ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: UA-11172
Author(s) of the publication: Н. П. ЕФРЕМОВА

Share with friends in SM

В "Историческом вестнике" за 1885 г. была опубликована информация о том, что в Париже скончалась одна из русских женщин, "пользовавшаяся известностью выдающейся французской писательницы"1 . Заметка удивляет противоречивым сочетанием двух утверждений: быть "нашей соотечественницей" и "французской писательницей" - возможно ли это? Однако те, кто знал В. Н. Никитину (урожденную Жандр), о которой шла речь, не отрицали ее известности в литературных кругах Парижа, но единогласно высказывались в том смысле, что, хотя Жандр и писала по-французски, нельзя называть ее только "французской писательницей". Французский антрополог и социолог Ш. Летурно, биограф Никитиной, точнее определил ее место в истории: Жандр вообще "за несколько лет завоевала почетное место среди писателей и мыслителей"2 .

В советское время биография В. Н. Никитиной (1842 - 1884 гг.) хотя и привлекала к себе внимание, но только в связи с изучением жизни и деятельности известного публициста и ученого, идеолога народничества П. Л. Лаврова3 , хотя личность Никитиной и ее литературное наследие могли быть объектом самостоятельного изучения. Попытаться углубить представление о ее демократических убеждениях и действиях в пользу революционной России можно, обратившись к французской прессе того времени.

Как же Никитина шла к своей известности? Уроженка дворянской семьи из рода, давно обосновавшегося в Киевской губ., воспитанная в небогатой семье морского офицера, Варвара Николаевна рано лишилась матери. Она настойчиво просила отца отдать ее учиться, что в ту пору было для девушки непросто, и добилась своего. Благодаря хлопотам влиятельного друга семьи ей удалось попасть в Киевский институт благородных девиц на казенное содержание. Жизнь там подчинялась строгому распорядку: подъем в 6 утра, занятия с небольшими перерывами до 9 вечера. Навещать воспитанниц разрешалось только по праздничным дням4 . Неизбалованная и усидчивая, Варя быстро свыклась с этим режимом. Она "сразу стала обнаруживать блестящие успехи и рано приобрела вкус к серьезным научным занятиям"5 . В списках выпускников института за 1858 г. она значится среди окончивших его с золотой медалью. Интересно, что десятью годами ранее, и также с золотой медалью, окончила институт ее родственница Ольга Жандр.

Успехам Варвары Николаевны во многом способствовали преподаватели из числа профессоров Киевского университета. Одним из них был историк В. Я. Шульгин. Он "обладал редким талантом лектора", и на его беседах аудитория часто


1 Исторический вестник, СПб., 1885, т. VI. с 464 - 465.

2 Letourneau Ch. B. Gendre (M-me Nikitine). In: Gendre B. Etudes sociales, P. 1886, p. VII.

3 Литературное наследство. Т. 87. М. 1977; Тхоржевский С. Испытание воли. М. 1985.

4 История Киевского института благородных девиц, 1838 - 1888 гг. Киев. 1889 с. 15.

5 Русский биографический словарь. Т. II. СПб. 1914, с. 305.

стр. 86


оглашалась "запретными рукоплесканиями очарованных слушателей"6 . Его почитательницы знали, как нелегко давался ему каждый урок. С детства болезненный, он, случалось, вынужден был сутками отлеживаться в постели; иногда его находили без сознания. Для Вари, не отличавшейся крепким здоровьем, такой учитель стал примером терпения и трудолюбия. По отзывам современников, именно благодаря Шульгину, бывшему тогда инспектором института, в нем царила атмосфера уважения к педагогам, сравнительного демократизма в управлении, честности и высокой нравственности в отношениях.

Но главное - воспитывала вся атмосфера политической жизни страны, наэлектризованная нараставшим недовольством крестьянских масс, революционным словом А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова и Н. Г. Чернышевского. Варвара Николаевна писала о впечатлении, производимом на нее Герценом: "Все, кто в юности проводил ночи, зачитываясь страницами его статей, никогда не забудут пережитого... Он обладал в сильнейшей степени способностью возбуждать интерес к общественным явлениям"7 . В итоге за три года учебы, по свидетельству биографа, "ее религиозные воззрения уступили место научным истинам и философским взглядам, любовь к свободе и справедливости заменила любовь к царю"8 . После выхода из института ее внимание привлекли статьи Чернышевского и Добролюбова, которым она была благодарна за то, что они "познакомили русскую молодежь с основами европейского социализма"9 . Когда Жандр оказалась в Европе, ее знакомство с политической обстановкой во многом облегчалось познанием и истолкованием событий через призму революционно-демократических воззрений передовых русских публицистов и критиков.

Два пути открывались перед Варварой Николаевной по окончании института: замужество с "обычной" семейной жизнью либо поиски общественного идеала с борьбой за него. Сначала она испытала первый путь, но после нескольких лет замужества отвергла "пустую светскую жизнь" и, используя возможность лечиться за границей, выехала в Италию. 11 лет, проведенные там, были заполнены не столько лечением, сколько занятиями, ставшими основой "умственного созревания", ибо ей довелось познакомиться с семьей того, кто еще в юности заочно был как бы ее наставником, - с семьей Герцена. "Ее любимыми героями стали люди, сражающиеся за свободу", - свидетельствовал позднее Лавров10 .

В конце 70-х годов XIX в. она обосновалась во Франции. В среде русской эмиграции обстановка была тогда противоречивой. "Одни хандрят, - писала Жандр, - другие закружились в вихре удовольствий и знакомств"11 . Теперь духовной опорой для нее стал Лавров, никогда не позволявший себе расслабиться, впасть в уныние или безделье. "Пойдешь к Вам, послушаешь Ваше слово или несколько страниц, и опять как-то светлей делается и голова работает"12 . Некоторые авторы склонны сводить отношения Варвары Николаевны и Лаврова к чисто личным взаимным симпатиям. "Мы точно не знаем, когда Петр Лаврович познакомился с Никитиной. Во всяком случае, уже осенью 1879 года они посещают музыкальные концерты. Постепенно сдружились. Лавров начал бывать у Варвары Николаевны, обедать у нее. Иногда возникали импровизированные литературные вечера, на которых Петр Лаврович вдохновенно читал Шекспира. Сближение с интересной, интеллектуально развитой женщиной скрашивало аскетическую жизнь. Душевная теплота Варвары Николаевны согревала быт парижского изгнанника"13 . Это верно. Но дело не только в этом.


6 В. Я. Шульгин. Некролог и речи, произнесенные над его гробом. Киев. 1879, с. 16.

7 Жандр В. Революционная Россия. СПб. 1907, с. 23.

8 Летурно Ш. Краткие биографические данные о Варваре Жандр. - Там же, с. 5.

9 Там же, с. 25.

10 Речь Петра Лаврова, произнесенная на могиле В. Жандр. В кн.: Жандр В. Ук. соч., с. 10.

11 Литературное наследство. Т. 87, с. 560.

12 Там же, с. 561.

13 Володин А., Итенберг Б. Лавров. М. 1981, с. 260 - 261.

стр. 87


Даже описание хлопот Жандр о возвращении Лаврова в Париж в 1882 г. после его изгнания французскими властями мало что может дать для более точного понимания ее роли и в судьбе Лаврова, и в среде русской эмиграции. Факты убеждают, что при большой разнице в возрасте сближение Жандр и Лаврова было возможно только при наличии духовной общности. Они были не просто изгнанники, а союзники по общей борьбе. Лавров помог Варваре Николаевне определить свое место в публицистике и вместе с тем в русском освободительном движении. Переписка Жандр и Лаврова свидетельствует, что он оказывал ей огромную нравственную поддержку и способствовал становлению ее демократических убеждений. Сама Жандр рассуждала так, определяя влияние Лаврова: "Мне кажется, что я умственно развилась в последнее время и обязана этим дорогой встрече с Вами"; и далее: "Никто и никогда не сделал мне столько добра, как Вы, добра в самом высшем значении слова, в смысле просвещения разума"14 .

Лавров являлся в то время связующим центром между революционной эмиграцией разных стран, а также между русскими эмигрантами и французской общественностью. Бывая в его обществе, Жандр оказывалась в курсе событий политической жизни едва ли не всех государств Европы. От многочисленных друзей к нему стекалась новейшая общественно-политическая литература, исследования по истории философии, другим наукам. Жандр была активной читательницей его библиотеки, и ей не раз приходилось удивляться тому, как охотно Лавров выдавал из своего собрания другим лицам ценнейшие работы. Оба они смотрели на чтение как на непременное для каждого борца за свободу условие интеллектуальной подготовки.

В значительной степени именно чтение приобщило Варвару Николаевну к социалистическому учению. Лавров утверждал: "Борьбу за правду и справедливость ей открыли и объяснили те страницы истории, на которых рассказывалось о бурном времени Французской революции"15 . Жандр сверяла именно по Лаврову свои суждения, училась у него умению анализировать общественные явления, в сравнении с ним делала нравственные оценки людей и потому повторяла и его достижения, и многие его ошибки. Лаврову также небезразлично было мнение Жандр о своей работе: "Пишу и думаю сам: как Вам бы понравился этот способ изложения?"16 .

В роду Жандр, давних выходцев из Франции, Варвара Николаевна как писательница имела предшественников. В конце 1850-х годов ее дядя капитан- лейтенант А. П. Жандр (позднее вице-адмирал) издал работу об обороне Севастополя в Крымскую войну. Ее двоюродный дядя А. А. Жандр был драматург и переводчик, одно время дружил с декабристами, вместе с А. С. Грибоедовым переводил на русский сочинения французских авторов. Именно он сохранил для потомков знаменитый авторизованный список "Горя от ума" ("жандровская рукопись")17. Варвара Николаевна знала все это и вдохновлялась этими примерами.

Чтение художественной литературы, которым Варя увлекалась с детства под влиянием матери, помогло ей в дальнейшем. Менее чем за три года после начала литературной деятельности Жандр добилась признания французских публицистов. Ее статьи находили образными и темпераментными, а познания - глубокими. Первое время, обратив внимание на ее выступления, читающая публика принимала подпись "Жандр" за псевдоним и отказывалась "верить, чтобы такая глубина премудрости могла принадлежать женскому перу"18 , а некоторые полагали, что под этим псевдонимом пишет Лавров.

Тематика ее работ была разнообразной. От вопросов литературы она переходила к политической жизни, оценивала поэзию прошлого и политические дебаты в стране, обращалась к естественным и социальным наукам. Ее увлекали также "раскопки" в библиотеках и горячие споры в кругу друзей. Чтение ее работ пока-


14 Литературное наследство. Т. 87, с. 581, 601.

15 Речь Петра Лаврова, с. 10.

16 Литературное наследство. Т. 87, с. 571.

17 Бочкарев В. А. О некоторых драматических переводах и переделках А. А. Жандра. - Ученые записки Куйбышевского пединститута, 1960, вып. 30.

18 Литературное наследство. Т. 87, с. 571.

стр. 88


зывает, что она заботилась о точности фактов и весомости своих аргументов. "Чтобы собрать справки и документы, готова была на любой труд. Малейшая неточность заставляла ее страдать", - писал Летурно19 . В литературной работе ее не очень интересовала оплата, хотя чаще всего ее одолевало именно безденежье. Тот же Летурно знал, что в Париж она приехала, не имея ни средств, ни связей. Лаврову она признавалась: "Безденежье у меня полное и даже будущее шатко"20 . Теплилась надежда на помощь отца, но с ним ее разделяли глубокие расхождения во взглядах, тем более что свои революционные воззрения она не только не скрывала, но даже подчеркивала в письмах к отцу.

Лавров упрекал ее за эти опрометчивые (по ряду причин, включая конспирацию) откровения. Она возражала: "Именно потому, что я завишу от отца в материальном отношении, я не могла позволить ему бросать грязью во все, что мне дорого и свято"21 . Летурно отмечал: "Постыдная страсть к деньгам, без которой немыслимо современное общество и которая унижает нас и постепенно убивает душу, глубоко возмущала эту благородную натуру,.. всегда готовую работать ради идеи"22 . К ней можно отнести известные слова Лаврова: "Среди личной борьбы за существование и среди тягостей жизни в ссылке в чужой стране революционная молодежь, жившая в Париже, сохраняла преданность убеждениям"23 .

Жизнь Жандр в Париже осложнялась также тем, что здоровье ее не только не улучшилось за время пребывания за границей, но даже ухудшилось. С 1881 г., в период самой интенсивной работы, ночами ее мучил кашель. Пришлось уехать в горы. "Климат Парижа плох для меня, - пишет она, - и я все более чувствую это год от года. Но что же делать? Главное ведь не в том, чтобы кое-как протянуть дольше, а в том, чтобы жить широкими интересами и так интенсивно, как только возможно"24 . Жандр следовала этому принципу, отдавая свои силы публицистике, которая давала ей единственную возможность служить передовой России. Она "не имела времени заботиться о своем здоровье", - писал Лавров25 . Жандр отшучивалась: "Болезнь ведь - тоже роскошь"; предаваться ей можно только богатым людям. Постоянная занятость общественными хлопотами придавала смысл ее жизни, и она "чувствовала себя счастливой вследствие этой постоянной борьбы"26 . Диспуты, заботы о друзьях, переводы, сбор денежных средств для "Народной воли" поглощали ее время. Ее единственной досадой было обнаружить в момент крайней усталости, что "бедный мозг уже истощился", и страх, что отдых не даст новых сил.

Стремление расширить свой кругозор и приобрести знания никогда не покидало Варвару Николаевну. Приехав в Париж, она хотела продолжить образование. Многие русские женщины занимались там в Медицинской школе. Жандр намеревалась слушать лекции в Школе изящных искусств. Но, как она вскоре убедилась, республиканская Франция недалеко ушла от царской России в признании прав женщин. Жандр просто не получила согласия лектора на посещение его чтений. Этот эпизод и послужил темой ее первой статьи. В ней она отстаивала права женщин на равные с мужчинами условия умственного развития и профессиональной подготовки27 . История борьбы женщин-шестидесятниц в России за свои права вооружала ее опытом, необходимым в полемике с французскими ретроградами28 . "Нигде движение в пользу равноправия женщин не имело такого строгого логического и последовательного характера, как в России", - писала Жандр29 . Эта статья принесла ей известность и открыла дорогу на страницы парижской прессы.


19 Letourneau Ch. Op. cit., p. IX.

20 Литературное наследство. Т. 87, с. 565.

21 Там же, с. 567.

22 Летурно Ш. Ук. соч., с. 7.

23 Литературное наследство. Т. 87, с. 587.

24 Letourneau Ch. Op. cit., p. IX.

25 Речь Петра Лаврова, с. 12.

26 Там же.

27 Gendre В. М. Taine et l'education de la femme. - La Science politique, 1.IV.1879.

28 Подробное см.: Ефремова Н. П. Первые шаги русских женщин к высшему образованию. - Вопросы истории, 1983, N 5, с. 74 - 83.

29 Жандр В. Ук. соч., с. 31.

стр. 89


Дискуссия о роли женщины в обществе не была для французских газет новой. Еще в 1840-е годы Ж. Прудон ратовал за ограничение места женщины домашним очагом ради "сохранения здоровья нации". Но тогда же прогрессивные французские писательницы начали борьбу за эмансипацию, причем проявили большой интерес к судьбе передовых русских женщин и завязали с ними переписку30 . Успехи С. В. Ковалевской, Ю. В. Лермонтовой, В. А. Кашеваровой-Рудневой, А. М. Еврейновой, Н. П. Сусловой и других женщин, получивших высшее образование и утвердивших свое имя в науке, стали вкладом в дело борьбы за равноправие. Жандр знала, что и во Франции в период Коммуны 1871 г. многие парижанки прекрасно зарекомендовали себя в жизни революционной столицы. Но затем наступление реакции отбросило назад первые скромные социальные завоевания французских женщин. Высокомерное отношение к ним со стороны буржуазного государства возмущало Жандр: "Она не могла хладнокровно смотреть на какую бы то ни было общественную несправедливость"31 .

Пребывание в Париже стимулировало и ее интерес к истории Коммуны. Рассказы ее участников и современников - А. Лео, Ш. Лонге, В. Малона, П. Лафарга и самого Лаврова она дополняла чтением мемуаров. В те годы состоялась амнистия коммунаров, после чего стали возможны публичные диспуты по истории Коммуны. Жандр присутствовала на выступлении известного политического деятеля К. Пелтана, который дал сравнительную характеристику революции 1789 - 1794 гг. и революции 18 марта 1871 года. Жандр узнала, что Лавров выступил в Лондоне с речью о Коммуне, и попросила прислать текст, чтобы опубликовать в "La Justice". Речь была получена, и вскоре Жандр сообщила Лаврову, что его работу32 читали в гостях у французской публицистки А. Лео.

Для Жандр были полезны беседы с Лео, прояснившей ей многие социально- экономические меры Коммуны. В дни ее существования в своей газете "Sociale" Лео дала "наиболее определенную постановку социального вопроса"33 . Если в дни Коммуны публицистка еще допускала неточности в оценке роли различных классовых сил, то после выхода в свет работы К. Маркса "Гражданская война во Франции" и спустя годы после Коммуны прежние ее (и не только ее) заблуждения развеялись; стали яснее уроки Коммуны. В то же время возникли вопросы, связанные с участием амнистированных коммунаров в политической борьбе 1880-х годов. Их позиция в рабочем движении не была однозначной: часть "левых" проявила склонность к сектантству, а Б. Малон, возглавив мелкобуржуазное реформистское направление, отверг теорию социальной революции и теперь мечтал об "осуществлении идеалов по кускам"34 . Эти разногласия беспокоили Жандр.

Русские социалисты обращались тогда к идейной сокровищнице Коммуны заметно чаще, чем французские. К этому их подталкивала нараставшая борьба с царизмом, неудачи народников и необходимость искать более верный путь к освобождению трудящихся. К концу 1870-х годов явственнее обозначилось стремление ткачевцев использовать против самодержавия террор. Мирное "хождение в народ" изживало себя, но истинной роли пролетариата народники не уяснили, и вчерашние ученики Лаврова, пропагандисты социалистических идей в деревне стали теперь заговорщиками. На чьей же стороне быть? По этому вопросу в среде русских эмигрантов единого мнения не существовало. Жандр, споря со своей приятельницей О. Н. Глебовой, сторонницей прежней линии, возмущалась: "Такое непонимание того, что происходит теперь в России!"35 ; "время пропаганды... быстро прошло, правительство показывало, что пропагандировать какие бы то ни было идеи в стране, где не известны ни свобода слова, ни свобода печати, нет возможности"; "молчание тяготеет над прессой"36 . Но "наши не унывают"; "движение более и более


30 Буланова-Трубникова О. К. Три поколения. М. 1928, с. 99.

31 Letourneau Ch. Op. cit., p. VIII.

32 Лавров П. Л. Парижская Коммуна 18 марта 1871 года. Л. 1925.

33 Там же, с. 170.

34 Подробнее см.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 35, с. 336 - 338, 345 - 347 и др.

35 Литературное наследство. Т. 87, с. 569.

36 Жандр В. Ук. соч., с. 39, 79.

стр. 90


захватывает в свой круг людей всех званий"37 . Это радовало Жандр, и она, конечно, не подозревала, насколько ошибалась "Народная воля".

Заблуждалась не только она. Сказалось то обстоятельство, что в ту пору марксистов в России фактически еще не было. Что касается Лаврова, то ранее он не одобрял террора: "Я считаю эту систему... опасной для дела социализма и успех на этом пути... мало вероятным"38 . Он настаивал на организации новой революционной партии, продолжении работы в массах и издании революционной литературы, хотя и поддерживал "Народную волю". В декабре 1881 г. вместе с В. И. Засулич Лавров создает заграничный отдел общества "Красного Креста "Народной воли" и соглашается быть редактором печатного издания "Народная воля". В связи с этим Жандр намеревалась развернуть публикацию своих статей в "La Justice". "Половина моего гонорария, - пишет она Лаврову, - могла идти на дело Красного Креста"39 . И позднее сообщает: "Я очень обрадовалась, увидев сегодня в "La Justice" успех Красного Креста нашего в Англии, - конечно, если нужно это перевесть, присылайте немедленно, - я всегда к услугам вашего дела"40 .

Чаще всего Жандр помещала свои статьи в газетах "La Justice" и "La Reforme", в ряде других прогрессивных изданий. Она писала о том, как уважительно ее встречали в редакции "La Justice", где ей приходилось бывать не только в связи с публикацией своих материалов, но и по гонорарным делам Лаврова. Его авторитету она и приписывала доброжелательное отношение к ней "добродушного Лонге" и других членов редакции. Что касается русской печати, то Жандр даже не пыталась посылать в Россию свои корреспонденции, хотя ее соотечественники, начиная с Лаврова, не раз выступали на страницах журналов "Дело", "Отечественные записки" и других. Бывший коммунар В. Жаклар с помощью своей жены А. В. Корвин-Круковской начал печататься в петербургских изданиях, посылая туда корреспонденции из Парижа41 . Мы пока не знаем, почему Варвара Николаевна не последовала этому примеру.

Библиографы насчитали во французской печати той поры 15 специальных статей о русском революционном движении. Среди них - материалы о Лаврове, написанные Жандр в дни его изгнания из Парижа (якобы за подписку "в пользу русских нигилистов"). Дело Лаврова должно было слушаться в Палате депутатов. Чтобы настроить общественное мнение в пользу изгнанника, Жандр собирала биографический материал о Лаврове. Он выехал из Парижа 13 февраля 1882 г., а уже через 10 дней статья Жандр появилась в газете, причем Варвара Николаевна успела согласовать текст с друзьями, чтобы избежать каких-либо разногласий в оценке деятельности "горячего поборника свободы и справедливости". Учитывая, что французское правительство не станет покровительствовать Лаврову- революционеру, Жандр сознательно принижала значение его деятельности в революционных рядах и потому мучилась, зная, что нарисованный ею портрет Лаврова - кабинетного ученого никак не одобрят люди подпольной России.

Жандр рассказывала о Лаврове как об авторе литературных и социологических работ, произведения которого являются "красноречивым призывом к солидарности людей"42 . В России во время обысков "полиция не нашла у него ни прокламаций с призывом к поджогам, ни программы революционной партии, ни динамита или бомб"; было обнаружено "лишь несколько стихотворений, проникнутых любовью к свободе и симпатией к страдающему народу"43 . Однако Лаврова арестовали, заключили в тюрьму и затем сослали. Жандр ни словом не упомянула и об участии Лаврова в Парижской Коммуне: хотя коммунары и были помилованы, их идеи буржуазия не амнистировала. Жандр вообще рисовала Лаврова человеком мысли, а не действия, чтобы подвести к выводу: властям Франции нечего его опасаться.


37 Литературное наследство. Т. 87, с. 580.

38 Володин А., Итенберг Б. Ук. соч., с. 258.

39 Литературное наследство. Т. 87, с. 550.

40 Там же, с. 582.

41 Книжник-Ветров И. Виктор Жаклар - деятель Парижской Коммуны 1871 г. и русский журналист. - Проблемы марксизма, 1930, N 5 - 6.

42 Gendre B. Etudes sociales, p. 378.

43 Ibid., p. 380.

стр. 91


Обращаясь в своих статьях к теме революционной борьбы в России44 , Жандр бралась за труднейшую задачу пропагандировать деятельность русских революционеров, не навлекая на эмигрантов, находивших приют в Париже, гнев французского правительства. Она убеждала: "наивно полагать, будто беды исходят от "недисциплинированной молодежи"; на самом деле "подходящую почву для развития революционного движения" создает сама российская действительность. Куцая реформа 1861 г., освобождение крестьян от крепостничества без земли было задумано как попытка "сохранить и капусту, и козла". Для Жандр очевидно, что нерешенность аграрного вопроса еще не раз проявится в дальнейшем обострении революционной борьбы45 . Жандр стремилась, чтобы "Россия, так мало знакомая французской публике, чужая для нее и противоречивая", стала понятнее тем, кто формирует общественное мнение, поскольку от этого (хотя бы в некоторой степени) зависят и облегчение условий деятельности революционеров, и существование изгнанников. В этом случае Жандр выполняла как бы миссию "полпреда" русских революционеров за рубежом.

Идентично действовали С. М. Степняк-Кравчинский, автор книги "Подпольная Россия", и М. К. Цебрикова, сумевшая распространить за границей брошюру "Тюрьма и ссылка" - бескомпромиссное обличение царизма. Жандр приветствовала выход книги Кравчинского, познакомив с ней французского читателя. "Отлично задуманная и написанная статья. Благодарю Никитину за симпатичные и задушевные строки о моей книжице", - писал Степняк-Кравчинский, получив номер французской газеты с рецензией Жандр46 .

Варвара Николаевна не раз обращалась в своих статьях к русской литературе, раскрывая в ней прежде всего общественный смысл и характеризуя ее как трибуну передовых идей. Ее любимый поэт - Н. А. Некрасов, борец против социальной несправедливости, привел, по ее словам, поэзию в мир, где "страдания не имеют ничего поэтического"; в сочувствии народному страданию она видела величайшую заслугу Некрасова47 . Творчество И. С. Тургенева в ее оценке тоже выглядело оружием борьбы. Русский реализм, начиная с Гоголя, подчеркивала Жандр, "стал непримиримым бичом, поражающим все отжившее в старой России"48 . Варвара Николаевна подчеркивала значение создания писателем образов "новых людей", не знакомых западной литературе. Тургенев, умея замечать "малейшие проблески будущего" в ночи самодержавной России, не отказывал в своей симпатии "горячей молодежи, смело бросающейся в бой за свободу и справедливость". Вместе с тем Жандр не делала никаких натяжек и не приписывала Тургеневу социалистических идей, "которых он не исповедовал"; она высоко ценила его как "одного из провозвестников новой эпохи, чьи произведения... мощно стимулировали интеллектуальное развитие страны".

Жандр перевела на французский стихотворение в прозе Тургенева "Порог" (первый перевод, отличавшийся высокой точностью)49 , причем ей представлялось важным подчеркнуть, что это стихотворение первым услышал от Тургенева Лавров50 . Она считает, что "лицо Софьи Перовской должно было стоять перед глазами писателя в тот момент, когда его перо создавало этот трогательный образ русской революционерки"51 . Образы женщин-революционерок, в свою очередь, не раз появлялись и в публикациях самой Варвары Николаевны. В очерке "Революционная Россия" она рассказала о суде над Перовской, отдав должное ее несгибаемой воле и вместе с тем женственности52 . Жандр были особенно дороги последние слова


44 Имеются в виду статьи Жандр "Россия", "Письмо из России", "Нигилистическое движение", "Административная ссылка в России", "Правда о Судейкине" и др.

45 Жандр В. Ук. соч., с. 17.

46 Письмо Степняка-Кравчинского см.: Каторга и ссылка, 1928, N 11 (48), с. 71 - 77.

47 Gendre B. La poesie de combat. - La Justice, 28.VII.1883.

48 Gendre B. Ivan Tourgueneff et le realisme russe. - Ibid., 7,8.I.1884.

49 О публикации "Порога" см.: Тургенев И. С Поли. собр. соч. и писем в 30- ти тт. Т. 10. М. 1982, с. 493 - 498.

50 См. подробнее: И. С. Тургенев в воспоминаниях революционеров- семидесятников. М. -Л. 1930, с. 68.

51 Gendre B. Etudes sociales, p. 354.

52 Жаидр В. Ук. соч., с. 70.

стр. 92


Софьи в письме к матери: "Я жила согласно моим убеждениям и не могла бы жить иначе". Так в принципе могла бы сказать о себе и Варвара Николаевна.

Под впечатлением известий из России об А. И. Желябове и С. Л. Перовской Жандр создала новеллу о любви двух соратников по революционному делу. Публицистка включила ее в статью "Изотермические линии морали". Эта новелла сродни тургеневскому "Порогу" как по глубине чувств, так и по стилю, который, конечно, нелегко передать в переводе: "По мостовой одной из улиц Киева медленно движется зловещая колесница. Она останавливается у подножья виселицы. Приговоренный к смерти юноша - во цвете лет, красивый, гордый, взгляд его полон отваги... Это Осинский, мученик русской свободы. Рядом - женщина, немолодая и некрасивая: опасности и невзгоды наложили на нее неизгладимый отпечаток. Она увяла раньше времени, отцвела в тюрьме и ссылке. Ей было уже за тридцать, когда юноша увидел ее и полюбил на всю жизнь. Рука об руку они шли, как герои, по дороге, которая вела их на виселицу. Вместе боролись за дорогую им свободу и готовились вместе умереть за нее. Но деспотизм не знает милосердия... Неожиданно ей объявляют о помиловании. Не дрогнувшая перед виселицей, она падает без чувств при этом ошеломляющем известии: ей не дано разделить участь мужа, ей уготована медленная агония в сибирских рудниках"53 .

Под конец жизни перед Варварой Николаевной начал открываться смысл научного социализма. "Социалистка по чувству, Жандр стала овладевать научным социализмом... В этой области она старалась ничего не пропустить. С увлечением читала трактаты по политэкономии, заметки по демографии и т. п.", - писал ее биограф54 . Лавров, четко отмечавший перемены в ее взглядах, сказал над ее гробом, что она "отдала все силы своего ума и всю свою литературную деятельность вопросам научного социализма Маркса"55 . Нельзя, однако, представлять дело так, будто Жандр усвоила марксизм. Эклектизм был ей свойствен в еще большей степени, чем Лаврову. Достаточно напомнить, как, увлеченная естествознанием, она задумала написать очерк психической жизни животных с идеей "инстинктивного социализма" в жизни муравьев и пчел56 . Когда Лавров отговорил ее от этой затеи, она призналась, что такая мысль, конечно, примитивна, но настаивала, что в мире животных "находятся в зародыше все элементы нашей духовной жизни".

Жандр нашла заинтересованного слушателя своих рассуждений в лице Летурно. "У пятидесятилетнего Летурно была репутация сердцееда: русские парижане знали, что из-за неразделенной любви к нему покончила с собой младшая дочь Герцена Лиза, это было семь лет назад. Варвара Николаевна в кругу русских друзей отзывалась о нем небрежно, однако он был ее неизменным спутником в Пиренеях, а в Париже явно предпочитал общество Варвары Николаевны обществу своей жены"57 . Неизвестно, на основании чего сделан такой вывод. Врач по образованию, Летурно лечил Жандр. Он приобрел тогда известность, занимаясь антропологией и этнографией. Ряд его работ издан на русском языке58 . Взгляды Летурно тоже повлияли на мировоззрение Жандр. Некоторые ее статьи содержат критический разбор работ Летурно59 .

В годы их знакомства появилась одна из книг Летурно. Особенно заинтересовало Жандр то, что в ней говорилось об искусстве разных народов. Она считала, что "в картине социальной жизни общества искусству должно принадлежать важное место", и непонятно, почему автор "так мало значения придает музыке, говорит о ней почти с пренебрежением"60 . Действительно, у Летурно читаем: "Время музыки близится к концу... У цивилизованных народов другие потребности. Му-


53 Gendre B. Lignes isothermes en morale. - La Justice, 24.VH.1883.

54 Letourneau Ch. Op. cit., p. VIII.

55 Речь Петра Лаврова, с. 11.

56 Литературное наследство. Т. 87, с. 569.

57 Тхоржевский С. Ук. соч., с. 236.

58 Летурно Ш. Инструкция для изучения сравнительной психологии. М. 1877; его же. Прогресс нравственности. СПб. 1892; его же. Литературное развитие различных племен и народов. СПб. 1895; и др.

59 Наиболее значительная из них: Gendre B. La sociologie d'apres l'ethnographie. - Revue Internationale des Sciences, 15.I.1881.

60 Ibid.

стр. 93


зыкальное искусство иссякает, оно возвращается к тому, с чего началось, - к шуму"61 . А вот что пишет Жандр.: "Напротив, музыкальное искусство еще никогда не знало такого расцвета, как в наше время"; но если пока "английский рабочий и русский крестьянин находят забвение в водке, то в условиях настоящей цивилизованности человек испытывает наслаждение красотой", а в новом обществе "интеллектуальные занятия и наслаждение искусством, доступные пока немногим, будут доступны всем"62 . Жандр поддерживает материалистические взгляды Летурно на развитие общества: "Прежде, чем мыслить, человек должен есть; он думает тогда, когда удовлетворены его первичные потребности. Как истинный физиолог, автор "Социологии" никогда об этом не забывает"63 . Жандр импонирует, что Летурно видит современное общество во всей его противоречивости, ибо существует "глубокое неравенство в распределении благосостояния и знаний"; есть "парии, у которых нет времени и сил учиться и мыслить"64 .

Сохранится ли такое положение? Жандр солидаризируется с Летурно в предвидении наступления новой эпохи, когда личный интерес будет полностью соответствовать общественному и когда восторжествует социальная справедливость. Но, согласно Летурно, представителю буржуазного позитивизма65 , прогресс идет "как постепенная эмансипация физической и духовной стороны личности"; общество стремится воплотить древний идеал - всякому по заслугам; "никто не имеет права на избыток, когда у других нет необходимого"66 . Летурно выделял общественно-преобразующую роль ученых, но пытался "уберечь" общество от революции: пусть изменение к лучшему идет "постепенно, путем эволюции", а одно из средств постепенного приближения к новому он видел в обязательном и бесплатном образовании для всех. Жандр возражала: "Это средство только тогда станет эффективным, когда изменится форма собственности, т. е, когда собственность перестанет воздвигать перед большинством непреодолимые барьеры"67 . Как видим, Жандр рассуждала более правильно. Летурно соотносил открытие законов общественного развития только с будущим развитием социологии. Жандр была прозорливее: "Можно вести споры о социальных доктринах, принимать их или отвергать, но нельзя игнорировать одно из наиболее значительных проявлений социальной мысли... игнорировать социализм Маркса"68 .

В избранных ею темах Жандр, как правило, шла по следам Лаврова. Но для французского читателя именно она говорила о многом впервые. В 1884 г. она обратилась к истории борьбы ирландских фениев против британского господства69 . Как известно, раньше других женщин-социалисток стала писать о национально-освободительной борьбе в Ирландии Женни Маркс. В 1870-е годы она выступила с серией таких статей во французской газете "La Marseillaise"70 . В конце 1870-х годов борьба в Ирландии вновь обострилась, аграрный кризис еще более ухудшил положение крестьян в этой стране, которая оставалась самой нищей в Европе. После смерти Ж. Маркс ее выступления за права фениев продолжила на страницах тех же французских изданий Жандр. Для уточнения некоторых деталей истории этой борьбы в Ирландии она обращалась к архиву семьи Маркса. В одну из таких поездок к Лафаргам (в предместье Парижа) она попала под дождь, и через несколько дней простуда свела ее в могилу. В результате очередная статья в поддержку борьбы в Ирландии осталась незавершенной.

Варвара Николаевна постоянно свидетельствовала, как Лавров "с живым интересом следил за развитием социалистических идей, где бы они ни появлялись"71 .


81 Летурно Ш. Социология, основанная на этнографии. СПб. 1895, с. 277.

62 Gendre B. Etudes sociales, p. 293.

63 Ibid., p. 274.

64 Ibid., p. 287.

65 О Летурно см.: Токарев С. А. История зарубежной этнографии. М. 1978 с. 30, 46.

66 Летурно Ш. Социология, основанная на этнографии, с. 411.

67 Gendre B. Etudes sociales, p. 289.

68 Gendre B, Le catholicisme socialiste en Allemagne. - La Justice, 2.XII.1881.

69 Gendre B. Les luttes de I?Irlande. - La Nouvelle Revue, 17.XI.1884.

70 Воробьева О. В., Синельникова И. М. Дочери Маркса. М. 1985 с. 56 - 64.

71 Gendre B. Etudes sociales, p. 382.

стр. 94


В буржуазной Франции 1870-х годов она наблюдала приход к власти республиканцев, но они осуществили лишь малую толику демократических требований, и пролетариату приходилось буквально вырывать у правительства уступки72 . В разгаре была колониальная экспансия, французские войска оккупировали Тунис, вели истребительную войну в Алжире, продолжалось завоевание Судана и Конго, шла захватническая война в Индокитае. Войны и экономический кризис ухудшили положение трудящихся; росло количество забастовок во Франции; в 1884 г. одна из крупнейших стачек произошла на угольных копях в Анзене. Впервые после подавления Коммуны правительство двинуло против бастующих войска. Жандр присутствовала на дебатах в Палате депутатов, где о разгроме войсками стачки шахтеров говорили и лидеры левых радикалов. Она увидела, что действия правительства сводятся к тому, чтобы "сохранить монархическую политику и монархические учреждения в республиканском государстве", и писала: "Вообще было видно, что в Палате нет и тени социалистической партии. Нападают на социализм с яростью"73 .

Рабочая партия, возглавленная Ж. Гедом и П. Лафаргом, не смогла сохранить единство своих рядов. В ней шла борьба, которая в 1882 г. привела к расколу. В Париже существовала сектантская группировка бланкистов, действовали группы анархистов. Более успешно развивалось тогда рабочее движение в Германии, и не случайно Жандр обратила внимание на деятельность немецких социал-демократов. В мае 1883 г. она составляет но материалам газеты "Der Sozialdemokrat" отчет о конгрессе немецких социалистов. Она пишет, что партия немецкого рабочего класса отличается организованностью, имеет четкую программу, располагает опытными пропагандистами, успешно соединяет идеи научного социализма с рабочим движением, несмотря на попытки "железного канцлера" Бисмарка организовать крестовый поход против социалистов74 .

Жандр обращала внимание на то, что в Германки социалисты больше заботятся об укреплении связи с массами: "Социалисты не должны ограничиваться только изучением существующих условий... - писала она. - Необходимо всегда защищать интересы трудящихся, поддерживать все, что способно улучшить их положение". И далее: "Никакое реальное изменение социального механизма невозможно при существующем режиме... Ни в Германии, ни в других странах нечего ждать от господствующих классов; только полное уничтожение современного общества способно привести к новому социальному порядку, который является целью научного социализма"75 . Через год Жандр воссоздала в своей статье несколько страниц истории развития марксистских идей в Германии и их воплощения "в деятельности крепко сплоченной партии"76 .

Однако Жандр не всегда отличала научный социализм от оппортунизма. Она не понимала классовых корней лассальянства. Маркса тревожило влияние Лассаля на рабочих, и анализ его мелкобуржуазных заблуждений он дал в "Критике Готской программы" в 1875 году. Как известно, опубликована эта работа была только через 16 лет, а ранее77 , как отмечал Ф. Энгельс, "рабочие, буржуа и мелкие буржуа вычитали из нее (Готской программы. - Н. Е.) то, что в ней должно было быть, но чего в ней нет"78 . Эти слова могут быть отнесены и к заблуждениям Жандр. С другой стороны, она была уверена, что партия рабочих будет крепнуть и развиваться; что научный социализм имеет объективную основу для все более глубокого проникновения в рабочую среду, поскольку "длительному терпению рабочих приходит конец"79 . Вообще обличение буржуазного общества было наиболее сильной стороной публицистики Жандр. Она отвергала мир наемного рабства, в котором развитие крупной индустрии не только не улучшает положения рабо-


72 История Франции. Т. 3. М. 1973, с. 479 - 490.

73 Литературное наследство. Т. 87, с. 549.

74 Gendre B. Le congres de Copenhague. - La Justice, 17.V.1883.

75 Ibid.; Gendre B. Etudes sociales, p. 242.

76 Gendre B. L'Allernagne ouvriere et socialiste. - La Nouvelle Revue, 15.IX.1884.

77 Подробнее о публикации этой работы см.: Карл Маркс. Биография. М. 1973, с 599 - 610.

78 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 34, с. 125.

79 Gendre B. Etudes sociales, p. 86.

стр. 95


чих, но и увеличивает социальные беды: безработицу, "физическую и моральную деградацию", эксплуатацию детей, вынужденных работать по 16 часов в сутки, проституцию. В этой статье Жандр встречаются цитаты из "Капитала" Маркса (откуда она приводила факты жестокой эксплуатации детей в Англии).

Вглядываясь в контуры будущего общества, Варвара Николаевна была уверена, что "чистота брака будет там несомненной, поскольку он будет основываться исключительно на взаимном согласии", а "связь между родителями и детьми освободится от голого расчета и принуждения"; женщина "сможет развиваться свободно,., основательное и разностороннее образование приблизит ее к супругу, она почувствует себя действительно равной ему"80 . Приметы загнивания буржуазного общества она видела, в частности, отраженными в творчестве Э. Золя81 . Пусть оплакивает это общество тот, кто верил в его идеалы! "Что касается нас, республиканцев и социалистов, - писала она незадолго до своей кончины, - у нас свой идеал... Мы верим, что на развалинах разлагающегося общества грядущие поколения выстроят новый мир. Справедливость, истина, свобода станут путеводной звездой, указывающей путь к всеобщему счастью... Да здравствует будущее!"82 . Эта уверенность в светлом будущем человечества - одна из самых ярких черт творчества Никитиной-Жандр.


80 Ibid., pp. 292, 293.

81 Gendre B. Pot-Bouille et la bourgeoisie francaise. - La Justice, 3.X.1881.

82 Gendre B. Etudes sociaJes, p. 144.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/В-Н-НИКИТИНА-ЖАНДР-ОДНА-ИЗ-ПЕРВЫХ-РУССКИХ-СОЦИАЛИСТОК

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. П. ЕФРЕМОВА, В. Н. НИКИТИНА (ЖАНДР) - ОДНА ИЗ ПЕРВЫХ РУССКИХ СОЦИАЛИСТОК // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 28.01.2019. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/В-Н-НИКИТИНА-ЖАНДР-ОДНА-ИЗ-ПЕРВЫХ-РУССКИХ-СОЦИАЛИСТОК (date of access: 21.08.2019).

Publication author(s) - Н. П. ЕФРЕМОВА:

Н. П. ЕФРЕМОВА → other publications, search: Libmonster UkraineLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Как выбрать хорошую школу английского языка?
Yesterday · From Україна Онлайн
Картины акварелью известных художников современности и интересные факты
8 days ago · From Україна Онлайн
ДИПЛОМАТИЯ США НАКАНУНЕ И ПОСЛЕ МЮНХЕНА
8 days ago · From Україна Онлайн
К ОЦЕНКЕ РОЛИ К. Е. ВОРОШИЛОВА В РАЗГРОМЕ ГРИГОРЬЕВЩИНЫ
Catalog: История 
8 days ago · From Україна Онлайн
Факт, что столп нашей плоти — вода, несет смысл тайный. Мир, Лоно сущих — Река кольцевая: из Бога и в Бога поток; речь людей — явь ее. Миром сложены как Водой капли (учил Демокрит так) — ток Речи, Реки рек, есть мы, души Дýша сего.
Catalog: Философия 
8 days ago · From Олег Ермаков
The paper covers a model of generation of fundamental forces induced by neutrino interference with other particles. Neutrinos fill up vacuum and inter-vacuum space obtaining a long-range action. Fundamental binding “proton-neutrinoselectron” has been defined and its transformation under various conditions into atom of hydrogen or neutron is studied. The paper also considers structuring of nucleus and electron atomic shell. Electron is positioned on stationary shell creating intraatomic and interatomic forces. Fundamental forces are generated due to neutrinos interference of neutron, nucleon and atom. Proposed the impact of neutrinos on origin of gravitation.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Уалихан Адаев
Interrelation between gravitation and acts of nature is deemed as a hard proof that the Earth gravitation is a predominant fact in this cohesion. Neutrino flow pressuring towards the Earth center on its way is forming difference abnormal zones within atmosphere, hydrosphere and lithosphere. As a result we are exposed to such natural disasters as earthquakes, volcanoes and climatic changes. Sufficient energy to such acts may be released only due to gravitation.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Уалихан Адаев
Neutrino is considered the carrier of gravitation. Earth gravity is formed due to the central Earth core shielding all-penetrating neutrino flow. Neutrino penetrates the Earth interfering fusion reaction on the core surface of our planet and stops motion and pressuring. As consequence neutrino is facing gravity force forwarded to the center of our planet.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Уалихан Адаев
В работе предлагается модель возникновения фундаментальных сил путем взаимодействия нейтрино с другими частицами. Нейтрино заполняет вакуумное, межатомное и внутриатомное пространство, что позволяет объяснить свойство дальнодействия нейтрино. Определен способ образования фундаментальной связки «протон-нейтрино-электрон», которая, в разных состояниях превращается в атом водорода или нейтрон. На этой основе построено ядро и электронная оболочка атома. Электрон находится на стационарной оболочке, что позволило объяснить возникновение внутриатомных сил и межатомные связи. Фундаментальные силы возникают в результате взаимодействия нейтрино в нейтроне, нуклоне и атоме. Предложен нейтринный механизм возникновения гравитационной силы.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Уалихан Адаев
Носителем магнитной волны является нейтрино. Магнитные волны возникают в результате колебания электронной оболочки атома, чьи колебания передаются межатомному электронному нейтрино. В результате эксперимента с постоянными магнитами установлено ограничение потока нейтрино со стороны ядра Земли. Притяжение и отталкивание постоянных магнитов объясняются с помощью взаимодействия противоидущих потоков нейтрино. Под влиянием внешних аномальных зон, образующихся между магнитными полями постоянных магнитов, потоки нейтрино приобретают свойство сужаться и расширяться.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Уалихан Адаев

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В. Н. НИКИТИНА (ЖАНДР) - ОДНА ИЗ ПЕРВЫХ РУССКИХ СОЦИАЛИСТОК
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2019, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones