших со времени войны, недостижимо без некоторых уступок со стороны претендентов - по крайней мере, в отношении части природных ценностей. Другими словами, определенное число косвенных перемещений в сфере доступа к средствам существования может быть неизбежным и право-

стр. 61


мерным, особенно там, где демаркация деревенских границ достигнута на основе переговоров между деревнями и взаимного согласия.

ПРПЛ была радушно встречена многими фермерами. Надежность права на владение землей, вытекающая из документации по сельским территориям, очень важна в стране, пережившей частое отсутствие стабильности за последнюю половину века. Например, сельские жители в одной из этнических лаосских деревень, включенной в исследования Национального Университета Лаоса (НУЛ), в которых принимал участие и я, дважды теряли рисовые поля из-за строительства плотин и не получали компенсации. Эти жители надеялись, что процесс распределения земель мог бы предотвратить дальнейшие не компенсируемые потери. Кроме того, они считали, что ограничения, предусматриваемые программой в сфере сельского хозяйства, практикуемые в соседней деревне Хмонг (Hmong), улучшат водоснабжение их влажных рисовых полей. В целом фермеры, имеющие доступ к земле, годной для постоянной обработки, выиграли от принятия программы благодаря надежности владения землей и официальному признанию права на сельские леса.

Несмотря на образцовые элементы ПРПЛ, увеличивается и число свидетельств о том, что эта программа была также одной из главных причин перемещений и обнищания населения в Лаосе - да к тому же и в такой мере, которая далеко превосходит необходимые шаги, способные разрешить конфликты претендентов на землю и природные богатства, а также установить права общественной собственности на сельские леса. Хотя невозможно точно установить число людей, ушедших с мест прежнего проживания исключительно или частично в связи с программой распределения собственности, похоже, что это число затмевает то, которое связано с дискуссионными по их значению или вызывающими международные споры возведениями плотин. В основанных на изучении сельской местности исследованиях НУЛ'а предварительные данные показывают, что выполнение программы распределения полей и лесов привело к существенному снижению доступа к природным богатствам. Из обеих названных сфер проходила существенная эмиграция после завершения программы распределения, и в число мигрантов входила треть всех семей из деревни Хмонг (Hmong)1. Хотя исследование не установило с полной определенностью причин ухода, похоже, что по меньшей мере одним из важных факторов, вызывавших миграцию, была утрата средств существования вследствие выполнения программы распределения собственности. Исследования НУЛ'а дает также основание полагать, что демаркация сельских границ была осуществлена слишком поспешно, а достигнута она была без взаимного согласия, ввиду чего и конфликты по природным богатствам не были разрешены этим процессом.

Доклады и сообщения о других элементах процессов, происходивших в стране, подтверждают указанные результаты. Наиболее убедительной до сих пор документацией является фиксация обложения коллективной собственности в 90 деревнях, осуществленная Государственным комитетом планирования (State Planning Committee, 2000). Эта документация показала, что наиболее часто упоминаемой причиной бедности была земельная проблема, которой особенно много внимания уделено в ПРПЛ. Используя цитаты и примеры, сообщение описывает, как процесс распределения земли вынуждал жителей сокращать циклы обработки земли, вызывая истощение почвы и снижение урожая риса при прежних затратах сил и времени (State Planning Committee, 2000, p. 7, 8, 12). Менее прямое свидетельство об эффектах перемещения людей и их обнищания в результате исполнения программы предлагается исследованием ЮНЕСКО (Goudineau), касающимся переселения деревень в Лаосе. Согласно этому исследованию треть всех деревень была перемещена из-за прямого и косвенного давления по поводу переселения и прекращения прежних методов ведения сельского хозяйства. При этом в некоторых зонах перемещение охватывало от 50 до 85% населения (Goudineau, p. 20). Во многих случаях это давление оказывалось путем ограничений, ставших следствием распределения собст-

стр. 62


венности на землю. Более того, переселение земледельцев не обязательно исключало ведение сельского хозяйства только по сезонам, поскольку многие территории не имели подходящей земли для постоянной ее обработки. Таким образом, способность деревенских жителей продолжать добывание продуктов питания была серьезно подорвана: давление, оказываемое государственной политикой в сочетании с концентрацией населения вынуждали селян обрабатывать землю в течение короткого времени; кажущийся дефицит живого тягла после переселений, в частности из-за того, что тягловых животных приходилось продавать, чтобы покупать рис в первые годы после переселения; селяне не обладали достаточными знаниями о ведении хозяйства в новой экологической обстановке; часто и здоровье и работоспособность серьезно страдали от передвижения.

Исследования НУЛ'а наряду с другими изучениями (State Planning Committee, 2000) показывают, что не относящиеся к лаосским этнические группы, составляющие около 45% населения, испытывают самую большую опасность перемещения и обнищания, в то время как этнические лаосцы скорее всего выигрывают от проводимой программы. Нелаосские этнические группы, очевидно, жили раньше в открытой местности и были вынуждены уступить давлению правительства, то есть поселиться в низинах (на равнинах). Когда они прибывали в эти зоны, то оказывалось, что тамошние жители - часто этнические лаосцы - уже контролируют большую часть земель, подходящих для постоянной культивации. Поэтому пришельцам приходилось надеяться только на прерывающееся (проложное) сельское хозяйство, на домашний скот и накопление лесных плодов (Hirsch, 1997). Поэтому и для многих этнических меньшинств процесс распределения собственности на поля и леса не обеспечил им неприкосновенности их владений, а до-

стр. 63


бавил новые элементы ненадежности, поскольку их сельскохозяйственная практика расценивалась как нелегальная. Примером такого положения, приводимым исследованием НУЛ'а, была деревня Хмонг. Она была основана в начале 1980-х годов в результате требований правительства к жителям нагорья переселиться в низины (Australian Mehong Resource Centre, 2002), но оказалось, что большая часть рисовых полей уже оккупирована этническими селянами Лаоса.

Как может программа реформирования права на землевладение, которая, как кажется, сочетает в себе такое большое число популярных сегодня подходов к развитию коренных начал сельского хозяйства, как и основанного на общественной базе распоряжения природными богатствами, -как может она страдать столь многими вредными эффектами? Чтобы понять это, следует рассмотреть ее в контексте серьезных усилий правительства по перестройке использования пространств в Лаосе. ПРПЛ не только распределяет землю в собственность селян, но и создает большие площади государственных лесных участков за пределами новых сельских территорий, хотя значительная часть этой площади задолго до этого использовалась населением. Сегодня программа подкрепляется знаниями о правильном обращении с окружающей средой, выработанными вновь перестроенными органами экономического развития, такими как Всемирный банк (Goldman, 2001) и Банк развития Азии (БРА). Но стремление реорганизовать пространство по такому образцу не было инициативой международных органов содействия; это было частью политики Патет-Лао начиная почти с того самого момента, когда управляющая этим королевством династия получила возможность контролировать территорию страны (Evans, 1999, р. 127 - 128). Основным результатом этой реорганизации пространства является, как полагают, сосредоточение населения в строго демаркированных низменных зонах (на равнинах) и вдоль главных транспортных магистралей, причем большая часть территории осталась незаселенной, покрытой лесами и управляемой государственными органами.

Такая политика основана на оценках возможностей использования земли, сводящихся к тому, что большая часть территории Лаоса не подходит для сельского хозяйства и должна расцениваться как лесное пространство или преобразовываться в такое качество. Например, согласно данным Международного союза охраны природы и природных богатств (МСОП, IUCN), только 3,3% земель Лаоса годятся для вспахивания, между тем как в Таиланде такие земли составляют 34,3% территории (Chape, 1996). В 1998/1999 гг. Лаосская Сельскохозяйственная Перепись выдала показателем общей суммы пригодных для вспахивания земель 3,7% национальной территории, между тем как стратегический отдел сельскохозяйственного сектора правительства практикует использование такого критерия как плодородные покатые поверхности и почвы, доля которых достигает по имеющимся данным от 15 до 32%. Во всех этих случаях цифры опираются прежде всего на исследования и сведения организаций по экономике за пределами Лаоса, таких как Всемирный банк, Банк развития Азии (ADB, БРА) или Организация питания и сельского хозяйства (ОПСХ; Food and Agriculture Organization, FAO). Программа распределения полей и лесов (LFAP, ПРПЛ), как полагают, вносит вклад в дело отмены сельскохозяйственной деятельности на землях, не подлежащих вспахиванию, которые составляют от 68% до 96% всей территории - в зависимости от того, чьи исследования принимаются за основу.

Первостепенными средствами всех этих действий были демаркация границ деревень, разделение сельской земли на зоны, когда возделывание почв разрешается только при отсутствии на них "вторичного" или "первичного" лесного покрытия, а также - что вызвало больше всего дискуссий - навязывание максимального ротационного периода сроком в 3 года. Согласно интервью, проведенному с главой Отдела стабилизации смены сроков возделывания земли Министерства сельского и лесного хозяйства, целью является полностью избавиться от трехпольной системы земледелия к 2010 году. Местные административные органы имеют приказ ежегодно

стр. 64


отчитываться о зонах трехпольной системы; если, согласно докладам чиновников, спада в сельском хозяйстве не происходит, а поставленные цели достигаются, то и соответствующие показатели могут меняться, а достижение успехов фиксируется документально (здесь имеют значение и личные связи). Основная цель состоит в том, чтобы найти компромисс между процессом принятия в хозяйство новых участников и весьма строгими ограничениями и необходимостью достижения поставленных целей, все это - чтобы усилить новую организацию пространства, основанную на критериях распоряжения элементами окружающей среды.

Это наступление на трехпольную систему земледелия основано на серии допущений, и все они были вызваны как исследованиями в Лаосе, так и широкой сферой литературы по трехпольному земледелию. Эти допущения состоят в том, что трехполье 1) вызывает обнищание, 2) становится неустойчивым ввиду увеличивающейся плотности населения, 3) наносит вред лесным насаждениям и 4) уменьшает водные ресурсы, доступные для сельского хозяйства на равнинах.

Во-первых, учитывая бедность населения и особенности трехполья, исследования, из которых я черпал излагаемые здесь сведения, показывают, что причинная связь должна быть представлена в обратном порядке: фермеры прибегают к трехполью потому, что у них недостаточно земли, годной для непрерывной культивации. - Во-вторых, судя по изученной мною литературе об экономическом развитии Лаоса, достигнутой в форме публикаций, а также судя по документации проводимых проектов, можно полагать, что воздействие роста населения на трехполье в Лаосе часто преувеличивается. Данные по сокращению периодов возделывания земли под пар и урожаев с участков трехполья часто преуменьшают значение того факта, что изменения являются результатом правительственных ограничений в области трехполья; вместо этого причиной изменений называют увеличивающуюся плотность населения (Roder, 1997).

Более важным является свидетельство, указывающее, что отрицательное воздействие на природные ресурсы оказывали концентрация населения и запросы на ресурсы извне, диктуемые скорее строительством плотин и вырубкой лесов, чем всеобщим ростом плотности населения (Thapa, 1998; Pravongviennkham; Gaudineau; Anonymous, 2000). Предельная плотность населения Лаоса составляет всего около 22 человек на квадратный километр (для сравнения: в Таиланде - около 250, а во Вьетнаме - 1000), многие из которых горожане или практикуют выращивание риса, предпочитая трехполье. Согласно данным переписи сельского хозяйства 1998/1999 г., общая площадь земли, используемой под сельское хозяйство, включая и земли под паром, составляла всего 10000 квадратных километров из общей территории земель в 236800 квадратных километров, то есть примерно 4,2% территории страны. Хотя имеются серьезные свидетельства об истощении природных ресурсов в связи с уплотнением населения и ограничениями, введенными ПРПЛ, имеется лишь небольшое число свидетельств в поддержку утверждения, что максимальная плотность населения слишком высока, чтобы поддерживать трехпольное хозяйство силами тех, кому недостает допуска к землям, пригодным для непрерывной культивации.

В-третьих, существует обширная международная литература, утверждающая, что трехполье может трансформировать леса или распоряжаться ими, но не обязательно должно разрушать леса. Фокс (Fox et al., 2000), например, останавливается на полевых работах в различных зонах Юго-Восточной Азии, где плотность населения гораздо выше, чем в Лаосе, и утверждает, что трехполье может часто быть наилучшим средством сохранения биологического разнообразия лесов, а также наиболее приемлемым методом использования земли для удовлетворения потребностей местных общин. Что касается Лаоса, то как исследования местных условий (Thapa, 1998; Fujisaka, 1991), так и анализы государства в целом (Anonymous, 2000), полагают, что главной причиной уменьшения лесных насаждений в Лаосе была скорее коммерческая их вырубка, чем трехпольная система земледелия. Исследование отдельных явлений тоже богато примерами таких ситу-

стр. 65


аций, когда трехполье не имело серьезного влияния на лесное покрытие (Thapa, 1998; Sandewalletal., 2001).

В-четвертых, замечание о том, что уменьшение лесных насаждений или трехпольная система сельского хозяйства сокращает снабжение водой равнинных зон, находит мало поддержки у исследователей, изучавших гидрологические эффекты различных систем использования земли (Forsyth, 1996). Тем не менее, упомянутое предположение распространено в дискуссиях о преимуществах программы; различные доводы встречаются и в официальных документах, и в переговорах на сельском уровне. Например, на участках исследований НУЛ'а, местная администрация использовала обещание повышенного водоснабжения для сельского хозяйства на равнинах в качестве способа убеждения селян согласиться на ограничения в области трехполья. Подготовительный доклад для ведущего проекта Банка Развития Азии (ADB, 1998) в частности показателен с точки зрения того, как объясняется необходимость преобразования пространства и обретения средств к существованию, даже перед лицом противоположных свидетельств в том же докладе.

Согласно Приложению 4 доклада БРА по лесному хозяйству, усовершенствованные защита и порядок использования лесных водоразделов в целевых провинциях должны обеспечить возможность орошения 92% площади рисовых полей на равнинах, которые до сих пор еще не поливались, и произвести больше гидроэлектрической энергии. Это - поразительные предположения, встречающие противоречия уже в следующем параграфе того же документа, который отмечает, что вспаханные под пар земли в зоне проекта перерождаются в лесные заросли; что горная местность является в конечном итоге не просто крупной открытой зоной, а мозаичной смесью небольших культивированных участков земли, окруженных широкими полями необработанного лесного пространства; и что в такой ситуации не наблюдались никакие вредные для экологии влияния. Как ни удивительно, доклад завершается оптимистическим заключением, что создавшееся положение сделает необязательным дорогостоящее новое насаждение лесов в старых трехпольных зонах, когда (или если) фермеры трехполья уменьшат или остановят свои действия по вырубке и сжиганию лесов. Очевидное альтернативное заключение - о том, что трехпольное хозяйство в этой зоне является полезной и даже благоприятной в экологическом отношении формой культивации (Fox et al., 2000) - в докладе не затрагивается. Не выражают авторы доклада и никаких соображений о том, что ограничение трехполья не должно привести к предполагаемому эффекту создания крупных новых водных ресурсов для использования на равнинах.

Проблемы, касающиеся сегодняшней ПРПЛ, получили ныне широкое признание, и в сфере некоторых государственных чиновников, а также организаций помощи экономическому развитию, ведутся поиски альтернативного, более гибкого процесса (Pravongviengkham). Примеры охватывают проект Банка развития Азии (ADB) и доклады, составленные для лаосско-шведской Программы лесного хозяйства до ее окончания в 2001 году. Но проект ADB, как и раньше, посвящен общим целям "стабилизации" меняющегося сельского хозяйства и реорганизации пространства в духе разделения его на изолированные сельскохозяйственные и лесные зоны. Политика - по крайней мере, в некоторых зонах - стала более гибкой. Согласно мнению Правонгвиенгхама (Pravongviengkham, р. 80), который является лаосским главой ведущего проекта БРА, министерство сельского и лесного хозяйства теперь уже отказалось от строгого контролирования ограничений, наложенных на трехполье в тех районах, где нет земель достаточной площади, годных для непрерывного сельскохозяйственного использования. С моей точки зрения, до сих пор неясно, будет ли такое смягчение строгости исполнения программы отражаться в виде фундаментальных изменений практических действий, в отходе от целей устранения трехполья в связи с переходом к ежегодным целям и с уклоном в политику признания трехполья жизнеспособной и приемлемой системой распоряжения природными ресурсами.

стр. 66


Реформа землевладения без перемещения населения

Население всех горных пространств материка Юго-Восточная Азия давно уже проявило высокий уровень мобильности в связи с войной, поисками плодородных земель, стремлением уйти от уплаты налогов и т.д. (Goudineau). Факторами, делающими реформы землевладения и связанные с ними программы переселения нескольких последних десятилетий более прозрачными, является то, что они стали следствием такой политики экономического развития, которая стремится реорганизовать пространство, разделить его на нагорья, покрытые лесами и используемыми для вырубки или в качестве заповедников, и низменные равнины, характеризуемые непрерывным, интенсивным коммерческим сельским хозяйством. Это вызвало переселение людей из прежних экологических пространств, которые им наиболее привычны, в пространства, из которых они вряд ли могут уйти обратно. Драматическая природа этой политики особенно очевидна в условиях Лаоса. Воздействия новой политики реформирования прав землевладения на феномен перемещения происходят в большой мере от тех методов, которыми политика вынуждает проводить эту реорганизацию пространственной сферы.

Я не утверждаю, что программы проведения реформ в области землевладения должны быть приостановлены. В данной статье я проявил осторожность, заметив, что многие лица выигрывают от этих программ - они обретают легальное признание прав на природные ресурсы в таких ситуациях, в которых они раньше были объектами не компенсируемой экспроприации: они готовы использовать право на землю в качестве залога под кредит; они обретают лучшие доходы от своих земель и т.д. Эти выводы имеют важное значение, они могли бы быть адекватной причиной проведения такой политики - если бы были объектами значительных изменений.

Наиболее важной причиной того, что политика реформирования прав землевладения вызывает перемещения населения и его обнищание, является тот путь, по которому эти программы интегрируются в политику использования земли на национальном уровне. Эта политика охватывает природные ресурсы как собственность государства и стремится реорганизовать пространство такими средствами, которые лишают некоторых лиц способности добывать себе средства существования. Исправление этих недочетов возможно, но только при условии серьезных изменений тех допущений, которые определяют возможность реформирования прав на владение землей. С учетом распределения земли, политика отмены трехполья и реорганизации пространства с четким разделением на лесные и сельскохозяйственные зоны должна быть пересмотрена. Вполне возможно представить себе процесс распределения земли, который не стремится реорганизовать пространство, разделяя его на взаимно исключающие друг друга сельскохозяйственное и лесное пространства и имеет дело с трехпольем как с осуществимой и устойчивой практикой использования земли.

С учетом вопросов широкого профиля относительно экономического развития и перемещения людей, эта статья является в частности аргументом того, что наше внимание к эффектам перемещения, вызванным экономикой, должно выйти за пределы дебатов о мегапроектах типа строительства крупных плотин и рассмотреть, каким образом любой вид экономического развития заряжен потенциалом вызывать перемещения. Увязывая реформы права на землевладение с разделением использованных земель на зоны, я выясняю, какие явления оказываются достаточно очевидным примером путей, по которым экономическое развитие охватывает пространственную реорганизацию населения, и что оно предпринимает в связи с этим. Основные подходы могли бы быть распространены и на многие другие виды деятельности в сфере экономического развития, поскольку последнее включает реорганизацию пространства и перемещение некоторых действий по добыванию средств существования.

Работа также выражает мнение, что необязательно приходить к выводу о том,

стр. 67


что любые действия в сфере экономического развития должны прекращаться перед лицом неизбежных перемещений и обнищания населения. Связанные с экономическим развитием вмешательства в текущую жизнь часто могут быть оправданными, даже если они способны привести к перемещениям населения. Не означает это и того, что специалисты по экономическому развитию могут просто оправдывать необходимость перемещений, если доходы от связанных с ними перемен превышают расходы, а затем переходить к вопросам о наилучших путях восстановления нормальной жизни после перемещений. Но вместо этого, полагаем, вся политика и программы экономического развития должны быть тщательно продуманы с точки зрения возможного их косвенного воздействия на перемещения людей и предотвращения такого воздействия.

Более серьезное отношение к косвенным перемещениям людей могли бы направить наше внимание и на поиски путей предотвращения перемещений, или - там, где такие эффекты неизбежны - на сведение их к минимуму, чтобы жизнь и средства существования перемещенных лиц не оказались разрушенными. Можно сказать, что подход, связанный с предотвращением отрицательных последствий, достоин предпочтения перед подходом, предусматривающим борьбу с уже наступившими бедами. Рассматривая вопросы, о которых шла речь в данной статье, я отметил, что возможны именно альтернативные подходы к распределению полей и лесов, способные предотвратить или свести к минимуму большинство эффектов перемещения, вызываемого ПРПЛ (Pravongviengkham). Впрочем, даже когда речь идет о мегапроектах, большее внимание к косвенному перемещению привело бы к трудностям при оценке этих проектов как с экономической, так и с общечеловеческой точки зрения; тогда политика экономического развития отодвинулась бы от проектов такого типа в сторону таких подходов, которые способны уменьшить степень бедности, максимально обеспечить получение рекомендаций и участие в изменениях, сводя к минимуму перемещения людей и непредсказуемые воздействия, ведущие к их обнищанию. Но и все это не может смягчить раздражающих дилемм, сопровождающих экономическое развитие, которое либо приносит явные выгоды, либо обращается к решению наиболее актуальных проблем за счет неизбежного перемещения населения. Но деятели экономического развития могут много сделать, чтобы проблемы стали не столь трудно решаемыми, они могут предложить лучшие подходы к их решению.

Примечания

* Информация о Лаосской Народно-Демократической Республике, представленная в настоящей работе, была собрана благодаря моему участию в программе обучения, утвержденной специальной комиссией при Национальном Университете Лаоса. Выражаю благодарность участникам этой программы и особенно Иайои Фуджита (Yayoi Fujita), который оказал мне ценную помощь при изучении лаосской политики по использованию полей и лесов. Некоторые исследования были также профинансированы грантом канадского Совета по исследованию в области социологии и изучения человеческих отношений.

1 Деревня Гуаи Нхьяанг (Huai Nhgaang), профилированная также в интернете Австралийского научно-исследовательского центра Меконг.

стр. 68


Библиография

Anonymous. Aspects of forestry management in the Lao PDR. Amsterdam: Tropical Rainforest Programme. 2000.

ASIAN DEVELOPMENT BANK. Lao PDR shifting cultivation stabilisation project preparation report, Annex 4. Rome: FAO/Asian Development Bank Cooperative Programme, 1998.

AUSTRALIAN MEKONG RESOURCE CENTRE. Resource management in the Nam Ngum watershed, Lao PDR // http://www.mekong.es.usyd.edu.au/case_studies/nam_ngum/a_multi.htm. 2002.

Chape S. Biodiversity conservation, protected areas and the development imperative in Lao PDR: forging the links. Vientiane: IUCN, 1996.

Chirapand S. The Thai land reform programme//http://www.seameo.org/vl/landreform/inde xl.htm (website for ALRO). 2000.

Evans G. Lao Peasants Under Socialism and Post-Socialism. Chiangmai, Thailand: Silkworm Books, 1995.

Evans G. Ethnic change in the northern highlands of Laos // Laos: Culture and Society. Chiangmai / Ed. Evans G. Thailand: Silkworm Books, 1999.

Forsyth T. Science, myth, and knowledge: testing Himalayan environmental degradation in Thailand // Geoforum. 1996. V. 27. N 3. P. 375 - 392.

Fox J., Truong D. M., Rambo AT., Tuyen N.P., Cue T., Leisz S. Shifting cultivation: a new old paradigm for managing tropical forests // BioScience. 2000. V. 50. N 6. P. 521 - 528.

Fujisaka S. A Diagnostic Survey of Shifting Cultivation in Northern Laos: Targeting Research to Improve Sustainability and Productivity // Agroforestry Systems. 1991. V. 13. P. 95 - 109.

Gait A., Sigaty G., Vinton M. The World Commission on Protected Areas, 2nd Southeast Asia Regional Forum, Pakse, Lao PDR, 6 - 11 Dec. 1999, vol. 1, Executive Summary, Vientiane, Lao PDR: IUCN, 2000.

Goldman M. The birth of a discipline: producing authoritative green knowledge, World-Bank style // Ethnography. 2001. V. 2. N 2. P. 191 - 217.

Hirsch P. Seeking culprits: ethnicity and resource conflict // Watershed. 1997. V. 3. N LP. 25 - 28.

LAO-SWEDISH FORESTRY PROGRAMME. Experiences from the Lao Swedish Forestry Programme, 1995 - 2001. Vientiane, Lao PDR:

Swedish International Development Agency (available on CD-ROM), 2001.

Land Policies and Farm Productivity in Thailand / Eds Feder G., Onchan T., Chalermwong Y., Hongladarom C. Baltimore, MD: Johns Hopkins Univ. Press, 1988.

Maxwell D., Wiebe K. Land tenure and food security: exploring the dynamic linkages // Development and Change. 1999. V. 30. P. 825 - 849.

Pravongviengkham P.P. A national advocacy for a holistic and decentralised approach to forest management in the Lao PDR. Mekong Resource Centre online library, www.mekonginfo.org. nd.

Resettlement and Social Characteristics of New Villages / Ed. Goudineau Y. Vientiane, Lao PDR: UNESCO and UNDP. nd.

Rigg J. Embracing the global in Thailand: activism and pragmatism in an era of deagrarianisation // World Development. 2001. V. 29. N 6. P. 945 - 960.

Roder W. Slash-and-burn rice systems in transition: challenges for agricultural development in the hills of northern Laos // Mountain Research and Development. 1997. V. 17. N 1. P. 1 - 10.

Sandewall M., Ohlsson B., Sawathwong S. Assessment of historical land-use changes for purposes of strategic planning - a case study in Laos // Ambio. 2001. V. 30. N 1. P. 55 - 61.

Scott J.C. Seeing Like A State. New Haven: Yale Univ. Press, 1998.

STATE PLANNING COMMITTEE. Poverty in the Lao PDR: participatory poverty assessment. Vientiane, Lao PDR: SPC, 2000.

Thapa G. Issues in the conservation and management of forests in Laos: the case of Sangthong District // Singapore Journal of Tropical Geography. 1998. V. 19. N I. P. 71 - 91.

Vandergeest P., Peluso N. Territorialization and state power in Thailand // Theory and Society. 1995. V. 24. P. 385^426.

VIA CAMPESINA. Bangalore declaration of the Via Campesina, October 6, Bangalore, India, http://www.globenet.org/ifi/anglais/topics/trade/ban-galore.htm. 2000.

WORLD BANK. Land policy and administration: lessons learned and new challenges for the development agenda. Preliminary Draft for Consultation, available on the World Bank website in 2001 // www.worldbank.org. 2001.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ЗЕМЛЯ-ДЛЯ-НЕКОТОРЫХ-ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ-ПЕРЕМЕЩЕНИЯ-В-ЛАОСЕ-ВЫЗВАННЫЕ-РАЗВИТИЕМ-СТРАНЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Семен ВисюлькаContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/semeneee

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ЗЕМЛЯ ДЛЯ НЕКОТОРЫХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ: ПЕРЕМЕЩЕНИЯ В ЛАОСЕ, ВЫЗВАННЫЕ РАЗВИТИЕМ СТРАНЫ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 16.11.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ЗЕМЛЯ-ДЛЯ-НЕКОТОРЫХ-ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ-ПЕРЕМЕЩЕНИЯ-В-ЛАОСЕ-ВЫЗВАННЫЕ-РАЗВИТИЕМ-СТРАНЫ (date of access: 06.08.2020).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Французская политическая публицистика накануне Великой революции. Ж.-Г. Туре
8 days ago · From Україна Онлайн
Партизаны и подпольщики Дона и Кубани. 1941-1942 гг.
12 days ago · From Україна Онлайн
Ф. Рузвельт и социальное законодательство США
Catalog: Право 
12 days ago · From Україна Онлайн
Согласно физикам XX века некакого времени «самого по себе». Нет времени, которое существовало бы без связи с тем, что происходит в физическом мире. Время всегда и везде выступает не «вообще», а конкретно — в каждом данном физическом явлении оно свое. Это именно то время, которое длится в ходе данного явления в данном месте пространства
Catalog: Физика 
14 days ago · From someone
Торговая конкуренция в Сибири в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Спорные вопросы аграрной истории России первой половины XIX в.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Министерство внутренних дел Франции и студенческие волнения 1968 г.
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Народно-республиканское движение во Франции и послевоенная европейская интеграция
Catalog: История 
15 days ago · From Україна Онлайн
Что такое простата?
Catalog: Медицина 
18 days ago · From Україна Онлайн
The monograph explores the current problems of macroeconomic analysis and forecasting using new methods and models. The decisions of problems of transformation of the value of goods in their prices of manufacture, modeling of the expanded reproduction, researches of influence of taxes and inflation on economic growth, etc. are shined. The main paradoxes of post-Keynesian and neoclassical macroeconomic models are explained. A new macroeconomic model of economic growth has been developed, which makes it possible to measure the impact of different types of technological progress on the dynamics of gross domestic product, employment, and inflation. The author has revealed the regularities of economic growth in the USA and Ukraine, which are of practical importance. The prerequisites for accelerating economic growth in Ukraine have been formulated.
Catalog: Экономика 
27 days ago · From Valeriy Kalyuzhnyi

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЗЕМЛЯ ДЛЯ НЕКОТОРЫХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ: ПЕРЕМЕЩЕНИЯ В ЛАОСЕ, ВЫЗВАННЫЕ РАЗВИТИЕМ СТРАНЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones