ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

Русско-японская война и рост революционных настроений. С началом этой войны, в которой все шло не так и где осуществлялись самые пессимистические предвидения, относительный покой кончился. Все почувствовали, что близится революция, даже когда еще шли в городах патриотические манифестации. И я тоже вдруг почувствовал, что задыхаюсь в университете. Я продолжал ходить на лекции, прорабатывать материал, читать нужную для этого литературу, но хотелось другого, живой жизни, действия. Такие настроения были не у меня одного. Одни "ждали", другие "оказывали содействие", третьи вступали в партии. Я и мои друзья еще находились во второй стадии.

Вернувшись осенью 1904 г. в Москву, мы нашли обстановку изменившейся. Газеты усилили тон. В "Русских ведомостях" появлялись будоражащие статьи любимого нами К. А. Тимирязева. В аудиториях и коридорах университета часто собирались кучки для быстрого обсуждения событий, и сейчас же подбегали субинспектора. В частных домах, иногда в учреждениях собирались нелегально довольно обширные собрания. В организацию всего этого мы начали отдавать все большую и большую часть нашего времени.

К началу декабря общее волнение стало сильным, и социалисты-революционеры назначили на 5 - 6 декабря манифестации перед домом генерал-губернатора - великого князя Сергея1, называемого Ходынским, как главного виновника катастрофы 1896 года. Вечером 4 декабря наша группа собралась, чтобы обсудить вопрос о нашем участии в манифестациях в Большом купеческом обществе на Щипке, где работала Серафима Ивановна Надеина2, член нашего кружка. Собравшиеся, почти единогласно, находили манифестацию несвоевременной, но считали, что мы, социал-демократы, не можем воздержаться от участия в ней. Очень поздно нам было сообщено решение социал-демократических организаций об участии, и мы разошлись, уговорившись встретиться завтра, перед манифестацией, в университете.

Утром 5 декабря мы нашли в университете большое волнение: "Русские ведомости" напечатали великолепную статью Тимирязева, и студенчество решило перед манифестацией приветствовать Климента Аркадьевича. Расстояние было невелико, но группа порядочно порастаяла. Тимирязев вышел


Продолжение. Начало см.: Вопросы истории, 2010, N 10.

стр. 50

и произнес несколько слов, призывая к исполнению гражданского долга [переиначенными] словами Некрасова: "Ученым можешь ты не быть, но гражданином быть обязан".

На Страстной площади, куда мы затем прошли, были полицейские заграждения, не пропускавшие на Тверскую. Стояли всюду группы, очень молчаливые; иногда раздавался "возглас", но все это слабо. С Тверской через заграждения было пропущено несколько извозчиков с ранеными. Что же это? Неужели мы пришли к шапочному разбору? Не найдя прохода на Тверскую через заграждения, мы решили пробраться через переулки, и это удалось. Переулки не охранялись: полицейская техника не была на высоте. Мы прошли мимо дома генерал-губернатора, дошли до Моховой. Всюду была полиция, и ничего не происходило. Вечером 5 декабря мы опять собрались у С. И. Надеиной и узнали, что настоящая манифестация будет происходить на следующий день.

Утром 6 декабря я отправился на Страстную площадь один, никуда не заходя. Я нашел на площади значительную толпу, стоявшую спокойно. Напротив, к входу на Тверскую, находилась полиция и казаки. Появился какой-то крупный полицейский чин в серой барашковой шапке, и, когда послышалась довольно нестройная "Марсельеза", по его команде полиция и казаки бросились на толпу. Толпа побежала. По здравому смыслу я должен был бы сделать то же самое, и впоследствии я этому научился, но в тот момент здравого смысла у меня не было. Я не бежал.

Я очнулся через несколько минут в довольно поврежденном состоянии. Меня окружали шестеро полицейских. Площадь была пуста, за исключением групп полиции и одиночных арестованных, как я. "Ага, на ногах? Ну, идем", - и полицейские повели меня по проезду Страстного бульвара. Я несколько преувеличил свое болезненное состояние, и они перестали мною заниматься, а я усиленно смотрел по сторонам. Вот как будто подходящие ворота. Живо! И я, с силой толкнув ближайшего полицейского, бросился во всю прыть в эти ворота. И о чудо! Едва я очутился на дворе, железные ворота закрылись перед носом полицейских.

Тут был пост революционного Красного Креста. Предварительно перевязав мои раны, меня быстро вывели через квартиры в Настасьинский переулок; я сел на извозчика и поехал в больницу на Щипок. С. И. Надеиной еще не было, но ее сослуживцы провели меня к врачу; это был доктор Трушковский3, впоследствии - директор этой больницы. Голова у меня оказалась пробитой шашкой в двух местах, причем в одном месте - с повреждением черепа; указательный палец на левой руке был раздроблен, на теле - несколько легких ран.

К вечеру вернулась СИ. Надеина: на ее глазах были арестованы на Тверском бульваре наши друзья В. И. и О. И. Станкевич. Нужно было немедленно, до прибытия полиции, побывать у них на квартире и произвести чистку. Мы поехали и успели все сделать вполне благополучно. После этого я вернулся к себе в общежитие в довольно бредовом состоянии.

В университетской хирургической клинике, куда я поехал на следующее утро, профессор Р. О. Венгловский4 долго колебался, как ему быть с моим пальцем: рентгенография показала семь кусков фаланги. В конце концов он решил не ампутировать: "Я надеюсь, что у вас подживет очень хорошо". Раны на голове не были опасны, на теле - тоже. Записали меня под чужим именем, так как уже было распоряжение полиции сообщить о всех раненых, поступивших в эти дни. Являться [в клинику] я должен был каждый день. Недели через две Венгловский нашел, что все подживает очень хорошо, дал предписания для дальнейшего лечения и разрешил мне уехать в Смоленск.

стр. 51

В Смоленске родители встретили меня с перепугом и с гордостью. Я пробыл там до Нового года и дальше, но после 9 января 1905 г. решил ехать в Москву и уехал.

1905 год. Формально занятия в университете возобновились, но на деле их не было. Шло брожение, курсовые совещания. Я принял в этом движении участие.

В один из январских дней была созвана в физической аудитории огромная сходка. Речи, которые там раздавались, еще два месяца тому назад показались бы немыслимыми: учредительное собрание, всеобщее избирательное право ("четыреххвостка"), всякие виды свобод. Атмосфера была накалена. Единогласно приняли резолюцию, а для дальнейшего руководства движением было решено избрать, тайно, на каждом курсе, по представителю в центральный университетский орган. Тайное избрание означало, что избранника должен знать только председатель курсовой сходки. На нашем курсе председателем был я, и в теории только я знал о своем избрании; на самом деле, конечно, все догадывались.

Так началось для меня конспиративное существование. Я принял близкое участие в работе центрального университетского органа, но долго мне оставаться в Москве было невозможно. Университет был закрыт на неопределенное время, жить мне было нечем, и я снова уехал в Смоленск. Там я вошел в местную социал-демократическую организацию, в "актив".

Смоленск был городом без промышленности и без пролетариата, но ремесленников и студенчества - очень много. Обыватели были настроены оппозиционно. Готовились выборы в городскую думу, цензовую: голосовать могли только домовладельцы. Тем не менее мы взяли на себя подготовку к выборам и провели ее настолько успешно, что в думе оказалось прогрессивное большинство и даже социал-демократическая фракция. Мой отец тоже прошел в думу и примкнул к этой фракции. Состав ее был очень курьезен: наряду с интеллигентами и "третьим элементом" в нее входил крупнейший купец П. Ф. Ланин5, меценат, "благодетель" и самодур, и его сыновья, - ночью все кошки были серы. Вышел он из этой фракции лишь год спустя, когда думская комиссия труда под председательством моего отца приняла новый статут труда для торговых служащих.

Около Пасхи возникли слухи о готовящемся еврейском погроме. Левые партии образовали дружины обороны, и я вошел в эти дружины. Несколько раз мы дежурили в угрожаемых кварталах. Погрома не было: вероятно, благодаря преувеличенным слухам о мощи дружин.

Много усилий нам стоила организация первомайского праздника, и он прошел блестяще. За городом, между Ковалевкой и Александровским, в лесу была приготовлена эстрада для президиума и ораторов. Сошлось несколько сот человек. Говорились речи: от нас - старый социал-демократ доктор Иван Петрович Борисов6 (муж одной из сестер Барсова), от социалистов-революционеров - Сбитников. После речей пели и с пением разошлись. Я уже был дома, когда по улице прошла рота солдат, и ее командир - капитан Протопопов - зашел к нам, чтобы выпить стакан воды. На вопрос отца, куда он идет со своей ротой, последовал ответ: "А вот изволите видеть, черт бы их побрал, где-то мальчишки поют про 1-е мая. Ну и пусть поют, а нас вот с утра гоняют по окрестностям: посмотрите на солдат - мученики; а посмотрите на мои сапоги".

Для более детального изучения теории был образован философский кружок под руководством старого меньшевика Пилецкого7. Было очень курьезно: Пилецкий, будучи философски ортодоксален, противопоставлял Энгельса и Плеханова новым веяниям - Богданову, Маху, Авенариусу. Это было бы хо-

стр. 52

рошо, но он вносил фракционный дух, утверждая, что махизм и эмпириомонизм - большевистская философия. Это было неверно, но книга Ленина8 появилась несколькими годами позже, а в эти годы эмпириомонизм и статьи Богданова в левых легальных журналах встречали большое сочувствие среди молодежи. Таким образом марксизм Пилецкого толкал молодежь к Богданову.

В "активе" мы прорабатывали резолюции III съезда и меньшевистской конференции. Организация и актив были общими. Представитель комитета был послан на съезд, а попал на конференцию. После его возвращения (я не помню, кто это был) состоялся ряд бурных заседаний и произошло разделение на две организации. Я в этой стадии не участвовал, так как уехал в деревню, и в течение лета мне пришлось много разъезжать (г. Духовщина Смоленской губернии, Москва, Кострома, снова Москва, снова Духовщина). Всюду я находил страну в состоянии кипения.

Осень 1905 года. Вернувшись в Москву, я поселился вместе с моим товарищем по университету Николаем Николаевичем Лузиным, ныне - академиком. Нам обоим очень хотелось продолжать научную работу, но это оказалось невозможно. Открытый формально, университет фактически бездействовал. Меня вдобавок влекло к политической деятельности, и для меня сейчас же началась партийная жизнь.

Формально я как пропагандист был причислен к одному из районов, но на деле занялся организацией студенческой фракции партии. Численно фракция не превышала сотни человек, но она пользовалась большим влиянием среди студенчества. Был избран комитет, в который я вошел вместе со многими другими - Овсянниковым9, Кривцовым10, Зачинщиковым11, Чижевским12, Савковым13 и т.д. Мы распределили между собой функции, и мне было поручено, совместно с Зачинщиковым, ведать боевыми делами14.

В те дни либеральная буржуазия охотно давала деньги на вооружение. В университете на митингах и сходках производились сборы. Нам удавалось закупать оружие, и из студентов стали формироваться вооруженные отряды. Командование было возложено на Зачинщикова, как прапорщика запаса, и на меня - по боевому темпераменту. Боевая суета вокруг меня крайне стесняла моего сожителя. Мы разъехались, и он вскоре уехал на год в Париж.

Я не буду описывать последующие месяцы - до января 1906 года. В одном из советских сборников, посвященных истории этой эпохи, были опубликованы мои воспоминания. Издательство "Молодая гвардия" выпустило их впоследствии отдельной книжкой15. Скажу вкратце, что мы приняли участие во всех событиях того времени: митинги, охрана против черной сотни, "университетская осада", похороны Баумана, подготовка к вооруженному восстанию и декабрьское восстание.

Я был в октябре делегирован в совещание по подготовке восстания, при Московском комитете партии, под председательством "т. Евгения" (Кудрявцева)16. Там я был избран в "тройку" вместе с "Иосифом Георгиевичем" (Урысоном)17 и рыжим старшим братом известного философа Ильина18 (кличку забыл)19. Оттуда я неоднократно делегировался на межпартийные совещания по боевым и военным вопросам.

Я присутствовал на конференции Московской организации партии, которая решила начать вооруженное восстание. Это было как раз в годовщину моего ранения. И, пройдя весь декабрьский путь, я к концу восстания с остатками дружины очутился на Пресне, при попытке пройти через Горбатый мост был арестован и спасся от расстрела чудом: мне помог неизвестный семеновский солдат и моя собственная решительность.

1906 год. Относительно событий 1906 г. Музей революции в Москве устроил ряд вечеров воспоминаний, в которых я участвовал и выступал. В

стр. 53

принципе все было стенографировано и должно было послужить основой для опубликования исторических сборников. Я не знаю, последовало ли какое-нибудь исполнение этих решений и обещаний.

Относительно Конференции военных и боевых организаций, куда я был делегирован Московским комитетом вместе с тов. Ярославским, я в свое время, по просьбе Ярославского, написал обширные воспоминания, судьба которых мне неизвестна. В 1928 г. перед моим отъездом за границу я участвовал в вечере воспоминаний в Музее революции вместе с товарищами Ярославским20, Трилиссером21, Кадомцевым22, Бустремом23, Грожаном24 и многими другими. Это не помешало год спустя Институту Ленина обратиться ко мне с рядом вопросов об этой конференции - вопросов, на которые уже имелись исчерпывающие ответы в печати и рукописных материалах. Ввиду этого я считаю необходимым вкратце рассказать о деятельности боевой организации в 1906 году.

Вернувшись в Москву в середине января, я получил приглашение на совещание по восстановлению боевой организации. Московский комитет поручил руководство этим делом т. Доссеру25 ("Леший" - после 1905 г., "Семен Петрович" - до 1906 г.), с которым я уже встречался раньше. Последняя наша встреча была на Пресне. "Леший" собрал всех, кого он считал годными для этой цели. На совещании было выработано положение об организации и распределены функции. В каждый из районов партией должен быть направлен боевик на правах члена комитета района. Его задачи: 1) боевая пропаганда, 2) организация боевых кружков с тем, чтобы провести через них весь партийный актив, 3) организация вооруженных отрядов и обучение их, 4) разведка, 5) техническая подготовка к восстанию.

Другие принятые нами решения относились к подсобным организациям: техническое бюро, финансовая группа и т.д. Встал вопрос и относительно "начальника штаба". На эту должность решено было пригласить Михаила Николаевича Покровского, который только что в сборнике о декабрьском восстании опубликовал статью, которая нам всем очень понравилась. "Леший" выразил некоторое сомнение: "Какой он марксист, какой он социал-демократ? Еще недавно он был "освобождением"". Ему резонно возразили, что уже два года, как Покровский принадлежит к лекторской и литераторской группе. Меня попросили побывать у него и передать ему приглашение.

Затем были распределены обязанности: в три "центральных" района (центральный городской, типографский и городских предприятий) - тов. Заломов26, тот самый, "Павел" из романа Горького "Мать". Я с ним встречался уже в течение двух месяцев подготовки к восстанию: сначала он ведал одним из районов, а потом был направлен в бомбистскую технику. "Евгений", представляя нам его, упомянул, что он носит историческое имя, на что Заломов чрезвычайно рассердился.

Чтобы не возвращаться к нему, скажу, что в это время он был уже очень утомлен жизнью, имел больные нервы, был чрезвычайно подозрителен. Каждого нового товарища он подозревал в провокации. Этой участи подвергся мой помощник - тов. Егор, с честью проработавший в партии до конца жизни, и в этом случае Заломов признал свою ошибку. Но был другой случай: Заломов обвинил в провокации секретаря МК тов. "Виктора"27, и несколько лет спустя дело разбиралось в Париже в межпартийном суде, и "Виктор" был оправдан. В нашей среде Заломов пробыл недолго: через несколько недель он заявил об уходе по причине здоровья и семейных затруднений. Своего преемника он выбрал чрезвычайно хорошо: это был студент-путеец Фельдман28.

В Бутырский район под кличкой "Петр Васильевич" был направлен литовец Долгис29, очень хороший работник. В Рогожский район был послан

стр. 54

мой бывший, до-декабрьский, помощник; ни фамилии, ни клички я не помню. Меня направили в два Замоскворецких района (в то время их было два, но довольно скоро они были объединены) и прибавили еще Лефортовский район. На мои протесты "Леший" ответил: "Что вам нужно? Ночевка и питание? При этих условиях - я вас знаю - вы справитесь". Кличка моя стала "Семен Петрович", и "Леший" сказал, что это очень хорошо, принимая во внимание колоссальную разницу в нашей внешности: полиция запутается. После этого мы приступили к работе.

Покровского я уже знал: несколько раз по поручению университетской фракции мне приходилось с ним сговариваться относительно его публичных выступлений. Он выслушал меня с большим вниманием и удивлением, но согласился и попросил придумать для него кличку. Поскольку у нас уже был "Леший", я дал ему кличку "Домовой", которая в форме "Домов" так за ним и осталась. На своем посту он обнаружил изумительную бездеятельность. Эта фикция прекратилась после объединительного съезда партии.

Замоскворечье было поделено на два района линией Полянка-Шаболовка. Правый район, если идти из "города", возглавлялся тов. Бобровским30, членом известной революционной семьи, левый район - тов. Савковым, братом Савкова, входившего в университетскую фракцию. У меня сразу создалось впечатление, что левый район - настоящий, а правый - так себе. Очень скоро произошло их объединение под руководством Савкова. В качестве подрайонных организаторов работали тов. Цявловский31 (впоследствии - известный пушкинист), тов. "Дядя"32, тов. "Шлем", тов. "Артем"33 (тот самый, по имени которого назван Артемовск).

Ответственным пропагандистом был сначала тов. Блюм34, а потом - тов. "Николай" (Н. М. Лукин, историк, впоследствии - академик). Военным организатором (для казарм) был Борис Федорович Добрынин35, впоследствии - профессор географии Московского университета. В числе пропагандистов - братья Удальцовы36 (один из них стал впоследствии профессором Московского университета37), СИ. Надеина, о которой я уже говорил, и В. В. Чебуркин. На некоторое время Савков был заменен тов. "Алексеем Ивановичем"38, который впоследствии с успехом работал в медико-биологических институтах Наркомздрава.

Первое дело, которым мне пришлось заняться, - это розыски оружия, которое рабочие Симоновского подрайона запрятали в Тюфелевой роще. Организация была бедна, а для обучения оружейной технике необходимо оружие, которое поручили [хранить] одному из наиболее активных участников до-декабрьской работы. Он долго отлынивал, отказывался, находил разные предлоги, - наконец, повел к месту хранения. Это была яма, выкопанная в Тюфелевой роще. Ее разрыли, обнаружили, что раньше в яме что-то было, но в данный момент в ней не нашли решительно ничего.

"Хранитель" сделал вид, что очень поражен, заговорил о социалистах-революционерах, об анархистах, но товарищи ему сказали: "Не дури, сознавайся" - и он сознался. Я торопился и вернулся в Симоново с несколькими рабочими; остальные заканчивали разговор с "хранителем". Через несколько дней я узнал, что его закопали в той же самой яме. На мой вопрос, почему об этом мне не сказали сразу, был ответ: "А мы не знали, как вы посмотрите на это и как отнесется партия, а оставлять его в живых было бы опасно".

Я стал посещать кружки и заводские собрания - знакомиться и подбирать людей в боевые кружки. Это пошло успешно. Разработанная нами программа занятий - наполовину политическая, наполовину техническая - живо интересовала рабочих. Из рабочих, успешно прошедших через кружки, формировались "пятки"; четыре "пятка" составляли "отряд", а четыре "отряда" -

стр. 55

"командо". Вскоре в районе было одно "командо" и близилось к завершению другое. Это была своего рода рабочая милиция с некоторой дисциплиной. Был выработан и "план мобилизации", позволявший довольно быстро производить сбор.

В апреле началась подготовка к Объединительному съезду, и на одном из собраний районного комитета появился неизвестный нам докладчик. Это был Ленин. Большинство из нас видело его в первый раз. После доклада по текущему моменту очень внимательно он выслушивал возражения. Артем произнес обширную речь, которую Ленин слушал терпеливо, но с некоторой усмешкой.

Одним из поставленных вопросов было наше отношение к советам рабочих депутатов и к "широким формам" рабочего движения. После всем известных опытов 1905 года с Хрусталевым-Носарем39, Гапоном и Троцким и особенно после той демагогии, которую развели некоторые меньшевики (Ю. Ларин40), противопоставлявшие партии эти "широкие формы", отношение к ним в большевистских кругах было критическое, и это отразилось в наших выступлениях. Ленин выслушал нас очень внимательно и сказал, что вопрос серьезный и в нем нужно детально разобраться, но сколько-нибудь определенно не высказался.

К этому же времени относится провал конференции военных организаций в Москве. Провал произошел перед Пасхой при очень странных условиях. Среди его участников были Любич-Саммер41 и Павлович42, впоследствии - профессор Военной академии. Арестованные были помещены в Сущевский полицейский дом. У Надеиной собрались товарищи - Добрынин, я, некоторые другие, чтобы обсудить вопрос о побеге. Бегство удалось в полной мере: полицейских перепоили и сделали в стене пролом, через который вышли все арестованные, кроме Любича и еще кого-то, кому толщина помешала в него пролезть.

После Объединительного съезда во все ячейки влились меньшевики. В нашем районе их было гораздо меньше, чем нас. Среди новых членов районного комитета упомяну тов. "Георгия" (Цейтлина)43, очень умного, хорошо знакомого с литературой, ловкого диалектика, который часто ставил нас в затруднение и вынуждал несколько подковываться перед выступлениями. Кроме него был еще один - очень красноречивый, агрессивный и поспешный; это, если память мне не изменяет, был Вышинский44.

В центр боевой организации вошли два меньшевика: тов. "Василий" (Вановский)45, бывший офицер-сапер, с большой, но далеко не всегда удачной инициативой; он стал начальником штаба взамен Покровского; другим был тов. "Захар" (Савинов), обынтеллигентившийся рабочий, с большим вкусом к широкой рабочей организации по Ю. Ларину; он заменил меня, наконец, в Лефортовском районе, в котором было много меньшевиков. Они оба скоро перешли в большевистскую фракцию. "Леший" относился к "Василию" критически, считая его беспочвенным болтуном и фантазером (не вполне справедливо) и предсказывая ему буржуазное будущее. Можно ли называть так профессуру по теософии в Токийском университете в Японии, не берусь решать.

Провалы происходили как будто естественным порядком. После ареста Фельдмана в июне 1906 г. я перешел в три городских района. Уйти из Замоскворечья мне было необходимо: с некоторого времени за мной шла определенная охота. Один раз я был арестован, но меня освободил по пути в участок околоточный надзиратель, принадлежавший к организации.

Предел развитию нашей организации был положен в начале августа знаменитым провалом, происшедшим от невероятной неосторожности секретаря МК "Захара" и его жены "Ирины", которые хранили при себе сотни адресов в незашифрованном виде. Были арестованы сотни товарищей, в том чис-

стр. 56

ле Доссер и Долгис. В течение одного дня я удачно выскочил из трех мышеловок. Мне удалось собрать остатки организации, и я был избран ответственным боевым организатором.

Время наступало очень трудное. В пылу работы мы не отдавали себе отчета, в какой мере менялось общественное настроение. После многочисленных летних восстаний, после разгона I Думы слой за слоем отрывался от единого фронта. Замещать арестованных товарищей становилось все труднее и труднее. Ночевки, квартиры для явок и собраний становились все реже. Внутри организации появились новые и беспокоящие элементы. Некоторые странности не находили нормального объяснения.

Один пример: некий художник, уезжая, оставил ключ от своей квартиры нашему секретарю - для наших собраний. Мы являемся в назначенный день: как будто все в порядке, но у входа во двор дежурят какие-то люди в штатском. Пускаем вперед секретаря: ничего, он проходит; один за другим с интервалами проходят и остальные. Мы сидим часа три, разговариваем, и один из нас отправляется за продовольствием. Вернувшись с хлебом, маслом, колбасой и сыром, он говорит, что зеваки у ворот стоят. Мы продолжаем наше совещание, часа через два расходимся.

Через несколько дней на нашу явку прибегает растерянный художник: вернувшись, он узнал, что накануне нашего собрания у него на квартире был обыск и что сыщики дежурили для наблюдения именно за этой квартирой. Происшествие совершенно невероятное. Мы перебрали все возможные гипотезы и не нашли подходящего объяснения: проверка, как в тот момент, так и впоследствии, не обнаружила в нашей среде ни одного провокатора. Однако прямое наблюдение усилилось, и мало помогал очистительный пункт в Сокольниках.

Нужно сказать, что многие молодые активные рабочие отходили от нас. Они находили, что у нас нет никакого действия и переходили к максималистам и анархистам. Большой успех имел в Симонове известный анархист Бармаш46, - он появился на площади с вооруженным отрядом и, размахивая бомбой, заявил: "Кадеты вам говорят - терпи, эсдеки вам говорят - проси, а мы вам говорим - бери. С этой бомбой я добьюсь всего и призываю вас следовать за мной". То же произошло и у Цинделя47. В экспроприации уходили самые боевые элементы, и каждый день мы узнавали, что такой-то пяток ограбил такую-то кассу. Иногда эти группы выделяли часть добычи для партии, но чаще дело обходилось без этого.

В этих условиях у нашей организации начались разногласия с МК. Я не имею и сейчас моральной возможности точно рассказать, в чем [было] дело: и МК и нам хотелось вещей, в общем, тех же самых, но не осуществимых... Мы не в состоянии были заставить откалывавшиеся группы вернуться на партийный путь. МК, в лице некоторых его представителей, воображал, что мы хитрим. К этому присоединялись прямые интриги "Василия". Так продолжалось до Таммерфорсской конференции военных и боевых организаций.

Эта конференция, собранная вопреки меньшевистскому ЦК, имела место в ноябре 1906 года. Ее протоколы были изданы тогда же и много раз переизданы. Московский комитет послал на конференцию делегацию из Ярославского, меня и "Василия", однако "Василий" не прибыл. Помимо мандата от МК я представлял еще Московскую боевую организацию, а тов. "Емельян" (Ярославский) - военную. На конференции, за исключением представителя Южного технического бюро Альбина48, все были большевики, однако единогласия не было: расходились два течения по вопросу о том, кто, выражаясь грубо, должен командовать во время острых выступлений: военно-боевые центры или общепролетарские организации. Большинство (и в том

стр. 57

числе я) оказалось за партийное решение этого вопроса, и Ленин в своей статье о конференции вполне нас одобрил.

Конференция избрала Временное бюро военных и боевых организаций из пяти человек: "Николай Иванович" (Лалаянц49, организатор и председатель конференции), Ярославский, я, представитель Рижской организации "Петр II"50 и - по рекомендации Любича51, который был неофициальным представителем Большевистского центра, - партийный литератор Б. Авилов52, приват-доцент Петербургского университета. Среди участников конференции упомяну:

Воронежская военная организация - тов. "Алиев" (псевдоним не раскрыт53);

Казанская в[оенная] организация] - тов. "Кузьма"54, из казаков;

Кронштадтская в[оенная] о[рганизация] - тов. Бустрем55,

Калужская в[оенная] о[рганизация] - тов. "Ольга"56 (я встречал ее на вечерах воспоминаний);

Либавская в[оенная] о[рганизация] - ?57;

Московская в[оенная] о[рганизация] - Ярославский58;

Нижегородская в[оенная] о[рганизация] - "Гладков"59 (псевдоним не раскрыт);

Петербургская в[оенная] о[рганизация] - Лалаянц;

Рижская в[оенная] о[рганизация] - "Петр II"60;

Севастопольская в[оенная] о[рганизация] - Викторов (может быть - Бустрем61; тогда Викторов от Кронштадта);

Финляндская в[оенная] о[рганизация] - Трилиссер62;

Московская б[оевая] о[рганизация] - я63;

Петербургская б[оевая] о[рганизация] - ?64;

Саратовская б[оевая] о[рганизация] - Степинский (я сильно подозреваю, что это был В. Р. Менжинский)65;

Уральская [боевая организация] - "Петр I"66 (Кадомцев);

Уральская [боевая организация] - Кадомцев младший67;

Финляндская рев[олюционная] с[оциал]-демократия] - тов. Лаукки68;

от Петербургского комитета - тов. Землячка69;

докладчики70: "Григорий Иванович" (Гимер)71, Лядов, "Победов" (Урысон), Волков (я встречал его на вечерах воспоминаний);

гостья - тов. "Ида"72 из Ревеля.

Вернувшись в Москву, я нашел, что в мое отсутствие была перестроена Боевая организация: на ее месте было образовано Военно-техническое бюро во главе с "Василием". В бюро были введены некоторые члены из старой организации - я, Виноградов (известный инженер, изобретатель и боевик) - и много новых членов. Работа была построена по принципу - делать наоборот тому, что делала старая организация, и, во всяком случае, говорить наоборот, если даже делалось то же самое. У меня не было ни времени, ни охоты, ни возможности заниматься этой полемикой: мои новые обязанности налагали на меня многочисленные поездки на места и особенно в Петербург, где раз в неделю Бюро собиралось.

Нужно сказать, что в своем первом составе Временное бюро не собиралось ни разу. Почти сейчас же после конца конференции произошел колоссальный провал Петербургской военной организации, и мы потеряли "Николая Ивановича". "Петр II"73 из Риги не отвечал и не появлялся. Для их замещения нам пришлось кооптировать Трилиссера и Урысона. Авилов попросил его не вызывать на собрания и каждый раз, как нужно, направлять к нему одного (и только одного) члена Временного бюро. Эти функции лежали на Ярославском и на мне.

стр. 58

1907 год. Так прошло время до апреля. На Пасху я поехал на несколько дней в Смоленск к родителям. Долго побыть мне не пришлось: из экстренного письма секретаря организации я узнал, что Ярославский выехал на Лондонский съезд партии и я должен его заместить во время его отсутствия.

Я немедленно выехал в Петербург, где ожидал найти знакомую мне секретаршу Временного бюро Лизу Шнеерсон, но передо мной оказался незнакомый мне человек, довольно молодой, недурной собой, поляк, очень антипатичный. Он сообщил мне, что его фамилия - Лодзя-Бродский74, что он родом из польской революционной семьи и что тов. Лиза, уезжая и торопясь, передала ему секретарство и все дела. Я спросил, с чьего согласия. Он не знал.

"Видели ли вы тов. "Виктора" (Урысона)?" - "Нет, он не появлялся". - "А "Анатолий" (Трилиссер)?" - "По-прежнему в Финляндии". - "Кто же вас рекомендовал и кто вас знает?" - "Помилуйте, я - давний член Петербургской боевой организации, и меня рекомендовал и хорошо знает тов. Чесский75, "Шурка"". Я давно знал Чесского и с хорошей стороны. Спросить о засекреченном Авилове я не мог и решил пойти наводить справки.

Первый визит был к жене Урысона. Через ее сестру, известную переводчицу Штерн76, я узнал, что Урысон неделю уже как арестован и находится в Крестах. "Где же и как [арестован]?" - "Ну, очень просто, вот тут, на этом крыльце, через которое вы проходили". Авилов ничего и ни о ком не знал и очень давно никого не видел. Мы с ним решили находиться в контакте и расстались. Относительно Чесского я узнал, что он действительно был в большой дружбе с Бродским и сейчас находится в Финляндии. "Анатолий" тоже находился в Финляндии, но где - никто не знал, и адреса его у Бродского не было. Так, в тяжелой обстановке начинался май 1907 г., так он продолжался, так он и закончился.

В столовой Технологического института, куда я прошел затем, я увидел много хорошо знакомых лиц: Землячку, Евгению Бош77, Веру Дилевскую - жену Ярославского. Меня свели с представителями Петербургской боевой и Петербургской военной организаций. Во главе первой стоял тов. "Овод" (Вакулин)78, секретарем второй была тов. "Ирина"79, которая мне сразу показалась отвратительной, а наиболее активными работниками были тов. "Аксель" и тов. "Максим" - меньшевик. Этот последний сразу мне бросился в глаза своим сходством с Иудой, и тогда, рассердившись на себя, я стал себя усовещивать: "Вот что значит давать волю нервам; теперь ты уже придаешь значение случайным сходствам, и все тебе отвратительны".

Я подошел к Вере Дилевской и спросил, знает ли она что-нибудь об отъезде Лизы Шнеерсон. Да, она знала. Лиза спешно должна была уехать и нашла себе заместителя - Бродского. Дал ли "Емельян" свое согласие на эту замену? Нет, он не мог, торопился уезжать, но он уполномочил Лизу найти преемника; он ей очень доверял. А кто рекомендовал именно этого преемника? Она возмутилась: "Помилуйте, тов. Бродского знаем мы все: это - тонкая, поэтичная, глубоко чувствующая душа. Известно ли вам, что, когда Чесский был болен тифом, Бродский высидел при нем несколько недель и буквально его спас?" Нет, это мне не было известно.

В начале мая мне пришлось обсуждать с "Акселем", "Максимом" и "Ириной" вопрос о делегации войск Петроградского гарнизона. Эта делегация должна была явиться в социал-демократическую фракцию Государственной думы и передать наказ от солдат гарнизона. Фракция не была предупреждена. На вопрос, почему, ответ был от "Акселя": "Потому что эти оппортунисты способны не принять делегацию". В этом оба - и большевик, и меньшевик - были согласны. Я спросил, кто собственно автор наказа. "Конечно,

стр. 59

мы", - был ответ. - "А кто его голосовал? Солдатские собрания?" - "Что вы, их невозможно сейчас созывать. Наши ячейки". - "А велики ли они?" Ответа не было. Тогда я спросил, почему, собственно, они называют это наказом от войск гарнизона. Ответ был: "Надо же что-нибудь делать, надо встряхнуть фракцию, и, может быть, это встряхнет массы".

Я сказал тогда, что, не имея возможности воспротивиться, обращаюсь к ним с просьбой пересмотреть этот вопрос у себя в организации. Мне дали обещание, но не исполнили: в тот же день делегация побывала во фракции. Совершенно случайно полиция опоздала на несколько минут, иначе уже в тот день (5 мая 1907 г.) произошел бы арест думской фракции. Опоздала же полиция потому, что делегация добралась до фракции на десять минут раньше назначенного времени и покончила свое дело раньше, чем рассчитывала. Когда передо мной оказались все эти данные, что произошло на следующий день, я был устрашен: мне была ясна рука провокаторов во всем этом деле. Но кто провокаторы?

В столовке Технологического института я снова встретился с "Максимом". Он подошел ко мне самым приветливым образом и в ответ на мои упреки сказал: "Что могли мы поделать? Напор масс! И очень хорошо: смотрите, сколько шума в газетах! А вот что, приходите ко мне вечером ужинать, познакомитесь с женой. Альвина Альви. Слышали? Знаменитая певица: на ее голосе держался несколько лет бюджет рижской организации". Я принял приглашение. Действительно, у Альбины Альви был чудесный голос, и действительно этим голосом она кормила партийные организации.

Однако ничто не шло. Адреса наших местных организаций отсутствовали. "Может быть, тов. "Ярославский" куда-нибудь их спрятал", - ответил мне Бродский. Если приходили известия, это были известия о провалах. От "Анатолия" из Финляндии не было вестей. Понемногу исчезали и люди кругом.

Поражала странная неприкосновенность столовой Технологического института. Там можно было найти всех ответственных работников центральных и петербургских учреждений партии: вот в том углу - сестра Ленина, вот у того окна - член ЦК Негорев-Иорданский80, за тем столом - энергичная меньшевичка Радченко81, тут мелькает рыжая борода председателя совета безработных Войтинского82, а вот там - его помощник и видный член Петербургского комитета Гомбарг83. Все всех знали и всех можно было тут найти. Невероятно. Все это пахло чудовищной провокацией, но где же провокаторы?

(Продолжение следует)

Примечания

1. Сергей Александрович (1857 - 1905) - великий князь, пятый сын императора Александра II; московский военный генерал-губернатор (с 1891 г.), командующий Московским военным округом, один из виновников Ходынской трагедии (1896 г.); погиб от бомбы, брошенной под его карету эсером И. П. Каляевым.

2. Надеина Серафима Ивановна (?-1915) - первая жена Костицына; служила фельдшером в Александровской больнице на Щипке; умерла от чахотки.

3. Трушковский Я. В. - доктор медицины, после революции - главный врач Амбулаторной больницы им. Семашко по ул. Щипок, дом 8.

4. Венгловский Ромуальд Осипович (Иосифович) (1876-?) - доктор медицины, экстраординарный профессор, зав. кафедрой оперативной хирургии на медицинском факультете Московского университета (1911 - 1915).

5. Ланин Петр Федорович (1848-?) - купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин, гласный Смоленской городской думы (1871 - 1895 гг.), пожизненный директор Смоленского городского общественного Пестрикова и Ланина банка, купеческий староста, городской голова Смоленска (1892 - 1893 гг.).

стр. 60

6. Борисов Иван Петрович ("Светилин", "Вадим") (1877 - 1954) - большевик; окончил медицинский факультет Московского университета (1909 г.); за участие в студенческом движении подвергался ссылке в Олекминск (1902 - 1903 гг.); вел партийную работу в Смоленске, Саратове и Москве; член МК, Смоленского комитета РСДРП; арестованный в Смоленске в январе 1906 г., освобожден в связи с прекращением дела; работал врачом.

7. Пилецкий ("Яков") Яков Ананьевич (1876-?) - член московского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" с 1896 г., меньшевик; вел партийную работу в Смоленске и Петербурге; четырежды подвергался арестам, около двух лет провел в тюрьмах; сотрудничал в меньшевистских журналах "Возрождение" и "Наша заря"; во время мировой войны жил за границей; в 1917 г. меньшевик-интернационалист; вступив в РКП(б), в 1930-е годы преподавал экономику и экономическую географию в Академии потребительской кооперации.

8. Книга "Материализм и эмпириокритицизм" вышла в 1909 году.

9. Овсянников Николай Николаевич (1884 - 1941) - участник социал-демократического движения с 1902 г., большевик с 1905 г.; окончил юридический факультет Московского университета (1909 г.), помощник присяжного поверенного; в 1917 г. член бюро Московского окружного комитета и редколлегии газеты "Социал-демократ", позже - в Верховном суде СССР; председатель Гражданской и Арбитражной комиссий при СНК СССР; персональный пенсионер (с 1937 г.).

10. Кривцов Степан Савич (1885-?) - член РСДРП с 1904 г., организации объединенных социал-демократов интернационалистов с 1917, РКП(б) с 1920 г.; окончил историко-филологический и физико-математический факультеты Московского университета, там же преподавал (с 1916 г.); профессор в 1-м МГУ (с 1918 г.) и Институте красной профессуры (с 1921 г.), действительный член Социалистической академии (с 1918 г.), член редколлегий журнала "Каторга и ссылка" и "Философской энциклопедии"; профессор и зав. кафедрой ленинизма во Всесоюзной академии социалистического земледелия (1935 - 1936 гг.).

11. Зачинщиков В. П. - прапорщик запаса, член комитета студенческой фракции РСДРП.

12. Чижевский С. С. - член комитета студенческой фракции РСДРП.

13. Савков В. М. ("Тимофей") - большевик, член комитета студенческой фракции РСДРП, в 1905 г. руководитель дружинников в Замоскворечье.

14. По поводу своего назначения Костицын вспоминал: "На первом же заседании университетской организации было постановлено организовать боевую дружину, и выполнение этой задачи было возложено на В. П. Зачинщикова и на меня. Оба мы согласились лишь скрепя сердце, ибо работа по районам, в рабочих организациях, нас гораздо более привлекала. Позднее В. П. Зачинщиков сумел быть отозванным, и руководство боевой организацией было возложено исключительно на меня" (КОСТИЦЫН В. Декабрьское восстание 1905 г. В кн.: Декабрь 1905 года на Красной Пресне. М. -Пг. 1924, с. 23).

15. КОСТИЦЫН В. Декабрьское восстание. М. -Л. 1926 (Библиотека юного пионера: От подполья к победе).

16. Кудрявцев Л. Н. ("Евгений") (1878 - 1909) - член РСДРП с 1903 г., большевик; член Московского комитета, организатор Московской окружной парторганизации и Бутырского района, секретарь и руководитель боевой организации МК РСДРП, арестован в августе 1905 г.; умер в Туле.

17. Урысон Иосиф Георгиевич ("Победов", "Виктор") (1882 - после 1938 г.) - участник революционного движения с 1899 г., член РСДРП с 1905 г.; учился в Московском высшем техническом училище, участник Декабрьского восстания 1905 г., тяжело ранен и отправлен за границу; после возвращения (лето 1906 г.) - член боевой организации при Петербургском комитете и Организационного бюро по подготовке 1-й конференции военно-боевых организаций РСДРП, на которой избран в состав Временного бюро (ноябрь 1906 г.); арестованный в феврале 1907 г., вскоре освобожден; во время первой мировой войны оборонец; после революции - беспартийный, на хозяйственной работе; доцент кафедры строительных машин в Московском инженерно-строительном институте, арестован 23 марта 1938 г. "за контрреволюционную агитацию", приговорен 28 сентября к 5 годам лагерей.

18. Ильин Иван Александрович (1883 - 1954) - философ, публицист, окончил юридический факультет Московского университета (1906 г.), там же приват-доцент (с 1909 г.); после высылки из России (1922 г.) - профессор в Русском научном институте в Берлине (1923- 1934 гг.), редактор журнала "Русский колокол" (1927 - 1930); позже - в Швейцарии (с 1938 г.).

19. Ильин ("Ермил Иванович") Алексей Александрович (1880 - 1913) - член РСДРП, большевик; один из руководителей Декабрьского восстания 1905 г. в Москве.

20. Ярославский Емельян ("Ильян") Михайлович (Губельман Миней Израилевич) (1878- 1943) - член ВКП(б) с 1898 г., секретарь ЦК РКП(б) (1921 - 1922 гг.), секретарь и член президиума ЦКК РКП(б) -ВКП(б) (1923 - 1934 гг.), член Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) (1934 - 1939 гг.), член ЦК ВКП(б) и редколлегии газ. "Правда" (1939- 1943 гг.).

21. Трилиссер ("Анатолий", "Мурский", "Капустянский") Михаил (Меер) Абрамович (1883 - 1940) - член ВКП(б) с 1901 г.; из семьи приказчика, окончил реальное училище, работал в партийных военных организациях в Казани (1905 - 1906 гг.), Петербурге и Финляндии (1906 гг.); после

стр. 61

ареста (1907 г.) отбывал каторгу в Шлиссельбургской крепости (1909 - 1914 гг.), затем в ссылке; член Центросибири (1917 г.), председатель Иркутской ЧК, начальник штаба Прибайкальского фронта (1918 г.), председатель Амурского обкома РКП(б) (1919 г.) и ревкома, член Дальбюро ЦК. РКП(б) и Госполитохраны ДВР (1920 г.), зав. Дальневосточным отделом и член президиума ИККИ, начальник 14-го спецотделения особого отдела ВЧК (1921 г.), помощник начальника (1921 - 1922 гг.), начальник ИНО (1922 - 1929 гг.) и зам. председателя ОГПУ (1926 - 1929 гг.), член ЦКК ВКП(б) (1927 - 1934) и ее президиума (1930 - 1934 гг.), зам. наркома рабоче-крестьянской инспекции СССР (1930 - 1934 гг.), член Комиссии советского контроля при СНК СССР и ее уполномоченный по Дальневосточному краю (с 1934 г.), член президиума и кандидат в члены секретариата ИККИ (1935 - 1938 гг.); арестован 23 ноября 1938, расстрелян 2 февраля 1940 года.

22. Кадомцев Эразм Самуилович (1881 - 1965) - член ВКП(б) с 1901 г.; из семьи столоначальника казенной палаты, окончил Оренбургский кадетский корпус и Павловское военное училище, поручик, участник русско-японской войны; инструктор (начальник штаба) Уральской боевой организации РСДРП (с 1906 г.); сослан в Тобольскую губернию, откуда бежал (1910 г.); в политэмиграции - во Франции: шофер, окончил летную школу Блерио (1911 г.) и служил автотехником во французской армии (1914 - 1917 гг.); начальник боевых организаций РСДРП(б) Южного Урала и член президиума Уфимского губисполкома (1917 - 1918 гг.), начальник особого отдела Туркестанской армии и Южной группы войск Восточного фронта, регистрационного отдела (разведки) штаба Восточного фронта, начальник Приуральского сектора войск внутренней охраны (1919 - 1921 гг.); начальник главного управления водного хозяйства Туркестанской республики (1921 - 1922 гг.), командующий войсками и член коллегии ГПУ (1922 г.), председатель правления Автопромторга (1923 - 1926 гг.) и Госкино (1924 - 1925 гг.), в 1928 - 1935 гг. ст. инженер, зам. начальника Цудортранса НКПС, зам. председателя правления Союзтранса; зам. председателя научно-технического совета Главного хлопкового комитета (1937 г.), директор Серпуховского научно-опытного охотничьего хозяйства (1938 - 1941 гг.); персональный пенсионер.

23. Бустрем Владимир Владимирович ("Алексей", "Алексеев", Логинов Алексей Васильевич) (1883 - 1944) - член РСДРП с 1905 г., большевик; из семьи лесничего, исключен из Томского технологического института (1904 г.), отбывал военную службу, дезертировал (1905 г.); профессиональный революционер; делегат V (Лондонского) съезда РСДРП (1907 г.); арестован на обратном пути, полтора года провел в тюрьме, затем на каторге и в ссылке в Иркутске (1913 - 1917 гг.); председатель Архангельского совета (1918 г.); вышел из партии в 1918 г. и снова вступил в 1920 г.; зам. зав. учетным подотделом ЦК РКП(б) (1920 - 1922 гг.), сотрудник ИНО ОГПУ (с 1922 г.) и его первый резидент в Берлине, позже - зам. начальника главной инспекции ВСНХ СССР, на хозяйственной и научной работе.

24. Грожан ("Гвоздев", "Дмитрий Сергеевич") Юлий (Юлиус) Августович (1876-?) - член РСДРП в 1903 - 1910; швейцарец по происхождению, сын учителя французского языка, окончил физико-математический факультет Петербургского университета, химик; руководитель Боевой технической группы при ЦК РСДРП (1905 - 1906 гг.); в 1918 - 1920 гг. в отделе химической промышленности ВСНХ; входил в отряд Особого назначения, возглавляемый Камо (1919 г.); секретарь миссии Центросоюза (1920 г.), член торговой делегации РСФСР в Англии (1921 г.); в 1923 - 1928 гг. директор пушного консорциума и генеральный представитель "Аркоса" в СССР, председатель правления "Русско-английского сырьевого общества", научный сотрудник в "Азнефти" и Институте торфа.

25. Доссер ("Леший", "Семен Петрович") (1882 - 1938) - член РСДРП в 1902 - 1907 гг., большевик; учился в Петербургском технологическом институте; подвергался арестам, член Петербургского комитета (1904 г.) и МК РСДРП, один из руководителей Декабрьского восстания в Москве (1905 г.), член совета "Пресненской республики"; отбывал тюремное заключение (1906 - 1907 гг.). Председатель Бакинского совнархоза (1918 г.), управделами Чусоснабарма (1919 - 1920 гг.), председатель коллегии Главного нефтяного комитета ВСНХ (с 1920 г.), член Высшей арбитражной комиссии при СТО (с 1922 г.), управляющий Нефтесиндикатом и его представитель в Китае (с 1924 г.), торгпред СССР в Италии (с 1926 г.), начальник управления в Наркомторге РСФСР (1928 - 1937 гг.), старший экономист Московского посылторга; расстрелян 14 июня 1938 года.

26. Заломов Петр Андреевич (1877 - 1955) - участник социал-демократического движения с 1892 г., член ВКП(б) с 1925 г.; слесарь, член Нижегородского комитета РСДРП (с 1901 г.). Один из организаторов первомайской демонстрации в Сормове (1902 г.), прообраз Павла в романе М. Горького "Мать"; приговорен к пожизненной ссылке в Восточную Сибирь, откуда бежал; участник Декабрьского восстания в Москве (1905 г.); из-за болезни отошел от политической деятельности (1906 г.); после революции - в Курской губ.: член Суджанского уездного исполкома; арестованный белогвардейцами, подвергался истязаниям; впоследствии - организатор колхоза "Красный Октябрь"; автор книги "Воспоминания" (Курск. 1939).

27. Таратута Виктор Константинович.

28. Фельдман Б. Э. - студент-путеец, член Московского военно-технического бюро РСДРП (1906 г.).

29. Долгис К. ("Петр") - член Московского военно-технического бюро РСДРП (1906 г.).

стр. 62

30. Бобровский Владимир Семенович (1873 - 1924) - участник социал-демократического движения с 1897 г., член РСДРП с 1903 г., большевик; из семьи директора учительской семинарии, окончил Харьковский ветеринарный институт (1898 г.); неоднократно подвергался арестам; бежал из Лукьяновской тюрьмы (1902 г.); в 1902 - 1905 гг. член Заграничной лиги русской революционной социал-демократии, комитета Кавказского союза РСДРП, Бакинского комитета РСДРП; после очередного ареста подлежал высылке в Архангельскую губ., освобожденный по манифесту 17 октября 1905 г., снова арестован (1906 г.) и отбывал ссылку в Новгородской губ. (1907 - 1910 гг.); организатор журнала "Рабочий труд" (1914 г.); военный ветеринарный врач; после революции - зав. городскими бойнями, ветеринарным подотделом при Моссовете, санаториями при Мосздраве; член коллегии Наркомзема РСФСР, управляющий его ветеринарным отделом; начальник Военно-ветеринарного управления РККА (1922 - 1924 гг.); член правления Государственного института журналистики (1923- 1924 гг.).

31. Цявловский Мстислав Александрович (1883 - 1947) - литературовед, пушкинист; окончил историко-филологический факультет Московского университета (1910 г.); составитель кн.: "Большевики: Документы по истории большевизма с 1903 по 1916 год бывш. Московского охранного отделения" (М. 1918), редактор и комментатор собраний сочинений А. С. Пушкина, в том числе академического, и Л. Н. Толстого; доктор филологических наук (1940 г.).

32. "Дядя" - Виноградов М. П. ("Юрьев") - инженер, участник Декабрьского восстания в Москве (1905 г.): руководитель дружинников в Миусском трамвайном парке; член Московского военно-технического бюро РСДРП, руководитель "бомбистской" мастерской (1906 г.); в политэмиграции - в Париже.

33. Артем (Сергеев) Федор Андреевич (1883 - 1921) - член РСДРП с 1901 г., большевик; учился в МВТУ (1901 - 1902 гг.), исключен; вел партийную работу в Харькове, Москве, Перми; делегат IV и V съездов РСДРП; приговорен к пожизненной ссылке в Восточную Сибирь, откуда бежал (1910 г.) через Корею и Китай в Австралию; редактор газеты "Австралийское эхо"; в 1917 - 1920 гг. член ЦК РСДРП(б), председатель Харьковского совета, Совнаркома Донецко-Криворожской республики, зам. председателя Временного правительства Украины, председатель Донецкого губисполкома, секретарь МК и член ЦК РКП(б) (1920 - 1921 гг.), председатель ЦК Всероссийского союза горнорабочих; погиб во время испытаний аэровагона.

34. Блюм Артур Адамович ("А. Адамов", "Ал. Стоянов", "В. Яновский") (1877 - 1938) - участник социал-демократического движения с 1890-х годов; из семьи врача, прибалтийского немца, учился на юридическом факультете Московского университета; в 1901 - 1904 гг. подвергался арестам, высылке; организатор Замоскворецкого района и член литературно-лекторской группы при МК РСДРП (1905 г.); из-за болезни поселился в Финляндии (1906 г.), затем служил в Азовско-Донском банке (с 1908 г.); член редколлегии большевистского еженедельника "Просвещение" (1913 - 1914 гг.), сотрудник издательства "Прибой"; во время первой мировой войны - оборонец; в 1917 - 1918 гг. председатель Петроградского совета уполномоченных служащих кредитных учреждений, член Петроградского бюро профсоюзов, Петроградского совета и ВЦИК, член ЦК РСДРП (интернационалистов), сотрудник газеты "Новая жизнь"; член коллегии рабочего контроля, председатель коллегии инспекции ВСНХ (1918 г.), в 1919 - 1921 гг. в Южно-Уральском горнозаводском тресте в Златоусте; сотрудник редакций "Известий ВСНХ", журнала "Народное хозяйство" и "Экономической газеты"; член правления Госбанка (с 1924 г.); в 1931 г. по "делу контрреволюционной меньшевистской организации в Госбанке" приговорен к пяти годам лагерей; после освобождения служил начальником финансового отдела Верхне-Исетского завода; расстрелян 9 августа 1938 года.

35. Добрынин Борис Федорович (1885 - 1951) - географ, окончил Московский университет (1911 г.), приват-доцент (1916 г.) и профессор там же (с 1931 г.), доктор географических наук (1935 г.), зав. отделом Института географии АН СССР (1934 - 1939 гг.), зав. кафедрой физической географии зарубежных стран Московского университета (1938 - 1941 гг.), зав. кафедрой Тбилисского (1942 - 1950 гг.), затем Киевского университета.

36. Удальцов Иван Дмитриевич (1885 - 1958) - юрист, экономист, учился на экономическом отделении юридического факультета Московского университета, из которого был исключен в связи с арестом (1907 г.); выслан за границу, продолжал образование в университетах Фрейбурга, Лейпцига и Мюнхена; получил диплом Московского университета (1912 г.) и служил помощником присяжного поверенного. В 1917 - 1921 гг. на партийной работе; профессор политэкономии, декан факультетов общественных наук, советского права (1921 - 1928 гг.), и.о. ректора, директор Московского университета (1928 - 1930 гг.); декан факультетов: исторического (1938 - 1940 гг.), юридического (1943 г.), международных отношений (1943 - 1944 гг.), экономического (1941 - 1954 гг.), зав. кафедрой истории народного хозяйства и экономических учений (1949 - 1957 гг.); первый директор МГИМО (1944 г.).

37. Удальцов Александр Дмитриевич (1883 - 1958) - историк; окончил естественное отделение физико-математического факультета (1908 г.) и историко-филологический факультет (1913 г.) Московского университета, там же состоял профессором (1919 - 1941 гг.); в 1938 - 1956 гг. зав. сектором истории средних веков Института истории АН СССР, директор Института

стр. 63

истории материальной культуры АН СССР, зав. кафедрой Академии общественных наук при ЦК КПСС (1946 - 1950 гг.).

38. "Кажется, врач; в 1906 г. работал в Замоскворецком районе; впоследствии в Париже работал в Пастеровском институте под руководством Мечникова" (КОСТИЦЫН В. Декабрьское восстание 1905 г., с. 32).

39. Хрусталев-Носарь Георгий Степанович ("Хрусталев Петр Алексеевич") (1879 - 1918) - из семьи ссыльного народовольца, окончил юридический факультет Петербургского университета, помощник присяжного поверенного; организатор рабочей группы "Союза освобождения", юрисконсульт "Союза рабочих печатного дела", председатель Петербургского Совета рабочих депутатов в 1905 г.; член РСДРП, меньшевик (1905 - 1909 гг.); был приговорен к ссылке в Сибирь, откуда бежал за границу (1907 г.); делегат V съезда РСДРП; в политэмиграции - во Франции; обвинялся в финансовых махинациях; во время первой мировой войны оборонец; по возвращении в Россию был приговорен к трем годам каторжных работ (1915 г.); после революции - председатель земской управы в Переяславе; сотрудничал с гетмановцами и петлюровцами; расстрелян чекистами.

40. Ларин Юрий Александрович (Лурье Михаил Зальманович) (1882 - 1932) - участник социал-демократического движения с 1900 г., меньшевик с 1904 г., член ВКП(б) с 1917 г.; из семьи инженера; сосланный в Якутскую губ. (1902 г.), бежал за границу (1904 г.); член Петербургского комитета РСДРП (1906 г.), делегат IV и V съездов, член Главного комитета украинской "Спилки" (1906 - 1907 гг.), секретарь Союза механических рабочих нефтяной промышленности (1907 - 1909 гг.); в 1913 - 1914 гг. находился в заключении, выслан за границу; в 1917 - 1918 гг. член исполкома Петроградского совета, президиума ВСНХ, в 1921 - 1922 гг. зам. председателя Высшего совета по перевозкам, член президиума Госплана РСФСР, позже работал в комиссиях ЦК партии и ЦИК СССР, в Главной редакции Большой советской энциклопедии.

41. Саммер Иван Адамович (псевдонимы "Любич", "Измаил", "Савич") (1870 - 1921) - участник социал-демократического движения с 1897 г.; учился на юридическом факультете Киевского университета (1891 - 1895 гг.); кандидат в члены ЦК РСДРП (с 1903 г.) и член ЦК (с 1905 г.); с 1907 г. отбывал заключение в крепости и затем ссылку в Вологодской губ.; в 1917 - 1918 гг. секретарь Вологодского совета, член ревкома, председатель совнархоза и зав. финотделом в Вологде (1918 г.); член правления Центросоюза (1919 г.), председатель Вукоспилки (Украинского союза потребительских обществ), уполномоченный Укрвнешторга.

42. Павлович (Вельтман) Михаил Павлович (1871 - 1927) - участник революционного движения с 1890-х гг., член РСДРП с 1898 г., меньшевик, член РКП(б) с 1918 г.; учился на юридическом факультете Новороссийского университета; после ареста (1892 г.) отбывал ссылку (Верхоянск), затем жил в Париже (с 1901 г.); работал в Петербургской военной организации РСДРП (1905 - 1907 гг.); в политэмиграции - во Франции (1907 - 1917 гг.); председатель Комитета государственных сооружений ВСНХ (1918 г.), член Совета действия и пропаганды народов Востока (1920 г.), коллегии Наркомата национальностей (1921 - 1923 гг.), председатель Всероссийской научной ассоциации востоковедения и ректор Московского института востоковедения (1921 - 1927 гг.).

43. Цейтлин (Батурский) Борис Соломонович (1879 - 1920) - участник социал-демократического движения с 1890-х годов, меньшевик; вел партийную работу в Витебске и Кременчуге; член редакции нелегальной газеты "Южный рабочий" (1901 г.); арестован и сослан в Восточную Сибирь (1903 г.); делегат IV съезда РСДРП; сотрудничал в изданиях меньшевиков-ликвидаторов; окончил юридический факультет Московского университета (1911 г.), работал в профсоюзах и страховых кассах, редактировал журнал "Страхование рабочих" (1912 г.); после революции - член исполкома Петроградского совета от ОК РСДРП, один из редакторов меньшевистской "Рабочей газеты", член ЦК РСДРП (1917 - 1918 гг.), участвовал в организации антибольшевистского движения "собраний уполномоченных фабрик и заводов" (1918 г.); скончался от сыпного тифа.

44. Вышинский Андрей Януарьевич (1883 - 1954) - член РСДРП с 1903 г., РКП(б) с 1920 г.; окончил юридический факультет Киевского университета (1913 г.); вел партийную работу в Баку (1906 - 1908 гг.), отбыл годичное заключение в Бакинском тюремном замке; помощник присяжного поверенного в Москве (с 1915 г.); председатель 1-й Якиманской районной управы (1917 г.), затем продовольственный инспектор, зав. реквизиционным отделом и заградительными отрядами Московского железнодорожного узла, инструктор и начальник управления распределения Наркомата продовольствия, член президиума коллегии защитников (1922 г.), прокурор уголовно-судебной коллегии Верховного суда РСФСР (1923- 1925 гг.), профессор и ректор 1-го МГУ (1925 - 1928 гг.), в 1928 - 1930 гг. зав. Главпрофобром и член коллегии Наркомпроса, зав. учебно-методическим сектором, зам. председателя Государственного ученого совета; прокурор и зам. наркома юстиции РСФСР (1931 - 1933 гг.), зам. прокурора СССР (1933 - 1935 гг.), прокурор СССР (1935 - 1939 гг.), зам. председателя СНК СССР (1939 - 1944 гг.), 1-й зам. наркома иностранных дел, зам. министра и министр иностранных дел СССР (1940 - 1954 гг.); академик АН СССР (1939 г.).

45. Вановский Александр Алексеевич ("С. Вычегодский") (1874 - 1967) - участник социал-демократического движения с 1896 г., меньшевик с 1903 г., большевик в 1905 - 1910 гг.; из

стр. 64

дворян, сын отставного подполковника, окончил 3-й Московский кадетский корпус и Киевское военное училище, подпоручик (1894 г.); выйдя в запас, поступил в Московское техническое училище (1896 г.); член московского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" (с 1896 г.); делегат I съезда РСДРП (от Москвы); в 1898 - 1899 гг. - в заключении в Таганской тюрьме, затем в ссылке в Воронеже и Сольвычегодске; организатор социал-демократической группы "Воля" и нелегальной типографии в Рыбинске, затем - Ярославле; с 1903 г. отбывал двухлетнее заключение в каторжной арестантской роте; участник восстания саперов в Киеве и Декабрьского восстания в Москве (1905 г.); руководитель Московского военно-технического бюро, автор брошюр "Тактика уличного боя", "Тактика милиции", статьи "О подготовке к вооруженному восстанию" (в газете "Пролетарий"), редактор "Сборника статей по огнестрельному оружию"; во время первой мировой войны - в инженерных войсках на Западном фронте; по окончании радиотелеграфных офицерских курсов в Петрограде - начальник военной радиотелеграфной станции в Хабаровске (1917- 1919 гг.); член исполкома Хабаровского совета и гласный городской думы, автор кн.: "Развитие стачечной революции 1905 года" (1917 г.); в связи с нервным расстройством признан негодным к военной службе и в 1919 г. уехал на лечение в Японию, где преподавал до войны русскую литературу в университете Васэда; восстановлен в советском гражданстве (1927 г.), но в СССР не вернулся; шекспировед, теософ; автор книги "Третий завет и Апокалипсис. Новые данные о жизни, личности и учении Спасителя мира" (Токио. 1965).

46. Бармаш Владимир Владимирович (1879 - после 1938) - социалист-революционер с 1905 г., анархист с 1906 г.; участник Декабрьского восстания в Москве (1905 г.); член боевой дружины максималистов, участвовал в экспроприации 800 тыс. руб. в Московском обществе взаимного кредита 8 марта 1906 г.; основатель группы анархистов-коммунистов "Свободная трибуна" (июнь 1906 г.), организатор взрыва в здании Московского охранного отделения 15 июля 1906 г.; арестованный при очередной экспроприации, приговорен к трем годам каторги (1906 г.), затем в ссылке (с 1909 г.); вновь арестованный в 1912 г., встретил революцию в Бутырской тюрьме; секретарь и член совета Федерации анархических групп Москвы, главный редактор газеты "Анархия" (1917 - 1918 гг.); один из руководителей Московского союза анархистов-синдикалистов-коммунистов, сотрудник культпросвета Военно-революционного совета Революционной повстанческой армии Украины Н. И. Махно (1919 г.); один из лидеров Московской секции анархо-универсалистов (1920 - 1921 гг.); в 1921 - 1923 гг. подвергался арестам и ссылкам. Служил управдомом в Москве и в отделении Мосселькредита в Можайске; в 1929 г. приговорен к трем годам заключения, сослан в Енисейск (1932 г.), работал агрономом, в 1935 г. приговорен к трем годам, в 1938 г. - еще к пяти годам лагерей.

47. Фабрика, принадлежавшая Товариществу ситценабивной мануфактуры "Эмиль Циндель".

48. Лейден Э. В. ("Артем", "Альбин") - меньшевик; боевик, руководитель Южно-технического бюро РСДРП в Киеве (1905 г.); в 1906 г. бежал из тюрьмы.

49. Лалаянц Иосиф Христофорович ("Изаров", "Инсаров") (1870 - 1933) - участник революционного движения с 1888 г., член РСДРП с 1903 г., большевик; один из организаторов "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" в Екатеринославе; неоднократно подвергался арестам и был сослан в Восточную Сибирь (1902 г.), бежал за границу: заведовал типографией "Искры" в Женеве; агент ЦК (1903 г.) и член Одесского комитета РСДРП (1904 г.), арестован и сослан в Вологодскую губ., откуда бежал; член ЦК и Военной организации при Петербургском комитете РСДРП (1905 г.); приговоренный к шести годам каторги и ссылке на вечное поселение, работал статистиком в Иркутске (1914 - 1917 гг.); зав. отделом Главполитпросвета Наркомата просвещения РСФСР (1922 - 1929 гг.), автор воспоминаний "У истоков большевизма" (1930 - 1931 гг.).

50. Правильно: "Петр I".

51. Присутствовал на конференции в качестве гостя под псевдонимом "Остапченко".

52. Авилов Борис Васильевич ("А. Волков") (1874 - 1938) - участник социал-демократического движения с 1897 г., большевик в 1903 - 1917 гг.; из семьи акцизного чиновника, в 1893 - 1899 гг. учился на медицинском и юридическом факультетах Московского и Харьковского университетов; выслан в Калугу (1900 г.), затем в Астрахань; член Харьковского комитета РСДРП (1904 г.), делегат III съезда РСДРП (псевдоним "Тигров"), один из руководителей восстания в Харькове в 1905 г.; был арестован (1906 г.), освобожден для выезда за границу, но перешел на нелегальное положение и работал в военной организации в Петербурге; один из редакторов газеты "Казарма" (1906 - 1907 гг.); вновь арестованный (1908 г.), отбывал ссылку в Вологодской губ.; экстерном сдал экзамен за юридический факультет Харьковского университета (1910 г.), присяжный поверенный; подвергался арестам (1911, 1914 гг.); в 1917 г. член ПК РСДРП(б) и исполкома Петроградского совета, редакции газеты "Известия"; после разрыва с ленинцами (май 1917 г.) - член редколлегии газеты "Новая жизнь" и Центрального бюро организации объединенных социал-демократов интернационалистов, ЦК РСДРП (интернационалистов) (январь-апрель 1918 г.); член ВЦИК 2-го и 3-го созывов; работал в ЦСУ (с 1918 г.) и Госплане РСФСР (с 1928 г.), научный сотрудник Института транспортной экономики НКПС (с 1929 г.); в 1935 г. сослан в Минусинск; расстрелян 20 июля 1938 года.

стр. 65

53. Богданов Петр Алексеевич (1882 - 1938) - большевик с 1905 г.; из семьи купца 2-й гильдии, учился в Московском высшем техническом училище (1899 - 1909 гг.); в 1901 г. отбывал 6-месячное заключение; в 1906 - 1908 гг. работал в партийных военных организациях в Воронеже и Москве, член МК РСДРП; инженер, зав. городской газовой сетью в Москве (с 1910 г.); прапорщик (с 1915 г.); в 1917 - 1918 гг. председатель военной секции совдепа, ревкома и городской думы в Гомеле, член коллегии отдела химической промышленности ВСНХ; в 1919 - 1921 гг. председатель Совета военной промышленности, коллегии Главметалла; председатель ВСНХ РСФСР (1922 - 1925 гг.), Северо-Кавказского крайисполкома (1926 - 1929 гг.), член Центральной ревизионной комиссии ВКП(б) (1927- 1930 гг.), председатель правления "Амторга" (1930 - 1934 гг.), зам. наркома местной промышленности РСФСР (1935 - 1937 гг.), зам. директора Института игрушек в Загорске; расстрелян 15 марта 1938 года.

54. Лосев Иван Платонович ("Кузьма") (1878 - 1963) - член РСДРП с 1900 г.; из казаков; вел пропаганду в Ростове-на-Дону и Усть-Медведицком округе (1901 - 1906 гг.), ответственный военный организатор Казанского комитета РСДРП; приговорен к годовому заключению в крепости (1909 г.); после окончания Казанского университета преподавал в Казанском коммерческом училище (с 1915 г.); затем - в Московском химико-технологическом институте (с 1923 г.); профессор, зав. кафедрами химической технологии пластмасс и технологии высокомолекулярных соединений; зав. кафедрой в Московском авиационном технологическом институте (1943 - 1961 гг.); президент Всесоюзного химического общества им. Д. И. Менделеева (1956 - 1963 гг.).

55. Правильно: "Аллина" - Сермус (Педер) Ида, делегат V съезда РСДРП, после революции - в эмиграции.

56. "Ольгина", "Ольга" - Гончарова (Гуревич) Дора Клементьевна (1884 - 1962) - член партии с 1904 г.; училась в фельдшерской школе; в 1904 - 1907 гг. вела партийную работу в Саратове, Риге, Ревеле и Москве; фельдшер в Тверской губ. (1908 - 1912 гг.) и в Москве (1912- 1917 гг.); зам. зав. информационным отделом Моссовета (1918 г.); секретарь Сибирского бюро ЦК РКП(б) (1919 - 1921 гг.), пом. начальника оперативного отдела ВЧК (1921 - 1922 гг.), зам. зав. агитационным отделом МК РКП(б) (1922 г.), секретарь Моссовета.

57. "Кириллов" - Гамбург Иосиф Карлович (Иосель Хаймович) (1887 - 1965) - член партии с 1904 г.; окончил реальное училище (1905 г.); руководитель Либавской военной организации РСДРП (1906 г.); в 1908 - 1914 гг. на каторге, затем в ссылке - в Иркутской губ., откуда бежал (1916 г.) и под чужой фамилией работал помощником санитарного врача в городской управе Иркутска; в 1917 - 1918 гг. начальник милиции в Минске, секретарь губисполкома и зав. губздравотделом в Иваново-Вознесенске, в 1919 - 1920 гг. начальник снабжения 22-й дивизии и 4-й армии, помощник чусоснабарма Туркестанского фронта, начальник снабжения Южного фронта; начальник "Углесиндиката" (с 1922 г.), зам. председателя Авиатреста и помощник начальника Воздушных сил РККА (1925 г.), позже - гл. арбитр при СНК СССР (1931 - 1936 гг.), зам. директора Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (1949 - 1956 гг.).

58. Согласно протоколам конференции, Московскую военную организацию представлял "Грива" - Гимер Дмитрий Дмитриевич (1879-?), а МК РСДРП - "Ильян" (Ярославский).

59. Правильно: "Викторов" - Цветков Александр Васильевич, так как "Гладков" (Фортунатов Евгений Алексеевич) представлял Южно-техническое бюро РСДРП с совещательным голосом.

60. Правильно: "Петр I" - Шепте (Миллер) Жан Августович (1880 - 1939) - большевик с 1905 г.; из крестьян, учился в учительской семинарии; вел партийную работу в Гольдингене (1905 г.), Женеве (1906 г.), Риге (1906 г.) и Гельсингфорсе (1907 г.); в политэмиграции - в Бостоне и Чикаго (1907 - 1917 гг.), рабочий по ремонту паровозов; член Американской социалистической партии, секретарь и член исполкома окружной организации в Чикаго; окончил Высшие коммерческие курсы при Вальпараисском университете (1914 г.); после возвращения в Россию - в Крыму (1918 - 1919 гг.): председатель Евпаторийского комитета РСДРП, Симферопольского ревкома, ЦИК Республики Тавриды, затем - председатель Тамбовского губкома РКП(б), член ВЦИК; был направлен в США, жил в Чикаго (1919 - 1931 гг.); член Американской компартии; позже работал на Коломенском заводе, внештатный партийный следователь (1933 г.), персональный пенсионер.

61. Правильно: "Алексеев" - В. В. Бустрем.

62. Псевдоним - "Мурский".

63. Псевдоним - "Семенов".

64. "Азаров" - Шкляев Азарий Сергеевич (1879-?) - из крестьян, окончил реальное училище (1899 г.), прапорщик запаса инженерных войск (1903 г.); вел партийную работу в Вятке и Петербурге, член Боевого центра; арестован в 1908 г., сослан на три года в Тобольскую губ.; во время гражданской войны арестован колчаковцами; инспектор Трудовой армии в Сибири (1921 г.), затем - в Москве (с 1922 г.): управляющий Троицко-Кондровских писчебумажных фабрик им. Н. И. Бухарина.

65. Правильно: "Степницкий" - Зверев Сергей Степанович ("Степняк") (1885-?) - студент Казанского учительского института; инструктор боевой дружины и осведомитель Казанского жандармского управления; позже служил в счетоводном отделе управления Рязанско-

стр. 66

Уральской железной дороги; член Саратовского комитета РСДРП и осведомитель Саратовской охранки (1906 г.); в 1908 г. переведен в Москву.

66. Правильно: "Петр 11", делегат с совещательным голосом - Кадомцев Эразм Самуилович.

67. "Уралов" - Кадомцев Иван Самуилович (1884 - 1919) - член РСДРП с 1902 г., большевик, ответственный боевой организатор Урала (1905 - 1906 гг.); в политэмиграции - в Женеве и Париже (1908 - 1915 гг.). После революции - член Моссовета; погиб на Урале.

68. Лаукки (Курютин) Лео ("Леонен", "Леон") - член Финляндской социал-демократической партии с 1905 г., позже - в ВКП(б); учился в военной школе в Екатеринославе; начальник финской Красной гвардии (1906 г.), участник Свеаборгского восстания, сотрудник газеты в Таммерфорсе; в политэмиграции в США: зав. финской партшколой, член Американской социалистической партии; за организацию забастовки приговорен к 20 годам тюрьмы и, выпущенный под залог, бежал в СССР (1922 г.); член ЦК Финляндской коммунистической партии, проректор Ленинградского университета национальных меньшинств Запада, преподаватель Коммунистического университета им. Я. М. Свердлова, корреспондент ТАСС в Тегеране, зав. кафедрой философии Днепропетровского института железнодорожного транспорта; расстрелян 15 сентября 1938 года.

69. Землячка (урожд. Залкинд) Розалия Самойловна (1876 - 1947) - участница социал-демократического движения с 1896 г., из семьи купца 1-й гильдии, окончила медицинский факультет Лионского университета; агент "Искры" в Одессе и Екатеринославе, член ЦК (1903 г.) и секретарь МК (1905 г.), член ПК РСДРП (1906 г.); арестована в 1907 г. и отбывала тюремное заключение; секретарь Бакинской организации РСДРП (1909 г.), затем в политэмиграции во Франции (до 1914 г.); член Московского бюро ЦК (1916 г.) секретарь МК РСДРП(б) (1917 - 1918 гг.); в 1918 - 1921 гг. - комиссар бригады, начальник политотделов 8-й и 13-й армий, секретарь Крымского обкома; секретарь Замоскворецкого райкома (1922 - 1923 гг.), член Юго-Восточного бюро ЦК (1924 - 1926 гг.), секретарь Мотовилихинского райкома ВКП(б) (1925 - 1926 гг.), член коллегии НК РКИ (1926 - 1934 гг.) и НКПС, ЦКК (1924 - 1934 гг.), затем в 1937 - 1940 гг. зам. председателя, председатель Комиссии советского контроля при СНК СССР; член ЦК ВКП(б) (1939 - 1947 гг.), зам. председателя СНК СССР (1939 - 1943 гг.), зам. председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) (1943- 1947 гг.).

70. Докладчиками с совещательными голосами выступали "Иностранцев" - Насимович ("Чужак") Николай Федорович, "Львицкий" - М. Н. Лядов, "Варин" - Фридолин Владимир Юльевич, "Победов" - И. Г. Урысон.

71. Гиммер (Гимер) Дмитрий Дмитриевич ("Грива") (1879-?) - участник революционного движения с 1898 г., член РСДРП, большевик в 1904 - 1920 гг.; из семьи врача, окончил реальное училище в Якутске; вел партийную работу в Петербурге и Москве: ответственный организатор Замоскворецкого района, начальник штаба боевой коллегии при МК, участник Декабрьского восстания 1905 г.; член комитета военной организации (1906 - 1907 гг.), секретарь Московского союза кожевников (1907 г.); болел тяжелой формой неврастении (1908 - 1912 гг.); участвовал в переправе за границу каторжанок, бежавших из Новинской тюрьмы (1909 г.), и разработке планов др. побегов, для чего в 1910 г. качестве этнографа объездил Дальний Восток, Амур и Забайкалье; приговорен к году крепости (1912 г.). После революции служил в Наркомвоене, Наркомтруде и в Красной армии - на Северном, Украинском, Восточном и Южном фронтах, командовал партизанскими отрядами Тульского укрепрайона; после демобилизации по болезни заведовал учетным подотделом МК РКП(б); вышел из партии ввиду разногласий (1921 г.); работал в Институте Ленина и Музее революции консультантом по вопросам комплектования архива и библиотеки; персональный пенсионер (с 1923 г.).

72. Видимо, И. Сермус (Педер), представлявшая Кронштадтскую военную организацию.

73. Правильно: "Петр I".

74. Бродский Болеслав (1889-?) - секретарь Временного бюро военно-боевых организаций РСДРП, "брат известных польских революционеров", агент-осведомитель Варшавского и Петербургского охранных отделений. См.: БУРЦЕВ В. Л. Борьба за свободную Россию. Т. 1. Берлин. 1923, с. 187 - 188.

75. Чесский Александр Ф. ("Александр", "Шурка") - студент-химик, член Московского военно-технического бюро РСДРП (1906 г.), руководитель школы-лаборатории взрывчатых веществ в Куоккала (1907 г.).

76. Возможно, Михайлова-Штерн Софья Самойловна (1880 - 1952) - член партии с 1901 г., историк литературы, музыковед.

77. Бош (урожд. Майш) Евгения Богдановна (Готлибовна) (1879 - 1925) - член РСДРП с 1901; из семьи механика в помещичьем имении; работала в Киевской организации РСДРП (с 1907 г.), член комитета (с 1911 г.); в 1912 г. арестована, сослана в Иркутскую губ. (1913 г.), откуда вместе с Г. Л. Пятаковым бежала через Владивосток и Японию в Америку; жила в Нью-Йорке, Берне, Стокгольме и Христиании; в 1917 - 1918 гг. член Киевского, секретарь окружного и председатель Юго-Западного областного комитетов РСДРП(б), член ЦИК Советов Украины и народный секретарь по внутренним делам; затем член РВС 11-й армии и Астраханского губкома РКП(б), Совета обороны Литовско-Белорусской республики и на др.

стр. 67

должностях, член президиума ЦК Всеработземлеса (1920 - 1921 гг.); автор кн.: "Год борьбы. Борьба за власть на Украине с апреля 1917 г. до немецкой оккупации" (1925 г.); тяжело болея с 1922 г., покончила с собой.

78. Вакулин ("Овод", "Леонид") Николай Александрович (1881 - 1919) - участник социал-демократического движения с начала 1900-х годов; из дворян Курской губ., учился в Рижском политехническом институте (1903 - 1906 гг.), боевой организатор при Петербургском комитете РСДРП (1906 - 1907 гг.); с 1908 г. отбывал семь лет каторжных работ; в 1917 г. председатель Хабаровского совета и Дальневосточного краевого комитета советов, ответственный редактор местных "Известий", один из руководителей Хабаровской организации РСДРП (объединенной); по меньшевистскому списку выставлял свою кандидатуру в Учредительное собрание в Приамурском избирательном округе, позже - в исполкоме профсоюзов Сибири в Томске; умер в 1919 г. на Алтае.

79. "Ирина" (Шорникова Екатерина) - секретарь Петербургской военной организации (1906 г.), провокатор.

80. Иорданский ("Негорев") Николай Иванович (1876 - 1928) - участник социал-демократического движения с 1899 г.; из семьи конторщика, учился на физико-математическом факультете Петербургского университета (исключен в 1899 г.); член "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" в Петербурге и Симферополе (1901 г.), редколлегии газеты "Искра" в Женеве (псевд. "Н. Надов") (1904 г.), член исполкома Совета рабочих депутатов в Петербурге (псевд. "Тихон") (1905 г.); член ЦК РСДРП (псевд. "Негорев), на Стокгольмском съезде избран в редакцию ЦО и кандидатом в члены ЦК РСДРП (1906 г.); редактор журнала "Мир Божий" (переименован в 1906 г. в "Современный мир", 1908 - 1917 гг.); редактировал партийные газеты - "Начало", "Северный голос", "Невская газета", "Новый день", большевистскую "Звезду" (1910 г.) и др.; член ЦК группы "Единство"; комиссар Временного правительства на Юго-Западном фронте; редактор советской газеты "Путь" в Гельсингфорсе (1921 г.); после высылки из Финляндии работал в НКИД и Госиздате (1922 г.); полпред СССР в Италии (1923 г.).

81. Радченко Любовь Николаевна (1871 - 1962) - в революционном движении с конца 1880-х годов, член петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса", член РСДРП с 1903 г., меньшевичка; окончила Надеждинские родовспомогательные курсы в Петербурге; подвергалась арестам (1891, 1896, 1902, 1904 гг.) и высылке (1898, 1902 гг.), была в политэмиграции в Швейцарии и Франции (1902 - 1903 гг.); член ЦК РСДРП (1906- 1907 гг.), Московского комитета РСДРП (меньшевиков) (1917 г.); позже отошла от политической деятельности, работала статистиком; отбывала трехлетнюю ссылку в Воронеже (1926- 1929 гг.), была лишена права проживания в Московской и Ленинградской обл. и УССР (1930 г.).

82. Войтинский Владимир Савельевич (1885 - 1960) - член РСДРП, большевик с 1905 г., меньшевик с 1917 г.; из семьи профессора математики, учился на юридическом факультете Петербургского университета; член ПК РСДРП (1905 - 1906 гг.); в 1909 - 1912 гг. отбывал каторгу, затем - на поселении в Иркутске; в 1917 г. член бюро исполкома Петросовета и ВЦИК 1-го созыва, редакции газеты "Известия", комиссар Северного фронта; заключен большевиками в Петропавловскую крепость, после освобождения - в Грузии, редактор газеты "Борьба"; в эмиграции - в Германии: зав. отделом Генсовета профсоюзов (с 1929 г.); позже - в Швейцарии (с 1933 г.) и США (с 1935 г.); автор мемуаров "Годы побед и поражений" (1923 - 1924 гг.), сборников рассказов и очерков, работ по экономике и статистике.

83. Гомбарг Вениамин Владимирович (1885-?) - член РСДРП, меньшевик; член ПК РСДРП (1906 г.); участник первой мировой войны, штабс-капитан; в 1917 г. член комитета 3-й армии Западного фронта, зав. секретариатом бюро военной организации при ОК РСДРП, член ЦИК 1-го созыва и Всероссийской по делам о выборах в Учредительное собрание комиссии; позже работал в ВСНХ; зам. чусоснабарма (1921 г.), председатель правления Российско-Восточной торговой палаты (1922 - 1924 гг.), Русско-германской торговой палаты и Всесоюзного химического синдиката; арестован по обвинению во взяточничестве (1930 г.); после освобождения - помощник гл. инженера "Метростроя"; репрессирован.

Orphus

© elibrary.com.ua

Permanent link to this publication:

https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Автобиография-профессора-В-А-Костицына

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Україна ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.com.ua/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Автобиография профессора В. А. Костицына // Kiev: Library of Ukraine (ELIBRARY.COM.UA). Updated: 16.06.2020. URL: https://elibrary.com.ua/m/articles/view/Автобиография-профессора-В-А-Костицына (date of access: 10.07.2020).

Found source (search robot):



Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
За наявності в будинку квартир, що використовують газ не лише для приготування їжі, а і для опалення помешкань, і для підігріву води, фізичні та метрологічні втрати газу є дуже значними. І, отже, пропонований "Тимчасовим положенням про порядок проведення розрахунків за надання населенню послуг з газопостачання в умовах використання загальнобудинкового вузла обліку" спрощений розрахунок газу призводить зараз до здирництва зі споживачів, що не мають квартирних лічильників, в два-три рази більшої суми коштів за реально спожитий ними газ. Це підтверджується як дуже значною середньостатистичною відмінністю розрахункових обсягів споживання газу в квартирах, що мають і не мають лічильників газу, так і відповідними розрахунками
21 hours ago · From Павло Даныльченко
В. Я. ГРОСУЛ. Русское зарубежье в первой половине XIX века
2 days ago · From Україна Онлайн
Древнерусская цивилизация: вопросы социальной мобильности
2 days ago · From Україна Онлайн
Луи Филипп Орлеанский
Catalog: История 
2 days ago · From Україна Онлайн
Что такое промокоды? Как их получить и как использовать? ELIBRARY.COM.UA помогает эксперт компании Лети Клуб.
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Україна Онлайн
Физическое пространство определяет психосоматические свойства человека – его воздействие исходно, однозначно и поэтому как бы и не замечается. Между тем, в меру развития цивилизации, человечество создает собственное, дополнительное к нему пространство, «вложенное» в физическое – социальное. Оно дуально – и продуцируется человеком, и продуцирует его как личность. Социальное пространство также прямо не замечается и воспринимается опосредованно, однако, уже потому, что оно «своё». Каким же тогда в нынешнем мире «порядка и хаоса» должно быть социальное пространство, вводящее человека в «царство свободы» – цивилизацию нового социализма – и каков путь к нему?
Catalog: Философия 
Участие английских городов в Войнах Роз
Catalog: История 
16 days ago · From Україна Онлайн
Как выбрать морозильную камеру?
Catalog: Лайфстайл 
17 days ago · From Україна Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
24 days ago · From Україна Онлайн
Придворная жизнь в эпоху Карла II Стюарта
Catalog: История 
24 days ago · From Україна Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

ELIBRARY.COM.UA is an Ukrainian library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Автобиография профессора В. А. Костицына
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Ukraine Library ® All rights reserved.
2009-2020, ELIBRARY.COM.UA is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones