Libmonster ID: UA-11620
Author(s) of the publication: А. Хисамутдинов

Share this article with friends

Говорят, если человек талантлив, то он талантлив во всем. Это в полной мере относится и к Е.Е. Яшнову. Общепризнанный авторитет в области китайской экономики и статистики 1 он был также талантливым поэтом. Первым отметил поэтический дар Яшнова поэт Валерий Перелешин 2 . Небольшую биографическую заметку о нем опубликовала Елена Таскина 3 . Но эти работы носят общий характер и почти целиком повторяют сведения из предисловия к последнему сборнику стихов Яшнова, написанного, вероятно, его женой 4 . И даже в антологии, посвященной творчеству поэтов, живших в Приморье, даны весьма отрывистые и неполные сведения о поэте 5 . К сожалению, Яшнов не оставил подробной автобиографии. Из его прижизненных документов сохранилась лишь копия анкеты, которую он отправил М.Ф. Достоевскому в "ЦЕКУБУ престарелых ученых".

Евгений Яшнов родился 16 ноября 1881 г. в пос. Норская Мануфактура в 12 верстах от Ярославля. Его отец занимался покупкой льна для льнопрядильных фабрик и умер в возрасте 34 лет, когда мальчику было всего 4 года. Мать Яшнова была из ярославских мещан. Горе не сломило ее, и, проявив удивительное самопожертвование и работая на фабрике, она смогла дать хорошее образование сыну. В 1897 г. он окончил Ярославское городское училище. "Семнадцатилетним (даже моложе) мальчиком, - вспоминал он позже, - кончившим Ярославское городское училище, не имевшим ни знаний, ни опыта, ни руководителей, тыкался я туда и сюда, словно щенок, потерявший свою конуру. Бывали и очень тугие времена - вплоть до помыслов о самоубийстве и т.п. Вообще "праздник жизни - молодости годы" для меня прошли очень грустно. Но уже с 21-22 лет я понемногу черепашьим шагом стал находить себя и, следовательно, свое место в мире" 6 .

Продолжить образование молодому Яшнову помешал, с одной стороны, недостаток средств, а с другой, - увлечение политикой. С 1899 по 1904 гг. его трижды арестовывали, а с 1902 по 1904 гг. он находился в ссылке в Вологде. Все это время Яшнов работал в газетах - сначала корректором, а потом и журналистом. Его статьи появлялись в "Северном крае", "Самарской газете", "Самарском курьере", "Нижегородском листке". В 1905 г., переехав в Санкт- Петербург, Яшнов писал статьи в газеты "Новости жизни", "Товарищ", "Голос", "Волна". Тогда же им было написано несколько десятков стихотворений и рассказов. В эти годы он близко сошелся с поэтической средой столицы. В 1906 г. у него выходит первая книжка стихов "В каменном городе", а на следующий год вторая - "Голоса молодости". Эти работы были отмечены М. Горьким. "После арестов и ссылки, - писала жена Яшнова, - он жил около двух лет в Петербурге и Москве, некоторое время скрывался в Финляндии и


Хисамутдинов Амир Александрович, кандидат исторических наук, старший преподаватель Дальневосточного Технологического института (Владивосток).

стр. 169


ненадолго выезжал заграницу в качестве корреспондента от какой-то газеты. Побывал он тогда в Италии, в Вене и в Берлине. Делясь впоследствии своими впечатлениями о Берлине, он рассказывал, что каждый берлинский дворник уже в то время собирался завоевывать Россию" 7 .

Литературным трудом было невозможно заработать на жизнь, и Яшнов устраивается на должность статистика. Еще во время вологодской ссылки ему пришлось работать счетчиком в оценочном бюро Губернского земства. Тогда его наставником был известный статистик П.П. Румянцев. Вскоре, как он часто делал это впоследствии, Яшнов круто меняет жизнь и уезжает в Среднюю Азию. В 1908 г. появляется в Туркестане, где устраивается на работу статистиком в управление переселенческого дела в Сыр-Дарьинском районе, занимаясь главным образом исследованиями киргизского хозяйства. Это был период, когда он стал увлеченно работать над стихами.

Через несколько лет Яшнов на короткий срок покидает Среднюю Азию. Два года - 1913-1914 гг. - он провел в Самаре, обследуя крестьянские и помещичьи хозяйства. Наглядно убедился в том, какие противоречия вызрели к тому времени в крестьянской среде, и предчувствовал, что скоро может вспыхнуть бунт. Много позже его друзья вспоминали его пророчества.

О друзьях Яшнова известно очень мало. Он был дружен с литературоведом и библиографом Н.С. Ашукиным, который пришел в поэзию примерно в то же время, что и Яшнов, и опубликовал несколько поэтических сборников прежде чем увлекся биографическими работами. Близким другом Яшнова был правнук С.Н. Глинки литературовед А.С. Волжский, рассматривавший личность через религиозно-философскую проблематику. Другом и коллегой по перу становится для Яшнова и Л.Н. Зилов, который, как и он, увлекался пейзажной лирикой. Сохранилось несколько писем Зилова к Яшнову, в них он делился своими планами, давал советы по стихосложению.

В 1913 г. Яшнова командируют в Северную Персию для статистического обследования хозяйства русских переселенцев. Впечатления от новой поездки на Восток нашли отражение в его цикле статей "На пути в Афганистан". В них он описывает реалии незнакомой и во многом непонятной ему жизни среднеазиатских народов.

В Средней Азии Яшнов поработал с небольшим перерывом до 1915 г. Через сухие цифры он анализировал современное состояние экономики и составлял прогнозы на будущее. В это время опубликовал множество научных статей в различных журналах. В основном они были посвящены истории Туркестана, а также различным вопросам экономики и статистики. В начале 1915 г. Яшнов возвращается в Петроград и работает в управлении делами особого совещания по продовольствию (1915-1917), напечатал несколько интересных работ в "Известиях Особого совещания по продовольственному делу", "В Петрограде, - писала Л.Г. Бессонова-Яшнова, - он живет напряженной, насыщенной тяжелой работой, жизнью. Надо было кормить армию. Он и его сослуживцы работали по 10 и больше часов в сутки. В свободное время он встречался с людьми из петроградских литературных кругов. Он знал в ту пору Вячеслава Иванова, Федора Соллогуба и других. Встречался с Александром Блоком, стихи которого очень высоко ценил, понимал и увлекался ими до самой смерти. Это были предреволюционные годы, насыщенные политической борьбой. От сутолоки петроградской жизни Яшнов опять мысленно уносится в свои любимые степи, он живет воспоминаниями о них и надеждой на возвращение к природе" 8 . Мир поэзии помогал ему уйти от монотонной жизни чиновника.

Как статистик, занимающийся проблемами крестьянского хозяйства, Евгений Евгеньевич предчувствовал грядущие трагические перемены в России. Вот что Яшнов говорил устами одного из своих героев: "Помните одно - исто-

стр. 170


рия учит, что развалу всякого государства неизбежно предшествовала утрата религиозного чувства и воли к накоплению. И если то, что мы наблюдаем сейчас в России, не временное явление, то она накануне гибели, которая придет в виде одной из самых ужасных революций в мире. Всего хуже, что наша идиотская интеллигенция ждет - не дождется этой революции... Безмозглая окультуренная шпана и не подозревает, что революция прежде всего раздавит ее, что она радуется приближению своей смерти... Надо кричать об этом на всех перекрестках!..." 9

Гражданская война не изменила жизнь Яшнова. Наоборот, она как бы подтолкнула его к новым путешествиям. Легкий на подъем, он быстро переезжал из города в город, захватывая с собой только рукописи стихов и нехитрый скарб. Осенью 1917 г. Евгений Евгеньевич уезжает в Омск и занимается продовольственной и кооперативной статистикой в различных органах колчаковского правительства. В этот период увидели свет его работы по экономике Сибири в омском журнале "Промышленность Западной Сибири".

Предчувствуя падение белой власти, в конце 1919 г. он уезжает из Омска во Владивосток. Здесь работает консультантом и секретарем ведомства финансов правительства Антонова и сходится с поэтами Всеволодом Ивановым, Арсением Несмеловым, Леонидом Ещиным. На долгие годы его другом становится преподаватель Государственного Дальневосточного университета философ Л.А. Зандер. Несмотря на отточенную логику, ясность научных работ, Яшнов так и не стал преподавателем, хотя такая возможность была - преподавать в только что открытом университете во Владивостоке. Возможно, препятствием было отсутствие полного академического образования. Тем не менее во Владивостоке он продолжает печатать свои научные работы. Судя по обрывкам рукописей стихов, он вновь возвращается к поэзии.

Владивосток не стал постоянным домом Яшнова, и вскоре он переезжает в Маньчжурию. Изучением на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) условий работы занимались прежде всего экономическое бюро, тарифно-показательный музей, метеорологические станции и отделы агрономической части земельного отдела дороги. Здесь собралась целая плеяда талантливых специалистов, свидетельство тому - работы Г.В. Дикого, П.Н. Меньшикова, В.И. Сурина, H.A. Сетницкого и др. Важно было и то, что на протяжении многих лет издавался научный журнал "Вестник Маньчжурии". В Харбине проживало немало сотрудников бывшего Омского правительства. Зная Яшнова как прекрасного специалиста - статистика и весьма доброго сослуживца, они постарались перетащить Евгения Евгеньевича в Харбин, и в 1921 г. он переезжает туда. Его очень тепло принял управляющий КВЖД Б.В. Остроумов и назначил агентом Экономического бюро КВЖД (1921-1935). Долгое время это бюро возглавлял бывший министр финансов Омского правительства И.А. Михайлов, который прекрасно относился к Яшнову.

Вот одно из первых стихотворений, написанных Яшновым в Китае.

В Маньчжурии

Судьбы запутанный итог,

Сводимый говором копыта,

Пыль сладковатую дорог,

Цвета и гам чужого быта,

Чужой пейзаж, чужой порог.

Восточной девушки ланиты

И речи кружево чужой

Люблю бродяжною душой.

стр. 171


И здесь, в Маньчжурии, слепят

Иероглифы, тряпки, знаки,

Лавчонок с чем-то чайный ряд,

Меж них голодные собаки,

Гортанный крик, замкнутый взгляд

И сквозь сползающие мраки

Зовущий к радостям ночей

Фонарь китайский у дверей.

Как Духа Мрака древний стяг,

Фонарь качается кровавый...

Он, как убийца в овраге

Немую жертву сталью ржавой,

Влечет усталых и бродяг

В притон забыться за отравой...

Тысячелетья напролет фонарь зовет...

Евгений Евгеньевич принял участие и в деятельности пекинского журнала "Русское обозрение", редактором которого был известный профессор и деятель гражданской войны Г.К. Гинс. На страницах этого издания увидела свет подборка стихов Яшнова о России. В "Русском обозрении" он выступил и в роли критика. Превосходным качеством отличались харбинские журналы "Архитектура и жизнь", "Восточное обозрение". Многие репродукции были наклеены. Помимо статей о зодчестве там публиковались стихи и рассказы, которые, однако, по мнению рецензентов, не всегда были высокого уровня. "Первые две книжки журнала, - писал Е.Е. Яшнов, - имеют узко-местный - харбинский характер. Нам кажется, редакции не мешает несколько расширить сферу своего наблюдения. Даже ближайшие центры Дальнего Востока - Дайрен, Тяньцзинь, Шанхай и Пекин представляют с точки зрения архитектуры и искусства много интересного. Иначе, ограничиваясь одним Харбином, легко можно впасть в чисто провинциальное преувеличение значимости своей колокольни" 10 .

Очень многое дала Яшнову поездка в Москву, которую он совершил в 1923 г. Два месяца провел он в столице, увидел многих друзей и родных. Но не остался в Советской России. Он объяснял это тем, что уже оброс корнями в Китае, где нашел работу по душе. Вероятно, была и другая причина - он наглядно увидел новую жизнь при власти большевиков. Как ученый он понимал тщетность многих их усилий. И хотя неоднократно писал о следующем приезде в Москву и Петроград-Ленинград, этого не сделал. Несмотря на то, что немалая часть русской интеллигенции в Харбине с воодушевлением принимала новые изменения в России, Яшнов продолжал скептически относиться к ним. Жаркие споры протекали далеко за полночь. "Жизнь здесь, - писал Яшнов, - идет прежним темпом и тоном. Философское обнищание прогрессирует, и мы с Н.В. Устряловым порой доходим до того, что пьем "за упокой человечества". "Нет у меня упования на Гвебров и надежды на Ислам; в небесах - пустыня, а земля - лишь кукольный театр", - сказал один старый персидский поэт. Но так как надо же за что-нибудь цепляться, то большую веру подмениваешь маленькими верами (хорошо хоть не верочками) - в работу о китайском крестьянском хозяйстве, в шахматы, в поток прочитываемых книг, в выписки, во встречи, словом - во вседневное 11 . Известному стороннику сменовеховства Н.В. Устрялову Яшнов посвятил следующее стихотворение:

стр. 172


Порой Устрялов женственно поспешно

На сущее клал розовые краски.

В сердца угасшие хотел Сетницкий

Вдохнуть живую веру в воскресенье.

Их вразумить пытался тщетно Яшнов

Невразумительною пьяной речью.

В их снах и лицах Трифонов стремился

Вскрыть подсознательные устремленья.

Тоску по родину в глухой Байоне

Старался письмами облегчить Дикий.

Демократию защищал упорно,

Но безнадежно вечно - юный Нилус.

К ним прилепившись, мыслить о Европе

По-русски стал студент из Вены - Штирнер

И многие другие промелькнули

Меж них в пыли эпохи после - Омской.

Меж тем, летели годы революций,

Кипенья Азии, кремлевских планов.

Звучала музыка стихий повсюду

Назойливей Вертинского пластинок.

(Быть может, даже Блок сказал бы: слишком)

Шатались цены благ земных за ними

Все ценности в сознании колебались.

Утратили свой абсолютный облик

Для нас пространство, время и движенье.

Нас угнетали, в мысль не воплощаясь,

Идеи не рожденные. Скитались

Москвы агенты, бывшие монархи

И масса эмигрантская по свету.

Яшнов еще раз побывал в России. 11-18 апреля 1926 г. в Хабаровске состоялась I конференция по изучению производительных сил Дальнего Востока, на которую его пригласили. Это была его последняя поездка в Россию. Железный занавес стал медленно опускаться, но на Дальнем Востоке Харбин еще долго был окном в Россию, которым Яшнев пользовался, посылая книги. В 1926 г. вышла его большая книга "Китайское крестьянское хозяйство в Северной Маньчжурии". "Напрасно было бы, - отмечалось в предисловии к ней, - искать главный интерес предлагаемой книги в общих воззрениях автора по вопросу о теории крестьянского хозяйства, которым и сам он отвел лишь ограниченное место в заключительной главе. Хотя эти воззрения и в состоянии вызвать жаркие споры, но кто при оценке книги интересовался бы прежде всего содержащимися в ней общими теоретическими соображениями, тот неминуемо просмотрел бы исключительно крупное и совершенно бесспорное значение предлагаемого труда в сфере "цифр и фактов", установленных впервые для сельского хозяйства Маньчжурии на основе научных методов исследования" 12 . За эту работу Яшнов получил в 1928 г. награду Русского Географического общества.

Яшнов продолжал метаться между ночной работой и сочинением стихов. "От меня стихи ушли, - писал он в одном письме. - Может быть в силу внутреннего усыхания, м.б., по отсутствию окружения (это очень много значит!) и, наконец, м.б., потому, что нельзя же безнаказанно писать экономические книги и статьи. Для них необходимы какая-то совершенно иная упрощенная конструкция мышления, и раз к ней привыкнешь, то трудно вернуться к поэтическому бреду: так и лезут из-под пера суконные фразы. Но я не огор-

стр. 173


чаюсь. Был же у меня период от 20 до 30 лет, когда я почти не писал стихов, а просто жил и был по-своему счастлив и несчастлив. Конечно, экономика (да еще на чужбине) не дает удовлетворения. Вот кончил еще одну книгу ("Китайская колонизация Северной Маньчжурии и ее перспективы") - смотрю на нее, как муж на родившегося у жены от постороннего мужчины ребенка. При чем тут я?" 13 . Яшнов был не справедлив к своей книге. Она получила высокую оценку специалистов. В печати появились ссылки на нее.

Отдушину от невзгод Яшнов видел в переписке с друзьями. "Настроение усталое, - писал он в одном письме. - Небольшие болезни, отсутствие будущего, серый горизонт, - словом, весь тот комплекс красок, которыми окрашена теперь жизнь нашего поколения. Правда, лично мое существование пока вполне благополучно. Но кругом в мире такая невеселая атмосфера! Ныть я принципиально не люблю. На дне моей души есть какое-то здоровое старообрядчески-крестьянское (от предков) зерно. И я спокойно знаю, что мир движется к хорошему, а не к дурному. Но ведь даже по дороге к очевидному счастью можно наткнуться на глубокое болото. И мир как раз к нему подошел. В чем основная болезнь современности и как ее вылечить, - об этом, конечно, можно долго спорить. Я недавно был в Японии и ужасался царящей там бедности (крестьянства и мещанства); так же ужасает меня бедность китайской деревни; не лучше положение в Индии, Персии и, по-видимому, в Индокитае. Вот вам половина человечества, если не больше" 14 .

Яшнов продолжает интересоваться книжными новинками, которые издаются в России. Одно время он увлекся Ф.М. Достоевским, как личностью и великим писателем. В то время известным литературоведом и знатоком творчества Ф.М. Достоевского был А.С. Долинин. Проникнув в душевное состояние Яшнова, он писал ему в письме от 14 июня 1927 г.: "Затем об испытываемом Вами "стыде за содеянное и сказанное". Стыд за содеянное дело хорошее и хорошо, если на это есть чувствительность. Только я сомневаюсь, чтобы Вы когда-либо совершали "постыдные" деяния и потому у Вас, конечно, это гипертрофия. А вот стыд за сказанное находит у нас вообще, вернее должно было бы находить более пищи. Да и то вероятно не у Вас. Впрочем, Вы указываете совсем не ту причину, у Вас стыд из-за "непреодолимой ничтожности всех наших дел и помыслов". Вообще наша комариность пред лицом непостижимого мира - это одна из наиболее доминирующих нот Вашей души и Ваших мыслей <...> Центральный интерес для меня имеет то место Вашего письма, где Вы говорите, что, повидав много видов религиозности и при том подлинной, Вы пришли "к выводу об относительности религиозных форм и символов веры", что у Вас нет объективных оснований для признания христианства высшей формой. Опыт других религий и сочувственное восприятие его относительных прав есть и для меня очень близкое и если хотите сравнительно новое" 15 .

Поспешно начинает глохнуть и переписка с Долининым. Вот одно из последних писем Яшнова от 6 апреля 1928 г., так и не отправленное. "Я не так загружен работой и заботами, как Вы, и, однако, пишу редко. Правда, есть у меня оправдание: одно время у нас стали говорить, что у вас там подозрительно относятся к переписке с заграницей. И хотя Харбин - полурусский город с большой и чисто-советской и полусоветской колонией. Но все же я задумался. Впрочем, по- видимому, это преувеличено. Тем более, что наша переписка такая типично личная. Есть и другая - более, б.м., важная причина моего молчания: не то я опустел душевно, не то запутался... Трудно собраться с мыслями. Один лишь туман" 16 .

Судя по корреспонденции, Яшнов всерьез увлекается философией. Делится мыслями о ней в письмах к философу и журналисту Л.А. Зандеру и

стр. 174


другим. Видно, что поэзия не стала для Яшнова убежищем от проблем эмигрантского бытия, он ищет ответа в философии. О политических пристрастиях Яшнова трудно сказать что-либо определенное. Он никогда не говорил и не писал о них публично. Вот как отзывались о нем тогда в Харбине: "Е. Яшнов в настоящее время формально и фактически порвал с советскими кругами. По всем данным он намерен поселиться с женой в одном из приморских городов Дальнего Востока (возможно, Циндао или в Дайрене) и жить на средства, которые ему удалось сэкономить за время службы в СМЖД" 17 .

Японская оккупация Маньчжурии изменила политическую ситуацию. Один за другим уходили составы из Харбина на станцию Пограничная. Среди них было немало и сослуживцев Евгения Евгеньевича. Пришлось ему проводить Н.В. Устрялова и экономиста Н.А. Сетницкого. Все споры о философии, о будущем России были оставлены на потом. Жизнь рассудила их. Вскоре Устрялов и Сетницкий будут арестованы и расстреляны в Москве.

Осенью 1935 г., уже после продажи КВЖД японцам, Яшнов уезжает в Тяньцзинь. Затем, долго пожив в Пекине, устраивается в 1938 г. на постоянное жительство в Шанхае.

Почти не сохранилось свидетельств о последних годах жизни Яшнова. Вероятно, он продолжал писать стихи и научные работы. Начавшаяся Тихоокеанская война свела многие его усилия на нет. Сохранился в рукописи только набросок его интересного труда "Темные проблемы экономики сельского хозяйства в Китае". "Бесспорно, - писал Яшнов, - что в настоящее время Китай переживает весьма тяжелый аграрный кризис. Авторы "буржуазного" направления объясняют его пересеченностью страны. В более "левых" кругах причины видят в недостатках существующего строя и в "грабительской" политике империалистов. За последнее десятилетие второе направление приобрело себе немало адептов среди китайских экономистов. К сожалению, несмотря на довольно большую литературу по данному вопросу, многое в нем остается не освещенным, отчасти благодаря отсутствию надежных цифровых материалов, отчасти же в силу предвзятости многих исследователей, что нередко ведет их к забвению некоторых бесспорных предпосылок, которые, казалось бы, должны лежать в основе всяких суждений на эту тему. В результате порой авторы впадают в явные - но, однако, не замеченные ими - противоречия и делают выводы, не соответствующие реальному положению вещей. Цель этой работы - указать на некоторые пробелы в нашем понимании китайского аграрного кризиса" 18 .

Яшнов был деятельным участником заседаний Исторического кружка в Шанхае, где он выступил с теорией о строгой периодичности восстаний и революций в истории Китая. Многие запомнили строгую научную аргументацию и живость сообщения. Тема его доклада была "Китай, как изолированное государство". В своем заключении Яшнов отмечал: "Если мы так бессильны предвидеть свою собственную судьбу, то не значит ли это, что в отношении Китая, столь во многом чуждого для нас, дело обстоит еще хуже?.. Но в настоящем и здесь обстановка в данном смысле значительно изменилась. В экономическом отношении он начинает утрачивать свою изолированность и, в частности, постепенно превращается во ввозящую хлеб страну. На политической сцене исчезли северные "варвары" в виде кочевых или полукочевых народностей Азии. Их место заняли индустриальные государства Европы и Япония" 19 . Яшнов был уверен, что с помощью цифр можно предсказать будущее.

Это был его последний публичный доклад. В 7 часов утра 25 июня 1943 г. перестало биться его сердце. "Е.Е. Яшнов, - отмечалось в некрологе, - принадлежал к плеяде тех ученых статистиков, которые в конце прошлого, в начале текущего века, еще до революции много сделали к познанию России. Ста-

стр. 175


тистическая наука в их трудах потеряла свою былую сухость, она стала живой, действенной, руководящей, она учила и вдохновляла <...> Большую работу провел покойный в области изучения народонаселения Китая. Его работы по этому вопросу обратили внимание научных кругов и не раз цитировались другими учеными, в том числе и иностранными" 20 .

Его верным спутником и другом была жена - Любовь Георгиевна Бессонова-Яшнова. После смерти мужа она опубликовала поэтический сборник. Последним стихотворением в нем было следующее:

В вечерней полутьме едва маяча

И от усталости едва дыша,

Стоит пред Ним заезженная кляча,

Обглоданная временем душа.

Отчаявшаяся, полуживая,

Испившая судьбу свою до дна,

Она глядит на мир, не понимая,

Зачем была на жизнь осуждена.

Под кислотой отчаянья истлела

Последняя земная страсть,

И шелуха исчерпанного тела

Готовится - отжившая - отпасть.

(27 июня 1941 г.)

По свидетельству вдовы, многие стихи Яшнова были утеряны. Он часто писал на клочках бумаги, календарных листках или черновиках своих научных работ и мало заботился об их сохранности. Беспокоясь об архиве, она часть его передала известному китаеведу С.А. Полевому, жившему в США и работавшему в Гарвардском университете. Сюда вошли только что изданный сборник, некоторые письма, две небольшие рукописи и переплетенная тетрадь стихов. Другая часть материалов Яшнова, вероятно, попала в один из российских архивов. Перед своим отъездом в Россию в 1948 г. Л.Г. Яшнова встречалась с известным поэтом В. Перелешиным. От нее он получил сборник стихов Яшнова. Последние годы жизни вдова Яшнова жила в Свердловске. Продолжая мечтать о том, чтобы работами мужа пользовались отечественные ученые, она отправила академику B.М. Алексееву в дар книги Е.Е. Яшнова 21 . По утверждению Е. Таскиной, Л.Г. Яшнова перевезла прах мужа и похоронила в Свердловске 22 .

В 1997 г. автору этих строк посчастливилось побывать в Солт- Лейк-Сити и познакомиться с архивом семьи Полевых. Сын известного китаеведа Л.С. Полевой передал автору материалы Яшнова, которые и помогли написать настоящий очерк, за что выражаю ему искреннюю благодарность.

Благодарю также русского библиографа Гавайского университета Патрицию Полански за возможность ознакомиться с работами Е.Е. Яшнова, хранящимися в библиотеке Hamilton.

-------

1. Скачков П.Е. Библиография Китая. М., 1960. Алфав. указ. С. 686 (57 назв.).

2. Перелешин В. Поэт Евгений Яшнов // Новое Русское слово. Нью-Йорк, 1972. 11 июня. С. 5.

3. Таскина Е. Дороги жизни Е.Е. Яшнова // Проблемы Дальнего Востока. 1993. N 4. С. 114-115.

4. Е.Е. Яшнов (1881-1943) // Яшнов Е.Е. Стихи. Шанхай, 1947. С. V-XI.

стр. 176


5. Сто лет поэзии Приморья: Антология. Владивосток: Уссури, 1998. С. 290.

6. Собр. А.А. Хисамутдинова. Коллекция документов о Е.Е. Яшнове.

7. Е.Е. Яшнов (1881-1943) // Яшнов Е.Е. Стихи. Шанхай, 1947. С. VIII.

8. Там же. С. XI.

9. Яшнов Е.Е. У истоков революции. Из воспоминаний земского статистика // Русское обозрение. 1921. N 5 (май). С. 121-122.

10. Е.Я. (Рецензия) // Рус. обозрение. 1921. N 3-4 (март-апр.). С. 156.

11. Собр. А.А. Хисамутдинова. Коллекция писем Е.Е. Яшнова.

12. Дикий Г.В. Предисловие // Яшнов Е.Е. Китайское крестьянское хозяйство в Северной Маньчжурии. Экономический очерк - Харбин: Тип. КВЖД, 1926. С. V.

13. Собр. А.А. Хисамутдинова. Коллекция писем Е.Е. Яшнова.

14. Там же.

15. Там же.

16. Там же.

17. Государственный архив Хабаровского края (ГАХК). Ф. 830. Oп. 3. Д. 546. Л. 1.

18. Собр. А.А. Хисамутдинова. Коллекция писем Е.Е. Яшнова.

19. Там же. Рукопись Е.Ешнова.

20. Ар-ов Л. <Арнольдов>. Памяти Ев. Ев. Яшнова // Шанхайская заря. 1943. 26 июня. С. 3.

21. Архив Петербургского отделения института востоковедения Российской академии наук (СПб). Ф. 820. Oп. 3. Д. 936. 3 л.

22. Таскина Е. Дороги жизни Е.Е. Яшнова // Проблемы Дальнего Востока. 1993. N 4. С. 115.


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Е-Е-Яшнов-ученый-и-поэт

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Хисамутдинов, Е. Е. Яшнов - ученый и поэт // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 20.01.2021. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Е-Е-Яшнов-ученый-и-поэт (date of access: 06.03.2021).

Publication author(s) - А. Хисамутдинов:

А. Хисамутдинов → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
Могучая Америка, доставившая человека на Луну, вправе гордиться своим великим сыном Джоном Кеннеди, ставшим для Америки тем, чем был бог Аполлон для Эллады. Небо послало нам яркие знаки, подтверждающие это.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
Б. ШТУДЕР, Б. УНФРИД. КАДРЫ СТАЛИНСКОЙ ПАРТИИ. ПРАКТИКА И ДИСКУРС САМОИДЕНТИФИКАЦИИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ 1930-х гг.
2 days ago · From Україна Онлайн
С. РОМАНО. ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ. ОТ БАДОЛЬО ДО БЕРЛУСКОНИ
2 days ago · From Україна Онлайн
А. В. ГЛАДЫШЕВ. МИРЫ К.-А. СЕН-СИМОНА. ОТ СТАРОГО ПОРЯДКА К РЕСТАВРАЦИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Україна Онлайн
ВЕНГРИЯ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
2 days ago · From Україна Онлайн
ВЫСТУПЛЕНИЕ МАТРОСОВ В ПЕТРОГРАДЕ 14 ОКТЯБРЯ 1918 ГОДА
Catalog: История 
2 days ago · From Україна Онлайн
М. Ц. АРЗАКАНЯН. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ
Catalog: История 
3 days ago · From Україна Онлайн
ВОССТАНИЕ БУКОЛОВ В ЕГИПТЕ ВО II в. Н. Э.
Catalog: История 
3 days ago · From Україна Онлайн
АНГЛО-ГОЛЛАНДСКОЕ КОЛОНИАЛЬНОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО В 1814-1824 гг.
Catalog: История 
3 days ago · From Україна Онлайн
ФРАНЦУЗСКИЙ ЕЖЕГОДНИК 2000: 200 ЛЕТ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1789-1799 гг.: ИТОГИ ЮБИЛЕЯ. ФРАНЦУЗСКИЙ ЕЖЕГОДНИК 2001
3 days ago · From Україна Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Е. Е. Яшнов - ученый и поэт
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2021, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones