Libmonster ID: UA-1105

Заглавие статьи Библиография. С. И. АРХАНГЕЛЬСКИЙ. АГРАРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ВЕЛИКОЙ АНГЛИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1643-1648 ГОДОВ
Автор(ы) В. ВАСЮТИНСКИЙ
Источник Борьба классов,  № 10, Октябрь  1936, C. 128-132

Изд-во Академии наук СССР. М. и Л. 1936. 301 стр. + 1 табл. 12 руб.

1

До сих пор экономическая и социальная история английской буржуазной революции XVII века является в значительной степени малоисследованной. Даже такой существенный момент ее, как аграрный вопрос и аграрные отношения, едва лишь затронут в специальной литературе. Не даром один из крупнейших исследователей аграрных порядков Англии XVI-XVII веков, проф. А. Н. Савин, с горечью отметил, что "батрак, подмастерье, бродяга, даже иомен и мастер все еще редко показываются на страницах общих и даже специальных работ. Все еще не достаточное внимание привлекают к себе общинное поле, огороженная ферма, нарушающая цельность общинного уклада..."1 .

Эти слова Савина удачно характеризуют состояние буржуазной литературы по социально-экономической истории XVII столетия. Это пренебрежение к вопросам аграрной и вообще экономической истории английской революции вполне понятно, а идеалистическая оценка грозных для английского феодализма революционных событий XVII века мешает буржуазным историкам поставить изучение их на должную высоту. Только марксисты понимают важность изучения аграрных и экономических проблем для уяснения судеб и характера буржуазных революций. Это твердо подчеркнул В. И. Ленин в отношении французской революции 1789 - 1793 годов, когда писал: "Действительно революционная расправа с отжившим феодализмом, переход всей страны, и притом с быстротой, решительностью, энергией, беззаветностью поистине революционно-демократическими, к более высокому способу производства, к свободному крестьянскому землевладению - вот те материальные, экономические условия, которые с "чудесной" быстротой спасли Францию, переродив, обновив ее хозяйственную основу"2 . Разрешение аграрного вопроса было не менее важно и для Англии: именно оно определило все дальнейшее своеобразие ее развития. Эта мысль красной нитью проходит через всю 24-ю главу I тома "Капитала". К сожалению, наша историография очень мало занималась этим важным вопросом. В то время как по истории Франции эпохи революции сделано очень много, для подобного же периода в истории Англии нет почти ничего: отдельные замечания в работе академика Н. Лукина об английской революционной армии да небольшое количество статей - вот и воя литература по этому вопросу.

Эту сложную задачу взял на себя С. И. Архангельский. В своем пруде по истории английского аграрного законодательства 1643 - 1648 годов он выступает поэтому преимущественно как пионер, прокладывающий новые пути, и в этом прежде всего основная ценность его работы. Работа С. И. Архангельского основана на огромном количестве документов и почти на всей существующей по этому вопросу литературе. Главные источники, на которые опирается книга С. И. Архангельского, - акты революционных правительств Англии, протоколы палаты лордов и палаты общин за этот период и очень ценные документы комитета по секвестру земель роялистов. Источники эти имеют очень специфический характер: они обрисовывают лишь контуры аграрных отношений в Англии того времени. По этим документам мы можем установить, какие распоряжения делали парламент и комитет по секвестру в отношении земли, кому они передавали доходы, у кого ее конфисковывали, какие определяли налоги и т. п., но внутренняя жизнь деревни останется для нас по большей части закрытой; лишь в известной степени петиции раз-


1 А. Савин "Лекции по истории английской революции", стр. 43.

2 Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 189.

стр. 128

ных лиц, внесенные в протоколы палат, приподнимают эту завесу. Эту односторонность С. И. Архангельский стремился пополнить привлечением других документов: дневников, мемуаров и т. д.

В начале своей работы, в первой главе, автор дает разбор литературы предмета, подвергает ее критике; вывод, к которому он приходит, малоутешителен: материала собрано много, материала интересного, но буржуазная идеология большинства писавших об аграрной истории английской революции помешала им правильно разрешить проблему. В конце главы дан обзор высказываний классиков марксизма по этому вопросу. В данном случае мы должны посетовать на автора: обзор его не исчерпывающий: так, следовало бы указать на замечания Маркса в письме Анненкову, эльберфельдские речи Ф. Энгельса, или такие статьи В. Ленина, как "К оценке русской революции" и "Речь делегатам комитетов бедноты". Привлечение к обзору большего количества трудов классиков марксизма выявило бы яснее проблему исследования и пути к ее разрешению.

Познакомив читателя с литературой предмета, Архангельский рисует далее общее экономическое положение Англии в первой половине XVII столетия. Здесь он отмечает быстрый прогресс торгового капитала и повышение удельного веса торговой буржуазии. Знать должна была во многих случаях уступать место в сельском хозяйстве городским капиталистическим элементам. Благодаря важности шерстяного производства, тесно связанного с земледелием, буржуазия влияла на последнее и занимала крепкие позиции. Огораживание, разорение крестьянства и упадок феодального дворянства вели к концентрации земли в руках капиталистических элементов. "Все это, - говорит автор, - нарушало средневековый уклад деревенской жизни, хотя новая деревня росла медленно и не всюду одновременно из старой"1 . Несмотря на внешние и внутренние успехи английского капитализма перед ним стояло много затруднений: угрожала война с Испанией, нарастало обострение отношений с Ирландией, я особенную трудность представляла политика монополий правительства Стюартов. Усилившийся к концу 30-х годов экономический кризис сделал положение буржуазии нестерпимым и привел ее к революционным методам борьбы. Автор показывает и положение крестьянства: глубокую дифференциацию в его рядах, губительное влияние огораживаний на менее обеспеченные слои его - обстоятельства, только обострявшие противоречия в английском хозяйстве.

Глава эта, интересная по своим фактам и обилию материала, вызывает, однако, некоторые возражения. Автор чересчур подчеркивает руководящую роль торгового капитала и мало говорит о развитии промышленности. Между тем еще Маркс указывал, что торговый капитал, хотя и разрушает основы феодализма, но вместе с тем он действует как сила, консервирующая старые хозяйственные элементы и неспособная создать новые производственные формы. Следовало бы больше остановиться на самом производстве, в частности на развитии мануфактуры и эволюции ремесла. Капиталистические успехи Англии автором несколько преувеличены: в то время она еще стояла ниже Голландии и с завистью смотрела на ее достижения в области торговли и промышленности.

2

Последующие главы (III-VII) книги Архангельского рассматривают аграрные мероприятия Долгого парламента со времени 1-й гражданской войны и до ликвидации монархии Карла I. Аграрное законодательство революции в этом отношении заключало в себе три основных момента: секвестр земель так называемых делинквентов, т. е. контрреволюционеров-роялистов, взимание особых штрафов (композиций) с этих последних и продажу епископских земель. Недостаток средств, вызванный продолжительной гражданской войной, и необходимость дать гарантии кредиторам правительства понудили его прежде всего пойти на секвестр владений делинквентов. "Секвестр имуществ, - замечает автор, - был старым средством и, в сущности, обычным доходом английских королей. Стоит вспомнить секвестры эпохи войны Алой и Белой розы и монастырскую диссолюцию эпохи Тюдоров"2 .

Указав на этот факт, не представлявший ничего исключительного в глазах английского общества того времени, С. И. Архангельский затем рисует нам детальную картину этих мероприятий. Он точно разбирает все указы по этому поводу, технику их проведения в жизнь, характер ведавших секвестрами учреждений. Секвестр земель касался только их доходов, но отнюдь не вел к их конфискации; указы о секвестре отличались большой эластичностью и, мало-помалу включая все больший и больший круг лиц, превращались таким образом из меры финансовой в орудие борьбы против контрреволюции. Эта революционизация аграрного законодательства была делом рук буржуазии: не даром ведущую роль в парламентских комитетах по секвестрованию играли и Сити и его органы. И все же, как всюду правильно подчеркивает автор, эти мероприятия не приняли столь широкого революционного размаха, какого вправе были ожидать демократические элементы Англии: "Секвестр не приводил к разрушению старой систе-


1 С. И. Архангельский. Рецензируемое соч., стр. 50.

2 Там же, стр. 64.

стр. 129

мы держаний, которые существовали в маноре, не ломал манориальных учреждений"1 . Отсюда права держателей, т. е. крестьянства, не были защищены и нарушались, что вызвало в конце концов ряд крестьянских волнений и протестов.

Кто оказался виновником этого? Автор резонно видит его в палате лордов. На ряде примеров он показывает, как лорды старались защищать роялистское дворянство, освобождали их земли за взятки от секвестра и противились сохранению прав крестьянства. Эти интересные данные позволяют вскрыть позицию некоторой части аристократии, примкнувшей к революционному лагерю: борьбу против углубления революции, стремления сохранить как свой авторитет, так и привилегии своего класса. Буржуазия, желавшая новых аграрных порядков, естественно, не была заинтересована в сохранении прав держателей крестьян и поэтому играла на руку лордам.

Переходя к вопросу об использовании секвестрованных земель (глава IV), автор рисует нам вызванную этой мерой широкую мобилизацию земельной собственности - переход поместий в руки буржуазных слоев - и останавливается подробно на борьбе за продажу секвестрованных имений. Последняя мера была предложена капиталистами Сити и, конечно, коренным образом вымела бы феодальные порядки в Англии. Но здесь защитникам этих радикальных мер пришлось встретиться с самой резкой оппозицией палаты лордов. После продолжительных споров между обеими палатами парламента победителями вышли лорды: в качестве гарантий займа, взятого правительством у лондонского Сити, парламент решил перейти к специальным штрафам, налагаемым на всех делинквентов, к композиции и продаже епископских земель. Коренной ломки в деревенских отношениях не произошло, а интересы крестьянства не были удовлетворены. "Английское аграрное законодательство, - делает правильный вывод автор, - так и не пошло по тому пути, на который встала Франция в 90-е годы XVIII века: оно не создало в деревне надежной опоры новому государственному строю в виде держательской массы"2 . Это совершенно верная мысль, но остается непонятным, почему лорды смогли одержать победу. Автор говорит, что их невольно поддержало Сити, требуя продажи епископских земель. Но отчего тогда лондонские капиталисты отказались вообще от продажи всех земель роялистов? К этому недоуменному вопросу нужно присоединить еще одно пожелание: автору следовало бы расширить его интересный и ценный материал о крестьянских волнениях.

Глава IV подчеркивает большое значение композиций для революции. Практика их наблюдалась и до издания соответствующих указов, но, поскольку борьба с королем углублялась, расходы на армию и флот росли, а тем самым учащались требования Долгого парламента о займах. Буржуазия Сити настояла на систематизации всей практики композиций и передаче руководства в ее руки. Так был создан комитет Гольдемисхолла. Круг лиц, обязанных платить композиции, сильно расширился в 1647 - 1648 годах, причем взыскания эти носили очень суровый характер (вплоть до полной конфискации владений у самых ожесточенных врагов парламента), и несмотря на отдельные случаи злоупотреблений эти мероприятия проводились неукоснительно. Только уплата композиций сохраняла в руках делинквента его землю. Композиции тяжелым бременем легли на плечи роялистского дворянства, вынужденного во многих случаях продать свои земли, чтобы уплатить требуемый штраф.

Таким образом, композиции явились, с одной стороны, новым рычагом для мобилизации земли, а с другой, - выражаясь словами автора, "были орудием классовой борьбы Вестминстерского парламента с кавалерами... Борьба денежных людей, коммерческих и промышленных кругов столицы и тех графств, которые к ней тяготели, с феодальной знатью и ее свитами, с теми слоями дворянства и буржуазии, которые связали свои интересы с абсолютистским режимом Стюартов"3 .

Таблица 12-я книги показывает, что главным объектом композиций являлись, как мы уже говорили, различные слои дворянства; напротив, в земельной мобилизации, по мнению автора, приняла основное участие буржуазия. В подтверждение своего тезиса С. И. Архангельский ссылается на памфлет ярого врага индепендентов, представителя Сити - Уокера, - и на данные, почерпнутые из журналов палат парламента. Между тем эти данные, сведенные автором в таблицу 13-ю, очень туманно показывают социальное лицо приобретателей земли: все упомянутые там мистеры и горожане - не обязательно буржуа, среди них могли быть и дворяне. Что касается памфлета Уокера, то он носит полемический характер, и ему нужно верить с большой осторожностью. Источники, использованные автором, не могут по своему характеру точно ответить, насколько глубоко проникла буржуазия в сельское хозяйство и как много земли перешло в ее руки в результате законодательства о композициях. Процент буржуазии был, по видимому, довольно большой, но, может быть, не настолько высокий, как сказано в книге; обобщение автора нам кажется несколько преждевременным.


1 С. И. Архангельский. Цит. соч., стр. 91.

2 Там же, стр. 95.

3 Там же, стр. 140 - 141.

стр. 130

3

Очень ценной и содержательной является глава о распродаже епископских земель. Здесь автор показывает положение епископского землевладения до революции, отмечает особенно архаичный характер землевладения и затем рисует нам постепенное развитие законодательства в отношении епископата и его имущества: сперва, петиция об отмене епископата в 1641 году (так называемая петиция "о корнях и ветвях"), затем, самая отмена его в 1645 году и, наконец, ряд указов о распродаже владений. В распродаже ведущую роль играла лондонская буржуазия: лондонское Сити и денежные люди других городов являлись основными кредиторами Долгого парламента и были весьма заинтересованы в скорейшей продаже епископских земель как важнейшей гарантии займа, данного Сити. Распродажа протекала, однако, неравномерно: до августа 1646 года гражданская война и выступления крестьян задерживали издание соответствующих законов, вслед за тем финансовая нужда и необходимость погасить заключенные у Сити займы привели к отмене епископата и к указу о распродаже епископских владений. Последние вместе с акцизом сделались основным обеспечением нового займа. Вот почему парламент постарался заинтересовать покупателей земли и предоставлял различные льготы для этого. Одновременно автор подчеркивает антикрестьянский характер указа о распродаже: "В жертву ускоренной распродаже земель приносились интересы держательской массы, а самая распродажа диктовалась финансовыми кругами, близкими Вестминстерскому (т. е. Долгому. - В. В .) парламенту..."1 . Первоначально права держателей были оговорены, но так неточно, что допускали их нарушение; позже (21 ноября 1648 года) даже эти немногие льготы (облегчение покупки земли) отменялись: обычаи и привилегии держателей проверялись, и в случае отсутствия у них юридических оснований силой очищались владения для покупателей законных. Положение крестьян было тем хуже, что законодатель отдавал предпочтение короткой аренде перед долгосрочными держателями, существовавшими еще со времен феодализма. Обилие ярких и убедительных фактов, тщательный анализ их позволяют автору с полным правом сказать: "Под революционными актами секвестра и продажи епископских земель скрывался процесс первоначального накопления"2 . Одновременно в книге подчеркивается большая консервативность церковно-аграрного законодательства английской революции по сравнению с французской 1789 - 1793 годов.

4

Поскольку аграрное законодательство Долгого парламента форсировалось военными расходами, в частности задолженностью его перед армией, последняя сыграла очень большую роль в аграрных реформах революции. Вот это участие армии и выясняет автор в VII и VIII главах своего сочинения. Ярко и содержательно характеризует он военные порядки, тяжелое положение солдат, задержку жалованья как им, так и офицерам, резкие противоречия между рядовым и командным составом и, наконец, политические настроения армии, их экономические запросы и требования. Все это автором книги излагается в свете острого, марксистского анализа, который освещает по-новому даже известные факты.

Задолженность парламента армии к 1645 году сделалась настолько большой, что офицеры и солдаты засыпали его петициями о выплате денег, и так как ко всем их просьбам правительство оставалось глухо, то солдаты начали волноваться. Против мятежных солдат приняты были репрессивные меры, но в пользу офицерства парламент предпринял некоторые шаги: ему выплачивали часть жалованья из композиций, а в иных случаях отдавали земли бежавших роялистов и погашали задолженность штабного офицерства. Армия представила требование о продаже земель всех делинквентов, но в этом им было отказано.

Такое невнимание к нуждам армии, как известно, вызвало борьбу между ней и парламентом, борьбу, закончившуюся захватом Лондона и победой "новой модели" (название революционной армии). Недовольство парламентом усилилось особенно под влиянием агитации левеллеров, предъявивших ряд требований в памфлете "Дело армии". Одновременно не прекращался поток петиций от солдат и офицеров; в этих петициях армия требовала проведения аграрных реформ, продажи всех роялистских и церковных земель. Захватив Лондон, армия имела теперь возможность нажать на парламент и заставить его принять более конкретные меры. Таким образом, был издан ряд указов об оплате жалованья за счет епископских и роялистских земель, но о продаже последних не говорилось ни слова. Умеренные члены палаты общин и лорды всячески тормозили требования армии. Наконец, были выпущены так называемые долговые обязательства (Debentures), дававшие солдатам и офицерам право на известное количество земли взамен неуплаченного жалованья. Автор сравнивает эти обязательства с ассигнациями французской революции 1789 года, но правильно отмечает их отличие: "Обязательство не получило в изучаемое вре-


1 С. И. Архангельский. Цит. соч., стр. 187.

2 Там же, стр. 195.

стр. 131

мя такого массового распространения, как ассигнация, и не сыграло той роли в создании и усилении мелких и мельчайших собственников земли, какая выпала на долю ассигнаций во Франции"1 . От выпуска обязательств выиграло только офицерство. Оно скупало у нуждающихся солдат за бесценок эти "обязательства". Повсюду свирепствовала самая откровенная спекуляция. В результате земли солдат перешли в руки офицеров, что вызвало новую волну мобилизации земли.

После второй гражданской войны под нажимом армии усилились секвестры и композиции, но широкие круги солдат не могли протянуть к этим средствам руки. Началась борьба офицерства, проникнутого духом приобретения и стяжательства, против всех, кто противился укреплению новых аграрных порядков и окончательной ломке старых. Разорение крестьянства и тяжелое положение солдат вызвали новое обострение классовой борьбы и привели к окончательному разрыву с королем, который отказался утвердить продажу епископских земель. Вместе с тем обе палаты английского парламента проводили довольно уступчивую политику в отношении роялистов, в силу чего вопрос о мобилизации феодального землевладения не получил должного разрешения. Результатом этого явился переворот в декабре 1648 года (так называемая Прайдова чистка). Этот переворот расчистил пути для более решительной ликвидации церковно-феодального землевладения и для более быстрого темпа мобилизации всех секвестрованных владений.

5

В заключительной, IX главе своей книги Архангельский рисует нам классовую борьбу в английской деревне в связи с аграрным законодательством и подводит итоги всего исследования. Он делает ряд интересных замечаний о движении крестьян-клубменов2 (дубинщиков). Это было движение, мало оформленное, но оно подготовило выступления левеллеров и диггеров3 . Такова была народная оппозиция аграрному законодательству. Оппозиция палаты лордов исходила из других соображений - затормозить мобилизацию феодального светского землевладения, а вместе с этим демократизацию общества. Какая же сила двигала аграрным законодательством английской революции? По мнению автора, этой силой был сперва купеческий капитал, а позднее, в 1647 и 1648 годах, армия в лице командного состава, т. е. представителей средней и мелкой буржуазии. Мобилизация земли, вызванная аграрными мероприятиями Долгого парламента, носила "определенно буржуазный характер и усиливала концентрацию земли в руках богатых людей"4 .

Результатом английского аграрного законодательства 1643 - 1648 годов, однако, явились уменьшение удельного веса феодальной ренты, прогрессирующее обнищание масс и насильственный отрыв их от средств производства. Все это позволяет автору сделать правильное и логическое заключение: аграрное законодательство явилось мощным средством первоначального накопления капитала.

Таково содержание книги С. И. Архангельского, таковы его основные положения. С ними нельзя не согласиться. Автор использовал огромный документальный материал, подверг его четкому марксистскому анализу. Несмотря на то, что С. И. Архангельскому пришлось иметь дело с вопросами законодательства, все же он избежал опасности пойти по пути абстрактных, юридических обобщений и увязал все с классовой борьбой эпохи революции и социально-экономическими сдвигами того времени.

Вызывает некоторое сомнение чрезмерное преувеличение автором роста буржуазных элементов в землевладении: он иногда без достаточной проверки фактов объединяет разные социальные группы в одно целое под именем денежных людей - капиталистов. В этом отношении, нам кажется, следовало бы привлечь дополнительные источники, такие важные материалы, как документы частных архивов, собранные комиссией исторических манускриптов Англии. Автор должен был обратить внимание на новое дворянство, которому Маркс придавал такое значение в процессе первоначального накопления: книга Архангельского об этих наживалах говорит очень мало. Наконец, автор не попытался рассмотреть взгляды политических писателей того времени из рядов индепендентов и левеллеров, особенно показать отношение радикальных политических памфлетистов к вопросам аграрного законодательства, а материалов по этой теме более чем достаточно. В частности мы укажем на коллекцию памфлетов в библиотеке ИМЭЛ в Москве.

Несмотря на эти упущения рецензируемая книга представляет очень ценный труд, который впервые по-новому, с точки зрения марксизма, подходит к изучению английской революции XVII века и тем самым является важным и весьма заметным вкладом в марксистскую историографию английской буржуазной революции.


1 С. И. Архангельский. Цит. соч., стр. 229.

2 Движение клубменов имело место главным образом в юго-западной Англии; клубмены выступали как против короля, так и против парламента, защищая свои собственные интересы от насилий и разорения их хозяйств войсками враждующих сторон.

3 О движении диггеров и левеллеров см. журнал "Борьба классов" N 3 за 1935 год.

4 С. И. Архангельский. Цит. соч., стр. 270 - 271.


© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Библиография-С-И-АРХАНГЕЛЬСКИЙ-АГРАРНОЕ-ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО-ВЕЛИКОЙ-АНГЛИЙСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-1643-1648-ГОДОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Василий П.Contacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/admin

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Библиография. С. И. АРХАНГЕЛЬСКИЙ. АГРАРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ВЕЛИКОЙ АНГЛИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1643-1648 ГОДОВ // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 02.06.2014. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Библиография-С-И-АРХАНГЕЛЬСКИЙ-АГРАРНОЕ-ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО-ВЕЛИКОЙ-АНГЛИЙСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-1643-1648-ГОДОВ (date of access: 01.12.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Василий П.
Киев, Ukraine
1334 views rating
02.06.2014 (2739 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
А вообще весь этот кейс с комиками во власти заставил понять, что киношный сценарий разительно отличается от реальной большой политики, где побеждает трезвый, незамутненный запрещенными веществами ум, холодный расчет и опыт – как обязательные составляющие личности, дерзающей определять путь миллионов человек.
Catalog: Разное 
24 hours ago · From Naina Kravetz
Когда менять резину на зимнюю в 2021 году?
2 days ago · From Україна Онлайн
Запрещает ли PayPal азартные игры?
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Україна Онлайн
IN THE INTERESTS OF ENERGY STABILITY
7 days ago · From Україна Онлайн
Аварии на топливе Westinghouse случались и ранее, начиная с 1979 года, когда произошла крупнейшая в истории США авария на АЭС Три-Майл-Айленд, в результате которой зафиксировано расплавление 50% активной зоны реактора. Далее Westinghouse делала попытки торговать с Чехией, однако опасные эксперименты по замене оригинального топлива окончились досрочной его выгрузкой из 1-го энергоблока АЭС Темелин в январе 2007 года, по причине его сильной деформации. Вышедшие из строя вэстингхаусовские тепловыводящие сборки на 3-м энергоблоке Южно-Украинской АЭС были в экстренном порядке заменены на стандартные ТВЭЛовские.
Catalog: Экология 
8 days ago · From Naina Kravetz
HISTORY OF ROADS AND GROUND TRANSPORT ACCORDING TO ARCHEOLOGICAL DATA
Catalog: История 
10 days ago · From Україна Онлайн
BASIC UNIT FOR THE AMERICAN ACCELERATOR
11 days ago · From Україна Онлайн
TRANSITION TO CONTROLLED EVOLUTION OF THE BIOSPHERE
Catalog: Биология 
11 days ago · From Україна Онлайн
DEVONIAN PALEOSOILS OF THE ANDOMA MOUNTAIN
11 days ago · From Україна Онлайн
Безопасно ли брать кредит в Интернете?
Catalog: Экономика 
12 days ago · From Україна Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Библиография. С. И. АРХАНГЕЛЬСКИЙ. АГРАРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ВЕЛИКОЙ АНГЛИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1643-1648 ГОДОВ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2021, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones