ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-11097
Author(s) of the publication: В. З. ДРОБИЖЕВ

Share with friends in SM

Коммунистическая партия придает большое значение изучению современной демографической ситуации и демографической политики1 , основы которой были заложены в первые годы существования Страны Советов.

Одним из важнейших проявлений гуманистической сущности Великой Октябрьской социалистической революции явилась демографическая политика Советского государства: борьба за снижение смертности населения, деятельность в области охраны материнства и младенчества, ликвидация неравноправия женщин, подлинная революция во всем укладе семейной жизни. Эти аспекты нашли отражение в литературе, однако специальному исследованию не подвергались.

Проблемам воспроизводства населения в первые годы Советской власти посвящены немногочисленные труды демографов и медиков. Уже в годы гражданской войны уделялось внимание анализу численности и воспроизводства населения, демографическим последствиям первой мировой и гражданской войн. Л. И. Сазонов и С. А. Новосельский привели важные сведения по таким вопросам, как боевые потери армии, снижение рождаемости, рост смертности населения, динамика браков и т. д. за 1914 - 1920 годы2 . С. Г. Струмилин попытался проследить влияние людских потерь в годы войны на общее движение населения3 . С. Колокольцев сопоставил данные переписи 1920 г. о численности детей различных возрастных групп с аналогичными материалами переписи 1897 г. и раскрыл влияние войн на воспроизводство населения в Донской области. Методика сопоставления сведений переписей населения 1897 г. и 1920 г. была применена и Д. Дивногорским4 .

Интересные данные о воспроизводстве населения в Петрограде и Москве были опубликованы С. А. Новосельским, А. П. Чертковым и П. И. Куркиным5 . Отдельные разрозненные сведения о воспроизвод-


1 См.: XXV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отч. Т. I. М. 1976, с. 98; XXVI съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отч. Т. 1. М. 1981, с. 73; Пленум Центрального Комитета КПСС (14 - 15 июня 1983 г.). Стеногр. отч. М. 1983, с. 119; Программа Коммунистической партии Советского Союза. Новая редакция. М. 1986, с. 41.

2 См. Труды Комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914- 1920 гг. Вып. I - II. М. -Пг. 1923.

3 Струмилин С. Г. Трудовые потери России в войне. - Народное хозяйство, 1920, N 18.

4 Статистика Юго-Восточного края, Ростов-н/Д., 1921, N 1 - 2; Дивногорский Д. Итоги переписи населения 1920 г. В кн.: Итоги переписи населения 1920 г. Население по однолетним возрастам и возрастным группам. Лица с физическими недостатками и психически больные. Население, участвовавшее в империалистической и гражданской войнах. М. 1928.

5 См.: Материалы по статистике Петрограда и Петроградской губернии. Вып. 5. Пг. 1921; Куркин П. И., Чертков А. П. Естественное движение населения г. Москвы и Московской губернии. М. 1927.

стр. 15


стве населения приводились в трудах демографов, работавших на Украине, в Сибири, Поволжье и других районах страны. Наибольший интерес представляет книга А. Кобалевского6 .

Несмотря на неполноту существовавших в то время данных (особенно о деревне и национальных окраинах страны), сведения о воспроизводстве населения, собранные, обработанные и опубликованные первыми советскими демографами, являются уникальными источниками, имеющими и ныне большую ценность, тем более что архивы загсов и местных статистических органов за первые годы Советской власти сохранились плохо.

Первая попытка исследовать воспроизводство населения в масштабах РСФСР была предпринята в 1928 году. Сотрудники ЦСУ РСФСР, опираясь на статистику загсов и данные Всесоюзной переписи населения 1926 г., подготовили книгу "Естественное движение населения РСФСР за 1926 г." (М. 1928). В ней содержались подробные сведения о рождаемости, смертности, брачности населения России, а также отдельных ее губерний, крупных городов, городского и сельского населения. В отдельных случаях в книге проводилось сопоставление с данными дореволюционного периода, а также первых лет восстановления народного хозяйства.

После окончания Великой Отечественной войны вышло несколько работ, в которых анализировалась численность населения Советской России в первые послереволюционные годы. Акцент делался на исследование демографических последствий первой мировой и гражданской войн7 . С 60-х годов начинается новый этап в развитии демографических исследований. Общий подъем общественных наук, углубленный интерес к проблемам народонаселения определяли бурный рост демографической науки. Возродился интерес и к проблемам истории воспроизводства населения в СССР. Б. Ц. Урланис на основе данных переписи 1926 г. сделал расчеты воспроизводства населения в 1918 - 1922 годах8 . Сборник статей под редакцией А. Г. Вишневского "Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР" (М. 1977) - одно из первых историко-демографических исследований, в котором приведен огромный фактический материал, начиная с XVII в., о воспроизводстве населения.

В. П. Данилов на основе тщательного исследования опубликованных данных, и прежде всего материалов переписи 1926 г., определил численность населения СССР за каждый год первого десятилетия Советской власти, рассмотрел соотношение городского и сельского населения9 . Чл. -корр. АН СССР Ю. А. Поляков проанализировал литературу и источники, характеризующие численность населения России в 1917 - 1920 годах. Он раскрыл значение материалов переписи 1926 г. для ретроспективного анализа движения населения, охарактеризовал методику исследования. Вполне обоснован вывод автора о недостаточности данных текущего учета населения10 . Сотрудники отдела демографии НИИ ЦСУ СССР под руководством А. Г. Вишневского и А. Г. Вол-


6 Ковалевский А. Очерки по демографии Саратова (Рождаемость и смертность. 1914 - 1927 гг.). Саратов. 1928.

7 См.: Боярский А. Я. К вопросу о естественном движении населения в России в 1915 - 1923 гг. - Ученые записки Московского экономико- статистического института, 1948, т. 1; Каминский Л. С., Новосельский С. А. Потери в прошлых войнах (1756 - 1918). М. 1947.

8 Урланис Б. Ц. Рождаемость и продолжительность жизни в СССР. М. 1963.

9 Данилов В. П. Динамика населения СССР за 1917 - 1929 гг. (Опыт археографического и источниковедческого отбора данных реконструируемых процессов). В кн.: Археографический ежегодник за 1968 г. М. 1970.

10 Поляков Ю. А. Население Советской России в 1917 - 1920 гг. В кн.: Проблемы истории русского общественного движения и историческая наука. М. 1981.

стр. 16


кова подготовили монографию "Воспроизводство населения в СССР" (М. 1983). Главное внимание в ней уделено современным проблемам, но приведены и некоторые важные сведения о демографических процессах 20 - 30-х годов.

Несмотря на наличие литературы, систематических данных о воспроизводстве населения в целом по Стране Советов за первые послеоктябрьские годы нет. В попытке восполнить в какой-то степени этот пробел и состоит цель настоящей статьи. В связи с плохо налаженной в рассматриваемые годы статистикой текущего учета населения автору приходилось пользоваться данными из разрозненных источников. По ряду районов сведений о воспроизводстве населения вообще не сохранилось. Это не могло не сказаться на степени полноты освещения проблемы.

Дореволюционная Россия характеризовалась необычайно отсталой структурой воспроизводства населения. Наряду с довольно высоким уровнем рождаемости существовала огромная смертность, особенно среди детей. Объяснялось это в первую очередь нищетой и безграмотностью масс, плохой системой здравоохранения. Средняя площадь одного врачебного участка составляла в 15 губерниях Европейской части страны 400 - 500 кв. верст, а в 14 губерниях - более 1 тыс. кв. верст. Если учесть крайне малочисленные кадры медицинских работников, нехватку транспортных средств, то можно сказать, что врачебная помощь большинству населения практически была недоступна11 . Огромные потери понесло население России в годы первой мировой войны. По сведениям, которые были в распоряжении Особого совещания по обороне, общая цифра потерь армии (убитые, раненые, попавшие в плен) к концу 1916 г. определялась в 5,5 млн. человек12 . Если сопоставить данные о динамике воспроизводства населения в городе и деревне, то видно, что самые большие потери наблюдались среди деревенского населения. Война оторвала от семей миллионы молодых мужчин. Всего за 1914 - 1917 гг. в армию было призвано не менее 15 млн. человек. В 1917 г. численный состав армии вместе с тыловыми учреждениями и органами управления составлял 11 - 12 млн. человек13 . Резко сократилось число браков. Если уровень брачности по шести губерниям Европейской России, Петрограду и Москве в 1913 г. принять за 100, то в 1914 г. он составлял уже 85, в 1915 г. - 46, в 1916 - 4414 . Сокращение брачности сопровождалось еще большим снижением рождаемости. Не успела Страна Советов разорвать путы, связывавшие Россию с империалистическими государствами, и выйти из войны, как армии белогвардейцев и интервентов начали вооруженную борьбу против первого в мире государства трудящихся. Война и блокада привели к новым человеческим жертвам, голоду, эпидемиям. Советскому государству пришлось вести настоящее сражение за жизнь трудящихся.

Мероприятия 1917 - 1920 гг., направленные на регулирование воспроизводства населения и прежде всего на борьбу за снижение смертности, были вызваны необычайно тяжелыми условиями жизни страны, но вместе с тем именно в эти годы были разработаны некоторые законы, которым суждена была долгая жизнь. Их принятие определялось магистральными направлениями демографической политики Советского государства, в выработку которой огромный вклад внес В. И. Ленин. Законы об охране материнства и младенчества, о ликвидации неравноправия женщины, о страховании женщин на время беременности, о пре-


11 Куркин П. И. Санитарные статистические таблицы. Вып. I. М. 1925, с. 32.

12 Сазонов Л. И. Потери России в войне 1914 - 1919 гг. - Труды Комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914 - 1920 гг., вып. I, с. 157.

13 Новосельский С. А. Влияние войны на естественное движение населения. - Там же, с. 137.

14 Там же, с. 104.

стр. 17


доставлении материальной помощи женщинам-роженицам и др. были направлены на становление новых, социалистических норм семейно-брачных отношений, на сокращение детской смертности, рост рождаемости.

Советское государство делало все возможное, чтобы снабдить детские учреждения необходимыми продуктами, бельем, одеждой. Была создана широкая сеть детских консультаций, обеспечивавших детей молоком, кашами по рецептам врачей. Для питания детей использовалась буквально каждая крошка. На общем собрании матерей Московской текстильной фабрики (бывш. Э. Циндель) 25 марта 1920 г. заведующая фабричными яслями В. Г. Макеева сказала: "Район выдает по четверть фунта хлеба на ребенка в день, считая и воскресенье. Но при резке хлеб крошится. Из крошек по мере их накопления делается для детей торт"15 . С 1920 г. проводились "Дни ребенка", "Недели охраны матери и ребенка", создавалась сеть учреждений, направленных на охрану материнства и младенчества. В стране развернулась борьба с эпидемическими заболеваниями. Эти меры были направлены на то, чтобы ослабить тяжелые демографические последствия первой мировой и гражданской войн, империалистической интервенции.

Революционные события 1917 г. внесли ряд принципиально новых явлений в динамику населения. Начался стихийный процесс демобилизации армии, а после победы Октября - слом старой армии. "Человек с ружьем" возвращался домой, к семейному очагу. В 1920 г. ЦСУ на основе материалов переписи 1917 г. и 10-процентной выборочной переписи крестьянских хозяйств на 15 января 1919 г. провело сопоставление численности населения в 12 губерниях Европейской части страны. Оказалось, что в 1917 г. в деревне отсутствовало от 44% (Смоленская губ.) до 54% (Владимирская губ.) мужчин в возрасте от 18 до 60 лет. В январе 1919 г. наличное мужское население в обследованных губерниях резко увеличилось: в Тульской губ. - на 32,4%, Тверской - на 31,4, Северодвинской - на 24,8, Владимирской - на 23,2, Вологодской - на 21,5, Симбирской - на 18,3, Новгородской - на 12,1, Иваново-Вознесенской - на 10,7, Вятской и Олонецкой - на 5,5%16 . Возвращение миллионов мужчин в родные места способствовало возрастанию брачности населения. Отчасти это носило компенсаторный характер послевоенного времени, однако еще большее влияние оказали введение гражданского брака и изменения в бытовых и хозяйственных условиях, связанные с социалистической революцией. Не случайно поэтому в городах, где революция в быту разворачивалась более быстрыми темпами, брачность населения возрастала в большей степени, чем в сельской местности.

Имеется довольно полная статистика брачности в двух крупнейших городах страны - Петрограде и Москве. В расчете на 1 тыс. человек брачность в Петрограде составила в 1916 г. 4,7, в Москве - 3,9; в 1917 г. соответственно - 8,5 и 5,3; в 1918 г. - 9,2 и 7,5; в 1919 г. - 20,7 и 17,4; в 1920 г. - 20,7 и 19,217 . Однако, несмотря на рост брачности населения, рождаемость повсеместно падала. В этом факторе, пожалуй, более всего проявилось влияние войны, голода, разрухи, массовых эпидемических заболеваний. Только в 1920 г., когда, отразив натиск внутренней и внешней контрреволюции, Страна Советов приступила к мирному социалистическому созиданию, рождаемость стала возрастать. На основе естественно сохранившейся выборки о рождаемости нами были исчислены данные по 17 губерниям Центра РСФСР. Коэффициент вариации, характеризующий в относительном выражении от-


15 ЦГАОР г. Москвы, ф. 2487, оп. 1, д. 82, л. 5.

16 Бюллетень ЦСУ, 8.III.1920, N 21.

17 Новосельский С. А. Ук. соч., с. 107.

стр. 18


клонения от средней величины рождаемости в расчете на 1 тыс. человек за каждый год, выразился в следующих цифрах: 1917 г. - 18,4, 1918 г. - 30,5, 1919 г. - 18,9, 1920 г. - 15,9%. В 1918 г., несмотря на значительное уменьшение рождаемости в промышленных губерниях., коэффициент вариации резко увеличился за счет ее роста в аграрных районах страны, но в 1920 г. вновь уменьшился вследствие выравнивания губерний по этому показателю. Это явление можно объяснить прежде всего тем, что население всех губерний понесло примерно равные потери, а при переходе к миру они находились на одинаковом уровне экономического развития.

Статистический материал свидетельствует о том, что в годы гражданской войны при довольно значительном снижении рождаемости городского населения рождаемость в деревне возрастала. Если в городах Ярославской губ. в 1917 г. рождаемость в расчете на 1 тыс. человек составляла 31,6, то в 1920 г. - 29,2, в селах же соответственно - 25,3 и 31,9; в Киевской губ. в городах рождаемость сократилась с 20,6 до 15, а в деревне возросла с 22,2 до 29,218 . Это одна из существенных характеристик динамики населения в первые послереволюционные годы: городское население, и в первую очередь рабочий класс, вынесло на себе основную тяжесть борьбы с армиями интервентов и контрреволюционеров.

Наряду с некоторым ростом рождаемости деревенского населения, значительным снижением рождаемости в городах рассматриваемый период отмечен повсеместным ростом смертности населения, в первую очередь за счет погибших на фронтах и умерших вследствие эпидемических заболеваний. По данным Народного комиссариата здравоохранения РСФСР, в 1917 - 1920 гг. особенно возросла заболеваемость брюшным, сыпным и возвратным тифом. Если принять уровень 1917 г. за 100, то заболеваемость брюшным тифом в 1918 г. составляла 91,2, в 1919 г. - 225,5, в 1920 г. - 328,8; сыпным тифом соответственно - 100, 242, 394,2 и 424,8. Почти в 1,5 раза возросла заболеваемость малярией19 . Сообщения с мест подтверждали факт распространения эпидемических заболеваний. Владимирский губздравотдел в отчете за 1919 г. сообщал, что в губернии на каждые 100 тыс. населения было около 470 случаев инфекционных заболеваний, прежде всего сыпного тифа. Доля его равнялась 2/3 всех заразных заболеваний. Заболеваемость сыпным тифом в 1919 г. была в 74 раза выше, чем в 1918 г., в 515 раз выше средней за 1901 - 1910 годы20 .

Смертность населения особенно высокой была в. городах. В расчете на 1 тыс. человек смертность в Москве возросла с 23,7 в 1917 г. до 46,2 в 1920 г.; Петрограде - с 22,9 до 50,6; Саратове - с 34,5 до 61,2; Вологде - с 23,8 до 50,8; в городах Ярославской губ. - с 36 до 60,8; в городах Киевской губ. - с 23,6 до 57,1. Смертность горожан превышала смертность сельского населения во всех губерниях, по которым сохранились данные. Смертность в крупных городах, таких, как Москва и Петроград, была значительно большей, чем среди городского населения вообще. Если уровень смертности населения Петрограда в 1917 г. принять за 100, то в 1918 г. она составляла 203,9, в 1919 г. - 226,7, в 1920 г. - 220,921 . Самые большие потери понесло мужское население. В Саратове смертность мужчин в 1920 г. составляла 268,4% от уровня 1914 г., а смертность женщин - 157,4%22 . В Петрограде в 1920 г. смертность среди мужчин в расчете на 1 тыс. человек составляла 49,4, а сре-


18 ЦГА РСФСР, ф. 482, оп. 10, д. 518, л. 10.

19 Там же, л. 15.

20 Государственный архив Владимирской области, ф. 1142, оп. I, д. 13, л. 2.

21 Бюллетень Петроградского губернского статистического отдела, 1929, N 23, с. 1.

22 Кобалевский А. Ук. соч., с. 9.

стр. 19


ди женщин - 38,6. Самой высокой была смертность среди детей в возрасте до четырех лет и среди лиц старше 65 лет23 .

Снижение рождаемости, резкий рост смертности - все это привело к отрицательному балансу воспроизводства населения. В 1920 г. по 13 губерниям Европейской части РСФСР в расчете на 1 тыс. человек смертность превышала рождаемость: в Иваново-Вознесенской губ. - на 13,5, Московской - на 13,3, Пензенской - на 12,8, Ярославской - на 12,2, Костромской - на 11,4, Владимирской - на 8,9, Вятской - на 7,9, Пермской - на 7, Череповецкой - на 5, Смоленской - на 3,7, Рязанской - на 1,8, Новгородской - на 1,3, Тверской - на 0,924 .

Из-за навязанной трудящимся Советской России силами контрреволюции гражданской войны и империалистической интервенции страна потеряла миллионы человеческих жизней. Особенно сильно пострадало городское население, которое внесло огромный вклад в разгром армий интервентов и белогвардейцев. В рядах красноармейцев было 31,4% горожан25 , а среди них преобладали рабочие. Наибольшие жертвы в борьбе против попыток восстановить в России монархию и капитализм понес рабочий класс. Складывавшаяся в необычайно тяжелых условиях демографическая политика социалистического государства была направлена прежде всего на сокращение смертности населения, охрану материнства и младенчества.

Переход к мирной жизни определил изменения в условиях воспроизводства населения. В начале 20-х годов Коммунистическая партия и Советское правительство принимали меры, направленные на разработку законодательства об охране труда женщин и подростков. Наркомздрав и Наркомтруд РСФСР утвердили специальное постановление об охране женского труда, в котором говорилось, что охрана материнства "есть в то же время охрана будущего поколения трудящихся раскрепощенной России. Все, что хотя бы несколько уменьшает детскую смертность и сохраняет от вырождения младенцев фабрик и деревень, должно останавливать на себе самое серьезное внимание рабоче- крестьянской власти"26 .

Вопросы о раскрепощении женского труда, о мерах по охране подрастающего поколения рассматривались на партийных съездах. XII съезд РКП (б) специально подчеркивал необходимость принятия особых мер по улучшению быта работниц. В сентябре 1922 г. в ЦК РКП (б) под председательством В. В. Куйбышева состоялось специальное совещание, на котором обсуждался вопрос об охране материнства и младенчества. Совещание решило: "Поставить перед всей партией, советскими органами и профессиональными союзами задачу охраны материнства и младенчества как задачу, теснейшим образом связанную с общим положением рабочего класса и не могущую быть снятой рабочим государством ни при каких условиях... Систематически обращать внимание местных партийных организаций на необходимость максимального использования всех возможностей и имеющихся местных средств на дело помощи пролетарским детям и матерям"27 . 5 октября 1923 г. ЦК РКП (б) направил всем обкомам и губкомам партии циркулярное указание, в котором предлагалось не допускать сокращения числа детских учреждений; рекомендовалось усилить работу местных женотделов - проводников политики партии в области охраны материнства и младенчества; предлагалось ставить во главе женотделов только луч-


23 Материалы по статистике Петрограда и Петроградской губернаи. Вып. 5. Пг. 1921, с. 32.

24 Новосельский С. А. Ук. соч., с. 118 - 120.

25 Итоги переписи населения 1920 г., с. 10.

26 Советская власть и раскрепощение женщин. М. 1921, с. 6.

27 Дробижев В. З. Становление политики Советского государства в области естественного движения населения. - Вестник МГУ, серия 8, история, 1981, N 1, с. 20.

стр. 20


ших, квалифицированных работников, "не останавливаясь перед снятием их с другой ответственной партийной или советской работы"28 .

Трудно оценить тот вклад в оказание материальной помощи детям и в борьбу с беспризорностью, который внесла Детская комиссия ВЦИК во главе с Ф. Э. Дзержинским, созданная в феврале 1921 года. Когда в марте 1922 г. некоторые товарищи предлагали ее ликвидировать, Дзержинский решительно этому воспротивился, поскольку, как он писал 26 марта 1922 г. М. И. Калинину, с такой помощью детям, которую оказывает до сих пор Комиссия ВЦИК, "другое ведомство абсолютно не в состоянии будет справиться"29 . В центре всей борьбы за охрану материнства и младенчества находились наркомздравы РСФСР и других советских республик. Только в РСФСР к концу 1922 г. существовало 2085 учреждений по охране материнства и младенчества, которые обслуживали 157797 детей, а вместе с матерями - более 835 тыс. человек30 .

Особое внимание Советское государство уделяло развитию сети детских яслей и садов в деревне. Это вполне закономерно. Здесь особенно велика была детская смертность. В период летних полевых работ дети оставались практически без присмотра. Отдел охраны материнства и младенчества Петроградского губисполкома в октябре 1921 г. разработал инструкцию о летних яслях в деревне. Их задачи были сформулированы следующим образом: "1. Дать детям тот уход и призор, которых они лишены вследствие того, что их матери или другие члены семьи вынуждены проводить время в работе вне дома. 2. Снять с матерей гнетущую заботу о том, что их дети не накормлены, без призора и подвергаются многочисленным опасностям. 3. Ясли должны попутно насаждать в деревне более разумные приемы ухода за детьми, показывать на опыте, как следует вести детей"31 .

Летом 1921 г. на Советскую Россию обрушилось страшное бедствие: сильная засуха охватила Поволжье, Северный Кавказ и юг Украины. Голод охватил более 30 губерний, население которых превышало 30 млн. человек. Жертвами его стали прежде всего дети. По неполным данным, число голодавших детей только в РСФСР в 1921 г. доходило до 8,7 млн. человек32 . Голод самым пагубным образом отразился на динамике воспроизводства населения. В Вологде в 1921 г. на 1 тыс. человек умирали 41,5, а рождались лишь 31,6; в Казани соответственно - 40 и 34 (данные за 1922 г. свидетельствовали о дальнейшем ухудшении в городе показателей воспроизводства населения - 45 и 14). В Петрограде смертность в 1922 г. в расчете на 1 тыс. человек составляла 28,8, а рождаемость - 25,3. В городах Саратовской губ. в 1921 г. смертность составляла 62, в 1922 г. - 83,1, рождаемость колебалась от 32,9 до 21,9. На юге Украины (Николаев) смертность в 1922 г. составила 105,8, а рождаемость - 20,1. В городах Одесской губ. смертность была 182,5, рождаемость - всего 10,2. Уже в 1921 г. смертность городского населения Одесской губ. превышала рождаемость в среднем на 27,8%, а в 1922 г. - на 142,7%33 .

Если в 1921 г. рождаемость сельского населения еще превышала


28 Известия ЦК РКП (б), 1923, N 9 - 10, с. 90.

29 ЦГАОР СССР, ф. 5207, оп. 2, д. 9, л. 56.

30 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 10, д. 86, л. 16.

31 ЦГАОР г. Ленинграда, ф. 4301, оп. 1, д. 827, л. 90.

32 I - IV сессии ВЦИК VIII созыва. Стеногр. отч. М. 1922, с. 264.

33 См. Труд и хозяйство Казани, 1922, N 5, с. 170, 171; Статистический бюллетень ЦСУ УССР, 1924, N 1, с. 47; Бюллетень Одесского губернского статистического бюро, 1924, N 7 - 8, с. 3; Статистический бюллетень Одесского губернского статистического бюро, 1924, N 1 - 2, с. 4; Бюллетень Ленинградского губернского статистического отдела, 1924, N 23, с. 1; Жизнь г. Вологды, 1922, N 7 - 8, с. 13 - 14; Мальков А. А. Естественное движение населения Саратовской губернии за период 1914 - 1925 гг. Саратов. 1926, с. 12 - 13.

стр. 21


смертность, то в 1922 г. и на селе умирало больше, чем рождалось. Рождаемость была наименьшей, а смертность наибольшей в Поволжье и городах юга Украины, сильнее всего пострадавших от голода. В итоге резко возрос коэффициент вариации, характеризующий отклонения величины смертности от среднего статистического ряда. Если в 1920 г. коэффициент вариации, высчитанный по данным о смертности городского населения, составлял 25,3, то в 1922 г. - 167,3%. Статистика смертности убедительно свидетельствует об огромных лишениях, которые принесли с собой голод и распространение массовых эпидемических заболеваний. В Одессе в 1922 г. установлены следующие причины смертности: болезни паразитарные и эпидемические - 28,7, общее расстройство органов пищеварения и обмена - 22,5, нервные заболевания - 8,1, болезни сердца и кровеносной системы - 11,1%34 . В Петрограде в 1922 г. причиной 15,1% всех смертных случаев была дизентерия, 6,9% - истощение организма от голода, 11,3% - врожденная слабость, 51 % - болезни органов дыхания35 .

Коммунистическая партия и Советское государство приняли самые решительные меры для спасения голодающих, в первую очередь детей. Началась, по выражению Ленина, настоящая война с голодом, бескровная война "против разрухи, разорения, нищеты и болезней"36 . Были созданы специальные врачебно-питательные поезда для обслуживания голодающих детей. Шесть таких поездов к январю 1922 г. выдали детям 1500 тыс. бесплатных обедов37 . Началась массовая эвакуация детей из районов Поволжья. Уже осенью 1921 г. в Кременчуг вывезли 1500 детей, в Полтаву- 1600, в Киев - 1000, в Чернигов - 500, в Винницу - 500. "Движение детей, - говорилось в отчете Детской секции Центральной комиссии помощи голодающим Поволжья при ВУЦИК, - ни на один день не останавливается"38 . Всего из Поволжья в 1921 - 1922 гг. было вывезено и спасено от голодной смерти около 200 тыс. детей39 .

Хотя ресурсы самой Украины были довольно скудны, а ее южные губернии тоже пострадали от голода, республиканские органы делали все возможное, чтобы принять и разместить эвакуированных детей Поволжья. Отчеты губернских органов за 1922 г. напоминают сводки о боевых действиях. Это действительно было сражение за жизнь детей. И все-таки, несмотря на все принимаемые меры, положение детских учреждений было катастрофическим. В феврале 1922 г. из Екатеринославской губ. в Наркомздрав Украины писали: "Положение в детских учреждениях кошмарное: белья нет, стирки нет, спят по три, по четыре на одной кровати"40 . Из Черниговской губ. сообщали: "Одна простыня приходилась в среднем на 5 детей, 1 одеяло на 10 - 12 человек, зимней одежды было всего 2 - 3% от потребности, а обуви практически не было совсем"41 . В этих условиях правительство Украины приняло решение провести Неделю помощи голодающим детям для сбора продовольствия, белья, одежды. Принимались меры к снабжению детских учреждений всем необходимым. 25 января 1922 г. отдел охраны материнства и младенчества Наркомздрава РСФСР сообщал в Петроград, что для нужд питерских детей удалось отпустить 400 штанишек, 2500 распашонок, 20 тыс. пеленок, 170 игрушек42 .


34 Статистический бюллетень Одесского окружного статистического бюро, 1923, N 3 - 4, с. 27.

35 Бюллетень Ленинградского губернского отдела статистики, 1924, N 7, с. 36, 37,

36 Ленин В. И. ПСС. Т. 40, с. 185.

37 ЦГА РСФСР, ф. 482, оп. 1, д. 311, л. 1.

38 ЦГАОР УССР, ф. 20, д. 15, лл. 10, 16.

39 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 10, д. 98, л. 1.

40 ЦГАОР УССР, ф. 342, оп. 1, д. 1342, лл. 8, 9.

41 Там же, ф. 201, оп. 1, д. 13, л. 73.

42 ЦГАОР г. Ленинграда, ф. 4301, оп. 1, д. 1171, л. 1.

стр. 22


Огромную работу по спасению голодающих детей развернули партийные, государственные и общественные организации Средней Азии. Сюда двинулся стихийный поток беженцев из голодающих районов Центра России. Наркомвнудел Туркестанской республики летом 1921 г. потребовал от своих местных органов уделять первоочередное внимание эвакуационным центрам, выполняющим "большую часть работы по приему и распределению голодающих в пределах республики". Вблизи железнодорожных вокзалов создавались специальные распределители - интернаты, куда направлялись все беспризорные дети43 .

В результате принятых мер удалось значительно сократить детскую смертность. Среди детей в возрасте до одного года в % к общей численности детей данной возрастной группы она составляла в Москве в 1921 г. 24,8, в 1922 г. - 24,5, в 1923 г. - 16,8%. Для Петрограда эти цифры выглядят следующим образом: 12,3, 22,8, 13,8%44 . Благодаря принятым партией и правительством мерам смертность среди детей была не столь высока, как можно было ожидать, исходя из необычайно тяжелых условий голодных лет.

В 1925 г. основные последствия голода были преодолены. Если в 1922 г, как для городов, так и для сел, сальдо населения было отрицательным, то в 1923 г. сложилась прямо противоположная картина. Только в Одессе смертность незначительно превышала рождаемость. Сблизились показатели воспроизводства населения. В этом проявились итоги восстановления разрушенной экономики, преодоления последствий голода, эффективность политики Советского государства по сокращению смертности, в первую очередь детской, по утверждению новой, советской семьи.

В середине 20-х годов получили дальнейшее развитие общественные формы деятельности по охране материнства и младенчества и стимулированию роста рождаемости. Одной из важных форм стали Советы социальной помощи. Впервые они возникли на Украине. В феврале 1925 г. Наркомздрав СССР разослал положение о Советах социальной помощи, в состав которых входили представители женотделов, профсоветов, жилищной и санитарной инспекций, врачи учреждений охраны материнства и младенчества, представители фабзавкомов. Советы оказывали практическую помощь матери-работнице, другим женщинам-матерям. Развитию инициативы рабочих коллективов большую помощь оказали профсоюзы. Завком Путиловского завода весной 1926 г., проверив состояние детских учреждений при заводе, выделил деньги для приобретения пальто каждому ребенку, который жил в детдоме; завком ленинградского Механико-штамповочного завода добился от хозяйственных органов выделения денег на открытие яслей45 . Одной из важных форм мобилизации общественного мнения вокруг проблемы охраны матери и ребенка были специальные "Недели", проведение которых было приурочено к празднованию Международного женского дня 8 Марта. Разъясняя задачи "Недели", Всеукраинский ЦИК в постановлении от 21 января 1924 г. подчеркивал, что она имеет своей целью не только увеличить средства центральных и местных комиссий помощи детям, но главное - "втянуть и сорганизовать все население республики для помощи детям"46 .

Особое внимание Советское государство уделяло организации работы по охране материнства и младенчества в деревне. Создавались, в частности, детские ясли на летний сезон. Всеукраинская конференция по охране материнства и младенчества в феврале 1925 г. решила, что под-


43 Государственный архив Самаркандской области, ф. 1685, оп. 1, д. 169, лл. 8, 12.

44 Журнал для изучения раннего детского возраста, 1928, кн. 8, N 2, с. 268.

45 ЦГАОР г. Ленинграда, ф. 4591, оп. 10, д. 78, л. 12; оп. 9, д. 227, л. 225.

46 ЦГАОР УССР, ф. 539, оп. 2, д. 1102, л. 73.

стр. 23


готовка к ясельной кампании в деревне должна начаться заблаговременно. "Центром тяжести пропагандистской кампании должно быть вовлечение крестьян, мобилизация местных средств, на все время проведения ясельной кампании"47 . Если в 1921 г. в украинской деревне было создано всего 46 летних яслей, то в 1923 г. - уже 266, а в 1924 г. - 42648 . Половину расходов на создание яслей в деревне брали на себя общественные организации (кооперация, комитеты взаимопомощи и т. д.). Значительная часть средств выделялась государством: в 1926 г. 650 тыс. рублей49 .

Социальная политика Советского государства, специальные меры, направленные на реконструкцию быта, улучшение медицинского обслуживания населения, совершенствование законодательства о браке и семье - все это сказалось на темпах воспроизводства населения. С 1923 г. резко возросла рождаемость и начала стабилизироваться смертность населения. В расчете на 1 тыс. человек в 1923 г. рождаемость составляла 37,9, смертность 21,2, в 1924 г. соответственно 43,6 и 24,2, в 1925 г. - 45,6 и 29,2, в 1926 г. - 44,3 и 21,250 . С 1923 г. начался постоянный прирост населения (только 1925 год дал некоторое снижение чистого прироста в результате недорода 1924 г. и временно ухудшившегося в этой связи уровня материального благосостояния трудящихся). Данные по отдельным республикам подтверждают вывод об увеличении темпов прироста населения. В 1926 г. чистый прирост населения в расчете на 1 тыс. человек составлял в Узбекистане - 17, Азербайджане - 21,4, Грузии - 23,2, на Украине - 24, в Белоруссии - 26, Казахстане - 34,4, Армении - 36,651 . Это свидетельствует о высоких темпах прироста населения во всех советских республиках. Данные по УзбССР, очевидно, не вполне отражают процессы воспроизводства населения, поскольку учет рождаемости здесь не был достаточно точным.

Особенно высокой стала рождаемость в сельской местности. В 1926 г. в городах и городских поселках рождаемость составляла в расчете на 1 тыс. 34,6, а в деревне - 46,4. При этом уровень рождаемости был тем ниже, чем больше численность населения городов. В самом большом городе страны, в Москве, рождаемость в 1926 г. составляла 29,8, в Саратове - 32,7, в Нижнем Новгороде - 33,6, Казани - 35,3, в Самаре - 36,2, в Сталинграде - 4352 . Дореволюционная Россия характеризовалась резкими различиями рождаемости и смертности богатых и бедных. Ликвидация эксплуататорских классов привела к устранению этих диспропорций. Однако различия в воспроизводстве населения в социальном разрезе сохранялись, что обусловливалось наличием мелкотоварного крестьянства, разницей в уровне образования, материального благополучия рабочих и служащих, городских и сельских жителей, степенью социально-экономического развития районов страны.

В середине 20-х годов смертность населения имела постоянную тенденцию к снижению. Особенно резко сократилась детская смертность. Если до революции смертность детей в возрасте до одного года составляла 29,2 от общего числа родившихся детей, то в 1926 г. - уже 19,1%. Снижение детской смертности наблюдалось повсеместно, но особенно


47 Там же, оп. 3, д. 147, л. 30.

48 Там же, ф. 342, оп. 2, д. 715, л. 25.

49 Лебедева В. П. Некоторые итоги. М. 1929, с. 27.

50 Данные о воспроизводстве населения за 1924 - 1926 гг. средние по РСФСР. В кн.: Естественное движение населения РСФСР за 1926 г. М. 1928, с. XVI.

51 См.: Естественное движение населения РСФСР за 1926 г., с. XIX; Естественное движение населения СССР за 1923 - 1926 гг. М. 1928, с. XXI; Трублаевич Н. Д. Естественное движение сельского населения Казахской АССР за 1924 - 1928 гг. - Народное хозяйство Казахстана, 1930, N 1 - 2, с. 95; Дивногорский Д. Естественное движение населения в сельских местностях на окраинах СССР в 1926 г. - Статистическое обозрение, 1928, N 4, с. 99.

52 Естественное движение населения РСФСР за 1926 г., с. XXII, XXIII.

стр. 24


благоприятные показатели были в крупных городах, имевших довольно развитую систему учреждений охраны материнства и младенчества. В Москве в 1911 - 1913 гг. на 1 тыс. родившихся детей умерло в возрасте до одного года 26,8, а в 1926 г. - 13,4, в Петербурге - Ленинграде соответственно эти показатели составляли 23,8 и 14,253 . Снижение смертности в сельской местности прямо зависело от уровня экономического развития деревни. Чем благополучнее было здесь положение, тем меньшей была смертность. В деревнях Московской, Ярославской, Тверской, Владимирской, Костромской, Иваново-Вознесенской губерний, которые по степени развития сельского хозяйства занимали первое место в Европейской части страны, смертность в расчете на 1 тыс. человек в 1926 г. составляла 18,7; в Рязанской, Курской, Нижегородской - 21,4; в Орловской, Пензенской и Тамбовской губерниях, значительно отстававших с точки зрения развития сельского хозяйства, смертность превышала средние данные по РСФСР и составляла 23,254 .

В 1926 г. в рамках Всесоюзной переписи населения была проведена перепись городских семей. Оказалось, что у рабочих Москвы число детей в среднем составляло 2 - 2,4, в Ленинграде - 2,2, в прочих городах - 2,7. В семьях кустарей этот показатель составлял 2,2 - 2,3. У служащих число детей было значительно меньше: в семьях высших служащих в Москве - 1,4, в Ленинграде - 1,5, в прочих городах - 2 ребенка; низшие служащие по числу детей в семье приближались к рабочим55 . В 1927 г. в Москве в районах центра города со сравнительно небольшой долей рабочих рождаемость колебалась в расчете на 1 тыс. населения в пределах от 15,2 до 19,3; в районах с высоким уровнем промышленного развития и большой пролетарской прослойкой (Серпуховской, Богородский, Марьинский) - от 31,3 до 43,756 .

Экономическое возрождение страны, последовательная демографическая политика Советского государства привели к росту численности населения. К середине 20-х годов выросли темпы чистого прироста населения как в городе, так и в деревне. Опыт становления и осуществления в первые годы Советской власти новой, социалистической демографической политики свидетельствует о том, что Коммунистической партии, Советскому правительству, местным органам власти и общественным организациям пришлось решать большой комплекс задач - от налаживания государственного учета воспроизводства населения до развития органов здравоохранения, учреждений охраны материнства и младенчества, создания системы материального поощрения рождаемости, разработки законодательства о браке и семье, утверждения новых форм быта. Этот опыт был широко использован на последующих этапах социалистического строительства, когда в результате коренных сдвигов в экономике и социальной структуре общества СССР превратился в передовую индустриальную державу. Предметом постоянной заботы партии является дальнейшее улучшение положения женщин-матерей. В новой редакции Программы КПСС57 записано, что и в дальнейшем будут создаваться благоприятные условия для сочетания материнства с активным участием женщин в трудовой и общественной деятельности; для укрепления семьи, играющей важную роль в совершенствовании демографических процессов.


53 Там же, с. XXXIII.

54 Там же, с. XXXIX.

55 Сифман Р. П. Детностъ по данным семейной переписи 1926 г. В кн.: Демографическое развитие семьи. М. 1979, с. 152, 163.

56 Яголин Б. Рождаемость по Москве. Связь с социальным составом населения. - Статистическое обозрение, 1928, N 10, с. 85.

57 См. Программа Коммунистической партии Советского Союза, с. 41.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ-РАЗВИТИЕ-СТРАНЫ-СОВЕТОВ-1917-г-середина-1920-х-годов

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. З. ДРОБИЖЕВ, ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТРАНЫ СОВЕТОВ (1917 г. - середина 1920-х годов) // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 01.11.2018. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ-РАЗВИТИЕ-СТРАНЫ-СОВЕТОВ-1917-г-середина-1920-х-годов (date of access: 15.11.2019).

Publication author(s) - В. З. ДРОБИЖЕВ:

В. З. ДРОБИЖЕВ → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
МЕМУАРЫ НИКИТЫ СЕРГЕЕВИЧА ХРУЩЕВА. ПРОДОЛЖЕНИЕ
10 days ago · From Україна Онлайн
М. А. РАХМАТУЛЛИН. КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ВЕЛИКОРУССКИХ ГУБЕРНИЯХ В 1826 - 1857 ГГ.
Catalog: История 
10 days ago · From Україна Онлайн
М. ОРМОШ. ОТ ПАДУИ ДО ТРИАНОНА. 1918 - 1920
Catalog: История 
10 days ago · From Україна Онлайн
Пересадка волос методом FUE
Catalog: Медицина 
12 days ago · From Україна Онлайн
Экономическая цивилизация как-то незаметно превратилась в среду обитания человечества как воздух, которым дышат, а часто и не могут надышаться. Есть весомые основания считать, что это не воздух, а «веселящий газ», ведущий к эйфории мировой социум, но как всякая искусственность, в конечном итоге, пагубный для него. Такая ситуация, в которой находится человечество, требует глубокого осмысления. Путеводителем осмысления заявляет себя и метатеория хозяйствования, с подтверждением права на подобные полномочия.
Catalog: Экономика 
12 days ago · From Александр Ральчук
Н. М. ПИРУМОВА. СОЦИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА М. А. БАКУНИНА
12 days ago · From Україна Онлайн
КРЕСТЬЯНЕ ПРАВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ В БОРЬБЕ ЗА ЗЕМЛЮ И ВОЛЮ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVII-XVIII В.)
Catalog: История 
12 days ago · From Україна Онлайн
"ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ" АКАДЕМИКА Н. М. ДРУЖИНИНА
Catalog: История 
12 days ago · From Україна Онлайн
Стихи про осень для детей
18 days ago · From Україна Онлайн
РАБОЧИЕ КОМИТЕТЫ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В КУЗБАССЕ
Catalog: История 
21 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТРАНЫ СОВЕТОВ (1917 г. - середина 1920-х годов)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2019, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones